Неопознанная смерть в обители

19 июля 2012, 14:13
історик, юрист
0
443
Неопознанная смерть в обители

31 января 2009 г. в отделении реанимации и токсикологии Луганской областной клинической больницы скончалась 21-летняя девушка Елена М., жительница г. Антрацит.

 
 


31 января 2009 г. в отделении реанимации и токсикологии Луганской областной клинической больницы скончалась 21-летняя девушка Елена М., жительница г. Антрацит. 29 января девушка была доставлена в Краснодонскую районную больницу без сознания из «Ольгинской обители», попечителем которой является протоиерей Андрей (Дубина). Из районной больницы ее срочно перевезли в областную больницу, где в течение двух суток медицинские работники безуспешно боролись за ее жизнь.

По мнению специалистов, причиной смерти Елены М. стало «отравление угарным газом тяжелой степени, ишемическая энцефалопатия». В области грудной клетки, живота, рук и ног врачи отмечали многочисленные гематомы. Из тяжелой комы, несмотря на предпринимаемые специалистами активные усилия, девушка так и не вышла, унеся в могилу обстоятельства своей смерти.

Слепые правоохранители

20 февраля 2009 г. следователем прокуратуры Краснодонского района Померанцевым Ю.В. отказано в возбуждении уголовного дела по факту незаконного лишения свободы гражданки М.

05 марта 2009 г. по результатам проверки старшим следователем СО Краснодонского РО УМВД Украины в Луганской области капитаном милиции Маранчак С.А. по факту смерти гражданки М. отказано в возбуждении уголовного дела по признакам ст.115 УК Украины (умышленное убийство).

15 августа 2011 г. заместителем начальника СО Краснодонского РО УМВД Украины в Луганской области майором милиции Мазановой Н.А. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти гр. М. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1.ст.115 УК Украины (умышленное убийство).

01.09.2011 г. следователь СО Краснодонского РО УМВД Украины в Луганской области лейтенант милиции Кравченко С.Н. вынес очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти гр. М. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 115 УК Украины (умышленное убийство) и ч.1. ст. 120 Украины (доведение до самоубийства).

В материалах отказного дела есть немало свидетельств, раскрывающих обстоятельства смерти молодой девушки, однако краснодонские правоохранители, многократно проводившие проверки, упорно не желают рассматривать гибель девушки как убийство. Получается, что в смерти 21-летней гр. М., находившейся в так называемой «Ольгинской обители» всего три дня, виноваты исключительно космические пришельцы, нанесшие многочисленные телесные повреждения и отравившие девушку угарным газом?

Не прояснил ситуацию и судебный эксперт, вынесший странный вердикт о том, что «смерть гр. М. наступила от энцефалопатии невыясненной этиологии, осложнившейся отеком головного мозга, а не от действий самой гр. М. направленных на самоубийство, что в свою очередь указывает на отсутствие состава преступления, предусмотренного ст.120 УК Украины (доведение до самоубийства).

Не профессионализм судебного эксперта нет смысла обсуждать, пусть этим занимаются его начальники-специалисты. Однако не видеть очевидного, записей в медицинской документации о телесных повреждениях на теле умершей девушки, анализов крови, свидетельствующих об отравлении угарным газом, это уже – не не профессионализм, а преступление.

Из материалов следственной проверки

Елена М. по рекомендации протоирея Андрея (Дубины) 26 января 2009 г. прибыла в «Ольгинский скит» с. Красное Краснодонского район Луганской области. Отец Андрей по телефону сообщил инокини Ольгинского скита матушке Любови, что к ней едет нездоровая девушка, за которой следует присматривать, и определил ей место … работы в коровнике. Девушка, которой первоначально обещали помочь святым словом, общением с верующими, природными прелестями сельской местности, узнав, что ее ожидает совсем иное, стала прятаться и отказываться от работы с коровами, пыталась уйти из скита, однако ее разыскивали и возвращали обратно.

28 января матушка Любовь по телефону сообщила отцу Андрею, что гостья якобы неадекватно ведет себя, «стала говорить мужским голосом, басом», поэтому ее связали и изолировали в отдельной комнате. Елена М. самостоятельно развязывалась, пыталась бежать из «монастыря». После задержания девушку вновь связали, одну оставили в кладовой комнате, где находилась одежда от жертвователей храма. Через 30-40 минут Елену обнаружили в кладовке бездыханной. Ей была оказана первая медицинская помощь. Когда возобновился пульс и дыхание, девушку без сознания отправили в Краснодонскую ЦРБ, откуда она в срочном порядке была госпитализирована в Луганскую областную клиническую больницу.

Из показаний гражданки К: «Елена М. жаловалась ему на то, что ее направили на работу в коровник, вместо обещанной работы с церковными свечами, заставляют придерживаться строгого поста, а по ночам молиться». Гражданки С. и О. сообщили, что «Елена рассказала им о плохом отношении к ней со стороны монахинь монастыря и настоятеля Андрея Дубины. Указанные лица заставляли ее выполнять непосильную для нее физическую работу, кормили один раз в день. Она возмущалась, плакала, просила чтобы ее отпустили ее домой, однако ее удерживали. А настоятель храма запугивал и, находясь в келии, ударил деревянной палкой по голове».

