С. ВЛАСЕНКО: «Мне иногда стыдно за то, что происходит в юридической профессии"

30 августа 2012, 12:34
журналист
0
431

Эксклюзивное интервью защитника Юлии Тимошенко газете «2000».


Сергей ВЛАСЕНКО: «Мне иногда крайне стыдно за то, что происходит в юридической профессии»


Народный депутат Украины от фракции БЮТ, защитник экс-премьера Юлии Тимошенко Сергей Власенко о делах судебных и медицинских, минусах юридического цеха, Объединенной оппозиции и отсутствии парламентского кризиса в эксклюзивном интервью газете «2000».

— Сергей, каковы последние обстоятельства по делу Юлии Тимошенко?

— На сегодняшний день в различных стадиях судебного рассмотрения находятся несколько надуманных дел по обвинению Юлии Владимировны в совершении абсолютно абсурдных, а иногда просто маразматических вещей. «Газовое» дело сейчас пребывает в стадии кассационного рассмотрения. При этом кассацию на приговор подавала не Тимошенко, а ее защитник Александр Плахотнюк.

В соответствии со ст. 391 УПК участие любого участника кассационного производства в рассмотрении кассации является его правом, а не обязанностью. В отличие от участия в суде первой инстанции. Высший специализированный суд, который и так никто никогда не считал независимым, совершил ряд действий, перечеркивающих даже намек на какую-либо независимость: он назначил рассмотрение этого дела на самый последний срок, установленный действующим УПК, — на 15 мая.

Но вместо того чтобы 15 мая заслушать дело, как это делается в 99,9% случаев в суде кассационной инстанции, ВСС, выполняя команды, начал играться «в откладывание». Причем первый раз отложили по абсолютно надуманной причине.

Юлия Владимировна подала дополнительное заявление о том, что она не хочет принимать участие в кассационном рассмотрении. Она абсолютно четко изложила свою позицию, указав, что просит слушать без нее. При этом на суде 15 мая ее попросили еще раз подумать! Эта процедура не предусмотрена законом. Дело переназначили на 26 июля — т. е. затянули без каких-либо оснований на полтора месяца!

На этом незаконные действия суда не прекратились. Тимошенко опять подала заявление, мол, прошу слушать без меня, это мое право, я не хочу участвовать в этом суде и я отказываюсь! На что прокурор заявила ходатайство: в связи с тем, что назначена медицинская экспертиза в «харьковском деле», необходимо подождать ее результатов.

— Каким законом предусмотрены основания для такой отсрочки и как может эта экспертиза повлиять на участие или неучастие Тимошенко, если она уже определилась?

— Эта экспертиза может дать три ответа: Тимошенко не может по состоянию здоровья принимать участие в судебных заседаниях, Тимошенко может принимать участие и третий вариант — эксперты не могут ответить на этот вопрос.

Но во всех случаях, участвовать или не участвовать в кассационном рассмотрении, будет решать Юлия Владимировна, т. е. так называемая экспертиза никоим образом не может повлиять на ее желание не участвовать. Но повторилось то же самое: 12 июля ВСС перенес рассмотрение дела на 16 августа! Еще раз подчеркну: это незаконно, нелогично и бессмысленно с точки зрения логики процесса.

Они совершили действие, являющееся знаковым: у нас, оказывается, то, как гражданам реализовывать свои права, устанавливает прокуратура! Образно говоря, вы стоите на тротуаре, к вам подходит сотрудник правоохранительного органа и говорит: вы имеете право перейти на ту сторону! Вы говорите: да, право имею, но я не хочу! Нет, мы вас переведем на ту сторону! Да я не хочу! Да мы все равно вас переведем! И начинает хватать вас за руку и тащить на другую сторону улицы...

Такие действия во всем мире являются ярчайшими признаками полицейского государства. Поскольку ВСС согласился с такой логикой прокуратуры, то это значит, что он своим юридическим решением фактически признал существование полицейского государства.

— Кстати, «регионалы» Валерий Коновалюк и Василий Грицак внесли законопроект о переименовании украинской милиции в полицию. В конце последней сессионной недели и новую форму полицейских презентовали...

