Нестеренко(«Адольфыч»):«Барыги победили,или Надо жить так, как будто уже умер"

13 сентября 2012, 13:22
0
482
Нестеренко(«Адольфыч»):«Барыги победили,или Надо жить так, как будто уже умер

В бандитском движении так такового лидера единого не было. То есть, была попытка установить единое лидерство — это связано с именем Владимира Григорьевича Никуличева ( «Пули»)...

Он известный блоггер, писатель, сценарист. Его читают, обсуждают, ругают – впрочем, он и сам мастер поругать кого угодно. Владимир Нестеренко. «Адольфыч». Он имел отношение к тому, о чем пишет. Его знаменитая «Чужая», по которой был снят полнометражный фильм – о бандитском Киеве начала девяностых. О фильме он говорит, что можно было бы снять быстрее и жестче. Потому как было все так, как он видел своими глазами. Изнутри. Он знает, о чем пишет. Он говорит, что зарабатывает сейчас мыслями. В девяностых ему приходилось заниматься несколько иными вещами… Собственно, об этом и был разговор...

«Нужно было демонстрировать возможность ответить на агрессию»

-Вы говорите, что сейчас продаете мысли, а чем зарабатывались деньги в девяностых? То есть, какие качества были важны?

-Мысли и тогда были важны. Один выдающийся человек после «стрелки» с, назовем так, североосетинской группировкой , основу которой составляли борцы, и тому подобные люди, как то сказал : «Понимаете, ребята, мы таких шей, как у них, никогда в жизни не накачаем. Поэтому у нас подход должен быть другой». То есть, то, что можем противопоставить. С накачками шеи было больше народу, чем людей с какими –то мыслями. Я зарабатывал мыслями и тогда. Ну, приходилось, конечно, всякое… Разбой, грабеж, вымогательство, мошенничество, финансовые операции.

-Ну, голова должна была работать все равно, чтобы придумывать всякие схемы и так далее?

-Схемы придумывали еще более умные люди. Схемы придумывали такие люди, которые и сейчас придумывают схемы. Например, Росукрэнерго и так далее. Вы понимаете, о чем я…

-То есть, они выросли из этих «штанишек» ? В смысле, что тогда это начиналось..

-Тогда это начиналось, но они и тогда уже были выше. Схемы придумывали вот эти люди. А мы , конечно, придумывали что-то, но такое, более мелкое… А вот об оперативном управлении нужно было думать.

-По сути, это были организации, некие структуры?

 -Естественно, организованные структуры. В неорганизованном порядке тогда было заниматься разве что на «заработать себе дозу» и все на этом…

«Только убийство»

-А в чем состояла репутация? Условно говоря, чтобы другие уважали, что нужно было делать?

-Нужно было демонстрировать и применять возможность ответить на агрессию. Агрессию неограниченную. Система отношений Соединенных штатов и Советского союза. Система взаимной агрессии.

-То есть, если происходил какой-то «наезд» или «предъява» со стороны , условно говоря, конкурентов, нужно было отвечать сразу? Я почему спрашиваю – если провести параллели с Москвой, то недавно давал показания киллер…

-Леша Солдат. Его давно поймали…

-Да, Леша солдат, убивший, по его признанию, Отари Квантришвили и многих других. Это даже стало основой для фильма «Банды», который сняли очень быстро. С Епифанцевым, сыгравшим Лешу Солдата.. Фильм об «ореховской» группировке. Там очень хорошо показана ситуация, когда ОПГ «пожирала» сама себя. Приезжали вместе на дачу, например, после чего с дачи обратно мог кто-то уже не вернуться… Там же на даче и закапывали. То есть, что в в ореховской группировке были такие вот внутренние отношения. Жесткая дисциплина внутри группировки. Подобное вообще было распространенным явлением или «ореховские» были скорее исключением?

- Да, это было везде.

-Если брать Киев, здесь все-таки как-то было по-другому?

-Так же. Все так же, но Киев – более мягкий город, и вообще Украина – более мягкая страна, чем Россия. В России было пожестче, а в Москве жестче всего. А в Украине были Киев, Донецк и Крым — три наиболее «жестких» региона. Ну еще был Львов. Но это более традиционный город. Мало денег, авторитеты там всякие традиционные. В Киеве сразу всех авторитетов перебили.

