«Голодоморит» страна под брендом мовы соловьиной

30 августа 2012, 12:41
журналист
0
479
«Голодоморит» страна под брендом мовы соловьиной

Еженедельник 2000 — Держава — Реалии


Отшумела ЕВРО-эйфория, и весь политический бедлам вернулся на круги своя. С новыми силами, подпитанными невиданными доселе футбольными матчами и сотнями тысяч литров пива, Украина политическая начала привычную возню. После дружного европейского «одобрямс», взаимных комплиментов и ехидных смешков в сторону неудачливых а-ля Меркель обитатели принимающей стороны погрузились в рутинную атмосферу отстаивания государственности страны, борьбы за демократию и предвыборного пиара.

Однако не вылавировал

Итак, первая ласточка парламентских выборов полетела. О скандальном языковом законопроекте не писал только ленивый. Не будем обсуждать все «за» и «против» — это уже сделано до нас. Причем везде и преимущественно теми, кто в глаза не видел текст документа. Ибо читать все — букв много, а вырывать из контекста — к этому наше общество давно привыкло и неплохо обучено.

Вернемся в тот «роковой» вечер — 3 июля, когда ничего не подозревающую оппозицию, пребывающую в состоянии вечного объединения и погони за очередным пиаром, «развели» более сообразительные и лишенные каких-либо комплексов политической неполноценности «регионалы». То, что в нервно-паралитических спичах обсуждалось днями, неделями, месяцами (точнее — ежедневно с момента свершения «помаранчевой» революции), было узаконено за 10 минут.

Взявший на себя почетную миссию первый вице-спикер Адам Мартынюк, едва электронные карточки оказались в карманах народных избранников, сразу же закрыл заседание. Мол, война есть ничто — главное маневры.

Первый истерический вопль, вознесшийся над руинами отечественного парламентаризма, прозвучал из уст спикера Литвина. Мол, представители большинства, воспользовавшиеся отсутствием Владимира Михайловича в сессионном зале, «кинули» и «подставили» спикера, а в его лице — всю Украину. Ну о феерическом таланте Литвина разрываться между «умными» и «красивыми» можно говорить долго. Благодаря этому мастерству седовласый «народник» долгие годы удерживается на политическом Олимпе, умело лавируя между «нашими» и «вашими». Но все хорошее когда-нибудь кончается, как в случае с языковым законом: лавировал, лавировал, да не вылавировал... Пришлось заявлять об отставке: последний шанс «подсластить» разозленный электорат на Житомирщине.

Впрочем, наивно предполагать, что скандальное голосование происходило за спиной спикера.

«Я уверен, что Литвин однозначно знал о том, что этот законопроект будет рассматриваться. У меня есть и кулуарные доказательства этому, — прокомментировал «2000» ситуацию коммунист Евгений Царьков. — К тому же он прекрасно знает Регламент ВР: в случае отсутствия спикера заседание ведет первый вице-спикер. Он точно знал, что закон будет приниматься!

Вопрос — почему ты предъявляешь претензии к Компартии и Партии регионов, у которых в программах прописан вопрос по русскому языку, а не предъявляешь претензии своей фракции, депутаты которой проголосовали «за»? В этом его сущность. Он — не девочка, чтобы играть такими фразами — ухожу—не ухожу. Он — политик. Вообще, в парламенте достаточно профессионалов на пост спикера, а шантаж — мол, уйду, не подпишу и т. д. — квалифицируется как определенное правонарушение, даже уголовное! Это — его личные амбиции, нравится ему этот закон или нет, но как спикер он обязан его подписать. И, я уверен, что подпишет».

Как говорил Виктор Черномырдин «есть еще время сохранить лицо. Потом придется сохранять другие части тела».

«Язык спасет нас!»

Далее события развивались более чем стремительно. Оппозиция, учуяв долгожданный пиар-повод, разразилась истерией. Визги, рыдания, стенания и проклятия, именуемые акциями в защиту «мовы», захлестнули всю страну.

