Львы, «золотоискатели» и самоорганизация политсистемы

3 сентября 2012, 13:06
политконсультант
0
506

Говорить о правлении Кучмы и Януковича как об «истории трагедии и фарса» не совсем корректно, даже ссылаясь на авторитет Карла Маркса.

О самоорганизации политической системы – предмете моих почти десятилетних научных соисканий – могу говорить и «творить» часами. Многое об этом передумано-задумано, что-то из задуманного реализовано, основное, как это всегда бывает – «в процессе».

Но блоговый формат, конечно, не об основном. Он, скорее, о частностях и деталях, обнаруживающих закономерности масштабных процессов становления-распада  самоорганизующейся политсистемы. В частности, и политсистемы современной Украины, которая нашими совместными стараниями в прошлый «расширенный weekend» отметила 21-ю годовщину Независимости, а с нынешней недели входит в очередной политический сезон, кульминацией котрого станут очередные парламентские выборы.

Чем не повод поразмыслить о самоорганизации?

«Концом епохи Кучмы» либо «распадом постсоветской епохи» практически единогласно называют нынешний режим функционирования политсистемы Украины ведущие политологи, публицисты, «акулы пера»… Вот как, к примеру, выразил мнение журналистского сообщества по данному вопросу специальный корреспондент ИА ЛИГАБизнесИнформ Сергей Высоцкий на одном из недавних Политклубов на Тві: «Этот человек (при всех его негативах, а также при том, что Украина скорее не воспринимает, не любит и не уважает его за те 10 лет, которые он правил), остается, во многом, «отцом» нынешней политической системы, всего политического класса, который сейчас правит страной, или находится в оппозиции. Каждый политик, который представлен в парламенте, в Кабмине, либо – на президентском посту, как Виктор Янукович, – в той или иной степени сотрудничал с Кучмой, работал на него. Или, иногда, с ним воевал. Поэтому, интересно, избавимся ли мы, наконец, от наследия Кучмы».

«Мы все торопимся, мы все хотим, чтоб это все очень быстро закончилось. –согласился с вышесказанным публицист Леонид Швец. – Мы говорим: «Завершается постсоветская эпоха»… но завершаться может очень долго ещё. Изжиты основные смыслы эпохи Кучмы. Янукович – это абсурдированный Кучма, так сказать «обнаженый прием». Это – Кучма без «тонкостьов» и «мягкостьов». Если Кучма как-то пытался играть в политику (и это была, действительно, – «управляемая демократия», – запускались различные политические проекты и Кучма был, как бы, «над» этим всем), то сейчас все «простенько». Сейчас есть Партия регионов и «кому шо не так»?

«Просто, як казав колись Маркс: «Історія повторюється двічі: один раз як трагедія, один раз – як фарс», – напомнил присутствовавший в тот вечер на Политклубе политолог Вадим Карасев. – Ми просто сьогодні переживаємо «фарсовий період» олігархічного пострадянського капіталізму й олігархічної політики. Пострадянська епоха продовжується, і, якщо брати в структурному плані, то це (що 10 років тому, що тепер) одна і та ж система, один і той же політичний режим, одна і та ж економіка, одна і та ж політика і таке інше. Закриті партії, закрита економіка. Панують негативні соціальні ліфти, негативна селекція. При Януковичі все більш абсурдно виглядає».

Наконец, подводя некую «символическую черту» в цитировании уважаемых мной авторов, вспомню слова заслуженного журналиста Украины, главного редактора всеукраинской газеты «День» Ларисы Ившиной: «Ми бачимо, що «політичні діти» є сьогодні серед опозиції. І Віктор Янукович – це, скоріше, «позашлюбний син» у даній ситуації, або взагалі – «пасинок». Ви пригадуєте конфлікт (доволі публічний), у 2004 році, коли Кучма «дуже некомпліментарно» характеризував нинішнього президента..., – саме тому, що він не був переконаний, чи достатньо він зможе контролювати той могутній клан, який ішов до влади. Тому, звертаючи увагу на спадщину, потрібно говорити про те, який процес почався в 90-х, чи перегорнута ця сторінка, у кого достатньо амбіцій, сил, ресурсів, характеру, харизми і підтримки людей, щоб цю сторінку перегорнути. Це – питання питань, і воно на сьогодні – відкрите». 

Перед тем, как приступить к обоснованию своих непритязательных «пяти копеек» размышлизмов по поводу грядущего политсезона и 21-совершеннолетия политсистемы Украины, хочу обратиться ко всем авторам, высказавшим аргументированные мнения об «эпохе Кучмы», на (если позволите)  «корпоративном сленге» научного сообщества логиков и методологов науки: «Вы действительно владеете истиной – но, к Вашему счастью, – Вы не всегда об этом  догадываетесь». Каждый из размышляющих о политической системе современной Украины, ее истоках, факторах и составляющих – по-своему прав, не зря ведь говорится: «Правда у каждого своя, а истина всегда находится посредине». 

