Про мови

30 ноября 2012, 08:33
Dolce far niente
0
380

культуру і окупацію


Цікавий дослідження на ЖЖ на мовну тематику в Україні і світі одного російськомовного юриста родом з російськомовного Херсону.

Мало кто сегодня не высказывал своего мнения по поводу законопроекта Кивалова - Колесниченко «Об основах государственной языковой политики». Вот и я решил не остаться в стороне и, изучив некоторую историческую и государствоведческую информацию, решил сложить свое отношение к данному документу.
  Эту статью пишу на русском языке, чтобы ознакомиться с моими выводами смогли не только украинцы, но и друзья россияне, которые нередко спрашивают о том, почему украинцы так возмущены этим проектом.
  Что такое язык нации?
  Попытавшись разобраться в этом вопросе, оказалось, что среди современных лингвистов нет единственной формулы, по которой можно было бы просчитать порядок формирования языка определенной группы людей.
  Даже в вопросе о том, какой язык был первичен – русский или украинский, мнения ученных разбились на множество теорий, каждая из которых крайне убедительна и поддержана серьезными исследованиями и ссылками на первоисточники. Обычно, в науке, в случае отсутствия конкретного ответа на поставленный вопрос, ученые пытаются быть объективными, избегая конкретных выводов, а лишь высказывая предположения. Но не в этом вопросе. Имея высокую политическую актуальность, будучи подверженным соцзаказу в контексте и экономической выгоды, практически все теории, которые мне удалось найти, заканчивались абсолютным убеждением автора в исключительной правильности только их вывода и в голословных убеждениях о том, что все другие выводы ошибочны. Почему голословными? Потому что любая теория предполагает критику и сопоставление с фактами. Часто метод критической оценки занимает больший объем работы, чем само обоснование идеи. При этом в вопросах теории первичности русского и украинского языков, как таковой этот метод практически не применяется. Если даже кто-то и вспоминает о существовании теорий с противоположным выводом, то лишь мельком и исключительно для заявления об их ошибочности, без аргументов.
  Но, изучив все эти идеи и взгляды, мне удалось сложить определенную, сравнительно объективную картину происхождения обоих языков. Итак, и русский и украинский языки начинают формироваться приблизительно в период 12-14 веков. Под словами «начинают формироваться» понимаем постепенное отхождение от старославянского языка. Появляются новые термины, которые в основном исходят из языков соседних народов, так называемые полонизмы, а также действует современный сленг, которым определяются события и предметы, характерные для данного общества.   Приблизительно в период 16-17 веков происходит окончательное разделение языков. Тому послужили частые войны, которые вели оба народа, в Украине войско Запорожское приобретает признаки государства, у обоих стран появляются границы, наращивается необходимость дипломатических отношений. Все эти события провоцируют более активное развитие письменности, что окончательно закрепляет определенные литературные языковые наречия. На сегодня никто не может точно сказать, какой из языков дальше ушел от старорусского. Один из авторов даже предположил, что если бы такая формула и была бы найдена, и оказалось, что, к примеру, русский язык отличается от старославянского больше, чем украинский, то такие отличия были крайне минимальны. То есть и украинский и русский языки ушли от своего «отца» достаточно далеко. А идея исконности какого-то одного из них и доминирования одного языка над другим, есть не более чем желанием отдельных политических идеологов, которое не имеет ничего общего ни с наукой, ни со здравым смыслом.
  Перечитав десятки статей на эту тему, я пришел к выводу, что формирование языка - это некий природный процесс, когда определенная группа людей, оказавшись в одинаковых исторических, экономических, социальных, географических и климатических условиях, начинает выделяться, сравнительно с соседними группами, отдельной культурой. И этот процесс культурного отличия завершается формированием отдельного языка общения данной группы.
  На сегодня только в Европе существует несколько языковых групп: Греческая, Латинская, Норманская, Саксонская и Славянская. Названия групп исходят от языков, которые стали фундаментом формирования современных языков, как, к примеру, из латинского языка сформировались итальянский, испанский, португальский и остальные языки.
