Repair therapy или репейная терапия? Трудности перевода: «космическая цензура».

23 октября 2012, 23:49
Экономическая сфера
0
231

Попались мне как-то на глаза два рядом стоящих флакона шампуня.

Попались мне как-то на глаза два рядом стоящих флакона шампуня. На них наличествовали такие себе идентификаторы, главной целью которых, так или иначе, безусловно, было привлечение внимания. На одном фигурировала надпись «Repair therapy». На стоявшем рядом, присутствовало определение «репейный», с которым, кажется, соседствовало и слово «терапия». Конечно, никакие это не были «трудности перевода». Просто такое себе стечение обстоятельств. Случайность. Но она почему-то показалась мне симптоматичной в несколько иной сфере,  не касающейся непосредственно наших волос. Однако, сфере,  имеющей все же некоторое отношение к рекламе. Причем того, что, в том числе, в некотором смысле содержит претензию на очищение и укрепление. Это довольно вольная аналогия. Но сколь уж даже физики-теоретики полушутливо позволяют себе формулировать гипотезы с помощью выражений наподобие: «У черной дыры нет волос», - то, думаю, и мне простят толику нестрогости. То, что «у черной дыры нет волос» означает, кстати, что в сем довольно примечательном и замечательном космическом объекте, исчезает любая информация, попавшая туда извне. Это что-то вроде «черной кошки в темной комнате». Только в еще более сильной формулировке. Шерсть, в общем-то, не важна. И не является определяющим даже ее цвет. Будь она хоть белой. В кромешной тьме ее все равно не увидишь. И даже факт наличия или отсутствия шерсти не важен. Особенно, если самой кошки нет вовсе.

Кстати, еще один постулат, касающийся теории черных дыр, физики назвали принципом «космической цензуры». Он утверждает отсутствие «голых» сингулярностей. Или, говоря проще, то, что «дыра» обязательно должна иметь определенные границы, а не быть исключительно стянутой в точку.

Слово «repair», если кто не знает, по-английски означает «восстановление», «исправление», «ремонт». Лейтмотивом, основным посылом предвыборной рекламы  парламентской кампании 2012 года одной небезызвестной партии власти стали лозунги вроде: «Разруха преодолена. Стабильность достигнута», «От стабильности – к благополучию!». То подспудно, то отчетливо явно гражданам пытаются донести одну простую мысль: во всех бедах виноваты предшественники, сегодняшняя же власть, преодолевая великие трудности и козни недоброжелателей, упорно, упрямо, планомерно и последовательно занимается исправлением ситуации и восстановлением страны и ее благополучия. В развитие же этой мысли беззастенчиво, безапелляционно и однозначно утверждается, что существующая социальная, политическая и экономическая ситуация в государстве является «вполне себе» позитивной. И, уж точно, в выгодном свете отличается от «кромешной тьмы» и абсолютного упадка всего и вся, имеющих место быть при предшественниках. Можно долго и много говорить о корректности, допустимости и моральности такого подхода. Можно апеллировать и спорить с этим на основе объективного анализа и сравнения. Можно, даже, сказать, что для человека здраво - и критически мыслящего попытка убеждения с помощью таких методов может показаться и по форме и по содержанию глупой и вызвать только отторжение и неприятие. Можно… Но, на самом деле, такой подход работает. И выбран он не случайно. Избран сознательно и выверено. Более того, объект (то есть, реклама) органически соответствует субъекту (то бишь, тем, от кого она исходит). Соответствует их внутреннему наполнению, их методам, их отношению к людям, которым адресуется реклама и представлению об уровне их развития, их отношению к самим себе. Соответствует в целом.

В действительности, любые беспрекословные утверждения, объективно не основанные ни на чем, не зависимые ни от чего и даже не стремящиеся себя обосновать, направлены на одно: они стремятся, во что бы то ни стало убить возможность какого-либо выбора, возможность самой мысли о выборе, потенцию этой  мысли. И им часто это … удается. Природа этого, сам механизм можно определить и описать с разных сторон. Объяснение самого феномена представляется многогранным. В этом смысле можно говорить о том, что эти утверждения стремятся заполонить сознание, вытеснить другие мысли. Можно говорить о внутреннем страхе противостояния беспрекословности. Или же назвать это проявлением страха и стыда оказаться «не таким как все», то есть сказать о конформизме. Но, на самом деле, все это лишь моменты, детали одного связанного в тугой пучок явления.

