Серафимовича. Сложные вопросы на простые ответы

29 августа 2013, 13:50
Громадський активіст, журналіст, письменник
0
461

Все просто. Депутаты от Удара украли у жителей Березняков сквер. Теперь Кличко должен вернуть сквер народу. Только за этой простотой вырисовывается отнюдь не простая комбинация…

Скандал с попыткой застройки на Серафимовича разрастается. А за полтора месяца, после появления забора, общественность нашла весьма простые ответы на проблему застройки. Не ставя себе за цель дать окончательные ответы этим блогом, хочу перевести проблему этой застройки в иную плоскость. Задав сложные, а для многих и провокационные вопросы.

Оговорюсь. Я против любых застроек, по поводу которых нет четкого и понятного позитивного или, на худой конец, нейтрального отношения большинства населения, непосредственно к месту застройки приближенного. И считаю, что любое решение об уплотняющей застройке должно проходить процедуру даже не общественных слушаний (прецедентов подделки подобных решений – хоть отбавляй), а процедуру местного референдума. Только в этом случае можно раз и навсегда снять проблему «а старуха Шапокляк – против». И если законодатель обеспокоится проблемой «антизаборных бунтов», он обязан закон о местном референдуме принять. А также о компенсационных механизмах в случае застроек, имеющих государственное или коммунальное значение. Иначе строить в городах станет просто невозможно.

А теперь о простых ответах и непростых вопросах непосредственно по Серафимовича и, опосредованно, ко всем настоящим и будущим застройкам в городе.

Ответ первый. Застройка незаконна. Вопросы. Кто такое сказал? Прокуратура первоначально не нашла никаких зацепок для остановки строительства. Что ей зачастую удавалось сделать в разных районах города. Инициативная группа долго не решалась подать в суд. Знали, что все законно? В конце концов, подала. Интересно,  что уже на этом этапе прокуратура решила… поддержать истца. Ветер сменился? Ну и последнее. Суд еще не принял никакого решения. А если решения суда будет гласить: стройка законна? Примет ли инициативная группа и березняковцы такое решение? С учетом нынешнего доверия к судам – весьма сомнительно.

Ответ второй. Во всем виноваты депутаты от Удара, Странников и Ищенко. Сколько нужно заявлять Странникову, что с 2005 года он не имеет никакого отношения к фирме «Тельбин-Ива»? Тысяча раз поможет? Очевидно – нет. Каким образом может снять негатив человек, который на самом деле десять лет назад «засветился» в предприятии, но потом просто ушел или продал свою долю? Где еще в мире существует юридическая или моральная ответственность акционера, тем более бывшего, за действия менеджмента компании? Может ли муж (жена) отвечать за действия своего супруги (супруга), с которым расстался (рассталась) десять лет назад? С Ищенко сложнее. Он заявляет, что еще лет пять назад продал предприятие третьему лицу. Третьим лицом, как выяснилось, до недавнего времени была сестра Ищенко. Лично я не знаю систему отношений между Ищенко и его сестрой. Как и не знаю, была ли передача «Тельбин-Ивы» от Ищенко – сестре реальной или фиктивной. Но кто знает эту систему отношений? Кто доказал фиктивность этой сделки? Кто владеет реальными доказательными документами или свидетельствами о том, что сделка была фиктивна? На основании чего идет информационная атака на Кличко с требованием исключить Ищенко из партии? Все эти вопросы я ставлю, понимая, что Ищенко далеко не ангел и представляет бизнес-крыло Удара, которое создавало капитал отнюдь не мотыгой и не моя, и перепродавая яблоки…

Ответ. Последняя продажа «Тельбин-Ивы» белизской офшорной компании – фикция, цель которой «отмыть» Удар. Вопросы те же. Кто такое сказал? Откуда такая информация? И, если допустить, что сестра Ищенко продала «Тельбин – Иву» (он уговорил ее продать), (продал сам) неким третьим лицам, что незаконного она (он) сделала (сделал)? Если допустить, что все-таки реальным владельцем был Ищенко – соглашусь, политически этот шаг был, мягко говоря, не мудрым. Но кто знает реальный расклад? И последний вопрос. Зачем Ищенко продавать компанию самому себе (если допустить все-таки версию о фиктивной продаже), если и березняковскому ежу понятно, что строить что-либо на Серафимовича он не сможет? Ему просто не дадут. Ни власть, ни местные жители.

