Євген Чикаленко

9 октября 2012, 12:29
0
2973
Євген Чикаленко

мои земляки

           «Мало любити Україну до глибини душі, треба любити її й до глибини кишені»- Є. Чикаленко

     По большому счету называть своим земляком
Евгения Харламповича  Чикаленко не совсем корректно - он родился под Одессой.  Но  на  протяжении почти 20 лет владел землями, расположенными между нашим селом и соседним, где у него была усадьба .

   Родился  же он 21 декабря (9 по н.с) 1861 года в селе Перешоры на Херсонщине, в семье хлеборобов. Учился в одной из одесских гимназий. Высшее образование получал в Петербургской сельскохозяйственной академии и в Харьковском университете. В Харькове увлекся революционными идеями национально – освободительного направления. Его деятельность  не осталась незамеченной для полиции. Он был обвинен в украинском сепаратизме и выслан в родные Перешоры под надзор полиции. Здесь   в семейном имении, размером   свыше тысячи двухсот десятин земли  (1 десятина - 1,09 га.) он с увлечением  занялся сельским хозяйством и поставил его  на научную основу. Слава Богу было где развернуться:)



           Приобретенный опыт  был им изложил в брошюре "Беседы о сельском хозяйстве". Брошюру Чикаленко написал по-украински , и категорически отказывался переводить ее на русский. Думаю,  не только из-за того, что она предназначалась в первую очередь украинским крестьянам. Началась борьба за то, чтобы брошюра была напечатана именно в том виде, в котором была написана. Понадобилось целых пять лет, пока сам министр внутренних дел разрешил издать ее "в виде исключения" (!) на украинском языке. Позже было выпущено еще пять брошюр этого цикла, которые Чикаленко неоднократно переиздавал - такой популярностью пользовались они среди селян. Общий же тираж брошюр достиг полумиллиона экземпляров.  Среди крестьян они были вторыми  по своей популярности  после "Кобзаря". За свои книги от сельскохозяйственных обществ он получил две серебряные и одну золотую медаль. После это цикл его брошюр перевели на русский и напечатали  в столице Империи:).

           Доходы становились все больше. И вот в  1899 году Евгений Чикаленко приобретает 1100 десятин земли в селе Кононовка ( сейчас это Черкасская область). Для обучения крестьян современным методам ведения хозяйства, он организовал курсы по передовой агротехнике, распространял  свои книги.. Знания  о "черном паре" , о севообороте, о новых методах борьбы с сорняками  , полученные у него ,  перешли от моих прабабушек, к бабушкам, а те передала эти знания дальше.)  Чикаленко всегда считал, что земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает, то есть крестьянину. Он надеялся, что обучившись правильному ведению хозяйства, крестьяне выкупят его землю и станут на ней хозяевами.  С его южным имением так и произошло - крестьяне через Земельный банк земли выкупили. А вот кононовские  оказались более прижимистыми что-ли:), или поленивее - землю выкупать не торопились, а предпочитали брать ее в аренду. За аренду отдавали каждый третий сноп. А может здесь, ближе к столице, чувствовалось приближение революции и крестьяне надеялись, что земля достанется им бесплатно.



           Не обогащение было целью его жизни. Заработанные средства он жертвовал на развитие украинской культуры: помог издать русско - украинский словарь, составленный М. Уманцем и О.Спилкой, помог советами и средствами издать "Словарь украинского языка" Борису Гринченку. Многим украинским писателям оказывал материальную помощь в издании их произведений. Финансировал отдел беллетристики в журнале "Київська старовина". На средства Чикаленко функционировало львовское Научное общество имени Тараса Шевченко , издавались произведения Михаила Коцюбинского, Бориса Гринченко, Ивана, Франка, Степана Васильченко и других литераторов.
Там же, во Львове, он финансировал строительство "Академического дома", где могли проживать студенты – украинцы. Он выделил на это  25 000 руб. При этом поставил одно условие: студентам из Надднепрянщины следует предоставлять здесь комнаты в первую очередь. Огромное влияние он имел также на Владимира Винниченко, фактически первым разглядев в нем талант писателя.




            Он постоянно , удивляя соседей-панов, разговаривая на родном языке; записывал в Перешорах народные песни, чтобы со временем издать их отдельной книжкой - а в 1904 г.  выпустил сборник "300 лучших украинских песен". Вкладывал он деньги и в конкурс на лучшую историю Украины; писал письма Илье Репину с предложением взяться за украинские исторические сюжеты...

В это же время Е. Чикаленко  продолжает заниматься политической и общественной деятельностью .Он был членом "Київської старої громади", в которую входили выдающиеся научные и культурные деятели, выступал за национально-территориальную автономию Украины, добивался преподавания  в школах на украинском языке. Е. Чикаленко - один из инициаторов создания в 1904 году Украинской демократической партии. Партия стояла на платформе автономии Украины.





