Кто эти люди? О чем они думают?

15 июля 2012, 15:45
журналист
0
519

А вот бывает такое: едешь в метро, а напротив люди сидят. Самые разные люди. И не какие-то особенные, а самые обыкновенные.

Старички в потертых-перепотертых плащиках. Женщины лет выше среднего, из тех, которые сразу по полтора сиденья занимают. Студентки в наушниках. Пацаны в футбольных шарфах. Чернокожие. Даже монголоиды.

Или идешь по улице, а тебе навстречу какие-то люди… Или не навстречу, а параллельным курсом идут какие-то люди…

Или стоишь на остановке, а рядом стоят какие-то люди. Старики в потертых-перепотертых плащах. Женщины лет выше среднего… Молодые люди тоже…

А ты вот такой стоишь и думаешь: «А вот интересно: кто эти люди? Или, например, о чем они думают?»

Вот, для примера, стоит на остановке военный. Предположим, майор. Вот он кто? Он настоящий военный? Настоящий майор? Или просто мужик к любовнице зашел и кетчуп на брюки, пиджак и рубашку опрокинул? А у женщины муж как раз военный оказался. Только он на учения уехал. А запасная форма в шкафу висеть осталась. И жена военного отдала своему штатскому любовнику военную форму добежать до дома, переодеться и сразу же форму назад привезти…

Ну… может же такое быть?

Или ладно… Пусть будет военный. Даже, наверняка, военный. Потому что вот прошел другой военный, и этот военный ему честь отдал как-то… по-военному. Вроде, слегка небрежно, а вместе с тем... по-военному так – раз и все! А если это военный… то о чем думает такой военный? Наверное, он думает, что вот начнется война, и он отправится на фронт, с криком «Ура!» поднимет свой батальон в атаку… и погибнет смертью храбрых. А может, и не погибнет… И не смертью храбрых… А может, он совсем про другое думает. Вот, думает, до пенсии пять лет. А там – все. Можно пенсию получать и еще охранником в офис устроиться. Вот так он думает? Или о чем он думает? Или вообще ни о чем таком не думает… Или, может, он какой-нибудь эпизод из своей жизни вспоминает. Например, как в раннем детстве полез он в женскую баню подсматривать и мокрой тряпкой по морде получил. И главное, не столько больно, сколько стыдно. Да и с самого начала стыдно было… Но все равно полез… Потому что интересно же… А вот теперь он офицер вооруженных сил. Майор. Служит отечеству. А в голову лезет какая-то хрень. Ты ее прогоняешь, а она все равно лезет. Потому что, когда стоишь на остановке, ждешь автобус или троллейбус, это как раз такое время, когда в голову всякая хрень лезет…

Или вот, идешь по улице. А впереди девушка идет. В облегающем коротком платье. На длинных красивых ногах. С очень красивой фигурой. С красивой прической. И идет она такой походкой… как Светлана Светличная в фильме «Бриллиантовая рука». Вызывающе и призывающее одновременно.

И вот кто эта девушка? А вдруг это… работница сферы сексуальных услуг? Бывает же в голову приходят такие мысли… И ты даже как-то волноваться начинаешь… Ну не каждый же день вот так вот на улице среди бела дня встретишь работниц сферы интимных услуг. Вернее, может и каждый день… Но как понять, что это именно они? Ведь на них же не написано «Проститутки». Проститутки это же не милиция. На милиции написано «Милиция». А на проститутках – нет. И по глазам их не узнаешь. И не подойдешь же не спросишь. Ведь нельзя же подойти и спросить:

- Девушка, скажите, пожалуйста, Вы – проститутка?

Нет… ну… в принципе, можно. Но это же не принято.

А вдруг она и не проститутка вовсе? Вот это будет номер! Ну, номер же будет! Юрий Куклачев и мексиканские тушканы под куполом цирка!

