Сага о шершавом языке закона

2 июня 2012, 11:56
журналист
0
407

Зачем накануне выборов в парламент вносится провокационный документ?

  Язык в крови

Они дрались. В ход шли кулаки и стулья, ботинки о головы. Если кто раньше и предполагал,  что депутатские головы предназначены для какой-то интеллектуальной деятельности, то теперь с этими иллюзиями придется расстаться. Депутатский лоб все больше становится похожим на тупой предмет, которым легко можно расквасить соседский нос.

Они сражались за язык. Так могло показаться на первый взгляд.  По мере накала страстей, способ выражения закипающих мыслей  в депутатских головах приобретал единообразный характер,  что на русском, что на украинском. В зале висел ненормативный ор, и лишь картавый голос зачинщика побоища Андрея Парубия напоминал, что битва идет против «попыток уничтожить  украинский язык в украинской державе».

Логичным в создавшейся ситуации оказался поступок вспомнившего унтер-офицерскую вдову  спикера парламента Владимира Литвина, преждевременно  закрывшего заседание парламента и предложившего депутатам принять решение о досрочном роспуске Верховной Рады.

Так завершилась очередная парламентская неделя, напомнившая о неумолимом приближении выборов. Надо полагать, что события в Раде в прошлый четверг – лишь легкая разминка перед грядущими боями, а языковый вопрос будет в этой битве одним из главных.

Решающая десятина народа

Законопроект, вокруг которого разгорелся сыр-бор, прошел все процедуры европейских инстанций и получил одобрение Венецианской комиссии.  Положительные рецензии предоставили языковеды ведущих украинских вузов.  Внимательно вчитываясь в проект, представленный на рассмотрение парламента депутатами от Партии регионов Вадимом Колесниченко и Сергеем Киваловым, особой крамолы даже для пытливого национально-сознательного ума там обнаружить трудно.  Более того, по мнению пророссийских  аналитиков, в случае принятия закон значительно ограничит применение русского языка в Украине.

Председатель  «Русской общины Украины» Константин  Шуров,  например, считает, что при всех недостатках ныне действующего закона он более гуманный  по отношению к русскоязычным и больше защищает их права, чем новый законопроект:  «Главное преимущество данного законопроекта, по мнению его авторов – господина Колесниченко и господина Кивалова, в том, что он удовлетворяет Венецианскую комиссию, а удовлетворяет ли он русских – авторов законопроекта абсолютно не волнует».

Критики документа, наоборот,  полагают, что в нем заложена мина под украинский государственный язык, которому грозит полное вытеснение из  общественной жизни.  Главным аргументом они приводят  положение проекта, согласно которому вводится подтверждаемая сбором подписей 10-процентная норма, необходимая для получения особого статуса негосударственного языка на определенной территории. Этот барьер в большинстве регионов , кроме западных областей, способен легко преодолеть русский язык, а вот караимскому, крымчацкому или ромскому это явно окажется не под силу. Следовательно, языки, которым действительно угрожает исчезновение, никакой защиты не получат, убеждены противники законопроекта Вадима Колесниченко.

В любой нормальной стране парламент существует для того, чтобы сопоставить различные точки зрения и выработать компромиссный вариант. К сожалению, к таковым государствам мы себя отнести не можем.

Кое-что об «омедвеживании» языка

В погоне за статусом политики забывают, что язык призван служить отнюдь не политическим целям. Как украинский, так русский и любой другой языки нуждаются в защите и государственной опеке. На самом деле ради призрачных целей понравиться определенной группе избирателей политики готовы на все – хоть душу дьяволу отдать.

Несколько лет назад для русскоязычных школ Крыма был рекомендован учебник русского языка и литературы, в котором предпочтение отдавалось воровскому и уголовному жаргону. Детей учили, что  «позагорбить» означает забыть, «слемзить» — «сказать», «ухалить» — «умереть».  Учебник был насыщен словами «сявок», «паханы», «шпана», «шныри»…

Одна из крымских газет привела диалог из учебника, который должен был сеять разумное, доброе, вечное:

«- У Олега предки в субботу сваливают, хата освобождается.

- Потрясно. Круто зависнем. Я приду с Игорем.

- Не надо. Он крезанутый. Достаёт постоянно своим хип-хопом.

- Тогда с Алёной.

- Давай, у неё всегда классный прикид, и, вообще, с ней прикольно».

В Крыму вовремя спохватились и шедевр словесности убрали из школьных библиотек.

Не менее трогательную заботу о родном языке время от времени проявляют в Галичине. Известная хранительница украинской словесности Ирина Фарион, претендующая, кстати,  на депутатский мандат в новом парламенте, время от времени поучает детей своей языковой философии. В интернете гуляет видео ее урока в детском саду. Занятие в группе 4-летних малышей Ирина Дмитриевна начала со знакомства.

«- Как тебя зовут? — интересуется у девочки за второй партой. 

- Лена.

