ТЮРЕМНЫЙ КОШМАР

22 октября 2012, 15:39
эксперт Институт Национальных Интересов
0
495

Публикую письмо заключённой, отправленное в редакцию газеты

 Поступившее в редакцию Интернет-издания Odessa Daily обращением матери осужденной, отбывающей срок в Черноморской исправительной колонии № 74, а также в связи с вопиющими фактами нарушений прав человека, о которых шла речь в статье «..Терпеть такое невыносимо, и жить в таком кошмаре невозможно. Открытое письмо осужденных Черноморской колонии № 74».

В этом  интервью к вам обращается осужденная ЧИК-74 Колодочка Анна Сергеевна, 24.11.1987 г.р. Я попытаюсь объяснить вам, по какой причине 5.06.2012 в ЧИК-74 себе порезали руки 11 осужденных.

В ЧИК-74 находится детский дом, в котором живут дети до 3-х лет. В детском доме предусмотрены прогулки матерей с детьми два раза в день. Но мамочек лишают прогулок за малейшие нарушения. К примеру, принесла своему ребенку конфету. А в последнее время под предлогом карантина матерей не пускали 4 месяца.

Одна из мамочек ЧИК-74, Кравченко Алина Андреевна, 13.09.1988 г.р., рассказывает, что мамочки в основном отбывают срок наказания за кражи и убийства. Рожают в роддоме № 5 г. Одессы. Условий нет. После родов мамочек выносят на носилках в коридор. Ребенка не приносят. По истечению двух часов увозят обратно в учреждение ЧИК-74. Роды принимает врач, но отношение врачей плохое. Вывозят из учреждения в последний момент перед родами. Бывали неоднократные случаи, что обращаясь к врачам в предродовом состоянии, и врачи не воспринимают серьезность ситуации, вследствие чего дети умирают. Препараты не дают вообще. Быт мамочек - такой же, как у всех осужденных, а именно: общий барак, купание запрещено, холодная вода, никакой добавки к питанию. Дети мам не видят, т.к. дом ребенка 9 месяцев в году находится на карантине. Помещение, в котором живут дети в отопительный сезон, обогревается тепловентилятором, что вызывает у детей частые болезни. Одни ножницы для обрезания ногтей на весь дом ребенка. Постоянные высыпания. Обязанности няней выполняют осужденные. Часто дети в синяках. Много ВИЧ-инфицированных детей, и живут они вместе со здоровыми детками. Я не уверена, что детей колят именно аминозином, но какие-то препараты дают, чтобы дети спали и не беспокоили медперсонал. Помощь детям по болезням оказывается без уведомления матерей, их не ставят в известность, чем болен ребенок.

Хочу поделиться с вами рассказом, который рассказала мне осужденная Воробьева Людмила Андреевна, 1976 г.р., ст. 309 ч. 2, срок 2 года. Она прибыла в учреждение ЧИК-74 в феврале 2010 г. на 7-ом месяце беременности. 4 апреля 2011г. обратилась в санчасть колонии ЧИК-74 с предродовыми схватками. Но сотрудники медсанчасти не отреагировали на ее просьбы, на что ей отвечали, что ей еще рано рожать. 6 апреля она перестала слышать шевеление ребенка, сотрудник медсанчасти послушал ее и сказал, что сердцебиение слабое. 7 апреля она еще раз обратилась в медсанчасть, где ее еще раз послушали и сказали, что сердцебиение у ребенка есть. После чего вызвали скорую помощь и повезли в больницу рожать. Лишь только после 3-го УЗИ врач сказал, что ребенок мертв и спросил: "А вам что, не сказали об этом?".

Вот еще один случай. Беременная женщина в течении месяца держалась в ПКТ, что противоречит законодательству.. И таких примеров можно приводить множество.