Я пообщалась с протестующими у стен Украинского дома, но мне так и не удалось получить вразумительный ответ: от чего (или от кого) вы, панове, ее защищать собираетесь? На нее, что, кто-то посягает как на государственный язык? Или собираются запретить? Может, «клятая бандитская влада» намерена как-то законодательно ограничить ее применение на территории страны? И вообще, в стране, что, нет более важных проблем? Мы уже преодолели коррупцию, бедность и судебный произвол, вышли в ТОП-5 по уровню благосостояния? Мы рассчитались по внешним долгам и увеличили соцстандарты до уровня европейских?

Ничего подобного. Наоборот, законопроект Кивалова-Колесниченко опускает статус русского с языка межнационального общения до «регионального» уровня, на котором он будет находиться вместе с цыганским, венгерским, идишем, болгарским, румынским и т.д. В этом же документе прописано, что украинский является единственным государственным, со всеми полномочиями и возможностями такового.

В оппозиции это знают. Как и то, что в случае реализации закона русофобствующие потеряют свое господствующее положение. То есть к примеру, пан Кендзьор или пани Фарион, приехав в Крым или на Донбасс, уже не смогут требовать от продавцов и официантов обращения к собственный персоне на державной мове. Не за что будет увольнять таксистов и водителей маршруток, слушающих в транспорте русскоязычные песни. Отсюда — призыв на мобилизацию «со штыками» и под лозунгом «Спасем язык — язык спасет нас!»

Украинский язык стал спасительной соломинкой, за которую в отчаянии ухватились оппозиционеры, чувствуя, что погибают. Ведь тема находящейся за решеткой Юлии Тимошенко уже не только не актуальна, но и абсолютно не окупаема. В смысле потенциальных голосов избирателей. А невинный, на первый взгляд, языковой вопрос стал жизненно важным, особенно в канун выборов. Чем не преминул воспользоваться Олесь Доний. Апологет «революции на граните» составил «Список 300» в защиту украинского языка. Не все из списка об этом догадывались. Соответственно — активных действий от «трехсот спартанцев» не наблюдалось. Кстати, один из оппозиционеров пожаловался: мол, тоже хотел попасть в список. Но Доний встал на твердую позицию числа «300». Креативно. А 305 или 348 — это уже не по фэн-шую.

По этому поводу вспомнилась фраза Бориса Ельцина: «Возраст политика — 65 лет, а после этого он впадает в маразм». Создается впечатление, что для украинского политикума этот возрастной ценз гораздо ниже...

Голодовка длиною в день

Первыми белые повязки под беспощадным июльским солнцем надели парламентские леди Ксения Ляпина и Лилия Григорович. Голодать ради депутатского мандата, согласитесь, вполне приемлемо. Плюс совмещать полезное с приятным: очищение организма только приветствуется диетологами. Как и в случае с Вячеславом Кириленко. Пристальное внимание телекамер, рукопожатия сторонников, пламенные выступления с клятвенными обещаниями передислоцировать «революцию на ступеньках» в революцию на Банковой... Знаково: голодали те, кто не попал в списки Объединенной оппозиции.

Но аккурат под конец недели «мовная истерия» угомонилась, застыв в режиме тления. То ли летние отпуска сыграли свое дело, то ли деньги у оппозиции закончились.

Кстати о деньгах. После общения с участниками акции протеста не составило особого труда выяснить «цену вопроса». Итак, «спивучу и соловьину» оценили в 240 грн. в сутки, т. е. 10 грн. за «человекочас». Приезжим обещали по 300 грн. В наемники брали даже тех, кто не говорит по-украински. В этом случае они обязаны были сообщать журналистам, что их родной язык русский. Но они считают, что в стране должен быть только один государственный — украинский, и за это готовы протестовать, если надо — голодать.

