Путь к пьедесталу, или Украиноцентризм — навсегда!

15 июня 2013, 20:30
Журналист, блоггер
0
503
Путь к пьедесталу, или Украиноцентризм — навсегда!

Статья о национальной идее Украины.

Украина — необыкновенная страна. Практически уже четверть века она существует (именно существует, а не живет) без своей национальной идеи. Вопреки распространенной с 1991 г. точке зрения страна не развалилась от внутреннего коллапса и внешнеполитического давления. Украина имеет многопартийную систему, и на 28 марта 2012 г. в стране зарегистрировано 199 политических партий. Многие из них неизвестны широкой общественности, а доверие украинского общества к ним очень низкое. По состоянию на май 2012-го в Украине отсутствует политическая партия «всеобъемлющего типа» (catch-all party). Современные украинские партии не имеют выразителя общенациональной идеи, цивилизационные и геостратегические ориентации играют более важную роль, чем экономические и социально-политические программы, что обусловило появление партий пророссийской и прозападной (проевропейской) направленности. Также внутри страны ведут борьбу, нанося друг другу поочередные удары, радикальный украинский национализм и пророссийское движение. Однако уже через несколько лет в эту пару может вклиниться новый мощный противник, который медленно, но неуклонно, набирает силу в разных регионах Украины.

Историческая подоплека

Основой для украиноцентризма можно считать историческое прошлое Украины, которая не раз становилась региональной державой-лидером. Например, в период расцвета Киевская Русь на равных выступала с Византийской империей — мощнейшим государством раннего средневековья. Согласие киевского князя Ярослава Мудрого отдать свою дочь замуж за французского короля фактически равнялось принятию его страны в список престижных государств.

Следующим эпизодом украиноцентризма был гетманский период. Времена Богдана Хмельницкого часто называют ярким проявлением реализации желания сделать из Украины сверхдержаву в балто-черноморском геополитическом пространстве. Постепенно поняв, что многовекторность с крымскими татарами и Турцией, шляхтой и московским боярством абсурдна, гетман начинает строить собственную украиноцентристскую политику. Одним из первых проявлений этого является стремление Хмельницкого установить украинский контроль над Белоруссией, что и было сделано полковником Иваном Золотаренко. После мирного договора между Москвой и Польшей в октябре 1656 г. украинская дипломатия активизировалась, и на востоке Европы возникла коалиция государств — Швеция, Бранденбург, Семигород, Литва, Украина, Молдавия и Валахия — которая была образована против Москвы с одной стороны, и Польши и Крыма — с другой. Смерть Хмельницкого положила конец мечтам не только появлению на внешнеполитической арене великого украинского государства, но и похоронила амбициозный военный план коалиции по ликвидации Турции и освобождению от мусульманской неволи многих христиан.

В 1917—1920 гг. УНР имела дипломатические отношения с Немецкой империей, Австро-Венгрией, Болгарией, Османской империей, Королевством Польшей, Россией, Польской Республикой, Святым Престолом, Азербайджаном, Испанией и т.д. А Украинская держава (1918) была признана более чем 30 государствами, в Киеве размещались постоянные представительства приблизительно десяти из них.

Советская Украина занимала доминирующие позиции не только в Советском Союзе, но и в Европе и мире того времени, однако этот расклад событий был, в основном, искусственный с вмешательством посторонних факторов. Небольшие всплески украиноцентризма можно было наблюдать дважды на пространстве СНГ после крушения СССР. Первый произошел в середине 1990-х гг., когда во главе с Украиной сформировался скрыто возглавляемый ею блок, включающий Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан и иногда Казахстан, Грузию и Молдову. Поскольку РФ пыталась всеми попытками усилить свое влияние в СНГ и превратить его в наднациональный орган, постсоветские республики поддержали Украину в ее противодействии. Второй всплеск связан с реанимированием ГУАМ после Оранжевой революции и де-факто американского вмешательства. Данный союз — чисто геополитический и антироссийский, потому этот тип украиноцентризма можно считать также искусственным.

Сторонники украиноцентризма считают, что главной основой для всех побед Украины всегда была идея, которая предусматривала собственный государственный путь развития, а не сомнительные вхождения в различные военно-политические блоки со своими соседями, во все времена пытавшиеся достичь собственных интересов за украинский счет. Это касается как западного, так и восточного курсов Украины.