Ответ. Депутаты ничего не делают, чтобы решить проблему Серафимовича. Вопросы. Почему за полтора месяца застройщик так и не смог сделать то, что делалось и делается во многих других «горячих точках» города: захватить периметр и за день срезать все деревья? Версия о том, что Ищенко (коль застройщиком являлся он) боялся репутационных потерь – выглядит неубедительно. Репутационных потерь все равно более чем достаточно. А после продажи «Тельбин-Ивы» в офшор такие действия были бы с точки зрения застройщика вполне разумными, лишь подтверждая версию о том, что участок оказался в других руках. Почему новый захват периметра состоялся аж во второй половине августа, спустя более чем месяц, после первого штурма стройки общественностью? Почему во время этого захвата милиция первоначально блокировала установку застройщиком ворот, все время – въезд на участок техники, и, в результате, почему титушки к средине дня все-таки покинули территорию стройки? Неужто испугались полсотни березняковцев, которые к полудню перекрыли никому особо ненужную, с точки зрения проезда, Серафимовича? Могло быть все наоборот, милиция бы выступила на стороне застройщика и на этом «защита сквера» закончилась бы (пример – Гостиный и еще десятки точек в городе)?  Или все-таки за видимой березняковцами и всеми заинтересованными наблюдателями стороной противостояния вокруг сквера, есть и иная сторона, невидимая невооруженным взглядом?

Ответ. Кличко должен вернуть сквер березняковцам. Вопросы. Простите, как? Какое отношение имеет Виталий Кличко к этой застройке? Какие юридические основания для подобного возврата? Какие моральные основания для того, чтобы Кличко давил на Ищенко (поможет ли?) с тем, чтобы Ищенко (если у него еще есть такая возможность) вернул сквер? Кому возвращать сквер, земля то находится в аренде у «Тельбин-Ива»? «Тельбин-Ива» должна продолжать платить за аренду земли? Вопрос, каким образом «Тельбин-Ива» может покрыть свои убытки, вообще не ставлю, финансовая сторона проблемы, кажется, в принципе никого не интересует. А зря, в любых застройках эта сторона является главной мотивационной. А если сын кого-то из депутатов от Удара (не дай боже) станет виновен в аварии – в этом тоже будет виноват Кличко? А если сестра кого-то из ударовских депутатов (снова, не дай боже) в порыве ревности зарежет своего мужа – является ли это основанием для исключения этого депутата с фракции и партии?

Не утрирую. В рамках ответа на одну из антиударовских статей. Тягныбок нарушил Конституцию и принцип равности граждан всех национальностей в Украине – в результате был выведен из партии.  Лозинский убил человека – в результате был выведен из партии и сел в тюрьму. Ищенко (даже если допустить, что он являлся реальным хозяином «Тельбин-Ива») закон не нарушал. Не попытался провести широкую кампанию в пользу застройки – согласен. Наделал глупостей – согласен. Подмочил репутацию партии – согласен. Но закон не нарушал и, по крупному счету, закон сейчас нарушают активисты, не позволяя строительства… Тише, тише – сам неоднократно нарушал закон подобным образом, но что поделать, если у нас такие законы!

А теперь вопросы, на которые мне лично очень хотелось бы получить ответы от каждого из членов инициативной группы и людей их поддерживающих. Даже, если все или некоторые члены инициативной группы и не имеет ни малейшего представления, как на них ответить, сама попытка взглянуть на проблему застройки на Серафимовича со «сложной» стороны даст надежду в будущем не допускать непоправимых ошибок.

