Идеологическая перезагрузка "партии бабла": от авторитаризма к тоталитаризму

26 декабря 2012, 15:52
Доктор философских наук, политолог
0
463

"Идеологический Ренессанс" ПР закончится полным пшиком.

    После появления заявления Сергея Тигипко о радикальном переключении своей деятельности с экономических реформ на создание идеологии для правящей партии в СМИ появилось достаточно издевательских материалов по этому поводу. Мое обращение к данной теме связано не с желанием в очередной раз позубоскалить над комсомольским энтузиазмом, который возрастает в зависимости, прямо пропорциональной проваленным проектам. Меня интересует и изрядно веселит другой сюжет – само сочетание слов «Идеология» и «Партия Регионов», то есть, структура, нацеленная на ограбление населения и  удержание режима личной власти. Действительно, зачем такой силе Идеология, если для публичной репрезентации хватает набора пустых словосочетаний типа «модернизация», «реформы» (в экономике), «демократия», «права человека», «гражданское общество», «общественное самоуправление» (в сфере политики), «европейский выбор» (геополитический вектор)?

   Вот это и есть самое интересное. В своем интервью на «Интере» Тигипко вскользь бросил фразу о том, что успех «Свободы» показал общественный запрос на «идеологические партии» и тем самым бросил вызов для ПР, на который нужно найти достойный ответ. В чем же состоит этот вызов и в чем должен заключаться ответ? Между строк высказывания Сергея Леонидовича читается тревога по поводу того, что дела у ПР вовсе не так уж хороши и сам факт, что в их среде заговорили об идеологическом ребрендинге говорит даже о плохо скрываемой панике, о сигнале SOS для этой политической силы. И Тигипко так уж устроен, что с энтузиазмом выполняет роль «двадцатипятитысячника», бросаясь на амбразуру или на самые важные участки работы. Подобный комсомольский задор представляет случай весьма странный в среде абсолютных политических циников и заслуживает психоаналитического рассмотрения, однако рассмотрение личностных характеристик нашего реформатора меня сейчас также не интересует.

    Я вновь возвращаюсь к вопросу о том, как возможна «идеология» для хищников, которые привыкли действовать нахрапом и брать свое методом чистой силы? Как возможна идеология для организации, где удельный вес криминального элемента зашкаливает и зачем этим волкам «овечьи шкуры из слов», когда можно продолжать тупо давить? Позволю себе высказать несколько соображений. С моей точки зрения, запоздалая тяга к «идеологическому Ренессансу» у ПР связана с тревожным звоночком Выборов-2012, который к 2015 году может превратиться в набат. После этих выборов ПР ощутила, что практикуемые ею методы насилия и криминального беспредела вызывают ответную волну ненависти, и что эта волна может достичь такой силы, что столь тщательно выстраиваемую дамбу «вертикали власти» может и прорвать.

    Означает ли это, что воззвание к идеологии должно способствовать снижению градуса насилия по отношению к обществу со стороны ПР и ознаменовать начало ее превращения в ориентированное на компромисс и социальную кооперацию «сообщество травоядных»? Отнюдь нет. Осознание необходимости выстраивания «идеологической вертикали» должно, по замыслу архитекторов этой идеи, подпереть здание «властной вертикали» и сделать насилие легитимным. (В РФ место такой идеологической вертикали заняла православная Церковь и обновленная формула «Самодержавие-Православие-Народность», а в Украине Церковь по ряду причин такую роль сыграть не может. Вот и нужна идеология).

    Есть еще один аспект, связанный со стремлением легитимизировать насилие со стороны власть предержащих – интуитивное понимание того, что рыхлый авторитаризм не слишком хорош для удержания населения во властной узде в долговременной перспективе. И в этом контексте старые кадры ПР конечно же мечтают о некоем подобии советского тоталитаризма, который характеризуется гораздо более высоким уровнем прочности с помощью не только насилия, но и такой его особенности как любовь рабов к своим угнетателям. Здесь мне вспоминается известная мысль современного словенского философа С. Жижека об отличиях между авторитаризмом и тоталитаризмом, согласно которой кредо авторитаризма гласит «Повинуйся моим приказам, и мне плевать, что ты думаешь!», в то время, как тоталитаризм характеризуется гораздо более выраженным элементом психопатологии. Его садомазохистское кредо таково: «Повинуйся моим приказам и получай от этого удовольствие!».

