Динамичное развитие уже не «нового» УПК.

15 июля 2013, 10:00
0
232

Ответственность юридического лица: что мы имеем и получим?

Итак, вот уже 8 месяцев, с сентября прошлого года, мы работаем c УПК, принятым 13.04.2012. Стадия опасений перед неизведанным и период составления прогнозов постепенно проходят, некоторые практические уроки получены и алгоритмы действий проверены.

И снова «грядет прогресс» - с сентября 2014 года вступит в силу Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины относительно ответственности юридических лиц)». Этим Законом, несмотря на предшествующие доводы здравого смысла о нецелесообразности такого нововведения, высказанные представителями научной элиты, экспертами и юристами-практиками, все же устанавливается уголовная ответственность юридических лиц. К уже существующим санкциям, применяющимся к предприятию сегодня, вследствие нарушения закона его должностными лицами, к юридическим лицам будут применяться меры криминально-правового характера, такие как штраф, конфискация имущества, ликвидация. «Криминальной вменяемостью» будут характеризоваться субъекты приватного сектора, к государственным же органам и органам местного управления нововведения, естественно, относиться не будут. Основаниями для применения к юридическому лицу указанных мер послужит совершение его уполномоченным лицом: от имени и в интересах юридического лица любого из преступлений, предусмотренных статьями 209 (легализация доходов), 306 (использование средств, добытых от незаконного обращения наркотических средств… и пр.), статьи 368-3 (подкуп служебного лица), статьи 368-4 (подкуп лица, предоставляющего публичные услуги), статьями 369 (предложение или предоставление неправомерной выгоды служебному лицу), 369-2 (злоупотребление влиянием) Уголовного кодекса, а также любых связанных с терроризмом преступлений. Что касается последнего, то, видимо, законодатель посчитал недостаточно эффективным давно действующий Закон "О борьбе с терроризмом". Но это опустим. Больший интерес вызывают коррупционные преступления. Важно, что обязательному доказыванию будет подлежать факт совершения уполномоченным лицом преступления «от имени» или «в интересах» юридического лица. То есть, для привлечения к уголовной ответственности субъекта хозяйствования необходимо наличие самого уполномоченного лица (тут следует обращаться к учредительным документам) и деяние его «в пользу» юрлица.

Следовательно, преступная деятельность может осуществляться индивидуально, а вот последствия криминального производства ощутят, к примеру, и обычные рядовые сотрудники такого «криминального субъекта». А как же быть с конституционными принципами равенства, индивидуальной ответственности, невозможности наказания без приговора и прочее?

 Но практическая проблема кроится не в европейском курсе либерализации и принятии новых нормативных актов, а в особенности правоприменения таких норм в национальном правовом поле и самом правосознании граждан.

Суть вопроса отображается в контексте Уголовного процессуального кодекса. В частности, невозможности обжаловать внесение органами досудебного расследования информации в Единый реестр досудебных расследований только вследствие «выявления признаков преступления» или поступившего заявления о таком преступлении. Кстати, появляется перспективное оружие для недобросовестных конкурентов: заявление – и вот уже следственные мероприятия, УД в отношении не только руководителя, но и юрлица. Тема наводит на размышления, не так ли? Вопроса рейдерства пока вообще касаться не будем – это обширная тема, которая в контексте законодательных изменений требует  отдельного рассмотрения.

Лишний раз не следует описывать возможные последствия обыска на работающем предприятии, при изъятии всего «что плохо лежит» в очень благоприятной для изымающих лиц обстановке - ну не могут люди без интенсивной специальной подготовки избавиться от комплекса беспрекословного повиновения группе лиц с удостоверениями, с такой же быстротой, с которой реформируется законодательство. Особенно, если при этом настойчиво внушается чувство вины, не ведомо за что («предпринимательством занимаемся -  значит нарушаем…»). Причем с самого начала сторона обвинения может и не подозревать, что именно искать. Готовый к сотрудничеству покаявшийся объект психологического воздействия сам приведет к доказательствам, а то и создаст их буквально из ничего. «Все только ради того, чтобы избежать худшего» – эффективная формулировка для самовнушения, не так ли? К вопросу о том, как можно эффективно бороться с «презумпцией недобросовестности» налогоплательщика в рамках УПК, возможно, мы еще вернемся.