А вдруг она… скажем… менеджер среднего звена? Работает в фирме по продаже канцелярских товаров… Или по продаже еще чего-нибудь. Ведь продавать же можно все, что угодно. Как говорится, от и до. И утюги, и сапоги, и пироги, и кочерги… Главное иметь к этому способности. Ведь если способностей нет, ты же ничего не продашь. Даже если просидишь весь день на базаре. Вот бывает же так: один продает шнурки и зарабатывает миллионы, а другой торгует золотом в ювелирной лавке и вылетает в трубу. Потому что у одного есть способности, а у другого нет…

А может, она и не работает никаким менеджером, ни по каким продажам. Ну… эта девушка… Я же не знаю. Так же не спросишь… Вот даже, знаете… обогнать и посмотреть, она со всех сторон так хороша, или только с спины. А то ведь всякое бывает. Так вот даже так обогнать и посмотреть… и то как-то неловко. Ну… не принято что ли… А тут подойти и спросить: «А Вы кто?» или «А Вы о чем думаете?» Даже иной раз соберешься, несколько раз прокрутишь в голове, как подойдешь, как просишь… Все движения мысленно воспроизведешь. Подходишь, открываешь рот и… спрашиваешь:

- А который час… не подскажите?

И она смотрит на тебя как на инопланетянина… Ей такой вопрос лет сто не задавали. Ну кто сейчас спрашивает: который час?

А человек-банан… Это же, вообще, загадка. Это же вообще хрен проссышь, кто там. Даже не понятно, мужчина там или женщина. Не видно же… ну и не понятно. А как узнать? Подойти, спросить: «Банан, вы кто, мужчина или женщина?» Ну вот даже сам вопрос – идиотский. Банан – ну, он же мужского рода… А если там женщина… Это как будет? Самка банана? Ну, идиотизм же… А о чем банан думает? Что ли подойти к банану и спросить: «Уважаемый, банан, скажите, пожалуйста, о чем вы думаете?» Ну бред же. Ну… такое только в сказках Андерсена бывает… Ну там же у него все думает, разговаривает: чайники, паяльники, кипятильники, калоши, оловянные солдатики.

Или вот женщина стоит рыбу продает.

А нет, нет. Вот женщина с глобусом идет. Вот она кто? Училка по географии? Или сотрудник фирмы по доставке глобусов на дом? Потому что сегодня же все можно доставить на дом. Пиццу, чай, кофе, капучино, колбасу, набор кухонных ножей… Что еще?.. Вот такую девушку, которую я перед вот этой училкой географии встретил, тоже можно доставить на дом. Только ее, конечно, нельзя навсегда у себя оставить, как, например, вот… глобус. Во-первых, и сама девушка не согласится. И потом… вы же не один в квартире живете. Люди, которые тоже живут в этой квартире, когда они вернутся… не обязательно, что им эта девушка тоже понравится. И они будут разочарованы. Потому что вас попросили картошку почистить, пока никого нет, а вы девушку на дом вызвонили.

А вот еще, знаете, кто может быть? Ну, эта женщина с глобусом. Это может быть мама больного мальчика. И вот этот мальчик болеет… Ну, не сильно, конечно… Но все равно родные и близкие сильно переживают. Ну… потому что они привязались к этому мальчику. Они его растили, воспитывали, вкладывали в него душу, пеленали его, кормили из бутылочки, усаживали на горшок, водили в детский сад, потом сдали в школу в первый класс, купили ему фортепиано, записали его в какой-нибудь хороший кружок, например в студию изобразительного искусства… ну… чтобы мальчик вырос культурным мальчиком… музыкантом… или художником. И вот этот самый лучший мальчик в мире заболел. И все родные и близкие бегают вокруг него суетятся… Спрашивают наперебой:

- Петенька, а хочешь яблоко? Петенька, а хочешь апельсин? А чего ты хочешь?

А Петя… Он так болезненно вздыхает… Очень тоскливо вздыхает. И говорит:

- Хочу глобус…

Ну, помните мультфильм про больную девочку, которая запросила слона. И папа встал и пошел по циркам. По зоопаркам, по частным зверинцам, по заповедникам пошел… И привел живого слона. Сло-на!!! А тут какой-то несчастный глобус… Да Господи!..

И вот на лицах родных и близких появляется выражение удивления и умиления одновременно. С одной стороны они в общем-то понимают, что ситуация крайне неоднозначная: больному мальчику понадобился глобус. И поэтому на их лицах легкое удивление. А с другой стороны они как бы рады, что у них такой культурный, образованный мальчик. Не пистолет потребовал, не машинку, не солдатиков, не какую-то компьютерную хрень, о которой вот эти все родные и близкие даже не знают, как она выглядит… А вот он попросил какую-то очень серьезную, даже научную вещь… И вот на их лицах вот это удивление борется с умилением. И тогда мама встает и говорит:

- Я пошла за глобусом.

