Распад Украины. Независимая Галичина

11 июня 2013, 15:14
Журналист, блоггер
0
329
Распад Украины. Независимая Галичина

Вторая статья из цикла "Распад Украины". Материал рассказывает о сценарии создании независимого государства на территории Галичины.

В случае исчезновения Галичины Россия сможет заново установить контроль над большей частью Украины. В самом существовании Галичины – идеологическая основа Украины как независимой державы.

Отделение Галичины наиболее вероятный сценарий территориального распада Украины. Территория из трёх областей с населением около 5 млн человек, которая развивалась в составе других государств отдельно от остальных регионов практически с двенадцатого столетия, представляет собой катализатор замедленного действия опаснее крымскотатарской бомбы и юго-восточного детонатора. Её кардинальные отличия фиксируются с 1991 г., это единственный пример в украинской истории, когда подобная специфика зарегистрирована уже в начале периода независимости (на фото результаты первых президентских выборов).

Исторические предпосылки

В отличие от юго-восточных регионов Украины Галичина имеет богатый опыт предпосылок к государственности. В 1084 г. образовалось де-факто независимое Галицкое княжество. В 1141 г. Владимирко, сын Володаря Ростиславича, объединил Галицкую землю и перенёс столицу в Галич. В 1199 г. Роман Мстиславич сплотил волынские и галицкие земли в составе Галицко-Волынского княжества. В 1254 г. Даниил Галицкий принял в Дорогочине титул «короля Руси». В конце XIV века земли Галицко-Волынского княжества поделили Польское королевство и Великое Княжество Литовское, причём необходимо сделать ударение, что вплоть до 1434 г. Галиция имела статус автономии.

Последующие несколько веков Галичина переходила из рук в руки более сильных государств, пока в 1861 г. не получила автономный статус, чему предшествовали Галицийская рада, Славянский съезд народов и наконец Галицкий сейм.

19 октября 1918 г. во Львове провозглашено создание Украинской державы на украинских землях Австро-Венгрии, которое 13 ноября приобрело название Западно-Украинской Народной Республики в составе Восточной Галичины, Буковины и Закарпатья. Но 14 марта 1923-го Галичина присоединена к Польше, хотя и предлагалось снова предоставить ей статус автономии, чего польские власти не сделали. К этому вопросу должны были вернуться через двадцать лет. В 1939-м Восточная Галиция и Западная Волынь включены в состав УССР, а в начале августа 1941-го территория Галиции объявлена отдельным дистриктом.

Во времена независимости много шуму наделала т.н. «Галицкая ассамблея», которую отдельные критики окрестили предпосылкой к автономии или федерализации. Призывы к отделению звучали в 1994, 1999, 2007, 2010 гг.

Следует отметить, что история Галичины это история постоянной борьбы и сопротивления. Ряд восстаний (крупнейшее в 1490-1492 гг. под предводительством Мухи) в позднем Средневековье, движение опришков, что достигло своей кульминации под предводительством Олексы Довбуша, в XIX веке борьба за автономию. В Галиции в начале XX ст. существовало несколько десятков политических партий, которые отстаивали интересы галичан, создан Легион Украинских Сечевых Стрельцов. В 1920-1960-х история пронизана существованием УВО, ОУН-УПА, в 1970-1980-е известна как центр диссидентства. В 1985-1991 гг. внесла едва ли не главнейшую роль в процесс независимости Украины, в 1991-2012 гг. — де-факто идеологический центр Украины. Как когда-то заявлял депутат от НУ-НС Олесь Доний, что галичанам нужно от остальной Украины: «Заберите себе всё, а нам оставьте сферу идеологии». Другими словами, Галичина украинский Пьемонт, единственный, как считается, что защищает национальные интересы Украины.

Сепаратистские движения на Галичине, как и в случае с Юго-Востоком, остаются на маргинальном уровне и не пользуются популярностью среди жителей этого региона. Но сама проблема представляется интересной для детального обсуждения.