В 1971 году на киностудии «Киевнаучфильм» режиссером Феликсом Соболевым был снят научно-популярный фильм «Я и другие». В фильме представлены и показаны ситуации, иллюстрирующие «прорехи» в сознании человека, его податливость активно навязываемому извне мнению.  Сам по себе фильм и поставленные эксперименты, составляющие его содержание, не были каким-то новым словом  в психологии. Результаты аналогичных экспериментов, проведенные Соломоном Ашем и считающиеся классическими, были опубликованы еще в 1951 года. Однако фильм по признанию многих людей, посмотревших его, если и не перевернул, то, как минимум, сильно изменил их мировоззрение. В Советском Союзе известной и практически крылатой стала короткая фраза из фильма: «Обе белые». Дело в том, что один из экспериментов, показанных в «Я и другие» состоял в том, человеку, участвующему в эксперименте, предлагали назвать цвет двух предметов в форме пирамид, поставленных перед ним. Одна из пирамид была белой, вторая – черной. В эксперименте также участвовали подставные лица, которые явно, уверенно, показно не сомневаясь в своей правоте, утверждали, что оба предмета имеют белый цвет.  И, в большинстве случаев, испытуемый соглашался с мнением большинства, несмотря на всю отчетливую его абсурдность. Более того, оказалось, что он может быть склонен не только соглашаться с этим, но упорствовать и упрямствовать в отстаивании «собственного мнения» и чуть ли не «доказывать» его. Но, есть еще более примечательный факт, который мне довелось встретить в жизни. Я сталкивался с людьми, утверждающими, что именно этот фильм кардинально изменил их мировоззрение, в реальных же жизненных ситуациях упрямо и откровенно отчетливо демонстрирующих ту же податливую и внушаемую модель поведения, которая «препарируется» в фильме. В общем, даже «понимание» может оказаться весьма далеким от реального понимания. Конкретный же «пример», воспринимаемый «во всей его конкретности», может, на самом деле, ничего не демонстрировать в качестве примера. Этот «пример» может быть, всего лишь, оторванной и обособленной деталью. И, когда он такой, когда он не «конкретное общего», а «сам по себе», цена его грош. Ведь любая «модификация» преодолевает его «защиту». Вплоть до простого изменения геометрической формы черного и белого предметов. И этим тоже пользуются. Более того, я уверен, что суть любой ситуации, ее основа, в которой проявляется «обе белые», как раз в причудливом и замысловатом «размытии» понятия «конкретного». В ситуации, когда это «конкретное» оказывается, с одной стороны неопределенным, условным, а с другой его требуется безусловно определить. Это «противоречие» в той или иной степени внутренне заложено во всех нас. В ком-то больше, в ком-то меньше. Заложено, в первую очередь, как раз необходимостью делать выбор. Поэтому, когда его искусно «вскрывают», «щекочут его нерв» и оказывается, порой, «легче» отказаться от возможности выбора, поддавшись от отдавшись течению «общепринятого» «мейнстрима».

Именно тогда и возникает внутренняя «цензура», «спрессовывающая» логику и здравый смысл, стремясь «сжать их в точку». Она может принимать поистине такие масштабы внутри человека, которые так и хочется определить как «космические». Я не пытаюсь создать привязку к, всего лишь, созвучным физическим постулатам и принципам и провести прямые аналогии. Это не «перевод». Это всего лишь совпадение. Но, все же, как бы то ни было, хотелось бы отметить, что любая такая «цензура» имеют свои границы. Имеют границы и возможности внешней манипуляции сознанием. Есть и внутренние механизмы противостояния им. Порой, достаточно просто задавать определенные вопросы самому себе и пытаться на них честно ответить.

Итак. Возвратимся к теме выборов. Все-таки, repair therapy или репейная терапия? Какие, в действительности, «процедуры» сулит нам реклама партии власти. Главный вопрос в том, предлагают ли нам, на самом деле, восстановление или навязчивую безальтернативность, от которой чрезвычайно сложно отделаться? Предлагают ли нам развитие или просто отсутствие выбора? Слишком уж этот репейник приставучий. Хотя такой он, скажем честно, только лишь потому, что предназначен для «лопухов».

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.