— Это очередное «окозамыливание». Неужели вы думаете, что от изменения названия наши «толстые дядьки в милицейской форме» в секунду превратятся в бравых, подтянутых полицейских из американских фильмов? Есть такое развлекательное шоу «Уральские пельмени». Так вот, у ребят был очень смешной номер о переименовании милиции в полицию в России. Очень рекомендую посмотреть. А если серьезно, то, конечно же, назрела реформа правоохранительных органов. Они давно позабыли, что они «право охранительные», т. е. призванные охранять права. Они давно стали «право нарушительными» и «оппозиция душительными».

— А что в отношении уголовного дела по ЕЭСУ, которое рассматривается в Харькове?

— Обвинение — абсурдней некуда. В 1997 г., когда Тимошенко уже не работала в компании ЕЭСУ (она приняла присягу народного депутата 18 января 1997 г., а была избрана 8 декабря 1996 г. на довыборах в ВРУ), компания подала декларацию о возмещении НДС. В налоговой администрации ее проверили, заявив, мол, у вас нет права на возврат. И не возвратили деньги.

Сейчас следствие обвиняет Юлию Тимошенко в покушении на завладение средствами госбюджета. Даже если представить, что заполнение декларации по НДС — это преступление, то где здесь Тимошенко, которая на тот момент была нардепом?

В обвинительном заключении написано: Тимошенко давала устные указания главному бухгалтеру по заполнению этой декларации. И за это предлагается 12 лет тюрьмы! Вот этот маразм у нас находится в Киевском райсуде Харькова*.

— При его рассмотрении Юлия Тимошенко отсутствует. Как вы прокомментируете этот факт?

— Нельзя в Украине рассматривать уголовные дела в суде первой инстанции заочно! Обвиняемый должен присутствовать в зале заседания. Когда 5 ноября 2011 г. Юлия Владимировна заболела (у нее случилась проблема со спиной), отечественные медики, привлеченные пенитенциарной службой, тут же начали писать справки, что Тимошенко здорова. Мол, не страшно, что она не может ходить — следственные действия с ней проводить можно. Она же слышит? Да. Видит? Да. В сознании? Да. Даже судебные слушания в тюремной камере проводить можно!

«Если она здорова — выпишите ее!»

— В пику отечественным врачам стали врачи из Германии...

— Когда украинские власти под сумасшедшим давлением европейского сообщества допустили к осмотру и лечению Тимошенко немецких врачей, те с ужасом вынуждены были констатировать, что, начиная с 5 ноября, она страдает жестким болевым синдромом. И что по сути с ноября и до конца мая 2012 г. ее никто надлежащим образом не лечил, в результате чего заболевание стало хроническим. И что лечить его можно только в стационаре специализированного медучреждения! Соответственно за пределами колонии.

Власть сразу же начала придумывать различные трюки: то создавали в Качановской колонии якобы больничный комплекс, показывая журналистам, как там хорошо жить и лечиться, потом Тимошенко предлагали проведение медицинской блокады прямо в тюремной камере... В общем, «добрые» доктора Айболиты! Но немецкие врачи не отступали от своих позиций. Тогда Генпрокурор Виктор Пшонка несколько раз выступил, поблагодарив немецких врачей за их принципиальность, и пообещал, что Генпрокуратура во всем разберется.

Поскольку никто ни в чем не собирался разбираться, защитники Тимошенко обратились в Европейский суд по правам человека, который 15 марта по специальной процедуре принял решение по так называемому 39-му правилу, обязав государство Украина осуществлять лечение Тимошенко в надлежащем медицинском учреждении.

Министр юстиции Александр Лавринович тогда отметил, что это решение носит рекомендательный характер. Об этом же заявила и экс-представитель правительства в европейском суде, а ныне — так называемый омбудсмен Валерия Лутковская. Мол, мы этого выполнять не будем! Но в результате политического давления и после трехнедельной голодовки Юлии Владимировны нам удалось обеспечить ее перевод из Качановской колонии в ЦКБ № 5 Харькова. И если раньше власть пыталась в тюрьме создать больницу, то сейчас они в больнице создали тюрьму...