В производственной зоне ЧИК-74 нормы выработки настолько высоки, что осужденные, работая с 6 утра до 10 вечера, не успевают их выполнить. При этом средняя зарплата плата составляет 10-20 гривен, потому как администрация учреждения высчитывает из заработной платы деньги на подоходный налог, на форму одежды и постельное белье, питание, ком.услуги, и в частности свет, который дают с 12:30 до 13:30, с 16:00 до 8:00 (при том, что отбой в 21:00, и светом никто не пользуется), в летнее время тоже с 12:30 до 13:30 и с 17:00 до 8:00. Хотя когда приезжает комиссия из Киева, свет включен целый день. Также в производственной зоне функционируют цеха, бригады №№ 92,72,91, где не обеспечены условия труда, а именно в этих цехах бетонные полы, нет окон, отсутствует вентиляция. Мало того, эти цеха выполняют не государственные, а частные заказы. Бригада № 92, где я работала, шьет спортивные брюки и шорты "Адидас" для частного предпринимателя Гречко. Бригада № 71 шьет для частного предпринимателя Бобуха. Осужденные в этих цехах работают с утра до вечера, и даже когда болеют, им не разрешают взять больничный. Продукция этих цехов шьется для одесских рынков.

В жилой зоне по режиму содержания банный день - один раз в неделю, при том что женщины работают с утра до вечера. Но мыться не в банный день запрещено. Лично я имею два строгих выговора просто за то, что помылась не в банный день. На что администрация учреждения говорит, что из-за того, что купаются, рушится здание.

На отделение в среднем 100 человек на ВИЧ-инфицированных и здоровых людей выделяются одни ножницы и 2-3 иголки.

По режиму содержания лимит вещей составляет:

- 1 спортивный костюм

- 2 футболки

- 1 халат

- 2 полотенца

- 5 пар нижнего белья (а совсем недавно разрешалось только 2 пары)

- 1 пара закрытой обуви, 1 пара открытой

- в зимний период еще плюс колготки гамаши и два свитера.

Свитера с горлышками, кофты с замками и пуговицами, также брюки на змейке запрещены. Юбки и платья тоже не разрешены. А как же быть тем осужденным, кому вероисповедание не позволяет носить брюки?

На санчасти не оказывается должная медпомощь даже ВИЧ-инфицированным, у которых меньше ста клеток. При высокой температуре им не дают больничный, а заставляют работать с утра до вечера, пугая что они не пройдут свое УДО. Вовремя медпомощь не оказывается даже при серьезных травмах, с чем я столкнулась лично. В июне 2010 г. я прибыла в ЧИК-74, а в августе я получила травму правой ноги (глубокая рваная рана и сильная опухоль). Рану мне даже не зашили и сделали перевязку только один раз. Мне дала больничный доктор Коваленко Лилия Ивановна на 3 дня, но на следующее утро фельдшер Коржова В.Е. мне его аннулировала. И когда я не могла даже наступить на ногу, меня заставляли выходить в промзону, где я работала зарисовщиком в закройном цеху (работа, на которой нужно находиться весь день на ногах).

Начальник оперчасти Кирьязева И.А. пытается всяческим моральным давлением подавить личность в человеке и втоптать его человеческое достоинство в грязь. Людям, которые ей неудобны или невыгодны, она фальсифицирует рапорты и делает из них злостных нарушителей. И без веских на то оснований содержит их в ДИЗО. Своим же сотрудникам (осужденным) она дает полную свободу действий, позволяет им не придерживаться режима содержания и принимает от них дорогостоящие подарки и деньги, о чем начальник учреждения Каракай О.Н. осведомлена.