-А насколько соответствует реальности версия, что в середине девяностых силовики начали «чистить» лидеров ОПГ?

-Всегда чистили, всегда подминали. Это была работа их. До 1997 года они стравливали группировки между собой, кого-то подтягивали и склоняли к «сожительству». Они сталкивали лбами группировки, с тем, чтобы получить материал и фактаж. Оружие, стрельба, убийство, тяжелые ранения. То есть, когда есть дело. Есть трупы. После чего начинали прессовать обе стороны. А в 1997-98 годах, перед президентскими выборами, пошла зачистка. В 2001 году организованной преступности уже не было. Ну, то есть, осталось что-то такое, в каком виде существует до сих пор…

-Кто-то был из лидеров ОПГ людьми и ставленниками спецслужб, то есть, Конторы? Была ли такая ситуация, что их «крышевали» сверху, а те же убоповцы, желавшие взять то же самое, не могли ничего сделать с лидерами ОПГ?

-Это ошибка. Не так было. Прихваты были у всех. Кто-то с кем-то всегда учился в школе, боролся в какой-то секции – то есть, на основе личных отношений. Люди растут, один стал лидером ОПГ, а другой стал начальником, общались между собой, и конечно, все на коммерческой основе. То есть, фактически таких прямо «неприкасаемых» не было. Не было такого. Что вот есть человек, которого никто не может трогать. Так было в Киеве, не знаю, как было в Донецке и так далее. Ситуацию в Киеве я знаю хорошо. Знали меня и по Украине, однако все-таки я был не первое лицо.. Неприкасаемых, повторюсь, не было в Киеве.

-То есть, в Киеве не было на тот момент единой какой-то силы, которая была бы главной?

-Нет, было несколько сил

-У них между собой как-то компромисс находился? У каждого территория была своя ?

-Убийство. Все дела, которые связаны с «общаком», организацией разных сил с разным интересом под единым началом, всегда связаны с убийством. Только убийство.

-Но ведь рано или поздно приходили к выводу, что нужно искать компромисс?

-Компромисс находили, конечно. Каждый раздельно. По территориальному признаку. Но было же в принципе два движения. Мы сейчас говорим — я хочу расставить точки, о движении бандитском. То есть, движение воровское я не рассматриваю. И об этом говорить мы не будем. Я это не комментирую. Мы сейчас рассматриваем движение чисто бандитское. И в бандитском движении так такового лидера единого не было. То есть, была попытка установить единое лидерство — это связано с именем Владимира Григорьевича Никуличева ( «Пули»). Может быть, вы слышали… Попытка установить единое лидерство была связана с ним — он попытался это сделать, наткнулся на обструкцию, сопротивление, решал все вопросы, но не дорешал, поскольку разбился – погиб в автокатастрофе. Была создана какая-то комиссия – насмотрелись все фильмов про мафию, забывая, что были чисто этнические группировки, как сейчас. А у нас – два Ивана, три гетьмана.

«Боевики и киллеры больше всего боятся»

-Кстати, об этнических группировках. Присутствие чеченцев насколько было распространено в Киеве?

-Было, пока мы их не «выщемили». Три раза воевали. Три войны было. В девяносто втором году, девяносто третьем, и девяносто пятом-шестом.

-Они здесь были сами по себе?

-Чеченцы? Ну, им давали здесь крышу. Местные давали – они без местных ничего не могли сделать. А вообще – вы же понимаете, угроза убийством не означала, что кто-то говорил – я тебя убью. Было, что человек вышел, движок включил в машине, машина взорвалась. Угроза убийства происходила так…

-А вообще насколько правдиво утверждение, что «серьезные люди», особенно в те годы, не предупреждали, а сразу действовали?

-Предупреждали. В то время предупреждали поначалу, а потом перестали. Сейчас уже никто не предупреждает.

-Для этого были необходимы всякие стрелки, собрания и т п?

-Ну да, были сходки. Это тоже вытащили из зоны «блатные».

-А вообще – насколько присутствовал ежедневный страх во всех этих ситуациях? Или потом к нему привыкаешь?