— Для нее выделили пол-этажа больницы...

— Это было их решение, Тимошенко была против! Они отделили часть 9-го этажа, сделали там ремонт, поставили с десяток видеокамер (и это только открытые, а сколько скрытых?), оборудовали всеми необходимыми средствами охраны и контроля.

— Как долго продлится лечение?

— Еще в феврале этого года профессор Айнхойпль сказал, что он как специалист предполагает: срок лечения Юлии Владимировны измеряется месяцами, возможно, до полугода. С момента начала лечения, разумеется. При этом никто не высказывал критики в адрес профессора Айнхойпля. С 9 мая лечащими врачами Тимошенко являются немецкие врачи клиники «Шарите». К ним претензий нет, Юлию Владимировну все устраивает, и она очень благодарна за их работу, благодаря которой удалось достичь пусть небольших, но позитивных результатов в лечении.

— О диагнозе Юлии Тимошенко ходит много кривотолков.

— Не надо людям думать о болезнях Тимошенко! Для этого есть немецкие врачи, которые оказывают ей медицинскую помощь. Это — вопросы взаимоотношений врача и пациента. И не надо туда вмешиваться! Вот в Харькове образовалась некая инициативная группа врачей во главе с Богданом Федаком, главврачом Харьковской областной больницы скорой помощи. В 1997 г. он был уголовным преступником, который, будучи главврачом Львовской областной клинической больницы, получил 2 года тюрьмы за продажу грудных детей в Америку! Отсидел частично, вышел по амнистии. И теперь этот, с позволения сказать, врач и, с позволения сказать, человек, который воровал у матерей детей и продавал их за границу, говоря, что дети при рождении умерли, обсуждает вопросы медицинской этики с немецким профессором?! О чем мы говорим?! Нарушается базовый канон медицинской этики.

Как врач может влезать во взаимоотношения другого врача с пациентом? На встрече с доктором Хармсом он был искренне возмущен моим присутствием, мол, что здесь Власенко делает? Хочу напомнить: профессор имеет устное разрешение от Тимошенко, а я — письменное в части доступа ко всей информации, в том числе касающейся состояния ее здоровья. А вот Богдан Федак такого разрешения не имеет вовсе!

— Получается, «харьковскими экспертизами» хотят ускорить «харьковское дело» Тимошенко?

— Сейчас у власти две задачи: максимально ускорить рассмотрение дела в Харькове и максимально тормозить рассмотрение дела в Киеве, в ВССУ. Поэтому в Киеве сейчас незаконно переносят, а в Харькове пытаются любыми путями затащить Тимошенко в зал судебных заседаний. При этом наплевать, что она находится на стационарном лечении. Если она здорова — выпишите ее! Они понимают, что не могут влиять на немецких врачей: немцы очень жестко блюдут каноны медицинской этики.

Путем «харьковских экспертиз» сделали все, чтобы 23 июля мы получили абсолютно заангажированный вывод о том, что Тимошенко здорова, что ее ежедневно можно таскать в суд! Но даже находясь под сумасшедшим давлением, харьковские эксперты не смогли дать прямой ответ на вопрос: может ли Юлия Владимировна принимать участие в судебных слушаниях? Они написали какую-то откровенную абракадабру.

Власть безумно боится решения Европейского суда по правам человека, прекрасно понимая, что процессы в отношении Тимошенко не имеют ничего общего с юриспруденцией. Боятся, что будет признано, что эти дела не являются юридическими, а их возбуждение носит политический характер. Ведь решение по Юрию Луценко явно продемонстрировало политический характер ареста! И если ранее были только заявления политических органов, то решение Евросуда — это заявление юридического органа!

«Стране юристы не нужны!»

— Есть вероятность, что Тимошенко могут предъявить обвинения в причастности к убийству Щербаня. В начале весны вы возлагали какие-то надежды на пленки экс-майора Мельниченко?

— В марте господин Мельниченко сделал публичное заявление о том, что у него есть аудиоматериалы, касающиеся разговоров в кабинете президента Кучмы по поводу убийства Щербаня. Он тогда сказал, кажется, на УНИАНе, что готов предоставить эти материалы Руслану Щербаню, Генпрокуратуре и защите Тимошенко.