Общая характеристика украиноцентризма

Итак, что же собой представляет это странное политическое детище? У экспертов оно вызывает различные интерпретации, некоторые из них явно противоречат друг другу, но можно выделить общие черты. Разберем сначала вторую часть слова. Центризм — идейно-политическая концепция, которая стремится избегать идеологически обусловленной политической поляризации и конфронтационных форм политической борьбы; это состояние сознания и деятельности политических сил, которое можно охарактеризовать умеренными, компромиссными действиями нерадикального характера. Центризм часто проявляется в стремлении политических субъектов принять идейно промежуточное положение между правыми и левыми, консервативными и коммунистическими, демократическими и либеральными группировками и течениями или занять формально нейтральную позицию. Всплеск центристских настроений совпадает с периодами политической поляризации и радикализации и связан со стремлением сил, занимающих центристскую позицию, привлечь на свою сторону симпатии граждан, добиться моральной поддержки своих действий, преподнести себя как альтернативу радикалам в условиях жесткого выбора, стать символом стабильности и надежности. Автор по своему усмотрению добавил некоторые пункты, которые он считает обязательными условиями для реализации этой политической стратегии. Итак, украиноцентризм (украинский центризм) — мировоззренческая и философская позиция, политическая и социально-экономическая концепция, центральными тезисами которой являются:

  • Во внешней политике — построение собственной самостоятельной логической стратегии достижения поставленных целей во взаимоотношениях с другими странами (особенно соседними) на равных условиях с точки зрения реализма и прагматизма. Не путать с многовекторностью. Если в последнем случае Украине приходится балансировать между трехсторонним геополитическим вектором — Европой, США и РФ — то в случае украиноцентризма ситуация несколько меняется. Баланс остается, но угол наклона кардинально трансформируется: Не вышеупомянутая тройка диктует нам условия, а мы начинаем диктовать свои. Этому способствует как уникальное геополитическое местоположение Украины, так и ее внутренний потенциал;
  • Во внутренней политике — построение и выполнение социально-экономической модели развития страны, опираясь при этом, в основном, на собственные силы. Любой политический или геополитический центризм требует внутренних ресурсов. Возьмем, к примеру, экономический аспект. Правильные реформы и здравое правительство благодаря огромному аграрному, транзитному, энергетическому, научному, военному потенциалам могут преспокойно вывести Украину в десятку наиболее развитых стран мира к середине XXI века;
  • В культуре — переосмысление собственной истории и поиск истины в ней, поддержка национального достоинства, защита национального наследства и т.д. Это значит, что украинская история не должна политизироваться, любые исторические вердикты должны основываться на фактах;
  • В философии — на все, что происходит в мире, надо смотреть украинскими глазами и иметь собственный взгляд и оценку;
  • В обществе — гордость за собственную страну и понимание смысла ее существования, здравый патриотизм, умеренный (гражданский) национализм (т.е. национализм, что консолидирует, а не разъединяет), взаимопомощь между гражданами, высокое самосознание украинцев, истребление комплекса второсортности и в то же время недопущение высокомерности и эгоцентризма;
  • Представление об Украине как о центре культурно-исторического развития Европы (иногда вспоминают и обо всем мире).

Плюсы

  • Высока вероятность становления Украины как регионального лидера;
  • Украиноцентризм позволит найти свой собственный путь, даст возможность конкурировать на равных с постсоветским пространством и Европейским Союзом;
  • Украиноцентризм позволит погасить и решить спорные темы общества;
  • Украиноцентризм положительно повлияет на постсоветские республики, принесет туда некоторые европейские демократические ценности;
  • Расширение контуров внешней политики. Сотрудничество не только с европейскими и американскими партнерами, но и с латиноамериканскими, африканскими, азиатскими, ближневосточными и т.п.