Лично ко мне было оказано постоянное моральное давление со стороны Кирьязевой И.А и работника режимной части Химчинской Н.В. Кирьязева И.А. буквально на первом же свидании сказала моей маме, что если я не сольюсь с толпой, то в лучшем случае буду сидеть до конца срока, а то и можно случайно у меня найти наркотик и добавить срок наказания. За два года, что я нахожусь в ЧИК-74, из меня сделали злостного нарушителя, а рапорты у меня в основном за то, что покупалась или покурила в неположенном месте, т.е. в метре от курилки. Больше двух месяцев я в отрядах не задерживалось. По оперативным соображениям меня постоянно переводят из отряда в отряд. А в марте 2012 г. меня в течении 10 дней трижды переводили из отряда в отряд. 14 апреля 2012г. моя мама приехала ко мне на свидание из Киева. В 6:00 она уже была под дверями колонии. Приблизительно в 12:00 меня и других осужденных вызвали на краткое свидание, куда Химчинская Н.В. привела всех родственников, кроме моей мамы. Химчинская вывела меня назад в жилую зону, сказав, что свидание состоится позже. В 16:15 меня снова привели в комнату свиданий и дали свидание до 16:45. В итоге моя мама ехала целую ночь из Киева в Одессу, ждала под колонией с 6:00 до 16:00, чтобы получить свидание на полчаса. Заявление и объяснения по вышеуказанной ситуации моя мама и я давали в письменной форме.

15 апреля 2012 г., когда еще телефонные карточки разрешалось покупать только на заработанные деньги в товарке и звонить раз в 10 дней не более 5 минут, я отправилась на телефонные переговоры, чтобы позвонить маме. В тот момент я звонила маме из колонии впервые. Когда я разговаривала ровно 5 минут и 15 секунд, Химчинская закричала, чтобы я заканчивала, на что я ответила, что сейчас попрощаюсь и закончу.В ответ на это Химчинская вырвала мою карточку из таксофона, а когда я пыталась ее забрать, она ударила меня рукой в грудную клетку, обругала меня нецензурной бранью, и написала рапорт.Таких примеров можно приводить множество. Главное, что я хочу этим сказать, что у нас полностью подовляют нашу личность, честь и достоинство, а также систематически нарушают наши права.

5.06.2012 г., не выдержав морального давления со стороны администрации, а именно Кирьязевой И.А., 11 осужденных - Колодочка А.С., Мочалова М.Д., Карпович Ю.И, Николаенко О., Терещук М.Д., Федорова А.В., Вишталь Д.Л., Слащева А., Моисеенко, Гордиевская М.И. и Жаловская А.И. - порезали себе руки в знак протеста против халатного отношения к детям и их матерям, и против нарушения прав осужденных, которые излагались выше. В тот же день с нами беседовали работники Одесской пенитенциарной службы, которые пообещали, что если в течении 10 дней с нашей стороны не будет огласки, то мы не будем наказаны, а наши требования будут удовлетворены, т.к. они законны. 7.06.2012 г. в ЧИК-74 приехал генпрокурор и представители Одесской прокуратуры, которые в тот же день поместили всех нас в дисциплинарный изолятор (ДИЗО). По истечении 10 суток меня, Мочалову, Федорову и Николаенко не выпустили в жилую зону, вручили постановление еще о 10 сутках ДИЗО якобы за межкамерную связь, хотя ни одного замечания нам сделано не было, объяснительные нам писать никто не говорил, А С РАПОРТАМИ ОЗНАКОМИТЬСЯ НАМ НЕ ДАЛИ. По прошествии еще 10 суток нам четверым снова без выхода в жилую зону вручили постановления о помещении нас на ПКТ (карцер) на 3 месяца.

5.06.2012 г. я сильно порезала руку и потеряла много крови. Зашивал мне ее врач стоматолог,а швы мне снимали прямо в ДИЗО. После чего у меня начала гнить рука и постоянно держалась температура. Но в интервью с журналистами газеты "2000" начальник колонии Каракай О.Н. сказала, что порезали руки только 3 человека вместо 11, и порезы были поверхностными и незначительными (Еженедельник "2000", № 34 за 23-30 августа). На третий день моего прибывания в ПКТ меня вывезли в Винницкую больницу, в терапевтическое отделение.