Мы отреагировали первыми: в тот же день я сделал публичное заявление, что мы абсолютно открыты к любой информации и готовы коммуницировать с кем угодно. С Мельниченко, Иваненко, Петренко, Сидоренко... Зная, что Юлия Владимировна не имеет и не может иметь никакого отношения к этим абсолютно абсурдным и надуманным обвинениям. К сожалению, с тех пор я никакой информации от Мельниченко не получил...

— Как вы думаете, почему?

— Не знаю. Даже не готов комментировать. Но мы открыты и готовы давать любые пояснения. В отличие от гражданина Кузьмина, который говорит в общем и ни о чем, а я всегда ссылаюсь на документы и материалы дела.

— Оказывается ли на вас как на адвоката Юлии Тимошенко давление?

— Определенное — да. Знаете, в отличие от многих, у меня нет бизнеса. «Поджать» не в чем! Раньше почему-то думали, что я — все еще один из владельцев компании «Магистр и партнеры» (там я работал до назначения на госслужбу). Поэтому вокруг этой юридической фирмы какое-то время плелись интриги, возбуждались надуманные дела. Я знаю совершенно точно, что при допросе сотрудников «ставили в тупик»: дайте компромат на Власенко!

— Как прокомментируете недавний инцидент с зеленкой?

— Я расцениваю это действие, с одной стороны, как явную попытку нанести мне физический вред (испортить зрение), устранив от дела Тимошенко, с другой стороны — как символ тех методов, которые власть готова применять против оппозиции. Они готовы обливать нас зеленкой, кислотой, натравливать на нас откровенных бандитов и т. д. Это — их методы!

При этом, заметьте, девушка, очень похожая на ту, которая это сделала, за три дня сменила три версии своего местопребывания в этот момент: сначала она заявила, что была в офисе, потом ее начальница сказала, что она, наверное, в отпуске, потом — что она помогала в это время «слепой бабушке». При этом гражданин Азаров в своем Твиттере написал, что ей не стоит ничего бояться!

Я тоже за презумпцию невиновности. Я тоже не видел эту девушку «вживую», чтобы сравнить с той, которая меня обливала зеленкой. Именно поэтому я корректно сказал, что она очень похожа. Но как премьер-министр страны может сказать одному из подозреваемых в совершении наглого, циничного и публичного преступления «Не бойтесь. Вас никто не тронет»?!

— Какая роль для вас сейчас доминирующая: вы — народный депутат или адвокат?

— Здесь сложно определить границу: защитник Тимошенко или депутат оппозиционной фракции. Я, к сожалению, практически 24 часа в сутки нахожусь в статусе защитника, поэтому не могу полноценно заниматься законопроектной работой. Но поскольку Юлия Тимошенко является лидером политической силы, которую я представляю, она была и остается №1 в партийном списке ВО «Батькивщина», я считаю, что моя депутатская работа сейчас заключается в юридической защите лидера нашей политической силы, лидера оппозиции. К тому же я допущен к делу Тимошенко именно как народный депутат, а не как адвокат. На сегодня — это моя функция народного депутата.

— Почему вы отказались от звания «Заслуженный юрист Украины»?

— Вот недавно в Высшем специализированном суде сидели три вроде бы уважаемых человека в черных мантиях. Казалось бы, ВСС! Законности — ноль. Они не были юристами! Юстиция в переводе с латыни — это справедливость. Но не было там справедливых людей! Были запуганные люди, которые как огня боятся Администрации Президента. Стране юристы не нужны! Нужны те, кто будет выполнять команды. Поэтому я для себя решил и сделал жест — знаковый, незнаковый — называйте как угодно! Причем сделал это юридически: в сентябре 2010 г. отправил президенту официальное письмо с просьбой отменить указ в части присвоения мне звания заслуженного юриста. Это было после того как 31 августа 2010 г. Конституционный суд отменил изменения в Конституцию от 8 декабря 2004 г.