Минусы

  • Любой политический и геополитический центризм основывается на собственных внутренних ресурсах. Но без интеллектуальной политической элиты и консолидации украинских граждан украиноцентризм обречен на поражение;
  • Рост украиноцентризма вызовет соответствующую антиреакцию со стороны Европы и России;
  • Путь к украиноцентризму является более тяжелым и сложным, чем постсоветская или проевропейская ориентация;
  • Ошибочная трактовка понятия «украиноцентризм». Огромным заблуждением является точка зрения, что в основе украиноцентризма лежат такие дискуссионные темы общества как: внешнеполитический (ЕС-ЗСТ, ТС, НАТО), исторический (всеукраинский геройский статус УПА-ОУН, Бандеры, Шухевича, дивизии «Нахтигаль» — с одной стороны, идеализация Сталина, СССР, Красной Армии — с другой), внутреннеполитический (вывод ЧФ РФ, отмена автономии Крыма), культурный (введение второго государственного языка, тотальная украинизация) факторы. Все эти особенности разъединяют украинцев и потому не могут быть в основе украиноцентризма.

Украина всегда оставалась полем боя между Западом и Востоком. И остается таковой и поныне. Иными словами, Украина — ключевой региональный центр в политическом и социально-экономическом смыслах в Европе.

Украиноцентризм и национальная идея

Суть существования любого государства сводится к одному критерию — национальной идее. Из нее любая нация получает для себя главный вопрос: для чего она живет и в чем смысл ее существования. Прошло уже более двадцати лет, но Украина до сих пор не нашла ответа, после крушения СССР она плывет по течению и реагирует на порывы ветра, но собственных весел у нее нет. Отсутствует тот стержень, который помогает обходить неприятности стороной и побеждать соперников. А у других стран он есть: например, в США — это «доктрина предназначения» (Manifest Destiny), американцы свято верят, что их страна — лучшая в мире, и ей суждено изменить мир, что они и делают, пусть часто и с ошибками; израильтяне придерживаются концепции «божественного народа»; тандем «Германия-Франция» считает своим святым долгом быть лидером, душой и главным локомотивом Европы, а россияне мечтают о восстановлении своего величия. А что такого есть в Украине, чем бы она смогла нагнуть мир и показать ему свою силу и решимость?

Главная проблема в том, что национальной идеи, как таковой, в Украине никогда и не было. Частично — это низкая пассионарность, частично — сложная и трудная история, скрепленная кровью, потом и слезами. Мы пытались что-то слепить на скорую руку, как это было в начале девяностых — увы, не помогло, а теперь делаем ставки либо на радикальный национализм, который пропитан ненавистью и слепой яростью, или на помощь северного соседа. Горькая правда заключается в итоге всей этой волокиты: наивно полагать, что манна небесная упадет к нашим ногам бесплатно и навсегда. Ведь, по сути, национальная мечта (мечта всех граждан Украины) — это совокупность наиболее приемлемых для украинцев условий жизни: в политическом аспекте — это абсолютная демократия, когда обеспечены и защищены права человека, свобода слова, чистая и независимая судебная система государства, разграничение между бизнесом и политикой. В экономическом плане идеальная страна — это та, которая является конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках, она наукоемкая, инновационная, характеризуется высоким ростом ВВП, низкими инфляцией и уровнем безработицы. В социальном аспекте для Украины жизненно необходимы высокий уровень и качество науки и образования, это также современная медицина и здоровое население, приличные зарплаты и пенсии, возможность работать в пенсионном возрасте и минимальный уровень между очень богатыми и очень бедными. В экологии — переход к модели устойчивого развития, справедливое использование биосферных ресурсов, таких как чистый воздух, вода, земля и тому подобное. Построение государства, которое уважают не только соседи, но и страны на других континентах — сложная задача. Сложная, но глупо говорить, что ее невозможно реализовать.

