Гендерное неравенство и феминизм в Украине

11 октября 2012, 10:29
0
1294

Где-то с неделю тому назад прочитала блог Гендерное равенство - очередная предвыборная пустышка и стало мне очередной раз грустно.

Нет, в том, что украинские кандидаты в депутаты и депутаты никогда даже и не собирались что-то делать, чтобы решить проблему гендерного неравенства в Украине, сомнений особо нет. Достаточно вспомнить слова Литвина о целесообразности законодательного определения квот представительства женщин в органах государственной власти: "Но общество не будет выполнять [этот закон – прим. автора], если мы не избавимся от того, что у нас есть уже традицией и, в принципе, оно входит в христианскую ментальность, согласно которой мужчина - это высшее существо, так как женщина создана была из ребра Адама. Соответственно она уже стоит на низшей ступени". При этом присутствие женщин в парламенте в количестве меньше 8% (несмотря на то, что женщины составляют больше половины населения Украины) спикер проблемой не считает, так как "должен действовать естественный принцип, а не просто принуждение в виде соответствующего закона". Какой именно принцип он считает естественным, остается только попробовать догадаться. С одной стороны он считает квоты для женщин в парламенте противоречащими Конституции, так как перед законом все равны, с другой стороны традиционно мужчины как бы «равнее», но это Конституции не противоречит и специальных законов, чтобы это исправить, не нужно. Достаточно поприветствовать позицию спикера и понадеяться, «что Рада будет активнее продвигать позицию относительно вовлечения женщин в общественно-политическую жизнь». Но каким образом это вовлечение будет происходить, никто из депутатов знать не знает.

Но самое грустное даже не это. В конце концов, учитывая, что Верховная Рада на 90% состоит из мужчин, им, разумеется, выгодно, чтобы так всё дальше и оставалось. Самое грустное, что в нашей стране женщины сами толком понятия не имеют, что такое феминизм и что такое гендерное неравенство, считая эти идеи либо загадочными «европейскими стандартами» либо ещё советской пропагандой того, что женщина может, например, укладывать асфальт, которые к нашей родной, основанной исключительно на христианских ценностях, украинской культуре отношения никакого не имеют. А один из самых удивительных стереотипов, массово встречающийся на бытовом уровне (среди женщин ничуть не менее, чем среди мужчин), - что феминистки – это такие как минимум слегка сумасшедшие лесбиянки, страдающее невесть чем из-за сексуальной неудовлетворенности. И практически никто всерьез не пытается узнать, что же на самом деле такое феминизм, и почему после стольких даже не сотен, а тысяч лет доминирования мужчин в культуре вообще и в украинской, в частности, загадочным образом возник вопрос прав женщин. Причем возник даже в таких жестко традиционных странах, как Саудовская Аравия, где женщинам впервые в этом году разрешили участвовать в Олимпиаде, где не так давно женщины начали получать высшее образование (и теперь их не меньше, чем мужчин), работать за деньги на работе и выкладывать в Facebook противозаконные видео себя за рулем автомобиля (права им пока не разрешают получать, потому что ведь это будет тотальный разврат и гибель традиционных ценностей, если у женщин появится возможность совершенно свободно передвигаться по стране).

Собственно, я и хотела хоть в общих чертах рассказать, что да как. А то ведь критиковать то, чего ты знать не знаешь – дело нехитрое. Это вообще-то основной принцип работы человеческой психики – поделить мир на своих и чужих, и защищать свой мир от чужих. При этом представление про чужих может быть каким угодно абсурдным. Я когда-то прочитала чудесную историю, можно даже сказать притчу, случившуюся лет 400 – 500 назад. У берегов Британии потерпел крушение корабль, может французский, а может и нет. И спаслась только одна обезьяна, крупная такая довольно обезьяна, но тем не менее определенно обезьяна. Нашли ее местные сельские жители, которые никогда не видели ни обезьян, ни французов. А поскольку с Францией тогда была война, они и решили, что обезьяна – это француз, и повесили ее (или его?) за шпионаж.

Веду я к тому, что прежде чем заявлять, что феминисток нужно изничтожить, или что их в нашей культуре нет и не надо, и не будет, и не было, все-таки неплохо бы представлять, что такое феминизм и что такое наша культура (кроме шуток – что такое наша культура тоже у людей бывает представление весьма превратное, оно же основывается на том, что в школе рассказали про нашу культуру, на том, что увидели по телевизору и на местных традициях, которые на то и местные, что полную картину по ним сложно составить).