3.08.2012 г. я прибыла этапом в ЧИК-74 из Винницкой больницы и была сразу же помещена в ПКТ без предварительного осмотра врача. Буквально через неделю мое состояние здоровья ухудшилось. С детства я болею бронхиальной астмой, хроническим обскрутивным бронхитом, легочно-сердечной недостаточностью 2 степени тяжести, гастритом. А в местах лишения свободы я заболела панкреатитом, пиелонефритом, циститом. Ежедневно к нам приходила медсестра, но кроме анальгина и ацетилсалициловой кислоты никакой медпомощи не оказали.

3.09.2012 г. в ПКТ поместили Карпович Ю.И., которая на данный момент болеет бронхитом, и еще у нее проблемы с ногами, но диагноз не установлен. На сегодняшний день в ПКТ находятся Николаенко, Федорова, Карпович - те люди, которые по состоянию здоровья содержаться в таких условиях не должны.

Попытаюсь объяснить, что такое ДИЗО и ПКТ. ДИЗО - дисциплинарный изолятор. Там содержатся осужденные до 10 суток. Когда туда помещают осужденных, их полностью раздевают до плавок и дают форменный халат. Спальные места пристегиваются в 4:00, а отстегиваются в 20:00. Средства личной гигиены выдаются два раза в день в 4:30 утра и в 19:00 на 10 минут. В камерах большие щели в полах, постоянно сквозняки, холодная вода даже зимой. Шампунь и станок дают только раз в неделю в банный день. Свидания и передачи запрещены. Личные вещи не дают даже в зимнее время.

ПКТ - помещение камерного типа, где содержатся осужденные до 3-х месяцев. Условия содержания практически такие же, как и в ДИЗО, за исключением того, что вместо форменного халата разрешают личные вещи, средства гигиены находятся в камере. И разрешается читать книги. В остальном все так же, как и в ДИЗО.

После того, как мы порезали руки в колонии, настали изменения:

- осужденным, которым было отказано в льготах, льготы пересмотрели в положительную сторону, люди ушли домой по УДО;

- мамочек пустили в детский дом;

- ВИЧ-инфицированным начали оказывать медпомощь;

- теперь разрешается высылать телефонные карточки в письмах и посылках;

- также позволили купаться в прачечной и расширили лимит вещей до лишних спортивных штанов и двух маек.

Терещук М.В. находится в колонии с 2009 г. Все время работала и добросовестно относилась к работе, но за три года поощрения не получила, слышит только обещания от начальника колонии. После того, как 5.06.2012 она порезала себе живот в двух местах, начальник колонии сказала дать ей срочным образом поощрение за добросовестную работу, и просила не разглашать данное событие, после чего в течении месяца без веской на то причины ее снова закрыли в ДИЗО на 10 суток и дали профучет злостного нарушителя. Хотя за все время, что она находится в ЧИК, характеризовалась положительно. За всю жизнь у нее не было попыток к членовредительству. А начальник оперчасти Кирьязева И.А. сказала ей, что если бы она с ней сотрудничала, то всего этого не было бы, а теперь она вырыла себе могилу, в которую она ее закопает.

Теперь администрация и осужденные, которые работают на оперчасть, угрожают, унижают и провоцируют. Осужденным, которые порезали руки и не были помещены в ПКТ, администрация учреждения создала невыносимые условия жизни, которые выражаются предвзятым отношением,игнорированием обращений, фальсификацией рапортов, наложением табу на свидания и передачи. В отношении осужденных, которые были помещены в ПКТ, а именно Колодочки А.С., Мочаловой М.Д., Николаенко О., Федоровой А.В. и Карпович Ю.И. постоянно применяется моральное-психическое давление. Нам говорят, что мы можем больше не увидеть своих родных, а наше освобождение в дальнейшем под большим вопросом, если мы не перестанем рассказывать проверяющим об отношении администрации к осужденным. Нам открытым текстом заявляют, что добавят 3 месяца, а потом еще 3, после чего, собрав нужные документы, добавят срок наказания по ст. 391 или 392, а в лучшем случае развезут по разным колониям, где нас так встретят, что нам будет очень "весело". А если у администрации не будет основания добавить нам еще 3 месяца, пока мы находимся в ПКТ, они выпустят нас на один день в жилую зону для того, чтобы осужденные, которые сотрудничают с оперотделом, написали, что мы агитируем осужденных колонии к тому, чтобы они резали себе руки и явно противостояли администрации.