  Получается, что существование языка является одним из наиболее ярких признаков появления нации. И наоборот, появление нации ознаменуется появлением у нее языка.
  Именно поэтому многие государства при завоевании соседних народов пытались внедрить там свой язык и уничтожить национальную культуру. Ведь те, кому это удавалось, получали эти земли в вечное владение, поскольку перестав отличать себя от народа - оккупанта, нация убеждалась в том, что они и есть этим народом. Такая постановка вопроса освобождала завоевателя от возможных, даже в будущем, национальных бунтов и попыток обрести независимость.
  То есть язык, вместе с религией, является главным отличием одной нации от другой, а также сам факт существования отдельного языка говорит о существовании отдельной нации. Ни антропологические признаки, которые часто размыты (в толпе сложно отличить этнического русского от украинца), ни штамп в паспорте, который говорит о гражданстве, но не говорит о нации, ни какие-либо другие примеры не указывают на индивидуальность нации, кроме как наличия отдельного языка и отдельной культуры.
  Государственный язык или официальный, или региональный …
  К сожалению, не удалось найти историю происхождения термина «Государственный язык». В большинстве источников указывается на размытость этого понятия, где каждое государство понимает его по своему. Чаще всего термин «Государственный язык» применяется к языку, на котором ведется государственное делопроизводство.
  Здесь приведу пару абзацев на эту тему из русской версии Википедии (без изменений):
  «Примерно половина стран в мире имеют государственные языки. В некоторых (например, Албании, Франции, Украине, Германии или Латвии) государственный язык единственный. В других (например, Белоруссии, Бельгии, Канаде, Финляндии, Афганистане, Парагвае, Боливии, Индии, Швейцарии, ЮАР) государственных языков более одного.
В некоторых странах, таких, как Ирак, Италия, Испания и Россия, существует один государственный язык для всей страны и, в дополнение к нему, государственные языки для отдельных регионов (например, татарский язык в Татарстане). Некоторые страны, такие, как США, не имеют государственного языка для всей страны, но имеют таковой для отдельных своих частей, например, штатов в США. И, наконец, в некоторых странах понятие государственного языка вообще отсутствует, например, в Австралии, Эритрее, Люксембурге или Тувалу. В большинстве подобных случаев, однако, де-факто существует какой-то один основной язык, а также имеется целый ряд официальных документов, которыми устанавливаются сферы использования тех или иных языков
».
  Эти данные также указывают на отсутствие единого мнения по поводу применения государственного, в том числе и официального, а также регионального языков.
  Вопрос статуса государственного языка остается на усмотрение государства, но почему ему уделяется столь большое значение?
  Оккупация! Это понятие многие люди понимают в контексте военного захвата территории государства. Однако оккупация бывает не только военной, но и более подлой – культурной.
  Томас Гоббс в своей книге «Левиафан» определил главный принцип существования человечества как «война всех против всех, за право каждого на все». Он объяснял это примерно так. Каждый человек рождается с убеждением, что ему принадлежит все имущество в мире, однако, кроме него, с таким же убеждением пребывают и другие люди, соответственно, человечество пребывает в состоянии постоянной, открытой и закрытой войны за имущество, результатом которой является то имущество, которое вам удалось нажить (отвоевать) на протяжении жизни.
  Также и государства. Они постоянно пытаются оккупировать соседние народы, расширяя свои владения. Карта мира, в том числе и Европы, каждые 100 лет изменяется до неузнаваемости. Однако завоевание народа это лишь полдела. Не так сложно завоевать страну, как сложно удержать это завоевание, ведь не только другие государства могут желать получить эти земли, но и сам народ может поднять бунты и революции, требуя независимости. Одним из наиболее эффективных способов удержания завоеванного народа является культурная оккупация, когда уничтожается его культура и язык, и тогда народ, полностью подчиненный культуре оккупанта, перестает воспринимать себя отдельной нацией, а лишь быстро подчиняется идее о том, что он часть народа оккупанта. Однако культурная оккупация может происходить и без прямой войны, но об этом дальше.