Совершенно правы все, кто употребляет словосочетание «эпоха Кучмы» для обозначения десятилетнего периода президентства Леонида Даниловича. Однако, персонифицировать в такой метафоре 20-летнюю историю развития целой политической системы позволительно не вполне. И здесь я больше солидарна с коллегами по «политологическому цеху», которые рассматривают Кучму где-нибудь «в одном ряду» с тремя остальными неуспешными украинскими президентами, которые мало в чем реализовались, ни одного из начинаний не доведя до конца.

Правы и все те, кто называет Леонида Кучму «отцом» нынешнего правящего класса, хотя из этого совсем не следует «отцовство» Кучмы в отношении «постсоветсткой» политстемы с ее многообразием институциональных, персонифицированных, отношенческих и знаково-символических компонент. «Отцом» политической системы «постсоветсткой» Украины является, на самом-то деле, «советская» политсистема, а не кто-либо персонально, при всем уважении к этой высокой персоне. Но в то же время, невозможно согласиться с тезисом о структурной и процессуальной тождественности нынешней политсистемы той системе, которая существовала в Украине 10 лет назад, и, тем более – лет 20.

Хотя, так же неверно впадать в противоположную крайность – я бы ее назвала «крайностью дискретности», – когда развитие системы делят на периоды правления отдельных президентов, потом их сравнивают в качестве якобы альтернативных, «разных» политических систем (что-то вроде: «Политсистема Кучмы умерла – да здравствует политсистема Ющенко» и т.п.).

Поэтому, если не впадать в мировоззренческие крайности и не углубляться в методологические детали, очевидным становится то, что «лежит на поверхности»: политическая система современной Украины возникла 21 год назад. С тех пор она живет и самоорганизуется, претерпевая разноуровневые, часто – противоречивые,  процессы становления-распада. При этом разным периодам развития страны соответствуют различные стационарные состояния политической системы. И если подходить к объяснению этих процессов и состояний максимально упрощенно и схематически, то самоорганизацию политсистемы Украины можно представить себе в виде синусоиды, нисходящая кривая которой соответствует периоду 1991-2004 гг., нижняя амплитуда – октябрю-декабрю 2004 года, восходящая кривая – периоду развития страны с 2005 года по сегодняшний день.

И даже из такой простейшей графической аналогии будет понятно, что так называемые «эпохи» Кучмы и Януковича никак не являются знаменателями одного «распадно-деградационного» политсистемного процесса, а вообще, относятся к различным стационарным состояниям  системы и «паттернам» ее развития.

Становление политической системы Украины в 1991-2004 гг. – это, по-сути,  «самоорганизация диссипативности» (лат. dissipatio – рассеяние), являющая собой «переструктурирование чужого в свое и рассеивание лишнего» (мне очень по душе это простое определение, автором которого является известный российский социолог Геннадий Котельников). Ключевым процессом «самоорганизации диссипативности» является сглаживание отживших структурных неоднородностей, ослабление старых иерархических взаимосвязей, сопровождающееся деконцентрацией и рассеянием по системе различных ресурсов. Отсюда – знаменитая равноудаленность различных «ресурсодержателей» от центра системы (управляющего параметра самоорганизации, каковым, время от времени, являлся президент). Отсюда же – и памятный для всех нас «игровой» характер политического процесса, когда происходила своеобразная «примерка» на политсистему разных форм правления, разнообразных форм экономической деятельности и отношений собственности, различных социокультурных смыслов. Отсюда и многопартийность внутриполитического поля, и ставшая всемирно известной многовекторность внешнеполитического курса нашей страны.

Диссипативная «игра структурами» в тогдашней украинской политсистеме происходила на основе их восприятия в качестве однопорядковых и равнозначимых, без углубления в содержательные различия. И неудивительно, что, постепенно рассеяв ресурсы влияния, политическая система Украины к 2004 году вплотную подошла к состоянию внешней изолированности и внутреннего «гомеостатического равновесия» (в термодинамике это называют «тепловым равновесием», в политике – это равность неуверенности народа и правящего класса в собственных приоритетах и будущем).

Как известно из второго начала термодинамики, абсолютом равновесия в закрытой, изолированной системе является «тепловая смерть». Но в политике – открытой неравновесной системе – все иначе, ведь даже «закрытая политика» и «закрытая экономика» в силу своей социальности не могут быть полностью изолированы от окружающей среды. Поэтому после равновесного стационарного состояния в жизни любой открытой неравновесной системы наступает «момент бифуркации» – ситуация самопроизвольного случайного выбора системой своего дальнейшего пути развития.

Индикатором «моментов бифуркации» в политике всегда являются массовые протесты, выборы или революция, – что у нас и произошло в сентябре-декабре 2004 года. Строго говоря, любые выборы и политические протесты являются «ситуациями бифуркации» для политсистемы и, на самом деле, при каждом таком событии система делает какой-то выбор, определяющий направление ее развития на период «до следующей бифуркации». Но после Оранжевой революции, которая совпала с кризисом предшествовавшего стационарного состояния политической системы Украины, система прибрела новое свойство – становление через когерентность (графически этот процесс изображается восходящей кривой).

