Справедливость в отдельно взятом городе Украины. А есть ли она?

9 октября 2012, 11:20
0
188

Открытое письмо гражданина Украины

Доброго времени суток, Уважаемый Читатель!

Данное письмо адресовано в первую очередь тем, кому небезразлична судьба верховенства права и справедливости, в общем по Украине и в отдельно взятом Ц районе города М. Донецкой области в частности. Сразу хотелось бы заметить, что это мое первое обращение к общественности, которое я готов вынести на обзор, так что не судите строго. Я целенаправленно не называю своего имени и имен участников нижеописанных событий, чтобы избежать обвинений в свой адрес в предвзятости,  а возможно (из-за наличия только начальных знаний в области юриспруденции) и привлечения к какому-либо виду ответственности. Но свою причастность к государству Украина не отрицаю, поэтому и обращаюсь к Вам от имени Гражданина Украины, для которого понятия «честность», «порядочность», «справедливость» и «ответственность за поступки» не пустой звук.

Решение о написании письма окончательно было принято спустя полтора месяца после 0*.08.2012, когда завершилось последнее судебное заседание по делу № *55*/*8**/2012 в Ц районном суде г.М и появилась острая необходимость поделиться своими наблюдениями с более широким кругом общественности, чем узкий круг родственников и друзей, потерявших сына, брата и друга в одном лице, да и, если честно, надоело молчать и переваривать все происходящее в себе.

Автор увидел пусть и не весь процесс того  как творится правосудие, но достаточно, чтобы сделать определенные выводы, в частности довелось пообщаться непосредственно со свидетелями, поприсутствовать на судебном заседании, именно «поприсутствовать», т.к. возможность высказаться была полностью проигнорирована схемой «судья-прокурор, а потом все остальные», но об этом немного позже.

Стоит сразу заметить, что данные наблюдения основываются на логических умозаключениях обычного среднестатистического гражданина Украины с высшим (не юридическим) образованием. За 30 с половиной лет у меня сложились определенные представления о правоохранительной системе нашего государства (в большинстве своем в основе их стояло высказывание: «…в семье не без урода…»), причем скорей положительные, чем отрицательные и всегда была вера, что пусть и в небольшой мере, но справедливость восторжествует. Однако за 4 месяца все перевернулось.

Ни в коей мере не хочу обидеть или задеть чувства собственного достоинства лиц причастных к нижеописанным событиям, но все нужно называть своими именами.

Итак, началось все в марте 2012 года. Точкой невозврата, когда были разрушены все мои положительные представления о системе правосудия в Нашей стране стал ночной телефонный звонок в начале марта 2012г. В результате непонятной потасовки молодой человек (К, ему было 27 лет, получил высшее образование, отслужил в армии, работал не по специальности в шахте с целью обеспечения достойной старости своего отца и бабушки с которыми он жил, в ближайшее время собирался создать собственную семью) получил закрытую черепно-мозговую травму и находился без сознания (в дальнейшем он так и не вышел из этого состояния). В срочном порядке было приложено максимум усилий для спасения человека. В тот момент никто из родных и близких не задумывался о дальнейших действиях по юридической защите прав пострадавшего, все силы были брошены на то, чтобы обеспечить немедленное проведение операции (надо отдать должное врачам, все было сделано довольно оперативно) и весь необходимый послеоперационный уход.

В это же время, сотрудниками органов досудебного следствия г.М, как говорится «по горячим следам», виновник происшествия (Н, 21 год, средне-техническое образование, в браке не состоит, на момент случившегося не работал и постоянных источников дохода не имел) был задержан у себя дома для дальнейшего проведения следственных мероприятий. Но оставим его пока и вернемся в медицинское учреждение.

В результате проведенных операции и реанимационных мероприятий медикам удалось перевести К из состояния комы в предкомовое состояние, в дальнейшем он находился в «плавающем» состоянии, но в сознание не пришел. Он был помещен в отделение интенсивной терапии и реанимации в одной из центральных поликлиник города М. с диагнозом: «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, острая субдуральная гематома, отек головного мозга» и подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, благодаря которому молодой организм боролся и держался за этот мир в котором боролись за его жизнь и надеялись на чудо близкие люди. Однако чуда не произошло, и в начале апреля 2012г. нашего К не стало. И с этого момента для близких К людей началась уже другая жизнь, наполненная общением с правовой системой государства Украина и бессердечностью людей, наделенных правом вершить правосудие.