-Не привыкаешь. Это зависит от личных особенностей. У кого больше воображение развито, тот больше боится, у кого воображение развито меньше — тот и боится меньше. Больше всего боятся боевики и такие люди, как Леша Солдат. Они знают, как с ними поступят, потмоу что сами поступали так же. То есть, боевики и киллеры больше всего боятся. Боевики, которые «заднюю не давали». Когда попадали в чужие руки, то есть в плен, ломались сразу же. Они ожидали, что у них начнут отрезать пальцы, и тому подобное. Те люди, которые занимались больше организационно-хозяйственной деятельностью, то есть, пацаны, рэкетировавшие кого-то на базаре, или ходили по офисам, или кого-то украли… И были боевые организации, было ополчение. Каждый, кто состоял в группировке, обязан был по свистку явиться и делать, что скажут. Скажут стрелять, будешь стрелять. А боевые – они занимались чисто «боевой» работой. Но боевики, повторюсь, и боялись больше всего. Хотя там были самые смелые люди. Но они просто знали, что с ними может быть.

-А вообще организации как были оснащены? Я имею в виду техническое оснащение, безопасность, автомобили и тому подобное.


-Все было. Все было доступно на тот момент.

-А «пробить» человека просто было? То есть, интересовал некий объект, например, его надо было поставить на прослушку, узнать о нем информацию…

-В структурах не было мобильных телефонов. Мобильные телефоны появились в 1995 году. Девяносто восемь центов стоил исходящий звонок, восемьдесят девять – входящий. То есть, это при том, что 15-20 долларов были зарплаты на тот момент в стране. То есть, это доступно было очень немногим. Проводные телефоны прослушивали. Но у нас же много чего не было. Не было маленьких видеокамер, например и так далее. Вставляли проволочку в телефонную линию, так прослушивали телефоны.


«Могли спалить офис, бл..дь, взорвать, что-то еще…»

-Как происходил вообще мониторинг тех, кто может давать деньги?

 - Кто-то приходил сам, кто-то «высовывался». Деньги давали все. Сейчас много появилось и немного раньше появилось много таких «дятлов», которые говорили «Да я никому не платил. У меня своя служба безопасности». Какая нафиг служба безопасности? Они обсырались сразу все, как только к ним приедут. Я помню, в девяносто втором году был у нас один коммерческий план. И вдруг приезжает х..ева куча народу… Я уже перейду на «мурку», ладно? (улыбается- С.К.) Приезжают много каких-то фраеров раскачанных. Смотрю – один вылазит, палку резиновую из-за пояса вынимает, еще что-то такое. А я вообще вдвоем с приятелем. Пришли на стрелку, б..дь… Приятель на меня смотрит , говорит «а это не мусора?»… Я ему говорю – «да нет, не похожи»… Подходят, поздоровались… Поговорили буквально две минуты. Я им говорю «Все ребята, мы с вами говорить не будем, давайте езжайте… Не о чем говорить»… То есть, это же кастовая система. То есть, для того, чтобы я признал собеседника, что мне можно с ним разговаривать, мне нужно понять, кто он. Если он не пацан, а просто какое-то «лицо», то.. О чем с ним говорить? То есть, все эти службы безопасности конкретно обсырались, кроме тех, кто был конкретно под милицейскими, то есть, мусорские… Но таких тоже знали, и при случае наносили им ущерб. Убивать , конечно не убивали. Но могли спалить офис, бл..дь. взорвать, что-то еще…То есть, если человек конкретно говорил- я работаю с милицией — хорошо, уходили.. Но старались этому человеку навредить…

-Дать понять , что он неправ?

-Нет, просто чтобы он знал… И чтобы милиция знала. Не было же закона такого, что милиция имеет право получать деньги с бизнесменов.

-А риск нарваться на каких-то залетных беспредельщиков , например, откуда-то приехавших, и решивших тут немного «подкормиться» имел место?