«Самоорганизация когерентности» (лат. cohaerens находящийся в связи), определяет лицо политического процесса в Украине с 2005 года по сегодняшний день. Ключевым процессом этого типа самоорганизации является структурирование институтов политсистемы путем согласованных политических действий, локализованных в разных ее частях. Внутриполитическое и внешнеполитическое поля такой системы – это, в сущности, – «поля нелинейности», в которых потенциально присутствуют различные типы локализации политических процессов, альтернативные типы политических структур. Те элементы системы, которые «задают тон» ее самоорганизации, определяя когерентный харектер поведения множеств элементов низшего порядка (это политические лидеры, движения и организации), выступают «аттракторами порядка» (англ. «attract» – притягивать). Они «притягивают» самоорганизационные процессы системы к своим моделям организации, конкурируя между собой за ресурсы влияния и обусловливая диссипативное разрушение несоотвествующих их модели элементов политсистемы. Отсюда и множественные социокультурные «расколы», и бинарная поляризация политического процесса современной Украины, напоминающая коллективную схватку «чужого против хищника», о которой на Политклубе пошутил политолог Владимир Фесенко.

Вот почему говорить о правлении Кучмы и Януковича как об «истории трагедии и фарса» не совсем корректно, даже ссылаясь на авторитет Карла Маркса, а также не забывая при этом, что сам Маркс в знаменитом выражении, открывающем его «18 брюмера Луи Бонапарта» ссылается на авторство Гегеля. Нельзя также согласиться с утверждением о том, что мы сегодня переживаем «фарсовый период» олигархических  «политики сверху» и «закрытой экономики».

Если уже говорить метафорами для простоты восприятия, то я бы, исходя из специфики распределения ресурсов политсистемы, назвала «эпоху Кучмы» периодом «золотодержателей», а «эпоху Януковича» – временем «золотоискателей», предполагая при этом первое явление как атрибут процесса структурного распада системы, а второе – в качестве атрибута становления ее новой конфигурации. При этом Янукович для меня вовсе не является «абсурдированным Кучмой», – он, скорее, – «дитя абсурда». Или, соглашаясь с Ларисой Ившиной, – «внебрачный сын», возможно – «пасынок».

Политическое родство Януковича и Кучмы подлежит, скорее, описанию по формуле «яблоко от яблони», следуя общеизвестной народной мудрости. И пока масштаб Кучмы в сравнении с Януковичем выглядит гораздо внушительнее. Если уровень влияния президента Кучмы в политической системе «золотодержателей» соответствовал функционалу «управляющего параметра» системы (контроль распределения ресурса всех акторов, идеологическая равноудаленность и арбитражное политическое лидерство), то президент Янукович – это пока лишь один из конкурирующих в системе «аттракторов порядка» (держатель части ресурса и искатель ресурсного приращивания, носитель региональной социокультурной идентичности и электорально-партийного, а не общенационального лидерства). И станет ли он общесистемным «параметром порядка» – это вопрос далеко не решенный, вопрос становления политсистемы.  

Не случайно в «эпоху Януковича» в качестве атрибута системного становления преобладают так называемые элита и контрэлита «львов», понимающие власть как легитимное насилие, в противоположность «лисам» времен Леонида Кучмы – мастерам политической интриги как искусства возможного. При этом особый случай самоорганизации политсистемы представляет собой возникшее в момент ее бифуркационного перехода президентство Виктора Ющенко – «львиное» по способу завоевания власти и «лисье» по методам ее осуществления. Такое явление в теории систем тоже анализируется и определяется как «странный аттрактор».

Другой нынче формат и у «закрытых» политики и экономики – «политика сверху» времен Кучмы сейчас выглядит, скорее, «политикой с флангов», самоопределяющейся через противоборство блочно-монолитных клиентел (бело-синие vs бело-сердечные), а кучмовская «экономика монополий» образца «разделяй и властвуй» превратилась в «экономику ФПГ-конгломератов», характеристика которой – «слияние и поглощение».

Поэтому, возвращаясь к аналогии «трагедии и фарса», – сегодня, на этапе становления новой конфигурации политсистемы, я не рискнула бы воспринимать как «фарс» ведомый президентом Януковичем процесс формирования авторитарного политпорядка в Украине. Я, также, не рискнула бы сидеть и ждать окончания предвосхищаемых коллегами процессов «распада постсоветской эпохи», «завершения эпохи Кучмы» и «самопожирания системы».

В данное время в политической системе Украины осуществляются процессы, диаметрально противоположные распаду – процессы роста новых структур и концентрации ресурсов. И далеко не ясно, куда приведут страну эти процессы – может случиться, что к такой «истории трагедии», в сравнении с которой одиозная «эпоха Кучмы» будет выглядеть в глазах потомков всего лишь «фарсом».


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.