Немного опережая события, хотелось бы обратить Ваше внимание на тот факт, что в суде неоднократно упоминалось о том, что Н (виновник) осознал свою вину в полной мере и, подчеркиваю, только в зале суда принес извинения матери К (которая является истцом по делу), причем сделано это было в формальной форме. В период же нахождения К в реанимации (ни много, ни мало две недели), со стороны виновного и его окружения не было предпринято ни малейшей попытки оказать посильную помощь или принести извинения за содеянное.

Теперь по существу. Часть постановлений суда была взята из единого государственного реестра судебных решений, находящегося по адресу: reyestr.court.gov.ua. Данный источник формирует базу решений на основе переданных судами электронных копий.

2* марта 2012г. Н был задержан в порядке ст. 115 УПК Украины.

В дальнейшем прошу обратить внимание на действия прокурора.

 

2** марта 2012г. постановлением Центрально-Городского районного суда г.М срок задержания Н продлен до десяти суток (Судья – Сва, прокурор – Дк).

Для справки (выдержка из постановления суда от 2*.03.2012г., имена изменены):

«…Н подозревается в совершении преступления, предусмотренного ст. 121 ч.1 УК Украины, в том, что он 1*.03.2012г. ..., …. в ходе ссоры…, с целью причинения тяжких телесных повреждений, начал наносить К удары кулаками рук в область лица от чего последний упал на асфальт и ударился головой, в результате чего причинил последнему: «ЗЧМТ…», относящиеся к ТЯЖКИМ телесным повреждениям как ОПАСНЫЕ для жизни потерпевшего в момент причинения…»

2*** марта 2012г. Н предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 121 УК Украины:

Статья 121. Умышленное тяжкое телесное повреждение

1. Умышленное тяжкое телесное повреждение, то есть умышленное телесное повреждение, опасное для жизни в момент причинения, или повлекшее потерю какого-либо органа или его функций, психическую болезнь или иное расстройство здоровья, сопряженное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или прерывание беременности либо неизгладимое обезображение лица, - наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

 

3* марта 2012г. Очередное судебное заседание по делу №*55*/*8**/2012.

Состав суда: судья Сва, прокурор – Дк.

Рассматривается представление следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Н, обвиняемого по ст. 121 ч. 1 УК Украины. Обращаю Ваше внимание, что в одном и том же постановлении, на основании материалов дела, Н характеризуется по месту жительства сначала ПОСРЕДСТВЕННО, а уже при вынесении решения, характеристика по месту жительства ПОЛОЖИТЕЛЬНО. Кто-нибудь может объяснить мне каким образом такое может произойти, не говоря уже о том, что в постановлении от 2** марта 2012г. (см. выше), характеристика по месту жительства была посредственной. Как, за одну неделю, окружающие могут изменить свое мнение о человеке, живущем по соседству? Адвокат Н просил в удовлетворении представления следователя отказать и избрать меру пресечения в виде залога 17 000 гривен, одним из оснований такой меры пресечения адвокат рассматривал как раз тот факт, что обвиняемый характеризуется по месту жительства положительно. Кроме этого, необходимо отметить, что прокурор Дк поддерживал представление следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Тем не менее судом было принято решение об избрании меры пресечения в виде залога в сумме 17 000 гривен, а в представлении следователя отказать.

Это был первый шаг к крушению моих представлений о системе правовых отношений, по крайней в нашем городе.

Данное постановление не укладывалось в головы близких К, но, как говорилось выше, все силы были брошены на его выздоровление.

После того, как К не стало, семьей было принято решение о предъявлении иска виновному. Целью иска было не материальное возмещение понесенного урона, а именно справедливое НАКАЗАНИЕ виновного. Ни о какой «мести» (как говорится в возражении адвоката обвиняемого, поданного на апелляцию пострадавшей стороны) речи не было. О самом возражении говорить не хочется, т.к. суть его написания унижает чувства достоинства членов семьи пострадавшего.

Истцом выступила мать, чье физическое и моральное здоровье к тому времени уже было подорвано безвозвратно и перенесен нервный срыв. Однако человек нашел в себе силы связаться с бюрократической машиной нашей судебной и правоохранительной систем. При этом стоит отметить, что статья по которой обвинялся Н уже была переквалифицирована из 121 ч. 1 в ст. 119 ч.1

Статья 119. Убийство по неосторожности

1. Убийство, совершенное по неосторожности, - наказывается ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

Далее следует изложение событий, свидетелем которых я был лично, но без документальных подтверждений.

Не знаю, как определяются судьи для ведения дел, но по данному иску был назначен новый судья: КРА, который (по неподтвержденной информации) к моменту рассмотрения дела проработал в этой должности в Ц районном суде г.М чуть более 4-х месяцев.