Нам необходимо перестать мыслить примитивными шаблонами, нужно прекратить думать на 2-3 года вперед: «Политик думает о следующем сроке, государственный деятель же — о следующих поколениях». Для того чтобы реформы были действенными, а попытки изменить жизнь к лучшему не оказывались лишь ничтожным прикрытием собственной беспомощности, мы должны строить наше будущее, тщательно взвешивая все плюсы и минусы, мы должны думать как минимум на 15-20 лет вперед, учитывая при этом воздействие внешних факторов. Рыба гниет с головы, верно? Значит, первое, что нужно, это видоизменить украинский парламент, Кабинет Министров, Президента Украины и его Администрацию. Без трезвой чистой и разумной головы от остального тела будет мало толку. Возьмем, к примеру, Верховную Раду. Там творятся законы, это законодательное сердце Украины. Но что же это за депутаты, которые постоянно играются блокированием трибуны? Что в парламенте забыли толстосумы и скупердяи, миллионеры и миллиардеры, люди, которые покупают бракованные дипломы, замешаны в криминале или занимаются тем, что смотрят порно и листают журнальчики? Это, что ли, сливки общества? Потому суть в том, чтобы в парламенте находилась интеллектуальная элита страны. Во все времена независимо от обстоятельств и региона земного шара именно она принимала на себя первый удар в случае каких-либо происшествий государственного масштаба, именно на нее всегда возлагал надежды народ. Депутаты, министры, президент или мэр — все должны быть равны перед законом и максимально приближенными к уровню жизни рядовых граждан. Если это осуществить, то тогда эта голова сможет вылечить остальное больное тело, будь то МВД, прокуратора, таможня или Министерство охраны здоровья.

\Внутренняя дестабилизация — это главная проблема Украины. Надо четко понимать, в чем состоят наши слабые и сильные стороны, чтобы при этом не переоценить или недооценить свои возможности. Украинское общество — неоднородное, это факт. И, следуя за этим фактом, нужно делать правильные выводы. Любое резкое дерганье в историческом, геополитическом контекстах приведет к печальным последствиям.

Украиноцентризм и геополитика

Геополитический выбор Украины должен основываться на национальном прагматизме. Однако проблема в том, что Украина в ближайшие полвека не сможет присоединиться к ЕС или «Российскому союзу» без колоссальных негативных внутренних последствий. Задумайтесь: нужны ли мы Европе, и что ей от нас вообще нужно? Европейцы ищут новые рынки сбыта, их терзают медленная исламизация и финансовые кризисы. Но наша нищая вымирающая страна сгодится им разве что в роли аграрного придатка и мусорной свалки. То же самое нужно и России. Путин хочет присоединить Украину к наднациональному российскому проекту не ради того, чтобы объединить славянские народы или принести единство на просторы постсоветских республик. Президент РФ прекрасно понимает, что Россия — это не тот экономический гигант, который может диктовать условия Китаю, ЕС или США. На фоне вымирающего населения и все той же исламизации и китаизации РФ необходимы позарез трудовые ресурсы и свежая славянская кровь. Грусть в том, что Украине и там, и там предназначена роль младшего партнера и подстилки. Есть ли выход из этого тупика? Он у нас прямо перед глазами.

В действительности мир для Украины не ограничивается только тремя векторами (США, ЕС, РФ). В конце концов, планета велика, и мы можем обрести других союзников. Почему мы не поддерживаем тесные взаимоотношения с Японией? Японцы и украинцы пережили ядерные катастрофы (Чернобыль 1986 г. и Фукусима 2011 г.), мы были (и есть) под колпаком России, а они — под колпаком США, у них — нехватка земельных ресурсов, продовольствия и технологический взрыв, а у нас — 30% мировых черноземов и старение советской индустрии. Мы можем быть полезными друг другу. Почему Украина равнодушна к Молдавии и Белоруссии? Во втором случае Лукашенко не вечен, рано или поздно он уйдет, что тогда случится с Союзным договором России и Беларуси? Не можем ли мы вклиниться тогда и перетянуть белорусов на свою сторону? Очень и очень вероятно. Румыния предъявляет территориальные претензии и намекает на пакт Молотова-Риббентропа? А мы ей украинскую военную базу в Молдове! Соседние государства не уважают? Нужно мобилизовать все украинские общины там. Давно известно, что нацменьшинства — это словно пятая колонна в любой стране. Россия давит экономически и политически? Нужно наладить контакты с Прибалтикой, перетянуть на свою сторону постсоветские республики, дружить со странами Большой Двадцатки, делая акцент и на соседей РФ. Глядишь — и они когда подсобят. Необходимо вспомнить, что мы, украинцы, — сооснователи ООН. Давайте притянем к нам внимание всего мира в положительном смысле этих слов: предложим свои варианты решения проблемы «двух Корей», начнем вести активную пропаганду нераспространения ядерного оружия и действовать на африканском, азиатском, американском, ближневосточном направлениях. Да хоть с самой Австралией! Украине необходимы срочно инновационный скачок, промышленный всплеск, резкая активизация на внешнеполитическом пространстве, некая мечта, что сплотит всех граждан во имя единой цели. Свои чудеса уже продемонстрировали Япония и Германия, «азиатские тигры» и латиноамериканские страны, даже некоторые постсоветские республики. Неужели мы не можем стать творцами «Украинского Ренессанса»?