  Таким образом, современный национальный мир можно разделить на три группы: культуры – оккупанты, оккупируемые культуры и смешанные. Сначала о смешанных культурах. Здесь речь идет о вариантах государств, которые могут относиться как к первой, так и ко второй группе, а иногда представляют и определенный гибрид разных культур. Такие государства часто не имеют национальной идентичности, сохраняя свою культуру исключительно в границах конкретного государства, и нация существует исключительно до тех пор, пока существует государство. К примеру, если исчезнет Канада как государство, но останется население, то никто не назовет их канадцами, а лишь будут идентифицировать по культурному признаку на французов, англичан и индейцев, где первые и вторые представляют культуры – оккупантов, а последние – оккупируемую культуру. Ну, или назовут их по признаку новых государств, которые образуются на этом месте.
Не менее ярким примером смешанных культур является и Швейцария. Здесь смешаны как культуры – оккупанты, так и оккупируемые культуры. Причем, в отличие от Канады, швейцарцы являются единой этнической группой, национальная культура которой доживает свои последние дни. Однако швейцарская нация плотно сохраняет свою независимость за счет мощной экономической политики, которую швейцарское государство ведет уже сотни лет, что позволяет им удерживать сохранность границ в часто воюющей Европе.
  А вот что касается культурных оккупантов, их список любопытно формируется при исследовании вот этой странички в Википедии:  
  Здесь приведен список государственных языков с указанием, в каких государствах данный язык применяется. Под большинством языков указаны одно-два государства, но есть такие, под которыми указано весьма большие и внушительные списки государств, использующих его в качестве государственного. Такими, к примеру, являются: русский, английский, французский, немецкий и другие – это и есть языки - оккупанты!
  Культурная оккупация - это вопрос, которому государства, имеющие опыт имперского развития, придают высокое значение. Но совсем по иному на этот вопрос смотрят ранее оккупируемые страны. Никола Макиавелли говорил: «Народ, привыкший жить под властью государя и благодаря случаю ставший свободным, с трудом сохраняет свободу». И речь не о том, что свобода такому народу надоедает, а в том, что для ее сохранения необходимо создать стабильную систему противодействия оккупации, как прямой, так и культурной. Такие системы могут быть построены как на экономическом принципе (Швейцария), военном (США, Канада) или географическом (Австралия). Не менее эффективным является и развитие культурной идентификации нации, что превращает государство в некую сложную жертву для оккупанта, которую возможно оккупировать исключительно военным способом и практически невозможно надолго удержать.
  Но как показывает практика, большинство молодых государств, созданных народами, не имеющими опыта государствостроительства, считают ненужными, часто – надуманными, вопросы, которым государства-оккупанты уделяют весьма большое значение. К таким вопросам относится, в том числе, и культурная оккупация. Часто молодые страны считают, что независимо от культуры, в том числе и языка общения в обществе, экономика не страдает. Это и является ошибкой, вместе с желанием таких государств входить в чьи-то союзы, не уделять внимание армии и многие другие.   Государства народов- оккупантов, наоборот, навязывают соседям язык общения и тратят немало денег на развитие своего языка в соседней стране, много внимания уделяют армии и создают свои союзы, присоединятся к которым призывают соседей. И причина не в идеологии элит, а в абсолютно конкретных последствиях, в том числе и для экономики.
  Еще Макиавелли в своей книге «Государь», исследуя наиболее эффективные способы оккупации, говорил о форме подконтрольных союзов. Так, он приводил пример, как Римская империя подчинила Сицилию таким образом, что последние даже не поняли, когда они оказались частью Италии.
  Именно поэтому сегодня Россия уже открыто говорит о своей заинтересованности лишь югом и востоком Украины, а не всей страной. Здесь для них более стабильная и благодатная почва. Весь регион русскоязычный, соответственно, в достаточно короткий период их можно убедить в том, что они русские. А недавнюю историю пребывания в независимой Украине они забудут настолько быстро, что и представить сложно. Для России приобретения юго-востока не несет последствий, поскольку он культурно уже ихний, а соответственно, здесь крайне минимизированы риски восстания. К тому же, на востоке сконцентрировано большинство природного ресурса, а получение юга обеспечивает им окончательное доминирование на Черном море.