Вот здесь как раз и начинается самое интересное. По состоянию на начало сентября 2012г. ни одного постановления, вынесенного судьей КРА. не было найдено в Едином государственном реестре судебных решений. ПОЧЕМУ? Я сомневаюсь, что за период с апреля по сентябрь 2012г. судья КРА не вынес ни одного постановления. В настоящее время некоторые постановления появились, но по описываемому делу ничего (стоит отметить, что последнее заседание было проведено в начале августа 2012г.).

Никаких оскорбительных и обличительных высказываний в адрес этого судьи не будет, тем более мне не хочется судить об этом человеке. Но считаю необходимым заметить, что за то время, которое мне «посчастливилось провести в обществе» этого человека (два судебных заседания), сложилось мнение о нем, как о человеке, который не совсем понимает чем он занимается и временами возникают вопросы об его адекватности.

За время нахождения дела на рассмотрении в Ц суде г.М было проведено 3 заседания.

 

1 заседание (предварительное).

Давайте познакомимся или как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

 

(началось значительно позже назначенного времени, но все мы люди, у всех могут быть дела в рабочее время, в том числе, наверное, и у судьи)

Присутствовали: судья КРА, истец (мать К), адвокат потерпевшей стороны, обвиняемый (Н) и представитель прокуратуры.

Вопрос: Где был адвокат обвиняемого? Или же его присутствие являлось необязательным, по причине неважности такого события, как предварительное заседания. По виду судьи КРА было сразу видно (поверьте на слово, но это определить не так уж и сложно), что сегодня он не намерен вникать в суть вопроса и данное заседание является обычной формальностью. Может быть оно и так, тем более, что представитель прокуратуры оказался, мягко говоря, не готов к обсуждению материалов дела, потому что ему (делу) не было уделено пристального внимания сотрудниками прокуратуры по неизвестной мне причине. Вероятно, были и более веские причины, но к сожалению я о них ничего не знаю. Возможно, я не отношусь к категории тех людей, которых надо ставить в известность о состоянии дела в котором фигурирует близкий мне человек.

 

2 заседание.

На манеже – одни и теже.

(изложу вкратце со слов присутствовавших).

Присутствовали: кто бы сомневался, судья – КРА, наш старый знакомый прокурор – Дк, истец (мать К), представитель потерпевшей стороны, обвиняемый (Н), представитель защиты и обычные граждане Украины, некоторые из которых проходили по этому делу свидетелями.

В процессе, судьей была выслушана практически только сторона обвиняемого, в том время как потерпевшей стороне не было предоставлено какой-либо возможности выступить с дебатами. Логическим результатом такого отношения с учетом состояния нервного здоровья истца, стало решение потерпевшей стороны о проведении заседания по сокращенной процедуре, вроде бы так оно называется. При этом еще раз обращаю Ваше внимание на состояние истца, который к этому времени уже был морально истощен и единственным желанием было как можно «…скорей закончить это…».

Не буду вдаваться в подробности 2-го заседания, но уже на нем начал прорисовываться мягкий приговор.

 

3 заседание (уже не последнее)

Бал окончен, погасли свечи, finita la comedia или маски сорваны.

Присутствовали (непосредственно в зале суда): и снова, судья – КРА, тот же прокурор (помните, я просил обратить внимание на его действия) – Дк, истец (мать К), представитель потерпевшей стороны, обвиняемый (Н), представитель защиты, отец и брат К. За дверями суда: около десяти граждан Украины, желавших участвовать в процессе, но не допущенных судьей в зал суда. Процесс был открытым.

Заседание было назначено на 14:30. За полчаса до назначенного времени все участники процесса собрались перед дверьми зала суда. Ровно в 14:30 ничего не произошло, судьи не было (скорей всего он живет по принципу: начальство не опаздывает, оно задерживается), и лишь, секретарь открыла двери зала, чтобы участники процесса могли занять места. Спустя 15 минут адвокат потерпевшей стороны, учитывая неоднократные факты переноса рассмотрения дела на другие даты, решил узнать причины отсутствия судьи и вышел из зала. Через 5 минут после этого в зал суда вошел, нет, извините, но по-другому не скажешь, «влетел», аки Бэтмен, судья КРА. Без каких-либо разбирательств, после оглашения присутствующих, им было сделано замечание на отсутствие представителя истца и указано на неуважение к суду. Затем прозвучал вопрос судьи: «А это кто?» (указывая непосредственно на отца - почетного шахтера СССР и брата), на что был получен ответ: «родственники». Этого ему показалось мало, и из уст судьи прозвучала, на мой взгляд (помните я упоминал о его адекватности), несовсем корректная по отношению к людям, потерявшим родного человека фраза: «Не слишком ли много родственников». То есть, исходя из логики судьи, для человека мать, отец и брат – это уже слишком много, если конечно не брать во внимание предвзятость судьи КРА к семье потерпевшего. Чтобы не забыть, всем остальным желавшим присутствовать на заседании, было указано на дверь, хотя заседание не было закрытым. Отдам должное судье, Его Честь или Уважаемый Суд (как кому угодно) соблаговолил всем желающим услышать вынесение приговора в зале суда.