-Да. Это было. Много было бандочек, мини-банды были. Собирались какие-то люди, кто-то был блатным на зоне, вышел, начинал тыкаться-мыкаться… На зоне он питался с общего – мужики сдавали, блатные питались.. Ну а сам, как говорится, ни шерсти, ни вида, ни ума ни фантазии. То есть, пытались такие микробандочки что-то предпринимать.. Первое , что мы сделали, это такие банды разрывали. Не говорю – убивали. Мы п..здили, забирали машины, раздевали… Тогда еще одежда была дорогая, золото, часы… То есть, что было- снимали и забирали… Это был большой позор для них. Неорганизованных преступников мы чистили, и территорию и в целом , как только пересекались. Гопников не было. И нацистов тоже не было. Это то, что есть сейчас. На поле насилия были только мы и менты. Ну и сбушники еще…

-Если брать тот же Харьков, то помню, там были ребята из УНА-УНСО. Приезжали ребята с битами и решали вопросы, если на кого-то наезжали…


-Это было значительно позже. Это когда они поняли, что, собственно говоря, девяностые заканчиваются, а у них «люди женятся, еб..тся, а нам не на что обуться» , и попытались залезть в этот рынок, а все места уже были заняты. В Киеве то же самое было. Они пытались что-то предпринимать, а мы их просто отправляли. Говорили, что здесь есть мы. То есть, я обязан представиться, если вижу перед собой человека по этому же делу. А если это какая-то группа граждан со двора, я не обращаю внимания. Понимаете? То есть, УНА-УНСО нет… Может, у них и были какие-то прибитые бизнесмены – я уверен, что они их тоже защищали, совершали тяжкие и более тяжкие преступления. Но как таковых на рынке их не было. То есть, грубо говоря, дядя Вася платит, но если дяде Васе будет сказано, что если будет что-то серьезное, мы тебя спасем, но… Все вопросы решали мы…

-А вообще были такие ситуации, что кто-то говорил, что с вами больше не работает и переходит под других людей?

-Нееет… Для этого были стрелки. Просто так не было. А так, чтобы вот «работаю – не работаю», работал с Васей, теперь буду работать с Петей – нет… Обычно платили выкуп.

-А вообще, по вашему мнению, для тех, кто платил, это было на тот момент «по драконовски»?

-По драконовски- это как?

-Ну, например, просчитывалась ли ситуация, что он не сможет заплатить больше, нежели сможет?

-Да мы лохи были !!! (восклицает – С. К.) вот это я сейчас говорю, обязательно опубликуйте. С тем, чтобы может кто-то еще из моих коллег и соратников увидел, не забыл буквы и прочел. Мы были лохи! Мы получали по 50-100 долларов с ларька, а они зарабатывали на этом ларьке тысячу долларов минимум, и мы этого просто не знали. Мы не знали, сколько они зарабатывают. А зарабатывали они, я скажу, несравнимые деньги. Тысячу процентов они зарабатывали на некоторых позициях. Ну, то есть, мы были лохи в этом плане. Были потом те, кто «перековался» в бизнесменов… Я держался до последнего. Я ушел, когда закончилось движение. Но даже не ушел, а начал искать себе другое занятие. Я был в принципе молодой человек, мне было тридцать пять лет. Как у летчиков. Некоторые из моих коллег влазили в учредители, в соучредители, но все равно проигрывали. Потому что у нас такая страна – кто работает, тот и зарабатывает, а не тот, кто формально числится…

-То есть, бизнесмены находили схемы , как обмануть ?

-Конечно. Всегда. То есть, бизнесмены и барыги победили. Они победили и стали работали под политической партией, милицией и так далее

-А те же силовики часто встречались неформально, обсуждали какие-то общие вещи?

-Неформально это всегда было. Поскольку, что охраняешь, то и имеешь. Вот в России, посмотрите – какая ситуация. У них были УБОПы, Ну – РУБОПЫ по-ихнему. И эти РУБОПы «обвисли» настолько криминалом, что их на х..й разогнали. Очистить их было невозможно. Почему? Что охраняешь- то имеешь, я повторюсь. Что сделали – создали центр противодействия терроризму. Политическую полицию. Тех же людей, убоповцев, поскольку это люди жесткие , брутальные, склонные к х..й знает к чему и превышению служебных полномочий. Словом, к беспределу мусорскому. И их отправили в эти центры. И они столкнулись с идейными людьми, у которых денег нет. А если бы и были бы, то х..й эти анархисты или еще кто-то заплатят… Поэтому и такая жестокость этих центров – они живут на зарплату, а хотелось бы как-то еще что-то… В эти милицейские игры , конечно, лучше было не играть, потому что в этом случае ты играешь один против организации. И противопоставляешь им свой достаточно ограниченный ум, потому что нельзя развивать свой мозг и заниматься этой же деятельностью. То есть, есть о чем подумать, а тебе надо ехать на стрелку, на которой могут быть какие-то баобабы и могут взять с собой какую-то х..йню, которая стреляет. Нельзя служить двум господам в голове.