Вообще у галицких сепаратистов есть причудливые и откровенно любопытные взгляды на будущее Галичины. Например, книга о восточных галлах (галичанах) инженера Теодозия Короля из г. Калуш (Ивано-Франковская область) вызвала большой интерес в местных СМИ. Согласно ней, наследниками галльской цивилизации, равной римской и греческой, и есть жители современной Западной Украины. Некоторые умы предлагают создать партию галичан, узаконить галицкий язык. В дискуссиях на тему отделения дошли даже до избрания президента независимой Галичины. Один из депутатов Львовского горсовета на Фейсбуке на этот пост выдвинул диссидента Мирослава Мариновича и интеллектуала Тараса Возняка. Лидером Галичины некоторые видят экс-главу УГКЦ Любомира Гузара. Причём по форме правления присутствует поистине грандиозный спектр версий от диктатуры до теократической монархии. Кстати, сам же потенциальный президент-диссидент негативно относится к идее: «Такая постановка вопроса вредная и бесперспективная. Все беды не в регионах, партийных билетах или национальности, а в человеческой природе». Львовский же политолог Юрий Шведа считает провокационными заявления об «избавлении» от Галичины: «Так людей хотят отвлечь от социально-экономических проблем и мобилизовать свой электорат перед выборами». Он считает, что если речь пойдёт об отделении, до гражданской войны и второго Косово недалеко: «Мирно никто никого не отпустит».

Политолог Роман Игнатович в 2007 г. заявил, что «западным областям страны, которые, по сути, и являются настоящей исторической Украиной, придётся инициировать процесс отделения от восточной части страны и создания нового самостоятельного государства для окончательной реализации давно выбранного курса на евроинтеграцию».

По словам экс-министра внутренних дел Украины, Юрия Луценко, во многих областях Западной Украины простые люди всё чаще задаются вопросом о необходимости разделения государства: «Не дай Бог об этом говорить политикам, но это начали говорить простые люди». Поклонники отделения также используют аргумент, что галичане исторически больше связаны с Европой, чем Центральной и Юго-Восточной Украиной, с которыми они находились в составе только в рамках существования СССР.

Многие эксперты полагают, что идеи сепаратизма могут стать популярнее в будущем, если Киев согласится на вступление в Таможенный союз или попытку ввести русский язык в качестве второго государственного. Львовский политолог Орест Друль из Западной аналитической группы призвал галичан добиваться автономного статуса. А координатор Либерального украинского клуба, бывший политтехнолог движения «Пора» Андрей Юсов, написал, что в связи с избранием президентом Украины Виктора Януковича могут возникнуть центростремительные тенденции на Западе Украины с центром в Галичине, потому что она имеет длинную историю существования собственной сепаратистской идеологии. Сценарий развития событий в таком случае донельзя прост: западноукраинское население или просто обладминистрации не признают результаты выборов/голосования в Верховной Раде, поднимают шумиху под предлогом, например, «насильственной русификации», и после чего вспыхивает недовольством улица, что заканчивается массовыми беспорядками.

Приверженцы отделения Галичины (наиболее полонизированного региона) считают, что только в этом случае возможно построение демократической, настоящей и самое главное национально сознательной Украины, которая быстро вступит в ЕС и НАТО. Критики же делают ударение на том, что обязательно будут негативные последствия. Самое банальное предположение, что галичане не дождутся дешёвого газа. Кроме того, импорт в Галичину может идти по завышенным ценам, что просто похоронит проект независимой державы. Что же касается исторической неопределённости, специалисты напоминают, что галичане являются восточными славянами, территория Галичины же когда-то входила в состав Киевской Руси, ещё в ХIV-ХV ст. галичане были православными и т.д. Кроме того, отделение Галичины будет, своего рода, предательством предков, которые как раз боролись за независимость Украины. Концепция галичан как отдельного этноса слабее проработана в сравнении с концепцией галичан как части украинского этноса.