Почему с первых дней защиты сквера эта защита превратилась в травлю Странникова?

Почему едва ли не первым СМИ, которое выбросило чернуху на Странникова и Удар, стала газета Киевсовета «Вечерний Киев»?

Почему главная информационная атака на Удар по поводу застройки на Серафимовича, взял на себя Александр Чаленко, мой, кстати, однокурсник, с которым у нас прекрасные личные отношения, но журналист с очень жесткой идеологической антиоппозиционной заточенностью? Неужто исключительно за счет уважения к Ирине Ковальчук, с которой он вместе работал? Зная Сашу, могу с трудом, но допустить один блог по просьбе Ирины. Но вот в серию – не верю!

Почему, не смотря на просьбы пойти на переговоры с застройщиком и хоть выяснить, что он хочет или затянуть время, инициативная группа постоянно говорила с застройщиком исключительно ультиматумами? Нарывалась на силовой вариант со стороны застройщика?

Почему наши просьбы о деполитизации проблемы застройки на Серафимовича некоторое время выполнялись, но со второй половины прошлой недели инициативная группа начала просто шквальную атаку на Странникова, Ищенко, Удар и Кличко лично? Потому ли, что кто-то из членов инициативной группы был не заинтересован в принципиальном, но политически проударном разрешении проблемы Серафимовича? А такой вариант был! Или все-таки проблема в том, что ныне члены инициативной группы видят разрешение проблемы в прорегиональном ключе? Может атака на Удар лишь подготавливала вчерашнее заявление Попова?

Кто финансирует производство целого ряда классных журналистских антиударовских материалов, которые в последние дни появились в СМИ? Кто финансирует несколько провокаций, которые были выброшены в Инет? Я сомневаюсь, что члены инициативной группы слышали, например, об инициативе «Звільнемо Київ разом!» Кто финансирует профессиональных троллей в группе ФБ? При должном уважении к членам инициативной группы – это очевидно не их работа, здесь чувствуется работа профессиональных политтехнологов. Могу уверить, что в ближайшие дни атака на Кличко и Удар по Серафимовича будет лишь набирать обороты. Да и, уверен, не только по Серафимовича…

Перевод проблемы застройки в политическое русло в самом начале конфликта на Серафимовича был правилен и стратегически, и тактически с точки зрения защиты сквера. Я бы, будь я инициатором защиты, поступил бы точно также. Но политизация проблематики застройки – это только часть длинной и сложной игры. В которой, чтобы победить, нужно менять тактику в зависимости от ситуации, силы или слабости застройщика. И этого сделано не было. Отсюда следующие сложные вопросы.

Понимают ли члены инициативной группы и березняковцы, что их и сквер используют в информационной войне против Удара? Сознательно или не сознательно члены инициативной группы согласились на эту роль? Есть ли у инициативной группы договоренности с властью, что власть вернет сквер березняковцам?  Какие гарантии даны властью? Какие гарантии, что эти гарантии будут выполняться?

И последняя группа вопросов. Что будут делать березняковцы, если на ближайшей сессии незаконной Киеврады вынесут вопрос об отмене решения о аренде земли для «Тельбин-Ива»? Поддержат Кивраду? Или вместе с оппозицией и общественными активистами будут добиваться немедленных выборов в Киеве, чтобы раз и навсегда поменять правила игры в городе? Те правила, по которым можно вроде как законно украсть сквер, детскую площадку, лес.

Хотя, в данном случае ответ я дам самостоятельно. Березняковцы дружными рядами пойдут под Киевраду защищать свой сквер. А после будут аплодировать власти, которая «решила» их вопрос и радоваться победе.

До той минуты, пока новый забор на вырастет в другом месте на Серафимовича. Но это будет уже другая история, информационные атаки на себя ПР в принципе не заметит, а городская власть там будет уж точно не на стороне общественности…

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.