Заметьте, у голодающих, которые присоединились к трио «Ляпина—Григорович—Кириленко», индивидуальные расценки, в несколько раз превышающие цену за обычное присутствие.

Чем не очередной сюжет для фильма типа «День выборов», где кандидат в губернаторы Игорь Цаплин нанимал труппу актеров театра им. Петухова для шикарного митинга и «голодной» акции протеста под зданием администрации? «Они будут голодать за еду», — так резюмировал «заказ» режиссер этого театра.

Маразм крепчал...

Одни — голодают, другие, сытые, — голосуют. В процессе «языковой» недели маразм крепчал, и, как уже водится, «крепчание» началось с небезызвестного Львовского городского совета. Там объявили о намерении ограничить употребление русского языка. Об этом сообщил мэр Львова Андрей Садовой. Согласно новому законопроекту определенные «языковым» законом региональные языки (в частности, русский) можно будет употреблять... только с 22 часов до 8 утра.

«У нас уже есть опыт противостояния пагубным для украинской нации явлениям, — рассказывает Андрей Садовой. — В прошлом году в рамках борьбы с алкоголизмом мы запретили продажу алкогольных изделий в темное время суток — то есть тогда, когда алкоголизм больше процветал. А теперь таким же способом мы запретим употребление региональных языков (де-факто русского) в светлое время суток. И поскольку все официальные структуры работают днем, закон Колесниченко—Кивалова во Львове останется лишь на бумаге».

Из 90 мест в горсовете Львова 55 занимают депутаты партии «Свобода», 7 — «Фронта перемен» и по 3 «Нашей Украины» и «Удара»: нет никаких сомнений относительно принятия этого закона. Таким образом все официальные структуры, имеющие намерение воспользоваться русским языком, смогут это сделать в третью смену — после 22 часов. Однако оригинально — прецедент как никак. Главное, пане Садовой, чтобы костюмчик сидел...

Там — лоббисты. Здесь — заробитчане

На фоне «украиномовных» истерик почти незаметным осталось следующее событие: на днях одним из официальных языков штата Нью-Йорк стал русский. Теперь документы, необходимые для участия в выборах, будут в том числе на «великом и могучем».

Соответствующий закон принят властями штата еще весной. Законопроект о придании русскому языку официального статуса активно лоббировала Гражданская и выборная образовательная инициатива (CVEI), в которую входят организации русскоговорящих жителей США. И лоббисты добились своего. Законопроект триумфально прошел обе палаты местного парламента. В сенате штата 19 мая за него проголосовали 48 из 62 сенаторов, в ассамблее (нижней палате) —109 депутатов против 23 воздержавшихся или проголосовавших против.

«Я верю, что русскоговорящие иммигранты не должны быть лишены возможности участвовать в избирательном процессе», — заявил, представляя законопроект, его автор сенатор Карл Крюгер. А губернатор штата Дэвид Патерсон, подписывая документ, отметил, что «русский язык — великий».

Примечательно, что из 19 млн. населения штата Нью-Йорк только 219 тыс. говорят по-русски. Где протесты украинской диаспоры? Почему украинский наравне с русским не признан там официальным? Может, панове демократы, переключитесь на геополитический уровень?

Ан нет. Голодовка как скоропалительно началась, так скоропостижно и закончилась. В абсурдность этой идеи уверовал даже сам Кириленко. И, заявив о победе(!), народные избранники покинули массовку. Занавес. Неопределенность. Разочарование. И — невыплаченные суточные. «Сказали, что остальные деньги потом дадут, позвонят и выдадут, — разоткровенничался в СМИ полтавский «свободовец». — Обещали по 300 грн. за день. Изначально было 3 дня. Но за два дня заплатили по 150 грн.».

Вот и цена тебе, соловьиная, — 300 гривневых сребреников...




Оксана ШКОДА, "2000"
Данная статья вышла в выпуске №29-30 (614) 13 – 19 июля 2012 г.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.