И уходит.

И вот здесь по законам драматургии должно произойти следующее. Раньше глобусы были доступные. Причем, самые разнообразные: и глобус Украины, и глобус Марса, и глобус Христофора Колумба – плоский такой на трех слонах… А тут – днем с огнем… Тут - только что закончились. И продавец такой с плохо скрываемым удовольствием говорит:

- Вот только-только закончились…

И еще с так же плохо скрываемым сарказмом добавляет:

- Где ж вы раньше были?

А в другом месте переучет. А в третьем – санитарный день. А на глобусной фабрике – забастовка, и уже третий месяц с конвейера не сходит ни один глобус, потому что рабочие сказали хозяевам фабрики: «Хватить! Ну, сколько можно! Ну, в самом-то дел! До каких пор это будет продолжаться?!» Или, может быть, они даже более жестко сказали: «Хер вам, а не глобусы!» Ну и так далее…

И мама уже пришла в полное отчаяние. Петя, больной мальчик лежит и ждет глобус. А глобуса нет. И вдруг… О, чудо! Чудеса же бывают. И вот одно из них случилось. К маме подходит такой дядечка шпионской наружности и заговорщическим голосом говорит:

- Глобус нужен?

Мама, конечно же, заплатила за глобус в три дорога. И вот она идет вся такая радостная… Хотя она, в общем-то, и не радостная. Вполне серьезная. Лицо такое сосредоточенное. Может, ей, пока она несла этот глобус, позвонили и сказали, что Петя уже не хочет глобус, он хочет готовальню… И мама идет такая… слегка раздраженная и думает: «Отшлепать бы этого Петю по попе». Но больных детей по попе шлепать нельзя. И тогда она думает: «Ну, ничего, поправится, тогда и всыплю, как следует!»

А может это и не Петина мама. Ведь так же не подойдешь и не спросишь: «Женщина, это Вы Петина мама? Нет? А кому же Вы тогда этот глобус несете?»

И потом, когда видишь человека с глобусом вот еще, знаете, о чем можно подумать? Вот человек несет мимо глобус, а ты краем глаза замечаешь: вот Европа, вот Азия, Индийский океан, кусочек Африки, остров Мадагаскар…

И тут - опс… Ты такой думаешь: а какая столица Мадагаскара? И главное, знал же… Только забыл… Начинаешь лихорадочно вспоминать. Но нет, не вспоминается и все тут. Вот буквально на языке вертится. И прямо вот хочется подойти к этой женщине с глобусом и попросить:

- А можно, я столицу Мадагаскара посмотрю?

Но вот так же не подойдешь и не попросишь. Ведь она, эта женщина, она же реально может обидеться. Кстати, а все-таки, как правильно: реально или конкретно? Ведь можно же и так сказать: она конкретно обидится. А как правильно? Ну вот не с точки зрения, что и так, и так сказать можно. А с точки зрения русского языка. Или и так, и так правильно. А спросить не у кого. Нет, ну можно там прийти домой, погуглить и все такое. Но вот сейчас реально спросить не у кого. Или конкретно спросить не у кого.

Нет… ну чисто гипотетически можно предположить, что вон та женщина, которая продает рыбу… вот она в прошлом была кандидатом филологических наук. В принципе, как бы можно подойти и спросить… А хрен! Ну в самом же деле не подойдешь же к женщине, которая торгует рыбой, и не спросишь же:

- А вы случайно не кандидат филологических наук?

Ведь она же тоже все неправильно поймет и реально обидится… Кстати!!! Вспомнил столицу Мадагаскара. Антананариву. Анта-на-на-риву. И вот тут возникает сразу другой вопрос: зачем в слове «Антананариву» два «на»? Но это уже другая история.

И вот… по-дурацки закончил: это уже другая история. Ну надо же. Это все равно, что сказать: «И я там был, мед-пиво пил…» И ты такой подходишь к пивному ларьку, берешь пиво и думаешь, а что за такое мед-пиво? И спросить не у кого. И ты пьешь обычное пиво, идешь домой и ни о чем не думаешь…

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.