Украиноцентризм и консолидация

Но вышеуказанного нельзя добиться, если на разных материках тебя ассоциируют с проститутками, наркоманами, СПИДом и салом. Европейские газеты только и пишут, что у нас травят собак, разгул коррупции и антидемократии, американцы, хотя и пытаются придать Украине некую цивилизованность, но в действительности считают российским придатком и территорией, находящейся в геополитической сфере влияния РФ. Хуже этого то, что Украина — внутренне нестабильна, из-за отсутствия национальной идеи она шатается, как маленькое деревцо от порывов сильного ветра. Если учесть неоднородность украинского населения в этническом, языковом, культурном и прочих контекстах, нельзя не задаться вопросом, возможна ли вообще консолидация граждан Украины, и не проще ли нам поделить страну федерализацией или вообще распадом? Следует точно зарубить себе на носу, что последний вариант — это не выход из ситуации, это просто банальная трусость, нежелание искать компромиссы. Независимо от того, на сколько частей поделиться Украина или какая территория от нее отделиться, общим эффектом будет ослабление всей страны. Ведь что-то Россия и США не спешат отсоединять Сибирь и Техас соответственно, потому что прекрасно понимают, что достаточно потерять один из своих субъектов, как это включит целый механизм по разрушению страны. Федерализация же сама по себе не является негативным или положительным процессом, тут главная проблема в том, когда и при каких условиях ее проводить. Например, если начать федерализировать Украину сейчас, это приведет к ее распаду. Но если активировать процесс лет через пятнадцать после решения всех внутренних противоречий, то он принесет только пользу и консенсус. Теперь, что касается консолидации. У граждан Украины есть несколько общих критериев, в чем они единогласны: например, одинаково кушать хочет и житель Донецка, и житель Львова, то есть социально-экономическое благополучие может стать объединяющим фактором. Каждая мать Одессы и Харькова, Тернополя и Ивано-Франковска хочет видеть своего ребенка сытым и образованным, счастливым и здоровым. Другими словами, высокий уровень образования и медицины, высокооплачиваемая работа и низкие налоги одинаково положительно одобрят все граждане Украины. В историческом же аспекте может помочь поиск истины. И сторонников, и противников героизации УПА-ОУН может примирить создание независимой высокопрофессиональной комиссии для расследования ее деятельности. Уровень комиссии должен быть как минимум на уровне СНГ. В ее состав должны войти историки, военные историки и эксперты, социологи и т.п., которые и поставят точку в этом вопросе. Аналогично можно поступить со Степаном Бандерой, Романом Шухевичем, Иваном Мазепой, Голодомором, СССР и т.д. Ввести русский язык в роли второго государственного можно лет через пятнадцать после защиты украинского, а отмена автономии Крыма может быть возможна только путем местного референдума (а не всеукраинского, как часто ошибочно считают) согласно Конституции АРК.

Консолидация — это сложный, в некотором смысле болезненный, процесс. И на уступки придется идти всем. Настоящее единство наступит тогда, когда для каждого львовянина житель Донецка будет ближе и роднее, чем поляк или словак, а каждому донеччанину тот же Львов будет дороже и желаннее Москвы и Питера. Если же граждане Украины не одумаются, то повторят ошибки своих предков, а радикальный украинский национализм Запада и пророссийское движение Востока попросту разорвут страну на части. Однако если в недалеком будущем все же возобладает украиноцентризм, то наши потомки уже через пару десятилетий смогут с легкой усмешкой смотреть на отсталые соседние страны и по праву гордиться своим государством и предками, которые сделали правильный выбор.

Юрий Лукшиц

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.