Итак, феминизм – это, если не вдаваться в детали, такая позиция, которая предполагает, что у женщин должны быть те же права, которые у мужчин уже есть. Причем, в быту, в образовании, в политике, в языке, в семье, в процессе воспитания и т.д. Наша довольно таки известная писательница Ольга Кобилянская говорила про право женщины «Бути самій собі ціллю», то есть развивать какие-то собственные способности, вместо того, чтобы жертвовать собой ради родителей, например, которым нужно удачно выдать дочку замуж и откупиться от долгов деньгами зятя, или ради мужа, у которого в плане развития своих способностей и профессиональных навыков, якобы есть больше «естественных прав», или ради детей.

Анна Маляр «С большим недоумением … попыталась вспомнить, в чём же мы не равны». И то, что ей пришлось для этого задуматься, означает, что, в самом деле, некоторые вопросы решились в пользу женщин. Но решились-то они не сами собой. Человек, который примерно знает историю, должен представлять, что ещё в начале ХХ века женщина, получающая высшее образование, даже если она происходила из семьи интеллигенции, считалась безумнейшим фриком. В самом деле – зачем женщине образование, если она все равно выйдет замуж, родит 10 детей и будет их растить, а ещё заботиться о муже, о собственном внешнем виде, о домашнем хозяйстве. Собственно, традиционные христианские ценности, к которым апеллирует наш спикер парламента, так и выглядят. Но, к счастью, мы уже довольно далеко от них отошли.

И если бы не было этих фриков, которые ещё и имели из-за своего фриковства проблемы с личной жизнью, часто так и не выходили замуж (потому что выйдешь замуж, родишь детей – и все, конец твоему личностному росту, противозачаточных средств-то не было особенно много), всё было бы точно так же, как тогда. Конечно, революция и советские попытки использовать феминизм в своих целях, тоже сыграли свою роль (пусть нехотя, пусть с геморроем). Но ещё до этого в украинской культуре было, как минимум, три очень известных (и наверняка много менее известных) женщины. Это Мария Вилинская (она же Марко Вовчок), Лариса Петровна Косач-Квитка (она же Леся Украинка) и ранее упомянутая Ольга Кобылянская. Все три считаются классиками украинской литературы, всех троих изучают в школе, но почему-то не упоминая, что они были самыми настоящими феминистками. Подчеркивается обычно их оппозиционность имперской российской культуре, их украиноязычность (хотя поздние произведения Марии Вилинской были написаны на русском, а ранние Ольги Кобылянской вообще на немецком). Но вот об их феминистических взглядах я узнала уже в вузе на факультете литературоведения. В школе этого слова вообще не звучало, не смотря на то, что это было ни больше, ни меньше, чем лейтмотивом творчества всех троих.

То есть, игнорировать их было нельзя, потому что очень уж хорошо писали, поэтому «острые углы» просто пытались обходить. Иван Франко, например, трактовал все чуждые ему феминистические взгляды как «болезненный модернизм», которому не время и не место в процессе борьбы нации за свое существование. Единственное произведение Кобылянской, которое он примерно признал, было Земля, и то благодаря тому, что оно было про сельских жителей, тогда как большинство ее произведений о жизни женщин, как минимум, образованных, если не безнадежно талантливых, и о том, что им приходится пережить, ради того, чтобы сделать хоть что-то, выходящее за рамки патриархального уклада. Также в наш канон входят в первую очередь ранние патриотические стихи Ларисы Косач-Квитки, тогда как ее драмы в стихах, которые были уже зрелыми произведениями, художественный уровень которых намного выше и проблематика сложнее и интереснее (кроме драмы Лісова пісня, достаточно абстрактной, чтоб не принимать ее всерьез и свести ее интерпретацию к сложным межличностным отношениям) в лучшем случае просто упоминаются, что они такие есть. Кстати, такие драмы как Одержима и Руфін і Прісцилла являются весьма оригинальной и интересной авторской трактовкой собственно традиционных христианских ценностей, к которым так любят апеллировать (в основном, люди, приходящие в церковь да и вообще вспоминающие о Боге один раз в год на Пасху и, возможно, второй раз – на Рождество, чтобы потом иметь повод устроить традиционный праздник), с точки зрения женщины. И, на мой взгляд, они гораздо интересней и провокационней панк-молебна Pussy Riot, за который, разумеется, абсурдно и жестоко сажать людей в тюрьму, однако сам факт тюремного заключения исполнительниц еще отнюдь не является гарантией его художественной ценности.