    Тонкое замечание характеризует смысл тоталитарного проекта гораздо точнее, чем конструкции политологов. Вспомним Дж. Оруэлла. В романе «1984» Власть добивается того, чтобы главный герой Уинстон искренне полюбил Большого Брата и только после этого она его уничтожает. Из истории советских репрессий при Сталине мы знаем, как расстреливаемые жертвы кричали «Да здравствует товарищ Сталин!», и именно такой психологический настрой является эталоном и недосягаемым образцом для функционеров и идеологических «геббельсоидов» от ПР. Ведь не кричат же политические узники режима Юлия Тимошенко и Юрий Луценко «Да здравствует наш Вождь и Учитель, великий Янукович!». Ну, никак не хотят они полюбить Большого Брата (большого, главным образом, по физическим габаритам) и увидеть – как некогда Бухарин – высший смысл в издевательствах над ними и самой своей жертвенности.

    И не только они, а весь народ Украины не хочет получать мазохистский кайф от подобного рода издевательств, что вызывает искреннее возмущение такого записного «совка», как Николай Янович, который совершенно искренне не мог понять, почему на власть и лично на него пользователи Фейсбука льют столько грязи, почему на его призывы «хватить ныть!» или «берите в руки лопату» люди готовы послать его на все буквы алфавита. В этом бывший советский функционер видит непорядок, неуважение к власти, происки врагов и «угрозу дестабилизации» Системы.

    Однако вернемся к проблеме идеологии и о том, какой ее хотят видеть заказчики от ПР. Конечно, она должна быть структурно похожей на советскую идеологию, которая легитимизировала и подводила концептуальный фундамент под господство одной-единственной политической силы на века. Кроме того, она, согласно базовой тоталитарной установке, воспитывала у подданных любовь к Партии, чувство праздничного восторга от промискуитетно-сексуальной близости Партии и Народа. (В этом контексте характерно название книги известного российского философа-постмодерниста Михаила Рыклина «Пространство Ликования. Тоталитаризм и различие» (2002). Несмотря на некоторую концептуальную сложность, книга заслуживает прочтения).

    Но как создать такую идеологию? На каких основаниях она создавалась в случае КПСС и как вообще она создается? К сведению будущих идеологических творцов напомню некоторые базовые вещи. Во-первых, необходимо наличие так называемого «Возвышенного Объекта», некоей Сверхценности и одновременно высшей Инстанции, которая одновременно создает «смысловой порядок» и обеспечивает процедуры легитимации силам, представительствующим от имени этого порядка. В случае КПСС такой Инстанцией была «Мировая История», в рамках которой эта партия занимала высшую ступень эволюционной лестницы. Иначе говоря, она выступала в роли гегелевского Мирового Разума, инстанцией абсолютной истины («Партия никогда не ошибается!»), даже если ее эмпирические «члены» являлись полуобразованными примитивами. (А такими в большинстве своем и были геронтократы советского Политбюро).

    Помимо указанной инстанции соотнесение коммунистов с Мировой Историей осуществлялось на уровне ее главных целей – «светлого коммунистического будущего» и «счастья всего человечества», и в процессе достижения этих целей коммунисты выступали орудием Прогресса. Отсюда мессианский пафос советской идеологии, без которого она не смогла бы мобилизовать народ и дать ему иллюзию «общего дела». А ведь эта способность и превращает КПСС в «норму и недосягаемый образец» для прорабов современного партийного строительства.

   В случае с идеологиями, условно объединенных под эгидой «национализма», указанной Сверхценностью, высшей трансцендентной сущностью и Сверхценностью выступает «Нация». (Вспомним фразу Муссолини: «Самое главное для нас – величие Нации!»). Успешность идеологий этого типа демонстрирует не менее мощный легитимационный потенциал «национальной идеи» (в том числе и в отношении возможного оправдания насилия), чем ссылка на Мировую Историю. И так же как во имя глобально-исторических задач в советских ГУЛАГах погибали миллионы, именем «Нации» творились не только благородные дела, но совершались и чудовищные преступления.