  Экономическая составляющая при культурной оккупации крайне высока, ведь язык общения это:
  - литература;
  - музыка;
  - кино (в т.ч. перевод фильмов)
  и иные гуманитарные сферы
  Все это конкретные рынки, где крутятся миллиарды долларов. К примеру, рынок дешевых российских романов в Украине является контрабандным. Этот ширпотреб сюда завозят контрабандой и спихивают нашему потребителю без налогов и пошлин. Точной цифры нет, но по некоторым данным, объем этого рынка составляет от 1,5 до 3-х млрд. долларов в год. А теперь представьте себе, что еще в 1991 году в Украине применяются те же меры, которые предприняла Латвия, и сегодня 80 % населения страны говорит на украинском. В этом случае российскому издателю необходимо заказать в Украине перевод его книги, оплатить украинскую типографию и распространить книгу официально, отобрав лишь чистую прибыль, которая останется после уплаты налогов. Таким образом, 80 % вышеуказанной суммы остаются в Украине, а в Россию перетекает лишь 20%, а не 100, как сейчас.
  Также и в шоу-бизнесе, теле-сереалах, переводах кино и прочем.
  Однако тут мы подходим к конкретным положениям спорного законопроекта, которым, напомню, допускается применения регионального языка в ВУЗах. А это уже рынок учебников, который для России был закрыт, поскольку 90 % учебной литературы было на украинском языке, из-за повсеместного использования его в высшем образовании. Это приведет к перетеканию, как минимум сотен миллионов долларов, из украинской экономики в российскую.
  Кроме того, как уже сообщил представитель Министерства финансов Украины, внедрение законопроекта потребует ежегодные отчисления около 17-ти млрд. гривен (около 2-х млрд. дол.). В основном, это затраты на перевод и переиздание (а возможно и закупку в России, Румынии и Венгрии) учебной литературы, увеличения штата гос. служащих, обучение госслужащих языкам нацменьшин и многое другое. Для того, чтобы понять, что для украинской экономики значит 17 млрд., вот лишь пару сравнительных цифр. Дефицит бюджета пенсионного фонда в 2012 году (сумма, которой не хватает для выплаты пенсий) составляет 15 млрд. грн.; весь бюджет Министерства обороны составляет 16 млрд. грн. А вот бюджет здравоохранения составляет лишь 5 с половиной млрд. грн.. И это та цена, которую Украина готова отдать за право развития у нас языков - оккупантов.
  А как же Европа?
  А Европа здесь не лучший пример. Уровень применения этнических языков европейских стран, которые находятся в непосредственной близости к культурным оккупантам (Германия, Франция, Великобритания), можно охарактеризовать фразой: «скорее мертв, чем жив». Швеция, Швейцария, Ирландия, и многие другие, когда-то имели собственные языки, но сегодня этими языками владеют 3-5 % населения стран. В остальном применяются языки – оккупанты.
  Как происходит культурная оккупация?
  Макиавелли считал, что уничтожить традиции невозможно, кроме как способом уничтожения языка и религии нации, тогда, по мнению мыслителя, из памяти нации можно полностью стереть ее историю.