А лично мне, когда я находилась в ПКТ, запретили высылать посылки со средствами гигиены. Передачи были приняты, но мне их не отдали. Могу привести примеры:

1. Буквально за пару дней до того, как мы порезали руки, моя мама передала мне передачу стоимостью около 2000 гривен. Сырокопченую колбасу сроком годности 3 месяца и мясо с сыром в вакуумных упаковках я положила в морозильную камеру 9 отделения. 7.06.2012 я была помещена в ДИЗО на 10 суток, по истечении которых еще на 10, после чего на 3 месяца в ПКТ. Как я уже

говорила выше, я отбыла 4 дня в ПКТ, после чего была отправлена в Винницкую больницу, перед чем меня завели в этапную комнату, куда Химчинская Н.В. принесла мне акт об уничтожении всех моих

продуктов. Оказывается, пока я находилась в ДИЗО, все мои вещи и продукты питания без моего ведома перенесли во второе отделение, куда я была переведена, где половину моих продуктов уничтожили без моего присутствия (хотя колбаса и мясо с 3-х месячным сроком хранения испортиться в морозильной камере никак не могли), а вторая половина исчезла, как и сумка с средствами личной гигиены.

2. Когда я прибыла из Винницкой больницы и была помещена в ПКТ, моя мама приехала ко мне на свидание, которое, естественно, ей не дали, и передала мне передачу в виде 4-х блоков минеральной воды, средств личной гигиены, сигарет "Davidoff", чая, кофе, конфет и т.д. Также мне передала передачу моя подруга - со средствами личной гигиены, а сигареты и кофе у нее не приняли, хотя в ПКТ на прогулке курить разрешается. В итоги я просидела месяц в ПКТ без туалетной бумаги, мыла и зубной пасты. Через месяц средства гигиены и 3 блока минеральной воды мне отдали, а чай, кофе, сигареты куда-то делись. Также по сей день еще не нашлась часть медикаментов, с которыми я прибыла в ЧИК-74 5.06.2010 г.

Как мы уже говорили выше, на осужденных, которые в данное время находятся в ПКТ, оказывается постоянное моральное давление, и в таком напряжении им приходится жить. А за что? За то, что они хотели добиться должного отношения к детям и ВИЧ-инфицированным, и элементарного соблюдения наших прав.

На вопросы журналистов к участникам тех событий отвечают осужденные, которые находятся в ПКТ:

1. Ф.И.О. тех осужденных, которые порезали себе руки?

Мочалова Марина Дмитриевна, Колодочка Анна Сергеевна, Терещук Марина Викторовна, Вишталь Дарья Леонидовна, Карпович Юлия Игоревна, Николаенко Оксана, Федорова Анастасия Вадимовна, Слощева Алена, Жаловская Анастасия, Моисеенко, Гордиевская Мария.

2. За что они отбывают срок наказания?

Мошенничество, разбой, кража.

3. За что могут лишить УДО?