«Наркотики и алкоголь убили больше, чем оружие»

-А сам ритм жизни вообще был насколько насыщенный?

-У кого как. Но вообще ритм был насыщенный. Во – первых, было все медленнее тогда. Не было интернета. Не было как таковых систем оповещения, а сейчас вообще все проще. Сейчас можно на каком-то форуме оставить кодовую фразу. И все, кто заходит на этот форум, они не поймут, что это, а те, кому надо, просто прочитают, и будет понятно. То есть, сейчас так, и не важно, где находятся люди – в Одессе, Львове, Владивостоке и так далее. Тогда же ничего не было. Телефонные звонки, которые прослушивались, почти все и всегда .

-А образ жизни был у всех схож?

-У кого как.

-Мне всегда казалось, что выживали те, кто где-то ограничивал себя в каких-то вещах,

-Естественно. Кто не кололся. Наркотики и алкоголь убили больше, чем оружие. С другой стороны- посмотрите… Возьмите карманного вора. Как правило, все они сидят на героине. Ну не на героине — на опиуме… как правило. Есть люди, конечно, уникальные, есть Люди с большой буквы. А есть просто люди. Ему надо просто раскумариться. Дозняк. Планирует, идет, крадет из кармана. Потом доза вливается. А на х..я ему нужен дозняк? Потому что ему страшно в карман лезть. Потому что он же один против всего этого трамвая. Постоянное напряжение. То же самое – мусора. Они после работы – принял два стакана, жинке дал подсрачник, и на боковую. Отдохнул, утром нормально встал и поп..здил на службу дальше. Надевать противогазы на голову. То есть, это такая же ситуация, постоянный стресс. Те, кто не употреблял наркотики и вел более-менее здоровый образ жизни, были.. Ну вот, например, пьяным на стрелку приходить нельзя было. Если ты приходишь пьяный на стрелку, то тебе могут сразу дать по бороде. И ты когда в себя придешь — начнут раскачивать — да как это так, на х..й ты пришел пьяный на стрелку? Если постоянно пить ,а если и стрелки постоянные, то как-то так получится, что будет такая ситуация.

-То есть, наверное, отсюда все эти посиделки до утра в саунах и кабаках? День прошел, дела поделали, а теперь надо где-то расслабиться..

-Совершенно верно. День прошел, и слава Богу живой. На свободе. Ну и слава Богу. А теперь вино, девочки, жить… И самоутверждаться. Какую-то гражданку вы..бал, инстинкт погасил, и вроде как легче жить…

-А не было у вас ощущения, что деньги даются очень легко?

-Ну смотрите, я порядка «трешки» зарабатывал, когда мой отец и мать зарабатывали по двадцать долларов, а я порядка «трешки» зелени. Но как англичане говорят, преступление не платит. Не оправдывает себя. Ты тратишь силы , эти деньги на обеспечение, на квартиры, на поменять телефон, на автомобили, на бензин – я по двести-триста км в день накатывал по Киеву…


«Любой бандит превосходит по своим качествам обычного человека»

-Вы упоминали выше слово жестокость. Насколько это было ежедневное ощущение или постоянный атрибут жизни? Условно говоря, обычный человек, который ходит на работу, он может раз в год поступить очень жестко. А здесь было ли это необходимостью? Чисто из-за каких-то рабочих и профессиональных моментов

-Есть такая поговорка, с простыми людьми нужно по-простому. Если имеешь дело с человеком, который привык утверждать себя с помощью насилия, то глупо по-другому. Это у кого как. Зависело от группировки и личных качеств. Были очень жестокие группировки, были умеренные. И я жив – видите. И с вами разговариваю.

-Как бы вы охарактеризовали тип людей, который был в "движении"?

-Разные были. Психотип — вы имеете в виду? В первую очередь – физически развитый. Любой бандит, даже самый завалящий, как и сейчас, превосходит по своим качествам обычного человека.

-То есть, это некий хищник по своей натуре?