Итак, судебное заседание началось.

Суд выслушал речь обвиняемого (у меня сложилось впечатление, что я слушаю плохо выученное домашнее задание проштрафившегося двоечника, ни в коей мере не подвергая сомнению его умственные способности), при этом повторно, в соблюдение формальности, предоставил слово потерпевшей, не дав в итоге сказать практически и слова, постоянно поторапливая и перебивая речь женщины, потерявшей ребенка.

Далее шла речь прокурора, который предложил рассмотреть вынесение мягкого приговора, а именно 3 года условно с исправительным сроком 2 года (были рассмотрены смягчающие обстоятельства, об отягчающих обстоятельствах ни слова, но об этом я укажу ниже). Помните, именно этот прокурор Дк на первом заседании под председательством судьи С-й поддерживал представление следователя о заключении Н под стражу (напомню, что это происходило еще при жизни К), а уже на последнем заседании он же (прокурор) НАСТАИВАЕТ (именно в таком тоне была сделана его реплика в адрес потерпевшей и ее представителя) на мягком наказании.

К сожалению, уже не помню кто именно, но это был или прокурор, или адвокат обвиняемого, который к своей речи, на мой взгляд, отнесся невнимательно. Данный факт подтверждается следующим высказыванием (сомневаюсь, что это есть в протоколе заседания): «…вскрытие показало, что К находился в состоянии алкогольного опьянения…». Каким образом, через две недели, проведенные в реанимации в состоянии комы, у человека могли выявить следы алкоголя? Еще на семинарских занятиях по правоведению в ВУЗе, мой преподаватель обращал внимание студентов на то, что даже одна буква в деле может кардинально изменить представление о сути, и он никогда не признавал сочетание «и/или» в правовых актах, т.к. трактовка может быть разной и неоднозначной. Судья же пренебрег (или не услышал, что лишний раз может быть свидетельством отсутствия интереса к делу) данным фактом, тем самым, еще раз поставив под сомнение справедливость вынесения приговора. Да и вообще, слушал ли он прения сторон?

Итогом заседания стал приговор (вкратце): возмещение расходов на мед. лечение, возмещение морального ущерба в сумме 20 000 грн, 3,5 года условно с испытательным сроком 2 года.

 

После этого заседания, потерпевшей стороной была подана апелляция в областной апелляционный суд. И вот 9 октября 2012г. в апелляционном суде снова подтвердились мои опасения в отношении судебной системы Украины. Я не буду описывать весь процесс апелляционного заседания, те кто сталкивался с апелляциями, меня поймет, т.к. данная процедура не стоит пристального внимания, за исключением нескольких «но». Слово дали только непосредственно обвиняемому, потерпевшей и их представителям, но опять же (скорей всего это повсеместно на всех уровнях судебной системы Украины), никому не было интересно выслушивать замечания к досудебному и судебному следствиям. В итоге приговор в части обвинения остался без изменений, а единственное, чего удалось добиться – это пересмотр дела в части гражданского иска о возмещении морального и материального ущерба, однако это не было целью апелляции.

 

На основании всего вышесказанного у меня, как у гражданина Украины, который все еще верит в справедливость правосудия, есть ряд вопросов к «системе», на которые ответов до сих пор нет. Может быть от Вас, внимательный читатель, я смогу получить ответы.

А вот и сами вопросы (напоминаю, у меня нет юридического образования и опыта работы в правоохранительных органах):

1.      Почему при заключении под стражу не было проведено мед. обследования Н, а только спустя неделю после случившегося? Ведь не исключено, что в момент совершения преступления, он мог находиться в состоянии алкогольного или другого наркотического опьянения, что могло бы служить отягчающими обстоятельствами при вынесении приговора.

2.      Как за неделю могла улучшиться характеристика Н по месту жительства из посредственной на положительную?

3.      Каким образом, через две недели, проведенные в реанимации в состоянии комы, у человека могут выявить алкоголь?

4.      На каком основании произошла переквалификация статей, а именно со ст. 121 ч.1 на ст. 119 ч.1?