Причины

Политический фактор. На парламентских, местных и президентских выборах галичане голосуют за наименее пророссийскую силу. Интересно, что за все годы независимости идеология Галичины де-факто была в основе и приобрела официальный статус в 2004-2009 гг., но не смогла существенно повлиять на стратегический курс страны, натыкаясь на отчаянное сопротивление. Неудовлетворённость её жителей вызывает и малый вес галицкой региональной элиты в украинских управленческих структурах, слабая конкуренция с такими региональными элитами, как донецкая или днепропетровская. Да и западноукраинские бизнес-круги на мелком уровне участвуют во владении и перераспределении всеукраинских экономических ресурсов, что не может не раздражать первых.

Во внешнеполитическом спектре характерно чёткое общее видение будущей стратегии, ясная проевропейская ориентация, при этом курс на Россию является абсолютно неприемлемым (что логично, ведь регион веками находился в сфере влияния европейского культурного пространства в составе Польши, Австрии, Австро-Венгрии). Игнорирование европейского и прозападного вектора внешней политики, отсутствие реальных шагов сближения с ЕС и НАТО могут служить дополнительными факторами к сепаратизму.

Культурный фактор. Галичина традиционно считается центром и оплотом украинства. На Западной Украине русская культура воспринимается как следствие советского прошлого и насильственной русификации, которой необходимо противопоставить украинизацию для сохранения украинского языка и культуры. Дополнительными факторами отделения могут стать языковой (на Западе Украины подавляющее большинство населения говорит по-украински (язык имеет свои региональные особенности), поддерживает этноцентричную украинскую политику), бытовой (Запад Украины более привязан к народным традициям), ментальный (на Западе Украины консервативное восприятие действительности), религиозный (мощное влияние УГКЦ в Галичине; кстати, население Львовской области обладает очень высоким уровнем религиозной активности), почти абсолютно моноэтнический регион и другие отличия. Кроме склонности к порядку, галичан характеризует преданность традиционализму, горечь от осознания того, что модель нынешней Украины является далёкой от галицкого идеала, особая историческая память из-за пребывания в составе разных государств (для большей части Украины первогосударство Киевская Русь, для Западной Галицко-Волынское княжество).

Надежды и реальность. В моральном плане галичане испытывают постоянный прессинг (частично — из-за постоянных игр в национализм, частично — по другим, не зависящим от них, причинам). Недавно главы трёх галицких облсоветов назвали руководство страны «оккупационным режимом Януковича—Азарова—Табачника», причём многих граждан Украины иногда чрезвычайно раздражает постоянное сование палок в колёса внутренней политики нашей страны ивано-франковских, тернопольских и львовских депутатов (канитель с вывешиванием флага УПА наряду с государственным, повышение геройского уровня некоторых сомнительных личностей до всеукраинского, причём не спрашивая мнение других жителей, крики о российской оккупации, призывы к бойкоту российских товаров, поливание грязью советского прошлого и т.д.). Проще говоря, какой бы указ не издал тот же самый Янукович — он всё равно будет признан антиукраинским, а единственной верной точкой зрения считается только решение Львова.

Провальная попытка украинизации «совкового» Юго-Востока (неадекватные поступки отдельных индивидуумов которого тоже вносят свою лепту в кризис) как следствие плохо продуманной, иногда откровенно абсурдной политики представителей Галиции многим сильно действует на нервы: в конце концов, именно Галичине Украина обязана всплеску гипернационализма, появлению на свет ультраправых ВО «Свобода», КУН, УНА-УНСО. Ультранационализм в западных регионах представлен парой-тройкой политсил, но выглядит крепким и организованным, в то время как пророссийское движение на юго-востоке страны раздроблено и раздавлено. Иногда в попытке построить Великую Украину галицкие власти перегибают палку: например, во Львове штрафуют кафе и магазины за названия на русском и английском языке, власти неоднократно грозили, что достанется и ночным клубам, которые крутят российскую музыку. Примечательно, точка зрения местных жителей относительно такой внутренней политики неоднозначна: одни говорят о солидарности с действиями народных избранников и горячо их поддерживают, противники же такой политики с беспокойством отмечают, что это изолирует западноукраинские области от Европы и, что самое главное, от остальной Украины.