-Нет, это не хищник. Это человек, который во — первых не сдает друзей. Обычного человека возьми за яички – он, бл..дь, все сдаст. Это были более-менее стойкие люди. Стойкие и физически развитые. Ну много было очень людей, обиженных (я имею в виду общечеловеческое понимание этого слова, а не по мурке) .То есть, было много таких, считающих, что страна их наеб..ла. Спортсмены, мастера спорта, вдруг раз – нах ты не нужен никому. А люди были военные, дослужившиеся до капитана, например- ему еще служить и служить, вдруг ты не нужен, и так далее. То есть, были люди, которых государство кинуло. Они все порвали и пошли. Это я про первых говорю.. Дальше было другое. Много было уголовников настоящих. Умных, матерых. Прошедших все..

-А сложно было с ними общаться? С уголовниками

-Почему сложно? Вам со мной тяжело общаться? Смотря с кем… Были, конечно, какие то люди, «в невминозе», но они далеко не шли… Кому надо общаться с человеком, который невменяемый? А общаться приходится. Значит, что нужно сделать? Сделать, чтобы не присутствовал «в поле». (смеется – С.К.) Беспредельщики долго не жили. Это сейчас могут –« черт не брат, у меня сват в СБУ, тот там, тот сям»… Это возможно только сейчас. А тогда — раз в неделю хоронили. На кладбище много людей лежит…

-Мне всегда казалось, что когда человек занимается подобной деятельностью, у него повышается рефлекс ответа «за базар»…

-Как правило. Или ты соблюдаешь это правило, или уходи. Если ты мусульманин и приходишь в православную церковь – не надо становиться раком, расстилать коврик, молиться по своему…

-Вы сказали – жив, и общаюсь с вами… А были ситуации, когда казалось, что вот уже все…

-Конечно . Было и много. Поэтому я и умру раньше. Может, от болезней.

-Было так, что убивали?

-Меня ? Нет. Я понимаю – убивали, когда ты очнулся и над тобой трубка в иной мир.

-Я имею в виду, когда например восемь человек могли бить, и какой-то удар мог бы оказаться смертельным. Когда у людей планки не было…

-Конечно, было такое. У меня у товарища двадцать восемь ножевых ранений. За один раз. Но это все были сильные люди. Они сильно п..здили. и получали сильные удары. На самом деле — это кажется со стороны – жестоко. А с другой стороны — как жестоко? Посмотрите — как боксеры дерутся, профессионалы… Если он въе…бет обычного человека, человек просто умрет. Были сильные люди, мастера спорта и так далее… Покойный Пуля, между прочим, брал две гирьки по 32 килограмма, сидел смотрел телевизор и работал с гирьками. Из-за головы, двумя руками по множеству раз. Ему было уже около сорока при этом. Просто был физически сильный человек.

-А внешние моменты учитывались- как человек общается, как себя ведет, обращали внимание?

-Конечно. Внешне сразу видно, кто это.

-Это опыт был, или внутренние ощущения, или все вместе?

-Откуда берется опыт? Если вы никогда не видели, как выглядит допустим, гадюка, то вы же не поймете, уж это или гадюка, пока она вас не укусит.

-Если взять молодого спортсмена боксера и прокуренного сорокалетнего рецидивиста, у кого больше шансов в схватке?

-Если они начнут драться, то конечно боксер даст ему звиздюлей… А если на выживание схватка – то у рецидивиста шансов больше. Потому что он уже принял решение в тот момент, когда спортсмен боксер еще и не думал ни о чем… У рецидивиста больше опыта в таких ситуациях. Но были и самородки, которые не гнушались перед авторитетами.. Разные были люди. Еще раз хочу сказать, что это было движение… Что есть движение? Это люди, организованные не по какому что там членству, как в партии… Это единомышленники в чем-то а во всем остальном у них могут быть разные взгляды..


«Каждый день надо быть готовым к тому, что с тобой что-то произойдет»

-А потом в вашей жизни случилось кино? Фильм «Чужая»

- Книжка лучше. Почитайте книжку. Есть такое понятие формата, и есть вещи, которых делать нельзя. А так как кино стоит значительно дороже, чем книжка, то «Чужая» обошлась порядка четырех миллионов долларов. То приходится соглашаться…. Если взять такой момент – с кино написать книжку, то по фильму я бы «Чужую» не написал бы. По книжке, по которой я сделал сценарий, я подписался, а в обратную сторону я бы не подписался. Но это не умаляет ничуть заслугу режиссера, и Константина Львовича Эрнста. Без него вообще бы ни х..я не было.