5.      На каком основании судья КРА не дал высказаться потерпевшей стороне, в том числе и присутствовавшим в зале отцу и брату погибшего К? При этом процедура такового предоставления была соблюдена лишь формально. Не сомневаюсь, что в протоколе заседания присутствует такая формальность.

6.      Почему у обвиняемого прав больше, чем у потерпевшего? Как судья мог принять к сведению «чистосердечное» признание вины Н и его раскаяние в содеянном, если за все время следствия и после него, никаких попыток извинений не было предпринято. Слова прощения и признание вины были произнесены только в зале суда. При этом, у присутствующих сложилось впечатление, что обвиняемый так и не осознал своей вины. Данное заключение можно сделать из оценки его поведения во время ожидания судебного решения (одна из самых ярких: высказывание в адрес потерпевшей о том, что он тоже может «артистично» вызвать слезы).

7.      Принципиальность следующего вопроса не в материальной составляющей, а в том как оценивает государство Украина жизнь своих граждан (оказывается ниженазванная сумма является общепринятой в «системе»). Почему эмоциональное состояние матери, потерявшей ребенка и испорченное вследствие понесенных душевных травм здоровье наше правовое государство (в лице судьи КРА) оценвает в 20 000 грн?

8.      Когда судебное решение КРА по данному делу появится в Едином государственном реестре судебных решений (reyestr.court.gov.ua)? При этом постановления других судей Ц районного суда г.М на данном сайте находятся в свободном доступе.

9.      Почему все страницы дела, переданного в суд, пронумерованы карандашом? Ведь даже в обычных договорах/контрактах на каждой странице ставится штамп или как минимум стоит подпись ответственного лица.

10.  С каких пор прокуратура начала НАСТАИВАТЬ на вынесении мягкого приговора?

11.  Какое моральное право имел адвокат обвиняемого в своем возражении на апелляцию указывать факты, искажающие действительность, тем самым обеляя своего подзащитного и унижая честь и достоинство семьи погибшего? По крайне мере, я считаю это неэтичным по отношению к потерпевшей.  

12.  Почему после того как приговор вступил в силу, виновник (Н), пусть и не сразу, но на две недели уехал из города на отдых (по словам соседей)? Неужели человек, прочувствовавший свою вину и терзающийся угрызениями совести (со слов виновной стороны) может позволить себе такое.

Данным письмом я ни в коей мере не хочу дискредитировать работу правоохранительных органов нашего города или Украины в целом и понимаю, что изменить уже что-то практически невозможно. Но имеется огромное желание попросить контролирующие органы уделить более пристальное внимание к работе суда, прокуратуры и следственного отдела Ц района г.М. Данная просьба основывается на предположении о том, что такие вышеописанные действия сотрудников могут противоречить ПРИНЦИПАМ ВЕРХОВЕНСТВА ПРАВА в Украине, которые проповедуют президент Украины В.Ф.Янукович и Партия регионов.

В случае же если я заблуждаюсь и у Вас есть конкретные ответы (подтвержденные фактами) на поставленные вопросы, я готов их выслушать.

 

P.S. Хотелось бы обратить внимание на то, что похожий случай произошел в августе 2011г. в России. 13 августа 2011г. чемпион мира по боям без правил Расул Мирзаев в результате ссоры нанес удар Ивану Агафонову, который от полученной травмы головы скончался. Не буду вдаваться в подробности этого дела, но изначально Мирзаев был выпущен под залог и осужден по ст. 109 УК Росси (т.е. практически это ст. 119 УК Украины). Однако это дело вызвало общественный резонанс в России и, в результате, судья был вынужден отменить предыдущее постановление и направить дело на дополнительное расследование, в частности был проведен повторный допрос эксперта, которым изначально причинно-следственная связь между ударом Р.Мирзаева и травмой И.Агафонова не рассматривалась.

 

P.P.S. Поясню позицию потерпевшей стороны, чтобы не вызывать двоякого мнения о моих умозаключениях. Т.к. ничего уже невозможно изменить и человека не вернуть, у потерпевшей стороны одно лишь желание, чтобы правосудие восторжествовало, и виновный понес наказание в полной мере. При этом под наказанием подразумевается реальный срок, пусть даже и минимальный (но не условный). Материальная сторона данного вопроса для потерпевшей не является приоритетной.

Представитель потерпевшей стороны советует подавать кассационную жалобу в Верховный Суд Украины, однако у меня возникают подозрения, что ничего не изменится, только сменится уровень рассмотрения дела.

 

 

 

С уважением и

надеждой на торжество справедливости,

Гражданин Украины.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.