Из показаний гражданки К., почтальона с. Красное: «Когда я разносила пенсию, ко мне подошла девушка лет 20-ти, с виду нормальная, и просила о помощи, поскольку в храме ей очень плохо, ее не кормят и с ней плохо обращаются. Она пояснила девушке, что не может ее забрать, но обещала сообщить об этом ее матери». В тот же день почтальон узнала от местных жителей с. Красное, что вышеуказанная девушка попала в Луганскую областную клиническую больницу.

Комментарии заинтересованных лиц.

Мы обратились к матери Елены М. и протоиерею Андрею (Дубине) с просьбой прояснить загадочную смерть молодой девушки.

Интервью автора с отцом Андреем (Дубиной)

О.П.: Батюшка, поясните, что произошло в январе 2009 г. в Ольгинском ските, когда умерла Елена М.?

А.Д.: К нам приехала девушка Елена М. Она была худая, весом около 40 кг. Елена была психически нездоровым человеком, имела 2-ю группу инвалидности. Вечером у нее возник приступ заболевания, пыталась убежать, вела себя неадекватно.

О.П.: Так почему же Вы ее не отправили в психиатрическую больницу?

П.А.: Ее мама взяла с меня обещание, что я не отправлю девушку в психбольницу без нее.

О.П.: И что же было в тот роковой день?

П.А.: Днем она была спокойна, потом начала биться, стала говорить мужским голосом, басом, хотела убежать. Ее связывали, но она самостоятельно развязывалась. Утром ее связанную перенесли в комнату, где лежали старые вещи. Там у нее началось удушье, видимо, от психического расстройства. Батюшка Олег сделал искусственное дыхание, и она стала дышать. Вызвали скорую помощь, отвезли в Новосветловскую больницу, а потом перевезли ее в областную больницу.

О.П.: Отчего же она умерла?

ПА.: Мы думали, что от печки отравилась, от угарного газа, а может от своего заболевания. Не пойму.

Интервью автора с матерью Елены М. – Т.М.

О.П.: Вы просили отца Андрея не отправлять дочь в психиатрическую больницу?

Т.М.: Я с ним вообще не разговаривала. Перед ее отъездом дала дочери мобильный телефон и деньги на дорогу. Но там у нее это забрали.

О.П.: А почему она поехала в село Красное?

Т.М.: Лена очень переживала о смерти брата, который трагически погиб за полгода до тех событий. Лечилась в психиатрическом отделении, инвалидности не было. Принимала легкие успокаивающие лекарства. А потом по совету батюшки Георгия решила поехать в луганский храм Пантелеймона. Говорили, что там батюшка что-то видит, знает, поможет. Когда были в луганском храме, там стояла монахиня или послушница Оксана, которая сказала: «Завтра поедем, там такое село, коровки, пусть у нас побудет. В обители ей будет лучше среди верующих».

О.П.: А когда вы узнали о трагедии?

Т.М.: Мне позвонили и сказали, что дочь – в областной больнице. Я думала, что отдала девочку в хорошие руки. Мы с ней расставались на пять дней, а уже через три дня она почему-то впала в кому.

О.П.: А вас вызывали в милицию по поводу смерти дочери?

Т.М.: Да, меня возили в Краснодонский район, но я была в таком состоянии, что даже не знаю, какие бумаги подписывала. Сейчас бы я рассуждала по другому, а тогда мне просто хотелось быстрее уехать оттуда. После всего, что произошло, я попала в больницу, отказали полностью ноги. Благодаря брату, его помощи, родные меня вернули к нормальной жизни.

Прокомментировать описанные выше события мы попросили кандидата юридических наук Н. Целовальниченко, руководителя Луганской Правозащитной Группы.

В частности, она сказала: «В Украине церковь отделена от государства (ст. 35 Конституции Украины). А это означает, что какими бы церковными канонами не руководствовались члены религиозной общины, они не имели право нарушать конституционные права человека на свободу и неприкосновенность личности, право на медицинскую помощь (ст. 29 и ст. 49 Конституции Украины). Непонятна позиция правоохранителей, занимавшихся расследованием смерти девушки. Они должны были найти ответы на следующие вопросы:

1)Добровольно ли находилась Елена М. в «Ольгинском ските», если нет, то на каком основании ее удерживали, а тем более связывали.

2)Если у девушки развилось острое психическое расстройство, то почему не была вызвана специализированная медицинская помощь?

3)Где и как долго удерживали Елену М. члены «Ольгинского скита», что она в результате отравилась угарным газом?

4)Носили такие действия умышленный характер или это произошло вследствие халатности?

5)Почему на теле девушки присутствуют телесные повреждения, и кто их нанес?

Эти и другие вопросы правоохранители должны были задать, прежде всего, лицам, находившим в день трагедии в «Ольгинском ските». С учетом положений ст. 94 и ст. 97 УПК Украины у правоохранителей уже есть достаточные поводы и основания для возбуждения уголовного дела по факту смерти и незаконного лишения свободы Елены М.

P.S. Прошло более трех лет со дня смерти Елены. Ее мать до сих пор не может найти душевного равновесия от утраты дочери и теряется в догадках о событиях произошедшей трагедии. А что по „неопознанной” смерти молодой девушки скажет областная прокуратура?

Олег Перетяка

Відділ мониторингу ГІ» Права Справа»
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.