-Для вас было неожиданно, когда кино появилось на горизонте?

- Нет. Я уже к тому времени пробился нормально, меня знали уже в Москве. Меня знали люди, которые не распоряжаются сами деньгами, но которых спрашивают, куда деть деньги. Все это я сделал сам, на общих основаниях. Никаких у меня не было прихватов

-То есть пошло все само?

-Само ничего никогда не идет. Всегда надо прикладывать усилия. Есть хаос, есть космос. Космос организован, надо прикладывать усилия — иначе все развалится. Так просто не бывает ничего.

-Что сейчас было бы интересно сделать?

-Я же работаю

-Я имею в виду — два месяца назад начали делать, например, какой-то проект, а сегодня утром проснулись, и в голове появилось что-то такое, что захотелось сделать

-Это то, что меня держит на этом белом свете. Если у меня в голове появляются какие-то мысли… Все остальное меня уже мало интересует. У меня много детей, были разные жены, к комфорту и прочему я абсолютно равнодушен. Я аскет по жизни.

-А чего вы боялись в девяностых и чего боитесь сейчас?

-Вообще? Я боялся жить жизнью, если ставишь на всем крест. Вы читали «Спрятанные в листве»? Про самураев, про то, что нужно вести себя так, как будто уже умер. И принимать какие-то решения. Каждый день быть готовым к тому, что что-то с тобой произойдет.

-Это дает определенную свободу?

-Совершенно верно.

-Я почему провожу параллели… Вы говорили, что в девяностых прожил день и слава Богу.. А сейчас что поменялось в вашем сознании за эти годы в плане ощущения жизни?

-Ну могу сказать, что на стрелку, нормальную такую, которая могла бы перерасти в х..й знает что, я ездил в прошлом году. А тогда таких стрелок было по две в день вот и все. Конечно, сейчас мне тяжелее переключиться на что-то такое… С другой стороны, я приобрел путем напряженных занятий некоторую особенность знания о том что будет – прежде чем куда то ехать. Я уже знаю, что будет…

- То есть, видите ситуацию наперед?

- Я вижу ситуацию наперёд и грубо говоря, – знаете, со стола падает что-то, некоторые сверху ловят, например монету, а я уже подставляю руку снизу…

-А есть у вас какие-то авторитеты в жизни? Чтобы приезжая к ним, возникал мандраж..

-Нет. Этого нет. Авторитеты есть. Авторитет – не значит, что ты мандражируешь. Авторитет – значит, что если человек скажет тебе даже то, с чем ты не согласен, то ты это выкуришь. То есть признаешь то, что ты возможно что-то недопонимаешь. Да, для меня есть авторитеты. И не только в уголовной среде. И в культурной среде. Я человек организованный в этом смысле. Я не какое-то х..йло, которое на все ложит х..й., пока его не возьмут за жопу, снимут ботинок, достанут стамеску, и скажут, что сейчас отрубаем тебе на ноге пару пальцев. И тут начинает человек уже обсираться. То есть, я не такой человек, который блатует, а потом срется с перепугу….

-Это дали вам девяностые годы?

-Все, что во мне есть, мне дали девяностые годы… Это была школа взросления.

-А есть ностальгия по этому времени?

-Нет. Ностальгии нет, поскольку все вернуться не может. Тем более девяностые это такое.. Не было их.. Это все придумали журналисты. Четких девяностых не было. Они отличались. Начало девяностых, середина девяностых, конец девяностых. Все менялось. Менялись правила. Сейчас тоже есть большое количество бандитов, криминальных элементов. Но сейчас другое — за сейчас я не говорю

-Не отслеживаете ситуацию- кто, что, как?

-Конечно, отслеживаю. С одними общаюсь, с другими враждуем. Но у меня свое. У меня большой круг общения. В начале девяностых это было движение за социальную справедливость. Есть барыги — значит они должны немного делиться. А потом это все обуржуазилось. Начали по чуть-чуть барыговать. И так далее. Поменялись понятия и все остальное…


Сергей КУЗИН, СЛЕД.net.ua, для ОРД  


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Киев,криминал,ОПГ,девяностые,Сергей Кузин,Адольфыч,Нестеренко,"Чужая"
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.