Давление. Хотя вопреки распространённой точке зрения Галиция всё же не является логовом фашизма и ксенофобии (большинство галичан голосует за национал-демократические силы), именно на ней в основном лежит ответственность за накал страстей в Украине. Подобный ультранационализм вызывает ответную жёсткую критику. В частности, лидер ПСПУ Наталия Витренко в 2011 г. призвала реализовать норму Конституции и провести всеукраинский референдум по отделению «нацистской Галичины» от Украины. К отделению Галиции годом ранее призвал депутат от Партии регионов Юрий Болдырев: «Я убеждён, что у моей страны нет будущего без преодоления последствий пакта Молотова-Риббентропа, потому что в одних границах удерживать Галицию и Донбасс, Галицию и Крым можно только силой. УССР создали три кровавых диктатора — Ленин; затем Сталин, который присоединил весь запад, воспользовавшись правом силы, и Хрущёв, который для баланса этнического и ментального присоединил Крым. Эту страну можно удержать, только имея НКВД, МГБ, КГБ и КПСС. А сейчас, что мы можем предложить?! Нашу родную Генпрокуратуру, что ли?! Вот на основании этого удержатся все эти территории вместе? Поэтому я считаю, Украина станет устойчивой страной после того, как избавится либо от запада, либо от востока. Я за то, чтобы она избавилась от Галиции. Если убрать Галицию из моей страны и оставить настоящую Украину с Донбассом и Крымом, это и будет первая Россия. А там будет Российская Федерация. Галиция — нарост на теле Украины». Во многом согласен с ним политолог Владимир Корнилов, директор Украинского филиала института стран СНГ. В 2005 г. Ефим Фикс, народный депутат Украины, прокомментировал: «В проекте [поданном в Верховную Раду] предлагалось создать Галицко-Волынское княжество. Все отнеслись к этому несерьёзно, а надо было отпустить Запад, и не было бы нынешнего кризиса [«оранжевой революции»]».

Характеристика Республики Галичина

По государственному устройству, учитывая исторический опыт и современное состояние, независимая Галичина будет президентской, если только не республикой с элементами диктатуры. Высказываются даже идеи, что она может стать правонаследником Речи Посполитой, империи Габсбургов и Киевской Руси. Редактор польской «Газеты Выборчей» Адам Михник в интервью «Сегодня» категоричен: «Автономная Галиция под флагами «Свободы» — это Чечня в руках фундаменталистов». С ним соглашается эксперт по вопросам международной безопасности Евгений Жеребецкий. К тому же, в случае реализации диктаторского сценария Галичина может попрощаться с ЕС: так было в 1923 г., когда Совет послов в Париже передал Восточную Галицию в состав Польши, после Второй мировой — Запад учёл терроризм ОУН-УПА и оставил это движение без поддержки. Ситуация повторилась в первом независимом десятилетии Украины, когда Европа пристально следила за факельными хождениями УНА-УНСО и КУН, а во втором — националистический реванш в виде ВО «Свобода» вызвал просто-таки гневную реакцию не только европейского, но и мирового сообщества.

Препятствием к отсоединению Галиции есть и географический фактор: в частности, она окружена далеко не похожими на неё регионами, которые сто раз подумают, прежде чем шагать с ней одним строем. Закарпатская и Черновицкая области также находятся в составе Украины относительно недавно. Но возможно и полезно присоединение Ровенской (а также Хмельницкой), ведь там находится АЭС, что позволит облегчить ситуацию с нехваткой энергоресурсов. Добавление Волыни сомнительно и вероятно одновременно, что может возродить державу в пределах Галицко-Волынского княжества. С одной стороны, данный регион сильнее связан с РФ исторически, ведь после раздела Речи Посполитой он входил в состав Российской империи, позиции православия здесь намного сильнее, а отношение к русским лучше, не говоря уже к другим регионам Украины. Но с другой — геополитически и культурно он солидарен с Галицией.