  Итак, мировая история установила, а политические мыслители сформулировали, несколько способов культурной оккупации:
  1. Переселение народов. Этот метод предусматривает расселение части нации на территорию оккупанта так, чтобы они не могли объединяться в группы и быстро ассимилировались. При этом на оккупируемую территорию заселяются представители нации оккупанта, причем их заселении корпоративное, которое может создавать массовость применения культуры и подчинение оккупируемой культуры культуре оккупанта;
  2. Интеллектуальная оккупация. Предусматривает уничтожение литературы и СМИ на национальном языке и массовое внедрение литературы оккупанта, а также переводов иностранной литературы на язык оккупантов. Такой способ предусматривает быстрый переход на язык оккупантов национальной интеллигенции, на которую, в культурном смысле, пытаются равняться и остальные люди;
  3. Оккупация элит. Элиты, часто будучи корпоративны, подвержены быстрому распространению стереотипов и убеждений. Внедрив среди элит убеждение о доминировании культуры оккупанта, элиты могут быстро ее принять и своими мерами пытаться распространять среди остальной части населения. Самый яркий пример этого метода – это Россия 17-19 веков, когда французский язык настолько плотно укоренился в дворянстве, что на восстановление русского ушли десятилетия. Еще немного, и, возможно, современная Россия сегодня была бы франкоязычной;
  4. Постепенная оккупация через детей. Предусматривает внедрение языка оккупанта в среднем образовании, что приводит к тому, что по окончании школы у детей остается немало тем, обсуждать которые они могут только на ненациональном языке. Таким методом современная Украина пытается восстановить украинский, однако эта идея крайне глупа. Данный метод предусмотрен для оккупации, и то при параллельном применении метода интеллектуальной оккупации, но в оккупированных регионах он не работает, поскольку сильны остаются стереотипы о непопулярности, архаичности и культурной отсталости национального языка.
  Эффективные способы восстановления национальных языков.
  Как писалось выше, восстановление своего национального языка увеличивает для нового государства эффективность противостояния попыткам оккупации со стороны крупных соседей, поскольку индивидуально выраженная нация (где преимущественное количество населения общаются на национальном языке) становится для оккупанта сложной жертвой, которая даже при успешном завладении территории, сразу поднимет вопрос о независимости, которой рано или поздно добьется. А также национальный язык, развитый серди населения, создает значительный приток инвестиций в экономику за счет подчинения государству всех рынков гуманитарной сферы, которые оказываются закрыты для продуктов на других языках, в том числе и в виде затрат на переводы, которые также идут в карман государства, а не соседей – оккупантов.
  Но если страна долго оккупировалась, как же восстановить ее культуру? Для этого важно понимать, что, во-первых, национальный зык является языком общения не менее чем 15 % населения страны. В Украине этот процент около 50-ти, а значит пытаться восстановить его возможно. И, во-вторых, не менее 70 % СМИ должны находиться на территории этого государства. Итак, в Украине достаточно ресурса для восстановления в обществе украинского языка как разговорного, поэтому можно говорить о методах.
  Как показывает историческая практика, такой метод есть только один – это метод шоковой терапии.
  Из примеров можно привести страны Прибалтики, которые лишали гражданства лиц, не знающих национального языка. Это привело не только к отсеиванию людей, которые могут нарушить единый курс развития страны, но и к развитию национальных языков среди населения. Переведя все СМИ на национальные языки, установив санкцию за незнание его, общество получило максимальную поддержку от государства в смене языка общения.
  В Украине подобные настроения также существовали. В 1991-95 годах в экономических, государственных, и даже бизнес – элитах украинский язык начал набирать высокий уровень популярности. Однако, в отличие от прибалтов, украинцы не получили государственной поддержки, что остановило развитие национального языка, и заставило всех остаться при тех формах общения, которые были и при СССР.
  А вот второй способ, который я хочу описать, более применим к современной Украине, поскольку возможности для первого уже упущены.
  Итак, лет семь назад мне довелось познакомиться и пообщаться со старым Евреем. Он родился в Херсоне, во время войны попал в лагерь на территории Австрии. После освобождения уехал в Израиль. Так вот какую историю он рассказывал: «В начале 50-х годов молодое государство Израиль столкнулось с языковой проблемой, которую, как они осознали, государство упустило. Дело в том, что евреи практически не применяли в бытовом общении иврит. Будучи из разных стран, они, в основном, сбивались в корпоративные группы по языковому принципу, общаясь на польском, русском, украинском, английском, немецком и многих других языках, но только не на иврите. Кроме того, у них начались и проблемы, связанные с тем, что активно развивался среди евреев арабский язык как единый язык общения. А в некоторых случаях евреи даже не желали изучать иврит. В такой ситуации государство «забило в колокола» и ввело жесточайшие меры. Евреев начали штрафовать за разговоры в публичных местах на каком-либо языке, кроме иврита. Это вызвало большое недовольство, штрафы были очень большими, а публичным местом считалось любое место вне жилого дома. Все СМИ, которые резко перевели на иврит, писали гневные статьи по таким инициативам государства. Но всего лишь через полгода страсти резко утихли. А через год разговаривающий на иврите Израиль даже не вспоминал о событиях годичной давности, осуждая приезжающих евреев за недостаточное знание иврита, как буд-то они его знали всегда и всегда на нем общались.»