Если короче – основная моя идея в том, что феминизм не так уж чужд нашей традиционной канонической культуре, потому что в литературе мы имеем как минимум троих феминисток, некоторые идеи в творчестве которых замалчиваются, но, тем не менее, все три входят в канон и произведения каждой легко можно найти в интернете. Другое дело, что читать книги у нас особо не принято. Так что, если их и будут читать, то весьма небольшое количество людей. Вообще про феминизм в украинской культуре можно много писать – и из литературы, и из истории. Потому что то, что в Советском союзе продвигалось как феминизм, во-первых, советская номенклатура терпела до поры до времени (так же как, например, украинизацию), а потом успешно свернула (где-то после войны женщина-мать снова начала позиционироваться как идеал, вместо женщины-тракториста или там женщины-снайпера в войну). Да и аборты запретили в 1936 году, что сразу привело к возрастанию смертности от подпольных абортов, так что в конце концов пришлось разрешить их обратно. Но все-таки женщина уже не могла сидеть все время дома под присмотром – нужны были рабочие руки для индустриализации, отсюда относительное улучшение их общественного положения.

Но это детали. Один из вопросов, который я упоминала выше, - это почему вообще возник феминизм. Анна Маляр утверждает, что «Неравенство женщин и мужчин заложено в нашей физиологии». Однако в чём состоит это физиологическое неравенство? В том, что у мужчин и женщин разные половые органы? Определенно это так, но различия между людьми ещё не являются сами по себе неравенством. Да, только женщина может выносить и родить ребенка, и для ребенка полезней, если женщина хотя бы первые месяцы кормит ребенка грудным молоком. Но, во-первых, сам этот процесс выкармливания редко занимает больше полугода. Во-вторых, при современном уровне развития противозачаточных средств женщина может и не рожать ребенка, пока действительно этого не захочет. То есть, конечно, для этого надо подумать мозгом, потратить какую-то сумму денег (одна моя подруга как-то жаловалась на цены на презервативы – «посмотришь на них и уже ничего не хочется»), но вообще-то это реально. То есть, намного проще, чем, например, лет 50 назад и тем более проще, чем сто лет назад. По крайней мере, в Украине. То есть тут неравенство вроде бы и есть, но оно достаточно сглажено, чтобы женщины имели физическую возможность не думать об этом все время, и соответственно, думать о чем-то другом. Из-за этого такие вещи, как трепетное отношение к девственности, теряют весь свой практический смысл. А бессмысленные запреты люди склонны игнорировать, обходить и в конце концов упразднять. То есть, женщины теперь и в самом деле имеют физическую возможность, во первых, работать и себя обеспечивать, во вторых, не ограничивать свои сексуальные потребности ради этого настолько радикально, как это было во времена Ольги Кобылянской. И сколько бы ни ругались по этому поводу консерваторы, они уже не отменят этот факт, по крайней мере пока не настанет какой-нибудь глобальный кризис и не исчезнет современная цивилизация.

Но есть и другое физиологическое неравенство мужчин и женщин – мужчины, как правило, физически сильнее. То есть, когда возникает конфликт, у мужчины есть такая физическая возможность подавить сопротивление. Но, кроме радикальных исламистов, мало кто считает, что это приемлемый способ решения гендерных и других конфликтов, хотя как проблема домашнего насилия и вообще насилия это неравенство существует. Оно основано на страхе физической расправы. А еще одна, и я считаю, очень прискорбная особенность нашего общества – это традиционно высокий уровень насилия. Причем в отношении женщин и детей, которым сложнее от него защищаться, оно считается как бы почти нормальным. Так, в феврале этого года, мужчина напал на девушку и попытался ее изнасиловать прямо в вагоне киевского метро. Вот так вот просто снял штаны, подошел к ней, прижался поближе, а когда она начала протестовать, ударил по лицу. Конечно, он был пьян и неадекватен, но, насколько я знаю, по нашим законам в случаях насилия алкогольное опьянение обстоятельство отягчающее. А его просто отпустили. И меня, если честно волнует, что же это будет, если я или кто-то встретит этого извращенца (а такие люди, по моему, куда как больше заслуживают называться извращенцами, чем, например, обычные себе гомосексуалисты, вокруг которых столько шума) не в метро с камерой наблюдения, а в пустом подземном переходе, на улице или в подъезде. Потому что ведь у нас люди насилия боятся и если кто-то на улице кричит и зовет на помощь, то никто не выйдет. Вспомнить хотя бы печальный случай с Сашей Поповой – крики-то слышали, но проверить никто не решился. И вообще я еще в школе была, когда мой отец мне говорил: «Если на тебя вдруг напали в подъезде, кричи «Пожар!», а то никто не выйдет». Это он всерьез говорил. Я потом спрашивала людей, все знают про эту особенность нашего коллективного сознания. Так вот не знаю как кому, а мне не хватает в нашей стране влиятельных феминистических организаций, чтобы они добивались какого-то адекватного наказания в таких случаях. А из-за того, что женщины у нас не знают в большинстве своем, что такое феминизм, шансов на появление таких организаций всего ничего. И мне не хватает женщин в парламенте, и вообще во власти, которые бы думали, как принять такие законы, чтобы подобные люди не встречались на улицах.