      Я специально взял для примера лишь две идеологические альтернативы (коммунисты и националисты), поскольку на этих примерах отчетливо видны закономерности построения идеологии как таковой. Кроме эти примеры иллюстрируют те трудности, с которыми столкнется Сергей Леонидович в своей попытке выстроить альтернативу украинским националистам. (Кстати, КПУ такой альтернативой не является, поскольку у нее нет главного составляющего идеологии -- базовой Сверхценности. Ее место занимает советский пропагандистский мусор и культ вождей, и это все, что связывает КПУ с советским коммунизмом, превращая ее в жалкий симулякр КПСС).

   Забегая вперед, хочу со всей категоричностью утверждать, что затея идеологического ребрэндинга ПР закончится полным пшиком, и никакой альтернативы «Свободе» как идеологической партии у авторов этой идеи не получится. И дело здесь не в личных особенностях Тигипко, а в том, что у него, во-первых, нет под рукой идейного материала, из которой можно было бы такую альтернативу выстроить, а, во-вторых, он очень ограничен зоной поиска такого материала. А ограниченность уже напрямую связана с особенностями Партии Регионов, за целями которой кроме накопления в геометрической прогрессии «бабла», не стоит ровным счетом ничего. Ведь нет ничего более противоположного «возвышенному объекту идеологии», чем «грязная материя денег». Только благодаря идеологическому выверту протестантизма накопительству и стяжательству был придан богоугодный смысл (кстати, абсолютно противоположный христианству Евангелия).

    Однако ПР не сможет повторить путь американских квакеров и придать высший смысл «награблению миллиардов» путем ссылки на божественное предопределение. Не получится, ментальность не та, и потому идеологии из этого не слепишь. Кроме того, есть еще одна колоссальная препона для того, чтобы в случае с ПР состоялось хоть какое-то подобие идеологии. Она состоит в том, что эта сила изначально позиционировалась не как общегосударственная сила, а как локальная группировка. Кстати, это видно в названии, в котором отсутствует общеукраинское измерение – «Партия Регионов» (сравните с «Единой Россией»). Исходя из названия – «как вы яхту назовете, так она и поплывет» -- эта сила осознавала себя не в терминах национальной, а сугубо региональной идентичности. И такой она осталась, превратившись в партию одного Региона – Донецкого.

    И тот факт, что с самого начала депутатской деятельности Тигипко начал с активной поддержки депутатского русскоязычия (то есть поддержал тот раскольничий курс, который взяла ПР в Законе о языках), что в интервью каналу «Интер» он особо подчеркнул адресность его идеологических мэсседжей Юго-Востоку Украины, делает проект сотворения из «регионалов» общеукраинской силы изначально провальным. 

Такой же провальной будет и идея придания звериному оскалу ПР некоего «идеологического благообразия», поскольку какими бы конструкциями стараниями ни облекались действия регионалов люди будут видеть роскошные резиденции Януковича, его вертолеты и золотые унитазы, его жиреющее ближайшее окружение на фоне катастрофического обнищания «народа», превращенное в люмпенизированное «население». (Кстати, в этом интервью Тигипко не раз употреблял слово «население», что несет уничижительные коннотации и для будущего идеолога недопустимо). Они будут понимать, что несмотря ни на какой словесный камуфляж, «король-то голый», разумеется, в метафизическом смысле. И какие бы словесные выкрутасы ни делались в будущих идеологических построениях, они не смогут освятить «высшими целями» и, тем самым, легитимизировать политические репрессии,  которые поставили на этой власти несмываемое клеймо и превратили слово «регионал» в имя нарицательное и даже ругательное. 

Вот почему создание идеологии для ПР – абсолютно безнадежное дело, и я  искренне желаю вам неудачи в этом деле весьма сомнительной благородности, Сергей Леонидович! Да, впрочем, и желать-то не надо. Вы и сами все сделаете. 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.