Для меня это вопрос принципиальный. Я ни секунды об этом не жалел! Периодически просматриваю различные указы, в том числе и о награждениях. И, честно говоря, находиться в компании тех награжденных не очень приятно.

— Кого имеете в виду?

— К примеру, недавно произошло «выдающееся» событие в жизни украинского юридического сообщества: оно поднялось на качественно новый уровень, поскольку пополнилось новым доктором юридических наук Ренатом Кузьминым. Я не знаю темы его диссертации, но примерно могу предположить: «Права человека в Украине. Практика и защита» или «Жизнь человека в Украине как высшая социальная ценность в соответствии с Конституцией». Что-то в этом роде... Выдающийся ученый!

Честно говоря, мне рядом стоять не хочется! Мне иногда крайне стыдно за то, что происходит в юридической профессии. Диплом у меня красный, и иногда мне кажется, что он красный от стыда. Но, к сожалению, имеем то, что имеем: я понимаю, что говорю неприятные для юридического цеха вещи, но мне уже надоело молчать!

— Вы вносили несколько законопроектов относительно наградной системы в Украине...

— Один из них касался отмены всех существующих в стране званий. Согласитесь, смешно звучит — заслуженная артистка Великой Британии Мадонна или народный артист США Майкл Джексон. Касательно юристов: я искренне не понимаю — что должен сделать судья, чтобы стать заслуженным юристом? Вынести какое-то эксклюзивное судебное решение? Что должен сделать прокурор для получения этого звания?

Если человек качественно выполняет свою работу, он за это получает заработную плату! Ну не может судья или прокурор сделать что-то сверхъестественное! Нет Нобелевской премии в юриспруденции! Есть теория права, которая незыблема. У нас же юристы превратились в обслугу власти, переступив при этом все возможные и невозможные моральные планки. Где оценки юристов-профессионалов, где юридическое сообщество пусть не по делу Тимошенко, а по делу Кучмы? По делу Иващенко? По делу Волги?

— При прошлой власти было то же самое.

— Моя позиция последовательная. К примеру, в 2005 г. я критиковал Юрия Луценко за его действия, когда на допросы в Генпрокуратуру вызывали повестками по телевизору. Точно так же я сейчас критикую эту власть за то, что они делают с Луценко. Потому что все это — неправильно, незаконно и негуманно. Проблема наша заключается в том, что у общества нивелированы моральные планки, и это — огромная беда. У общества, не имеющего моральных ориентиров, нет перспектив!

«Будут делать все, чтобы оппозицию расколоть»

— Политологи и эксперты считают Объединенную оппозицию несостоятельной. Ваше мнение, почему?

— Эти же эксперты еще полгода назад говорили, что оппозиция никогда не объединится. Мол, как это — в одной команде Тимошенко, Яценюк, Гриценко, Тарасюк, Соболев, Кириленко? Сегодня — это реальность. Плюс — согласованная позиция с теми партиями, которые решили идти отдельно, по мажоритарным округам. На самом деле объединения оппозиции власть боится как огня. И дискредитировать это объединение в тот или иной способ — их задача. Сейчас у них тезис, мол, это — не объединение, оппозиции лучше идти отдельными колоннами. Ребята, вы идите отдельными колоннами, а мы разберемся сами!

— Ни для кого не секрет, что арест Тимошенко — карт-бланш для Яценюка. Вы верите в искренность Яценюка? Как представляете с ним дальнейшее сотрудничество?

— Я позволю себе с этим не согласиться. Кто чье место пытается занять — мы разберемся потом. Я еще раз подчеркну: самое главное в этой ситуации — оппозиции удалось объединиться. А кто первый, второй, третий — мы сами разберемся! Есть другие проблемы, о которых нужно говорить.

— Давайте поговорим!

— Провластные кандидаты заранее начали избирательную кампанию. Они используют незаконный ресурс — как административный, так и финансовый. Есть понимание того, что судебная система будет абсолютно четко использована во время выборов. Избирательные комиссии будут сформированы некорректно. Будет делаться все, чтобы оппозицию расколоть. Яркий пример тому, куда деградировала власть в вопросах юриспруденции — решение КС о якобы неконституционности избрания спикера в Верховной Раде. Это решение было принято за полтора дня вопреки всему, что может быть!