Да что я говорю, это на самом деле не такой страшный случай. Все ведь наверняка помнят Оксану Макар, и что двоих из троих насильников, сжегших человека заживо, просто себе выпустили из СИЗО на следующий день, и арестовали, только когда история попала в СМИ. А ведь не всякая такая история становится широко известной. Вот, например, менее известная история – в Луганской области милиционер убил жену из ревности и получил за это год тюрьмы. Потому что был, бедный, в состоянии аффекта, не смог совладать с эмоциями. Да кто ж совладает после этого с эмоциями, зная, что посадят всего на год? И почему такие эмоциональные люди вообще попадают в правоохранительные органы? Нет, я, разумеется, понимаю, что и с правоохранительными органами, и с судами у нас все плохо. И с представлением об общих интересах тоже.

На самом деле такие вещи ведь не случайность. И пусть они случились не со мной, и не с моими ближайшими друзьями, и, может быть, не с вашими. Но вот у меня, например, есть знакомые девушки, которые сталкивались с насилием со стороны своего парня. И что-то мне подсказывает, что много у кого есть. Самое занятное, что многие женщины в таких случаях мужчину не бросают, потому что он же высшее существо, потом приходит, приносит цветы, стоит на коленях – приятно. И даже сами, бывает, провоцируют иногда – есть такая психологическая схема, мне рассказывал человек, как раз профессионально занимающийся проблемами семейного насилия. Мужчина и женщина меняются ролями жертвы и агрессора, за счет этого возникает некое эмоциональное равновесие, поэтому они не расходятся и если кто-то кого-то убивает, то это, в основном, случайность, а не сознательное намерение. Но если у них есть ребенок, то постоянной жертвой, не получающей никакой эмоциональной компенсации, становится именно он. Поэтому иногда бывает, что подросший ребенок мстит жестче всех. И в любом случае вырастает человеком, не представляющим, что такое жизнь без физического насилия.

Вообще, традиция насилия по отношению к женщинам и детям очень сильна даже в украинской литературе. Все, например, помнят, что есть такой роман Пантелеймон Кулиша «Чорна рада». Скучный довольно роман, если честно, но там был один боковой сюжет, который поразил меня, наверное, еще в школе своим невероятным садизмом. Когда центральные персонажи попадают в дом «осавула Гвинтовки», они обнаруживают у него жену полячку. Он говорит, что она княгиня, и рассказывает, что убил ее родителей и таким образом ее себе раздобыл. И демонстративно пытается ее «перевоспитать». То есть, ему не нравится, что она полячка и католичка, и на этом основании он всячески над ней издевается, хотя она его жена и живет с ним в доме. Разумеется, против своей воли. Фактически описано, как мужчина получает удовольствие, издеваясь над женщиной. Вскользь упоминается, что это жестоко, но больше описывается сам процесс.

Есть и еще один чудный пример – Гайдамаки Шевченка, поэма, которую тоже, кстати, изучают в школе. Гонта, один из главных персонажей, убивает собственных маленьких детей за то, что они католики, так как мать у них была католичка. Сцена показана как бы его глазами – он бы и не хотел их убивать, но тем не менее делает это, чтобы не изменить присяге. И в школе это так преподносят (по крайней мере, нам преподносили), как будто это «нормальное» явление. Я понимаю, конечно, что все эти агрессивные персонажи имели основания разозлиться. Но я не понимаю, почему никто не упоминает, по крайней мере, в школе, что вообще-то зарезать маленьких детей, тем более своих, как минимум, неадекватно. То есть, никакой патриотизм и никакая злость не может такое оправдать, разве что серьезное психическое заболевание может это как-то объяснить, но не оправдать. А в самой поэме это подается как неприятное, но вполне себе осознанное решение. И куда смотрит комиссия по морали? Наверно, очередное порно смотрит, чтоб вынести суровый вердикт, что это порно. Или Саус Парк.

