Несколько чистых мыслей на не вполне чистом озере

20 июня 2012, 16:25
0
521
Несколько чистых мыслей на не вполне чистом озере

Жара. Окунулся сегодня с утра в прохладную ванну вместо душа. Вроде получше. Одна и та же вода. А ванна и душ - две большие разницы. А, если в море искупаться или на озере - так вообще хорошо...

По утрам я иногда купаюсь в озере. Из окна у меня прекрасный вид: озеро, а на нем остров. На чудом выросшей из-под воды земле - зеленый камыш и несколько деревьев. Их кроны живописно округляют бескрайний синий небосвод, делая далекие белые облака чем-то понятным и земным.

Озеро большое и до острова посредине я без Божьей помощи не доплыву. Но вот искупаться возле бережка - можно. Перед тем, как войти в воду, сняв сандалии и, если никто не видит, и все остальное, я убираю с гальки осколки разноцветного стекла. В детстве я смотрел через эти стекляшки на солнце. А теперь я боюсь поранить о них ноги. Время делает из поэтов прозаиков.

Как бомж, я собираю бренные останки бутылок, и отбрасываю их подальше в сторону, туда, где круто обрывается берег. Там уже точно никто не ходит. Но, сколько я ни выкидываю поутру осколки - на следующий день озеро выносит на берег новые обточенные о камни и уже не острые катыши, словно из мастерской художественного стекла.

Мы дружим с озером, и оно щедро делится со мной своими богатствами: разноцветными стекляшками, рыбой, теплой после дождя поутру водой и чайками, сидящими на трубах шлюза. Четыре трубы напоминают им мачты брига, хотя эти чайки вряд ли были на море. Наверное, они, как и я, носят невидимые капитанские фуражки. И, как и я, не знают, сколько же мачт должно быть у брига.

Озеро любит меня. А я - его. Мы оба знаем, что созданы друг для друга. Странно, но этого простого понимания у меня нет с гораздо более сложными, чем озеро, людьми. Некоторым из них на меня просто насрать. Иногда они так и делают, присаживаясь у упавшего в воду дерева, возле которого я обычно купаюсь. Я так люблю это практически сакральное очищающее мои душу и тело место. И они - тоже.

Озеро заменяет мне церковь, до которой я никак не могу добраться. Все некогда. А для них это - открытый туалет с отличным видом на воду. Один священник рассказал мне, что в каждом превращенном в кинотеатр или склад храме нужник всегда оказывался на месте алтаря. В разных разграбленных церквях и в разных городах - всегда одно и то же. Унитаз на месте хлебопреломления, куда во время причастия спускался со своих семи небес Господь.

Чтобы зайти после этих засранцев в воду, приходится преодолевать отвращение. Я пробовал не купаться в такие дни. Но это - хуже, чем преступить через кучу дерьма, и все-таки окунуться в воду, которая тут же начинает тебя гладить, как опытная массажистка. Здесь не так скучно, как в массажном салоне. Здесь все по-настоящему. И без денег.

Одно время я нервничал и порывался подкараулить и набить морду тем, кто гадит на берегу, и бросает пустые бутылки именно туда, где я чувствую себя счастливым. А потом мой сельский друг, который показал мне это место, да и само озеро, рассмеявшись, научил меня смотреть поверх дерьма. Голову вверх и пошел, объяснил он мне, все еще городскому в душе жителю, немного нервному.

Мне уже давно надо было научиться смотреть поверх жизненной дряни. А не тонуть в ней. Но для этого нужен особый талант. У меня его нет. К счастью, Бог позаботился и о тех, в ком талант еще не проснулся.

Что показали мои наблюдения за кучами дерьма возле озера? На второй-третий день их Эвересты оседают сами собой, с них спадает испарина надменности, и они превращаются в то, чем они есть на самом деле - в ничто, в землю, в перегной. Так мой ужас превращается в полезную в природе и в отношениях с Господом вещь. А озеро, вода и небо остаются такими же. И, такое впечатление, они становятся все больше. И тянут тебя вверх так, что начинаешь расти и ты.

Твое счастье, мой юный друг, делающий свою успешную карьеру, не зависит от твоих заслуг. Оно зависит от воли Господа, выберет он тебя себе в друзья или нет. И успешная карьера тут больше мешает, чем помогает. Неверующие называют благодать просто везением. Иногда мне кажется, что мне повезло еще до сотворения мира, и я был избран Господом в утробе матери своей. Ничто так не сокращает дорогу в ад, как уверенность в своей Богоизбранности.

Озеро обтачивает и делает безвредным стекло, разбитое осоловевшими от пива людьми. Кто отешет метателей бутылок? Потоп? Но он уже был. По Библии их всех рано или поздно сожгут живьем. Я с большим нетерпением и надеждой жду Армагеддон.

По тому, как я радуюсь этому запрограммированному Всевышним возмездию нечестивым, я понимаю, что я еще - не святой. Я только учусь смотреть на солнце сквозь разноцветные стекляшки. Хотя мне уже за 50.

Я люблю природу. А вот любить тех, кто гадит в озеро бутылками, я никогда не научусь. Хотя, кто знает, когда-то я точно так же отбрасывал в сторону разноцветные стекляшки, оказавшиеся в конечном итоге бесценными проводниками к Солнцу. Может быть, наши враги тоже ведут нас к Богу?

Говорят, чтобы взойти на небо, врагов надо полюбить, хоть это и невозможно. Но, если ты воссоединяешься по утрам с озером, для тебя уже нет ничего невозможного. Потому что в воде отражается небо, на котором живет всемогущий Господь. И еще неизвестно, кто в ком отражается, небо - в воде, или вода в небе. Ты со всем своим дерьмом отражаешься в непогрешимом Господе? Или Господь в своем святом образе и подобии отражается в твоей душе?

Мы умеем выпускать из себя то, что надо убивать еще под кожей: гнев, злые слова, ненависть, дурные поступки, рождающиеся, казалось бы, из невинного любопытства. Если уж делиться чем-то с другими - то надо дать выход добру. Оно заложено в каждом из нас. Надо только найти любовь в себе. И дать волю ей, а не гневу. И суметь отличить любовь от себя. В моем и большинстве других случаев - это очень и очень разные вещи. В особенности, среди тех, кто так любит говорить о любви.

Иногда я понимаю, что когда-то мне будет не хватать битого стекла на берегу и плавающих вверх дном коричневых пластиковых бутылок из-под дешевого пива возле шлюза, заметаемых нетонущей пургой зеленых оберток от семечек с кокетливым названием Лускунчик. Хотя я и ненавижу собирать их в воде по утрам.

Две самые главные в нашей жизни вещи: наше рождение и смерть - они не зависят от нас. И именно поэтому - они точно, что будут. И ты никогда не знаешь, что будет на тебе после купанья в озере. Чистая рубашка или саван. Кто-то предпочитает играть в казино, кто-то - выбирает русскую рулетку. А кто-то каждое утро плывет к обетованному острову, понимая, что доплыть туда без Божьей помощи невозможно.

http://life.pravda.com.ua/columns/2010/07/5/52698/view_print/

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.