Итак, видим, как легко с нашим УПК сократить путь от мнимого преступления к явному. Обращаю внимание, что никакого ущерба репутации правоохранительных органов здесь нет, говорю только о нормативном поле, позволяющем в том или ином случае допускать злоупотребления отдельными государственными служащими.  

Впрочем, не смотря на всеобщие предостережения и страх перед новым порядком уголовного производства, согласитесь, особенно кардинально УПК нашу жизнь не изменил.

В данном случае не стоит забывать о встречной возможности. Если уголовное дело можно возбудить в упрощенном порядке, то в случае нарушения Ваших прав со стороны каких-либо лиц, сообщить о совершении преступных деяний по отношению к Вам или Вашему предприятию можно в любое время, и тогда следственные мероприятия уже необходимо будет проводить в отношении «противоположной» стороны.

Приведем еще пример и вспомним, как позиционировалось исключение возможности суда возвратить дело на досудебное расследование. Законодатели говорили о том, что этот советский институт устарел, и его отмена будет способствовать оперативности правосудия, так как суд теперь не сможет возвращать дело прокурору для проведения дополнительного расследования. Правозащитники же заявляли об ограничении доступа судебных органов к получению достаточных доказательств для рассмотрения дела. Как поступает суд на практике?  При необходимости возвращает обвинительный акт прокурору (такая возможность установлена п. 3 ч. 3 ст. 314 УПК). Еще и остается возможность для «маневров» - обжаловать такое решение в апелляционном суде.

Закон новый, а методы прежние. Так, несколько сменилась форма, но для перемены содержания необходим комплексный подход, и пройдет не один год пока наш социум приблизиться к европейским стандартам уголовного производства.

Не исключением будет и случай с введением уголовной ответственности юридических лиц.

Правда, новый закон может побочно восприниматься неверно – ЛЮБЫЕ действия в интересах бюджета (местного или государственного, неважно) – уголовно наказуемыми быть не могут, а вот с частным сектором экономики все иначе...

 Мы уже привыкли к тому, что путь к достижению целей контролирующих органов лежит через доступ к документам, а правоохранительных – к руководителю. Теперь же направления для деятельности последних дополнятся.

Даже приняв за аксиому благие намерения борьбы с теневым экономическим злом, усматривается, что зерно будет брошено на благодатную почву конфронтации двух миров − власти и бизнеса, ежечасно обогащающуюся (пускай даже и искусственно). Речь идет не о, так называемых, «неприкасаемых» предпринимателях, а прежде всего о представителях малого, среднего бизнеса и хранителях правопорядка, получающих жалование из бюджета.

Тем не менее, занимая позицию исключительной критики, мы придем к признанию собственной слабости, поскольку ограничение одних возможностей, всегда открывает другие, а любое спасение, как известно, дело собственных рук. Поэтому, нужна постоянная моральная и организационная подготовка, важно четкое понимание алгоритма действий представителей правоохранительных и контролирующих органов в условиях обновления правил игры – нельзя пренебрегать превентивными мерами для сокращения рисков (возможно, стоит пересмотреть «правильность» составления учредительных документов, юрисдикцию регистрации бизнеса и прочее – каждый случай индивидуален). Не забываете, что восприятию полной «безуправности» отдельных лиц можно и нужно противостоять. Чувствуя давление со стороны одной  структуры, помочь может другая (не секрет, что в сегодняшних условиях своеобразная конкуренция между известными органами только процветает). Иерархию никто не оттенял – любую контролирующую инстанцию контролирует другая (суды, прокуратура, другие различные госструктуры). Полезны будут даже общественные организации и СМИ.

Итак, знание прав и способов их защиты, сохранение уверенности в правоте при общении со стражами порядка – это минимальные необходимые составляющие построения системы безопасности Вашего бизнеса в случае проявления к нему целенаправленного негативного интереса.

Как сказал  Ф. Рузвельт: «Нам нечего бояться, кроме страха».

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.