- Красавица, — хвалит депутат и подходит к 4-летнему Михаилу Зелинскому. — А тебя как зовут? 

- Миша, — отвечает мальчик.

- Вот о Мише мы и поговорим, — с лица депутата исчезает улыбка. — На самом деле Миша, детки, это кто? А на самом деле Миша — это Михайлик. А если бы Миша жил в Англии, он бы был Майкл, правда? А во Франции он бы был Мишель. А если он в Украине, то он должен бы быть Михайликом. Как вам больше нравится, Михайлик или Миша?

- Миша! — хором отвечают дети.

- Катастрофа, — Фарион хлопает руками. Потом обращается к Мишиной сестре Лизе, 4 года. — Знаете, есть такой ужасный женский журнал с названием «Лиза». Мой ребенок спросил: «Мама, а что такое лиза?», я ответила: «Если у тебя есть инфинитив «лизать» и от него сделать усечение, то это и будет «лиза». — Если у вас есть подруга Маричка, то никогда не зовите ее Машей. Потому что если она Маша — то это форма не наша. Пусть она едет туда, где те Маши живут. Если кто-то Петрика назвал Петей, это тоже не украинский мальчик. Он должен или отсюда убираться, или научиться разговаривать на украинском языке. Представьте себе, чтобы князя Владимира, который взял имя Василий, дома кто-то бы назвал Вася. Не обзывайте Миколку Колей, Ганнусь Аннушками, а Владимиров Вовчиками. Потому что волки живут в лесу и ходят на четырех лапах. Не оволчивайте и неомедвеживайте украинские имена».

Вот что по-настоящему угрожает и русскому, и украинскому языку, национальной  государственности – искусственное разделение населения на «маричек» и «маш». Формирование идеологии взаимной нетерпимости. Воспитание с младых ногтей чувства национального чванства. Исторический опыт человечества называет это другими словами.  

Языком социологии 

Языковый вопрос  в приоритетах населения занимает далеко не первые строчки. По последним опросам украинцы упоминают о нем лишь во втором десятке насущных проблем.

В то же время опросы даже одной и наиболее близких к национал-демократам социологической службы «Рейтинг» констатируют, что почти половина населения страны выступает не просто за предоставление равных возможностей русскому языку в отдельных регионах, что зафиксировано в законопроекте Колесниченко- Кивалова, но требует предоставления статуса государственного на территории всей страны. Среди наибольших сторонников двуязычия жители Донбасса (84%), востока (71%) и юга (65%). Среди противников - центра (58%), севера (68%) и запада (89%).

По партийной принадлежности поддерживают предоставление русскому языку статуса государственного сторонники Компартии (72%) и Партии регионов (71%). Против выступают  сторонники «УДАРа» (59%), «Гражданской позиции» (66%), «Батькивщины» (69%), «Фронта змин» (70%) и 100% избирателей «Свободы».

 Аудиторией исследования было население Украины в возрасте от 18 лет и старше. Исследование проводилось методом личного интервью в феврале 2012 года (опрошено 4000 респондентов, погрешность не превышает 1,5%) и в марте 2012 года (опрошено 1201 респондент, погрешность - не более 2,8%).

Исходя из этих цифр, обсуждение языкового законопроекта  в Верховной Раде было вполне обоснованным. Если бы депутаты действительно опирались на настроения большинства, как это полагается в любом демократическом обществе, то предложенные нормы в законопроекте Колесниченко-Кивалова должны бы вызвать недовольство прежде всего среди сторонников Партии Регионов и коммунистов, опирающихся на восточный электорат.

А получилось как раз наоборот… 

Персональные мотивы элитной драки 

Находясь во время «языковых разборок» парламентариев в ложе прессы, я ловил себя на мысли, что все происходящее в зале – заранее спланированный обеими сторонами конфликта спектакль. Как авторы законопроекта, так  его противники ни русский, ни украинский защищать не собирались. У каждого из участников действа свой шкурный интерес.

Вадим Колесниченко, отделавшись в парламентской драке разорванной рубашкой да несколькими синяками, может спокойно ехать в свой округ и рассказывать о зловещем парламентском национализме, угрожающем не просто его, депутатской личности, но и великому русскому языку.

Андрей Парубий, зачинщик драки, который «ходит под статьей» за организованную "газовую атаку" под куполом два года назад, ему без неприкосновенности никак нельзя, а  проходной список и даже округ на Львовщине под вопросом, - теперь вправе надеяться на благосклонность вождей.

Владимир Литвин, вовремя сообразивший, что из конфликта можно извлечь и свою выгоду и предложивший разогнать парламент, уверен, что его поддержат в этом стремлении избиратели в родной Житомирской области.

Характерно, что лица, уверенные в своем парламентском будущем, среди драчунов замечены не были. В сторонке гуляли рейтинговые регионалы, подальше от драки держались проходные бютовцы. Новоиспеченный лидер объединенной оппозиции Арсений Яценюк  и вовсе выпал из поля зрения журналистов.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.