                 На собственные средства Евнений Чикаленко начал издавать “Громадську думку", а в 1906 - 1914 годах - газету "Рада", где имели возможность публиковать свои произведения украинские писатели. Начиная с 1905 года она выходила в свет почти девять лет, ежедневно. Редакция газеты находилась в одном из трех принадлежавших ему домов в Киеве. "Рада" стала всеукраинской газетой в России. К каким только мерам не прибегал Чикаленко, чтобы газета попадала к читателю - вкладывал в нее собственные средства, брал в банках кредиты, передавая в залог собственный дом, продавал землю....
Чтобы поддержать газету, он  ежегодно собственными средствами покрывал финансовый дефицит в размере 10 000-12 000 руб. В письме к Ивану Франко от 3 февраля 1909 года он писал :
«Рада» не має ніякого інтересу, в якому б я був особисто заінтересований, але се єдиний щоденний часопис на Україні, який будить національну самосвідомість, і смерть його була б для нас другим Берестечком».

                В марте 1917 года по инициативе Е. Чикаленко была создана Центральна Рада - будущий орган всенародного управления Украиной. Евгений  Чикаленко был и среди кандидатов в Президенты Украинской Народной Республики. В 1918 ему было предложено стать Гетманом Украины, но, подумав, он отказался, не желая получать гетманство из рук немцев.


                В американских архивах сохранилось письмо Чикаленко к Льву Ганкевичу, датированное ноябрем 1919 года, в котором он  писал: «Ні ви, ні Винниченко не в силі виповнити єдиного тепер мого бажання — вернути українську Державу, яку він, сподіваючись всесвітньої соціалістичної революції, розвалив, організувавши вкупі з есерами повстання наперекір постанові Київського ЦК Української соц-дем. партії, ЦК партії есерів, взагалі більшості Національного Союзу, саме тоді, коли ми вже мали половину своїх портфелів. Намовили амбітного Петлюру та неосвідомленого Коновальця, і тим примусили безвольного Скоропадського заключити другий Переяславський договір... В результаті замість укр. держави в її історичних формах ми матимем, як я передрікав Винниченкові, «единую большевистскую», Росію»

             После февральской революции 1917 года великий патриот Украины заявлял: «Тішуся тим, що український рух приймає такі широкі розміри і що в сьому єсть і моя крапля праці».

А с  1918 года  Евгений  Чикаленко уже в эмиграции. в Австрии.

            В 1925 году супруги переехали в Чехословакию, где в Украинской хозяйственной академии известному специалисту-аграрию поручили составление сельскохозяйственных словарей и энциклопедий. Жизнь стала налаживаться. Но в 1927 году из советской Украины поступила весть, что
самый младший сын - Иван,   оставшийся в Украине,  был отправлен в ссылку , а в 1928 году новое известие: сын Петр умер в пересылочной тюрьме в Курске, откуда его должны были отправить на Соловки....Начались проблемы с сердцем и   в 1929 году  Евгения Чикаленко не стало. Умер он в Чехии, завещав развеять свой прах в родном селе Перешори   тогда, когда Украина  станет свободной. Некоторое время урна с прахом,сохранялась в пражском Музее Освободительной Борьбы Украины, но после завершения Второй мировой войны музей этот был ликвидирован. Архивы перевезены к Киев, а прах Чикаленко кто-то из пражан-украинцев успел похоронить на городском кладбище...
            Воля Евгения Харламповича Чикаленко не выполнена до сих пор.

Постепенно разрушается  и исчезает то, что было связано с его жизнью.




            Во время революции его усадьба в Кононовке не была разграблена и в 20-х годах в  главном здании расположилась школа.
Позднее  там установили  мемориальную доску, в которой говорилось, что это сооружение является памятником архитектуры и оно охраняется законом. Имени Чикаленко на ней не было, было только имя   классика украинской литературы М.М.Коцюбинского, который гостил здесь и посвятил кононовским полям рассказ "Интермеццо".
В этой школе до 70-х  годов прошлого века учились не только кононовские ребята, но и ребята из соседних сел - сел, в которых были только школы-восьмилетки. Закончил Кононовскую школу и мой отец:)

А в 1982 здесь была построена новая школа , со старой сняли мемориальную доску и в архитектурном памятнике разместили....вы не поверите - птицефабрику.
В условиях подобной эксплуатации дом Е. Чикаленко очень быстро пришел в аварийное состояние, отремонтировать его стало невозможно. Так исчезло сооружение, в котором бывали Д. Яворницкий и М. Грушевский - выдающиеся историки Украины, писатели М.Коцюбинский, В.М. Леонтович, И.К. Карпенко-карий, В. Самойленко, составитель "Словаря украинского языка" и писатель Б. Гринченко, композитор М.В. Лисенко, художник О. Г. Сластен, публицист, литературовед и политический деятель С. Ефремов.