Да, это было другое время и другие обстоятельства, которые нам, современным людям, в стране, где войны нет уже довольно долго, осознать сложно, и это хорошо. А сложно нам это осознать потому, что так или иначе люди примерно понимают, что насилие – не самый выгодный для общества тренд. Осознание это происходит с повышением уровня жизни и технических возможностей – в результате развития технологий физическая сила теряет во многих ситуациях решающее значение. Выгодней быть не физически сильным, а умным. Так, если не считать известных спортсменов, задействованных в организации зрелищ, которые при всем желании не могут составлять большой процент общества, самые большие зарплаты в Украине у программистов. Которые в большинстве своем, к сожалению, мужчины.

Так или иначе, в ситуации, когда главное уже не физическая сила, а мозги, у женщин появляется намного больше шансов влиять на свою жизнь и на жизнь общества. Только вот в нашем обществе принято считать, что женщинам много ума и много знаний не надо. В отличии от, например, необходимости по возможности всегда хорошо выглядеть. Хорошо – это так, чтобы мужчина на тебя посмотрел и сразу все проблемы твои решил, потому что ты ему нравишься. Это проще, чем учиться что-то делать хорошо, и еще это традиционней и вызывает меньше сопротивления в обществе. Соответственно, у женщин появляется соблазн так и поступать – жить за счет своей внешности, если не полностью, то частично. И именно потому, что этой самой внешности уделяется столько внимания и сил, меньше внимания и сил уделяется собственно развитию умственных способностей. Вы можете себе представить бизнес-леди без макияжа, маникюра и уложенных в более или менее сложную прическу волос? А ведь это все время, и деньги, и внимание. Только стоит ли оно того? В одном из отзывов иностранцев, побывавшим на Евро-2012, я прочитала отзыв о женщинах на каблуках в Украине – мужчина недоумевал, почему столько женщин на каблуках, да еще и на таких высоких и неустойчивых, и подсознательно осознавая, что это все для представителей его пола, приходил, конечно, к выводу, что «это, конечно, красиво, если это не наносит ущерб их здоровью». Моя подруга, которая живет во Франции, говорит, что французы, если они видят на улице девушку, которая одета так, что вызывает желание снять ее на ночь, то могут почти наверняка сказать, что она из Украины или России. Потому что так обычно и оказывается. То есть, получается, что, чтобы добиться в жизни успеха, женщине надо быть, во-первых, не глупее мужчины, во-вторых выглядеть одновременно и соблазнительно, и не слишком соблазнительно, а то ее будут воспринимать только и исключительно как сексуальный объект. И этого эффекта у нас добиться даже сложнее. Столько было возмущенных отзывов о выпускнице в прозрачном кружевном платьице, но я уверена, что женщина, которая не держит, например, дома декоративной косметики, тоже вызывает немало недоумения. 

Анна Маляр утверждает, что женщины меньше хотят идти в политику – им бы дома посидеть с детьми и перышки почистить. Но есть и такие, которые делают успешную карьеру, то есть, должны бы быть вовлечены в жизнь общества не меньше мужчин. Тем не менее, в политику из них тоже мало кто идет. Настолько мало, что единственный вариант заполнить квоты в Верховной Раде – это любовницы и массажистки наших депутатов. И мол, зачем их кормить за государственный счет. Вот интересно, за какой такой еще счет может жить любовница или массажистка депутата, как не за государственный? И кто бы стал за них голосовать?

А вообще-то, чтобы понять, сколько женщин готовы идти в политику, сколько нет, сколько женщин и сколько мужчин хотят работать (ведь и не всякий мужчина тоже хочет работать), нужны тематические соцопросы. Потому что выражение «многие мои знакомые женщины не хотят работать» - это не аргумент. Я так тоже могу сказать – многие мои знакомые женщины не могут не работать, дома им скучно и не по себе от того, что мозг не задействован на полную силу. Это зависит от круга общения.

Если подвести итоги с гендерным равенством, у нас такая же примерно ситуация, как с демократией или свободой слова, вроде бы и декларируют, но что-то тут явно не так. В конце концов, бытовой сексизм настолько считается нормой, что люди даже не знают, что это понятие означает. А за попытку его употребить тебя непременно дружно причислят к экстремалкам, которые ничего не смыслят в жизни.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Украина,литература,феминизм,гендерное равенство
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.