Стадо человеческое

21 мая 2013, 20:46
0
503
Стадо человеческое

Попытка анализа

В последние годы в нашем сильно заполитизированном обществе наблюдается резкое возрастание такого атавистического пережитка, как стадный инстинкт. Невозможно объяснить только идеологическим или меркантильным аспектом неуёмное стремление людей участвовать в различных массовых мероприятиях: митингах, шествиях, протестах, собраниях и т.д. И чем большее количество собравшихся, тем лучше, тем сильнее получаемая эйфория от происходящего действа.

Почему так происходит?

По сути, человеческое «стадо» отличается от стада животных только тем — какие качества определяют ранг особи в стаде. В отличие от животных, физическая сила играет у людей гораздо меньшую роль; гораздо важнее величина кошелька, принадлежность к тому или иному общественному классу и т.п. Высокий ранг в человеческом стаде люди обычно называют харизмой. Реагирование на харизму, подчинение "харизматическому лидеру" — вот типичные проявления стадного инстинкта. Это хорошо видно на примере с сидящим «в темнице» лидером объединённой оппозиции.

Апеллируя к стадному инстинкту, можно легко манипулировать человеком, и это давно используют изготовители рекламы. Пей пиво "Клинское", жуй "Стиморол" — (твой стадный ранг повысится) и все девушки будут твоими. Ну а про лотереи и говорить нечего: лови миг удачи — и сразу взлетишь на самую вершину человеческого стада.

У разных людей инстинкт стадной иерархии выражен в разной степени. Люди, которые более склонны к стадности во всех ее проявлениях, больше подчиняются этому инстинкту (как и другим животным инстинктам в людях). Они склонны подчиняться тем, кто сильнее или чем-то выше их по положению в обществе, и "наезжать" на тех, кто слабее или ниже рангом — даже если в этом нет особого смысла: просто действует стадный инстинкт. Наиболее яркий пример чисто стадных людей — так называемая гопота и уголовники. Они воспринимают любое недостаточно уважительное отношение к себе как "наезд". Они живут в иной системе координат, нежели разумные личности: для них возможно либо самому лизать кому-то задницу, либо заставлять других лизать задницу себе, и третьего не дано. Т.е. если ты не лижешь задницу уголовнику/гопнику — значит, ты претендуешь на то, чтобы он лизал задницу тебе; — вот и все их "понятия". Это — стадо в самом что ни на есть животном его проявлении.

Важный момент: принадлежность к стаду и место в этом стаде — неотделимы друг от друга. Невозможно, будучи в стаде, не входить в стадную иерархию.

Было бы неточным утверждать, что человеческое стадо настроено против индивидуальности как таковой. Человек с сильным стадным инстинктом вообще не способен воспринимать индивидуальность даже как абстрактное понятие. Для него нет личностей, а есть особи, характеризуемые только полом, принадлежностью к определенному стаду (партии, союзу и т.п.) и рангом в стадной иерархии.

Стадо — это коллектив особей, имеющих сходные черты во внешности и инстинктивно следующих одинаковым стандартам поведения. Тот, кто следует другим стандартам поведения: по-другому одевается, слушает другую музыку, придерживается других политических взглядов — воспринимается стадным человеком как представитель другого стада. А в природе другое стадо — это всегда конкуренты за пищу и территорию, а при удобном случае — и за самок. "С кем ты?" — вот вопрос, который задают всем встречным стадные люди. То, что ты можешь быть сам по себе, не принадлежать ни к одному из противостоящих стад, в голове у типичного стадного человека не укладывается. Другой — значит: из другого стада.

Стадный человек оценивает силу групп людей исключительно по их численности. Поэтому, когда небольшая группа талантливых личностей (которая видится ему "слишком слабым стадом") приобретает непропорциональное её численности влияние в обществе — стадному человек сразу видятся какие-то тайные козни и заговоры, связи этой группы с более многочисленными и враждебными по отношению к его стаду общностями людей — отсюда идут все легенды о еврейском и масонском заговоре. Это усугубляется еще и тем, что нестадные личности обычно не выглядят высокоранговыми; т.е. с точки зрения стада они занимают не соответствующее их рангу место в обществе, что немыслимо без помощи каких-то могущественных сил извне.