«Гвозди бы делать из этих людей»?

— Вы уверены, что в новом парламенте среди Объединенной оппозиции вновь не окажется «тушек»?

— Ответ на этот вопрос достаточно сложный. К сожалению, времена Николая Тихонова, который говорил: «Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире прочнее гвоздей», прошли.

Я готов обсуждать этот вопрос с тем, кто на своей шкуре вынес давление. Я, конечно же, не одобряю действия тех, кто перешел, но, поверьте, они перешли абсолютно по разным причинам. И нет гарантии, что в какой-то ситуации человек не сломается. Власть использует всю мощь государственной машины, чтобы заставить оппозиционного депутата перейти в провластную команду. Полностью избежать этого — это теория и мечта. Важно максимально это минимизировать.

Есть кандидаты с разной степенью риска: если ты влиятельный бизнесмен — одна степень риска, если у тебя нет бизнеса — другая. Наша задача сформировать списки таким образом, чтобы степень риска была минимальной. Но и при этом сказать, что никто никуда не перейдет, крайне сложно.

— Что скажете по поводу демарша Натальи Королевской?

— Каждый человек на каком-то этапе своего развития принимает для себя определенные решения. Я думаю, что в отношении Королевской были использованы рычаги влияния. Она не совсем добровольно приняла это решение. Но сам факт проведения съезда УСДП 23 декабря 2011 г., в день оглашения апелляционным судом решения по делу Тимошенко, крайне символичный. Такого цинизма я не ожидал. К сожалению, Наталья Королевская — не наш политический соратник. Этот человек не защищает Юлию Тимошенко.

— Как считаете, были ли какие-то варианты предотвращения нынешнего парламентского кризиса?

— Не может быть кризиса там, где ничего нет! В Украине не существует парламентаризма. Есть группа из 20—30 людей, которые по взмаху руки господина Чечетова бегают по рядам и голосуют. Это не есть парламентаризм!

— Сможет ли новый парламент исправить ситуацию?

— Интересный вопрос. На сегодня уничтожены многие базисные для государства вещи. До основания разрушена независимая судебная система, которая всегда в Украине была проблемной. Независимых судов у нас нет! Добивают институт частной собственности: могут прийти и забрать все, что у тебя есть. Не существует института обеспечения госсобственности. Пытаются доломать базисную вещь в культурологическом направлении — государственный язык. Все! Нет государства — нет краеугольных камней!

Если в результате парламентских выборов все останется так как есть, тогда мы можем просто забыть об Украине еще лет на 15. Если нынешняя власть «зацементируется» и в новом парламенте, где опять будет махать Чечетов, — все, стране конец!

Комментарий «2000»

* В марте 2012 г. пресс-центр СБУ сообщил о завершении ознакомления Юлии Тимошенко и ее защитников с материалами уголовного дела №2310. Ее обвинили «в организации завладения и покушения на завладение чужим имуществом — государственными средствами путем злоупотребления служебным положением и служебного подлога, организации уклонения от уплаты налогов компанией «ЕЭСУ», что привело к фактическому непоступлению в госбюджет средств, уклонении от уплаты подоходного налога с граждан, повлекшее тяжкие последствия. Совершению указанных действий предшествовало невозвращение государству валютной выручки от экспорта металла корпорацией «ЕЭСУ» в сумме более 160 млн. долл.». Г-же Тимошенко также вменили в вину, что «будучи президентом и фактическим владельцем корпорации «ЕЭСУ», по предварительному сговору с бывшим премьер-министром П. Лазаренко совершила покушение на растрату средств государственного бюджета Украины в особо крупных размерах путем возложения на КМУ обязательств корпорации «ЕЭСУ» перед Министерством обороны РФ на сумму 405,5 млн. долларов и организовала уклонение от уплаты налогов на сумму почти 10,7 млн. грн.».

Оксана ШКОДА, "2000"
Данная статья вышла в выпуске №31 (615) 3 – 9 августа 2012 г.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.