В Киеве сохранился дом, где находилась редакция "Рады", газеты, которая отняла  столько моральных и физических сил, про которую Чикаленко писал:
«У мене не стає сил ні грошових, ні моральних, Стільки муки, клопоту, гризні; в справі не бачу поступу, очевидно, до щоденної газети не дожили ще, а ведучи її, стільки намучишся, що вранці як встаєш, то думаєш - лучче б я й не прокидався». Этот дом на углу   улиц Ярослав Вал и Н. Лысенко сохранился, а мемориальную доску незалежная Украина установить не посчитала нужным.

Второй его дом ( на нынешней Саксоганського, 56) во время гражданской войны был разграблен - валялись на улице собрания газет за 30 лет, письма выдающихся деятелей Украины,  книги с автографами знаменитых современников. Ничего этого новым хозяевам жизни было не надо. В начале 2010 года Комиссия по вопросам наименований и памятных знаков КГГА, поддержала предложение об установлении на этом доме мемориальной доски "меценату украинской культуры Евгению Чикаленко". Установили?


Имение в Перешорах Евгений Харлампович завещал под сельскохозяйственную школу, дом в Алупке купил украинским писателям. Да кто будет обращать внимание на завещание эмигранта?. В главном здании все-таки была средняя школа. В 1988 году  кирпичное здание школы было разрушено.

В одном из писем к Евгению Харлампиевичу Винниченко  как-то написал: "Верю, что придется выбирать улицу для памятника Вам...". С того времени минуло почти сто лет... Памятника Євгену Чикаленко до сих пор нет.  А вот улица есть.

Во Львове, для культуры которого он так много сделал, есть маленькая улочка, названная его именем. Она находится на самой окраине города, затерявшись среди железнодорожных путей, упираясь в  местный элеватор...

Была когда-то и мемориальная доска на бывшем "Академическом доме". 7 декабря 1930 года  украинские студенты, в присутствии  митрополита Андрея Шептицкого, установили на стене Дома памятную доску с надписью: „На вічну пам'ять великого громадянина Євгена Чикаленка, засновника цього Дому. — Українське студентство. 7.ХІІ.1930.".  Здание (  ул. Коцюбинского, 21.) сохранилось, а мемориальная доска -  нет.


Вот так и уходит в прошлое память о замечательном человеке - ученом, меценате, гражданине, который призывал любить свою страну не только до глубины души, но и до глубины кармана.


             В заключении хочу привести отрывки из писем Евгения Чикаленка, написанные им в начале прошлого  столетия.  Пусть не покажется  вам обидным , что озвучиваю их именно я.

" Бідна Україна! Не доросли ми ще до своєї державності, нема у нас людей з державним розумом, а вся інтелігенція наша складається з політичних младенців, які ще не мали життєвої практики ...Становище України кепське зо всіх боків: всередині йде руїна, анархія, з зовнішнього боку теж погано, бо ніхто на нас не зважає, ніхто з нами не рахується, бо ніякої сили у нас немає".


«Я давно (між своїми) кажу, що я не вірю в будущність нашої нації, нації рабів. Народ з такою благодатною почвою і кліматом, без натуральних границь, мусить загинути од натиску сусідів. У нього не виробилось самодіяльності, сили опиратися ворогам. В самі найкритичніші моменти в історії він починає внутрішню боротьбу, власне боротьбу особисту, за булаву; се нація, у которої анархізм доведений до абсурду — до абсолютизму. «L’Ukraine c’est moi» («Україна — це я» ) — се девіз багатьох українських діячів в історії і тепер. У нас перше всього на думці «я», а громадські інтереси тільки декорація! Але в житті я держусь правила: «А ти, Марку, грай!» Будем грать, скільки стане сили, а після нас нехай грають інші, але пісня наша буде та сама».


"Перечитайте минуле життя всіх народів, то побачите, що тільки просвіта на своїй рідній мові будить народ від віковічного сну, визволить його з темноти та бідності на ясний світ до кращого життя".


P.S. 24 вересня  ц.р. у Чернігівському літературно-меморіальному музеї-заповіднику М.Коцюбинського відбулася презентація книжки відомого українського письменника Михайла Слабошпицького «Що записано в книгу життя».
У підзаголовку М.Слабошпицький визначив свій твір як «біографія, оркестрована на дев’ять голосів». Ці голоси належать Сергію Єфремову, Володимиру Винниченку, Володимиру Самійленку, Євгену Чикаленку та іншим визначним постатям-сучасникам Михайла Коцюбинського.


" Мені хотілося ткнути нам, людям нашого часу, під носа, що сьогодні таких святих людей, як Євген Чикаленко, немає, хотілося сказати, що таких людей подвигу, літературного та національного, як Борис Грінченко, немає. Я простежив українську історію зрад, дріб’язковості, українського натхненного самопоїдання, самознищення, яку, правду казав Винниченко, неможливо читати без брому. Зі слів Єфремова, більшого ворога в українців, аніж самі українці, у світі немає. Тож треба поставити діагноз самому собі…" из выступления Михаила Слабошпицкого на презентации.

Роман вийшов друком у видавництві «Ярославів Вал».



Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.