Для того, чтобы не пройти в нашей колонии УДО, надо:

- не сотрудничать с начальником оперчасти Кирьязевой И.А.;

- помыть голову не в банный день;

- за низкий процент нормы выработки, хотя за 8-ми часовой рабочий день ни одну норму выполнить невозможно, поэтому осужденным приходится работать с 6:00 до 22:00 с одним выходным в неделю, при всем при этом норму выполнить все равно невозможно;

- могут подкинуть запрещенный предмет по распоряжению начальника оперчасти осужденные, которые сотрудничают с вышеуказанным лицом;

- если кому-то из администрации, кто решает, дать поощрение или нет, ты не угоден, поощрение не подпишется. Соответственно, осужденные льготу не проходят. Осужденные, которые сотрудничают с оперчастью, проходят льготы без всяких проблем, и таких много.

4. Какие условия проживания и иерархии, питание, сколько человек в бараке, подъем,отбой, работа?

В каждом отделении есть осужденная, которая является ст. дневальной, также бригадир, ночная дневальная. Завтрак - каша с подливой, чай, хлеб, обед - суп, каша с подливой, салат из прокисших огурцов, ужин - каша с подливой, вареная тюлька с неприятным запахом, хлеб, чай. В отделении в среднем 100 человек. Проходы между кроватями 0,5 метра. Подъем в 5:00, отбой в 21:00 для первой смены, и в 7:00 и в 22:00 для второй смены. Выход на работу: 1 смена - в 6:00, 2 смена - в 14:00. Если человек работает в две смены, он все равно выходит в 6:00. Поименная проверка: при выходе в столовую на завтрак в 5:15, потом в 6:00, потом при выходе в столовую на обед в 11:30, дневная в 14:00, при выходе в столовую на ужин в 17:00, вечерняя в 18:00.

5. За что могут дать поощрения?

Нужно работать с утра до вечера, не оспаривать требования администрации, даже если они не совсем законны.

6. Оплата труда почасовая или от выработки? Куда отчисляют? Расписываетесь ли вы в получении зарлаты? Когда вы расписываетесь, сколько денег вы видите, 500 гривен или 25 гривен?

Мы не трудоустроены на законных основаниях, рабочий стаж не зачисляется, значит, при расчете пенсии эти года не засчитываются. Несмотря на это, подоходный налог высчитывается из зарплаты. Зарплата выдается чистыми, что составляет 10-20 гривен. Все остальное уходит на содержание себя в колонии (свет, вода, питание, вещевая каптерка, форма одежды, постельное белье). Когда мы расписываемся за зарлату, то видим 980 гривен, а получаем на руки 10 - 20.

7. Причины бунта?

- халатное отношение к детям и их матерям;

- не оказывается медпомощь ВИЧ-инфицированным, а также переболевшим туберкулезом и находящихся в туботряде. Их больных с температурой заставляют ходить на работу;

- полное нарушение прав осужденных, аморальное отношение, превышение полномочий оперуполномоченных;

- осужденные, работающие на оперчасть, могут побить других осужденных по указанию начальника оперчасти, при этом они не будут наказаны;

- ограничение телефонных разговоров (5 минут раз в 10 дней). Разрешалось приобретение телефонных карточек только один раз в месяц в отоварке;

- высокие нормы выработки;

- давление начальника оперчасти Кирьязевой И.А. на осужденных;

- ограничение в одежде приказом внутреннего распорядка.

8. Как проявлялось усиление режима?

После случившегося усиление режима было в отношении тех 11 человек, которые порезались, для остальных режим содержания остался прежним.

9. Почему у вас нет другого выхода?

Потому что терпеть такое невыносимо, и жить в таком кошмаре на протяжении лет невозможно. К тому же на нас никто не реагировал, хотя мы не единожды обращались к начальнику колонии Каракай О.Н.

10. Реакция администрации?

Сразу же прибыл начальник пенитенциарной службы Одиленко А.В. с сотрудниками, спросили причину, и после объяснения пообещал разобраться и выполнить все наши требования. Но это были всего лишь слова. Он очень просил, чтобы не давали огласки. Но 7.06.2012 с приездом генпрокурора всех 11

человек поместили в ДИЗО.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.