Если взглянуть на показатели валового регионального продукта, увидим, что, например, в 2010 г. ВРП Донецкой, Днепропетровской и Харьковской областей составил 128 986, 116 136 и 65 293 млн грн, тогда как Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская внесли 41 655, 12 726 и 20 446 млн. Инвестиционная привлекательность и экономический потенциал ЗУ крайне низки. На одном туризме далеко не уедешь, Галичина это не Египет и не Испания, она не сможет стать конкурентоспособной державой. Большинство заводов, фабрик закрылось за годы независимости, промышленность (приборостроение, электронная) разрушена. Регион традиционно считается одним из наиболее дотационных в стране, является лидером по количеству гастарбайтеров. То есть экономические предпосылки у Галиции к отсоединению нулевые. Хотя там есть отдельные отрасли, лидирующие в производстве какого-либо продукта во всеукраинском масштабе (например, бумага, электрические лампы, автопогрузчики), в случае их отсутствия экономика Украины сильно не изменится. Проще говоря, Бандера Бандерой, национализм национализмом, но кушать хочется всем. Вот почему федерализация в западных регионах Украины не пользуется популярностью: например, во Львовской области согласно заявлению президента Украинского фонда «Громадська думка» Владимира Подгорного в 2012-м против неё около 80% львовян.

Рассмотрим экономическую карту детальнее. Сельское хозяйство? Аграрный сектор, к примеру, Тернопольской области производит около 3% общеукраинской продукции; с другой стороны, сахара и спирта — больше 10%. Вообще с/х — это прерогатива юго-восточных и центральных регионов Украины, на западе его развитию помешают рельеф, отсутствие подходящей индустриальной базы и т.д. Но Львовская область имеет одну из наиболее развитых в государстве транспортных сетей. Через её территорию проходят важные железнодорожные, автомобильные, трубопроводные и электроэнергетические (в т.ч. газовые и нефтевые) магистрали, которые соединяют Украину со странами Центральной Европы. Теоретически западноукраинское государство может наладить нормальную экономическую жизнь в течение 10-15 лет благодаря транзитному потенциалу, развитой транспортной инфраструктуре (кстати, построенной во времена «злобного тоталитарного СССР»), залежам нефти и газа, гастарбайтерам плюс туризм, пищевая промышленность. Правда, критики отмечают, что такое преимущество легко нивелировать: достаточно задействовать обходные пути доставки материалов, экономические реформы требуют финансовых влияний, на реализацию которых нужно время, а социальный коллапс в случае отделения западных областей ждать не будет и ударит по её гражданам уже в первые месяцы. Особо проблематичными станут индустриализация, борьба с ультранационализмом и социально-политические реформы. Всего за полгода в экспортно-зависимой Галичине наступят тяжёлые времена.

Но существует одно обстоятельство, которое может нейтрализовать негативный (во всяком случае, в моральном контексте) экономический эффект: социологический мониторинг западных регионов Украины чётко показывает различия в менталитете между «западниками» и «восточниками» в вопросе понимания аспекта государственности. Для особо украиноязычных главная ценность существования Украины заключена в самом её существовании, тогда как остальное население страны предпочитает учитывать и социально-экономический аспект. Парадоксально, но согласно соцопросам жители Западной Украины считают себя более счастливыми, хотя социально они менее защищены. Совершенно противоположный эффект наблюдается с центром и юго-востоком Украины. А потому можно быть уверенным в том, что при откровенно пророссийском или антиукраинском курсе во внутренней/внешней политике появится эффект стремления Галичины к отдельному государству или, как минимум, автономии в составе федеративной Украины.

34% львовян готовы бороться за независимое Галицкое государство в случае, если Украина присоединится к союзу России и Белоруссии (Интерфакс-Украина, результаты соцопроса социологической лаборатории ЛНУ им. Ивана Франко по заказу Института развития города, 2003 г.).