  Впоследствии, подтверждение этой истории я слышал от разных людей, и встречал в некоторых источниках, но, попытавшись найти ее в интернете, мне это не удалось. Возможно, неправильно формулировал запрос поиска, а возможно, сегодня этой истории не придают достаточного значения, чтобы опубликовать. Но ничего нелогичного в этой истории я не увидел.
  Еще Макиавелли говорил, что уничтожить традицию невозможно, а восстановить поврежденную очень легко. Украинский язык уничтожался на протяжении 400-т лет. Восстановить его на территории всей Украины можно за год, и тогда любому завоевателю снова понадобится 400 лет, чтобы заставить половину страны его забыть. Только вот будет ли, в этом случае, у оккупанта 400 лет? Вряд ли, поскольку этот народ, имея национальную идентичность, и вкусив вкус свободы и независимости, уже не будет терпеть чужого доминирования.
  Почему же традиция быстро восстанавливается? Давайте разберемся с теми проблемами, с которыми столкнулась Украина в языковом вопросе в годы независимости.
  Итак, начиная с Емского Указа Россия уничтожает украинский язык, в основном, путем интеллектуальной оккупации. Практически вся литература, которая идет в Украину, а, особенно, богословская и учебная, переводится исключительно на русский язык. Украиноязычная же литература уничтожается. Украиноязычным авторам в российской части Украины становится крайне сложно писать, что нередко приводит к решениям с их стороны писать на русском. Это и привело к нарастанию мнения о культурном доминировании русского языка над украинским.
  Пик такого доминирования припал на 70-е года 20-го века, когда родители массово писали заявления об отказе от преподавания их детям украинского языка в школах. Также, практически все городские школы юга и востока Украины, да, по-моему, и центра тоже, резко стали с русским языком преподавания. Таким образом, к 1991 году практически все городское население Левобережья было русскоязычным. Однако, с получением независимости, общество было готово принять переход на украинский язык общения. Можно вспомнить и зарождение украинской эстрады, которая изначально была исключительно украиноязычной, однако со временем, не дождавшись государственной поддержки, многие исполнители, в т.ч. Ирина Билык, Могилевская, Ани Лорак и др. перешли на русский язык исполнения. Также было и с людьми.
  Идея постепенного развития языка потерпела полное фиаско. Я шел в школу в 1987 году, когда все школы Херсона еще были с русским языком преподавания, а вот мой двоюродный брат, уже в 1992 году, пошел в школу, где все преподавание было на украинском языке. Однако и я, и он остались русскоязычными. Я до сих пор часто приезжаю в Херсон, где украинскую речь можно услышать крайне редко, и это при том, что с 2003 года школы выпускают людей, изучавших все науки на украинском языке. Однако, сразу после занятий эти люди возвращались в русскоязычную среду, что и не позволило развить украинский на общеразговорном уровне.
  Однако некоторых успехов добиться все же удалось. Переведение всего государственного аппарата и делопроизводства на украинский язык заставило юго-восток овладеть языком на разговорном уровне. Правда, лишь тех людей, кто часто связан с государством. И хоть разговаривать между собой в бытовой жизни на украинском люди так и не начали, во всяком случае, они уже умели не только понимать украинский, но и говорить на нем. Кроме того, в процессе школьного обучения дети осознают, в отличие от нашего поколения, что украинский язык имеет свое практическое применение, что заставляет их более серьезно относится к овладению им.

Перша Частина.


Мало к



Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.