Низкоранговые люди, недовольные своим положением в человеческом стаде, обычно стремятся выстроить новое стадо по своему образцу, т.е. собрать вокруг себя группу еще более низкоранговых людей, во всем подчиняющихся авторитету основателя и придерживающихся таких же взглядов и вкусов, как он. Это мы видим на примере большинства лидеров тоталитарных движений: Христос, Мухаммед, Гитлер, Сталин — все это низкоранговые люди, посвятившие свою жизнь завоеванию высокого ранга, используя толпу еще более низкоранговых человеческих особей. Очень характерно для таких движений навязывание вкусов лидера всем членам движения: так, вино в исламе запрещено потому, что у Мухаммеда из-за него однажды случились неприятности; нацисты объявили славян недочеловеками потому, что их ненавидел лично Гитлер (поначалу другие идеологи нацизма считали славян расой, родственной германцам).

Всякое стремление навязать свои стандарты поведения, вкусы, традиции другим суть проявление стадного инстинкта, равно как и стремление следовать принятым среди окружающих стандартам поведения. Стандарты поведения стада определяют высокоранговые особи, а низкоранговые им подчиняются, подсознательно опасаясь быть изгнанными из стада. Поэтому попытки навязать свои вкусы и взгляды на жизнь окружающим есть форма борьбы за высокий стадный ранг.

В споре и полемике стадный человек всегда видит в оппоненте существо более низкого ранга. "Как я здорово его опустил!" — думает он, высказав очередную порцию ругательств в адрес оппонента, а когда тот отвечает тем же, искренне недоумевает: "И это ничтожество еще пытается на меня наезжать!" Естественно, со стороны его оппонента ситуация видится прямо противоположным образом.

Стадный человек не представляет себе, что могут быть индивидуальные предпочтения и личные причины придерживаться определенных взглядов. Для него любые вкусы и точки зрения делятся на "правильные" (которых придерживается он и которые, по его мнению, разделяет большинство стада, все "нормальные люди") и "неправильные". Спор он рассматривает как возможность проявить свой высокий ранг, повысить свою самооценку. (Особенно это заметно, когда сразу несколько низкоранговых спорщиков в характерном нудно-раздраженном тоне, не слушая друг друга, долго и бесуспешно пытаются найти суперубойный аргумент, который наконец-то "заткнет" оппонентов.)

В целом можно сделать вывод, что стадный человек одержим двумя подсознательными страхами: быть изгнанным из стада и оказаться в стаде последним.

Что характерно, все прогрессивные изменения в обществе инициируются личностями со слабо выраженным инстинктом стадной иерархии — этому способствует как отсутствие у них преклонения перед занимающими лидирующее положение в обществе высокоранговыми людьми, так и не зашоренное стадным инстинктом видение неразумности стадно-патриархальных общественных порядков.

По той же причине высокоранговые стадные люди всегда консерваторы. Их положение в обществе в значительной степени обусловлено высокой ролью стадного инстинкта в отношениях между людьми, поэтому любые изменения ставят их лидерство под угрозу.

Стадные люди со средним рангом обычно относятся к центристской части политического спектра. Их установка — "занимать в обществе свое место". На какие-то решительные действия они пойдут только в том случае, если их место в обществе окажется под угрозой.

Низкоранговые стадные люди четкой общественной позиции не имеют, и готовы пойти за каждым, в чьих обещаниях они увидят перспективу повысить свой стадный ранг. Этим пользуются низкоранговые политические и общественные деятели, привлекающие под свои знамена людей еще более низкоранговых. "И последние станут первыми" — вот их девиз, причем сами они также относятся к числу "последних". Такие деятели могут выступать за, а если придут к власти — то и осуществлять, весьма радикальные преобразования, но, в отличие от прогрессистов, их цель — не создать новый порядок, а разрушить старый, при котором они были никем.

Помимо этого, стадность в политике принимает вид патриотизма, национализма, расизма или религиозной вражды. Формы апелляции политиков к стадному инстинкту людей проявляют полную аналогию с животным миром: человеческому стаду внушают, что другое стадо отбирает у него корм и вообще пасется не на своей территории. К этому обычно добавляют, что враждебное стадо стоит на более низкой ступени эволюции и всеми своими достижениями обязано связям с нашим стадом. Иногда также упоминают, что у другого стада есть коварный хитрый план по уничтожению, подчинению или ассимиляции нашего стада.

Как в людском, так и в животном мире, стадо сохраняет свою стадную самоидентификацию именно в борьбе с другими стадами. Поэтому риторику борьбы стад чаще всего используют политики консервативного, реакционного толка. А прогрессивные (или хотя бы пытающиеся быть прогрессивными) деятели обычно склонны к космополитизму и нивелированию различий между людьми разной культуры. И это отражает глобальную тенденцию к постепенному ослаблению стадного инстинкта у человека.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.