Результаты соцопросов в феврале и июне 2011 г. КМИС по заказу Института по правам человека, противодействия экстремизму и ксенофобии (IHRPEX) свидетельствуют, что 43% респондентов юга страны, столько же — востока и 19% опрошенных в центре убеждены, что жить в государстве без Западной Украины было бы лучше. 75% респондентов юга, 68% востока и 46% центра считают взгляды жителей запада опасными для целостности Украины.

Согласно соцопросу группы «Рейтинг» 2012 г. выступают за отделение Галичины 5%, при этом менее 1% на западе страны, более 10% — на Донбассе и юге. Большинство респондентов не поддерживают отделение (84%).

Последствия

Геополитически появление Республики Галичина не сильно повлияет на европейскую вертикаль поведения. Стоит задуматься, чем новоявленное гипотетическое государство сможет быть полезно Европе? Население Галичины составляет около 10% населения Украины. Только в качестве дешёвой рабочей силы, потому что территория, где она проживает, не может похвастаться ресурсами. В случае независимости большинство галичан после присоединения к ЕС просто перебегут в Европу, где они будут далеко не на почётных началах (к сведению, около 40% украинских трудовых мигрантов, работающих в Италии — выходцы из Львовской области). А со вступлением в НАТО станут ещё и потенциальным объектом угрозы для Белоруссии, РФ и остатков Украины.

С другой стороны, Галиция мешает только России и служит последней, как кость в горле. В случае её исчезновения РФ сможет заново установить контроль над большей частью бывшей Украины. В самом существовании Галичины заключена идеологическая основа Украины как независимой державы. Очень чётко в этом вопросе подметил в мае 2011 г. российский политолог Анатолий Вассерман: «По сути, к галичанам нынешние власти Украины относятся примерно так же, как значительная часть населения Израиля относится к ортодоксальным иудеям. Их образу жизни не стремятся подражать. Более того, у многих они вызывают даже раздражение. Но именно ортодоксальные иудеи воспринимаются как идеологическое обоснование существования Израиля». Близок к истине и политолог Вадим Карасёв, заявивший, что без Галичины проект «независимая Украина» перестанет существовать, никакой украинский президент на это не пойдёт.

Реакция мирового сообщества на появление галичанского государства будет противоречивой, но однозначно можно утверждать, что появятся два лагеря непримиримых противников и тех, кто не поддержит независимость Галиции, всё же будет больше. Подавляющая часть Европы ни под каким предлогом не согласится на отделение западноукраинских областей, потому что побоится эффекта домино : — Испания, Франция, Италия, Молдова, Грузия, Великобритания. С другой стороны могут поддержать страны с влиятельной украинской диаспорой и те, кому это выгодно — Румыния, Польша, Россия, Канада, Венгрия, Словакия, Турция. Довольно сложно предугадать реакцию Белоруссии и таких мировых игроков, как США, Германия и Китай.

Выводы

Галицкий сепаратизм в данное время остаётся на маргинальном уровне, хотя он лучше проработан в деталях, чем, например, юго-восточный. Большинство граждан Украины против отделения Галичины, в то же время соцопросы фиксируют рост негативного отношения к её жителям из-за чрезмерной национализации последней. У львовян, тернопольчан и ивано-франковцев отсутствует харизматичный лидер, который мог бы возглавить процесс сепаратизации, они не осознают себя отдельным этносом. Отделение на экономической основе для Галиции равносильно самоубийству.

Большинство жителей Галичины — обыкновенные и простые люди, рядовые граждане нашей страны. А потому либо они наведут порядок с ультранационализмом на своей территории, приструнят горячие головы, которые могут наломать дров, и сбавят обороты относительно резкой национализации других регионов Украины, или же это сделают центральные и юго-восточные области. И в последнем случае последствия могут быть самыми плачевными.

Юрий Лукшиц

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.