Старые/новые колонизаторы

31 августа 2013, 12:11
0
227
Старые/новые колонизаторы

Тупик неоколониализма или откуда есть пошли современные войны развитых держав против развивающихся.

     Как-то повелось в мировой практике считать, что колониализм в классическом виде окончился годам так к 70-м прошлого века с завершением волны массового признания независимости бывших колоний в Азии и Африке. Т.е. скончался он, вроде как в классическом своем виде, когда бело-желтокожие господа высаживались на приглянувшейся территории, выкашивали залпами или выменивали на безделушки нужные земли у местной голопузой аристократии, строили собственный укрепрайон, где помещали местную зондер-команду и спокойненько качали из региона нужные ресурсы. Ресурсы могли быть самые разные: от пряностей и до партий туземных рабов. Но ко второй половине 20-го века стройная и отлаженная система пришла в упадок. Причин тому было несколько. Во-первых, старые колониальные державы сильно надорвались на двух Мировых войнах. Настолько надорвались, что даже победители их чувствовали себя не очень. Во-вторых, на мировой арене появился совсем новый игрок - коммунистический блок. Самое печальное для колонизаторов было то, что идеи пропагандируемые блоком, а именно: обобществление собственности и коллективно-коммунный труд и быт, очень импонировали слаборазвитым регионам, т.к. часто раньше встречались в их быту и были просты и понятны. В-третьих, произошли кардинальные изменения в идеологии самого Западного общества. Желающих, с честью нести «бремя белого человека» в чертовой глухомани и воевать непонятно где и непонятно  за что, сократилось донельзя. Всем после ужасов мировых войн хотелось жить полной мерой в удобстве и комфорте индустриального общества.

    И тогда старые колонизаторы изобрели систему неоколониализма. Суть ее проста: зачем тратить силы и ресурсы на удержание колонии своими солдатами и поселенцами? А пускай она сама все делает. В принципе, ведь ни одной из развитых стран Запада территории колоний, как территории для поселения, никогда и не были нужны. Возможность перенаселения данных стран очень хорошо регулировали затяжные, все более кровавые войны между собой, и не самая лучшая санитария с медициной. Настолько хорошо регулировали, что иногда возникала как раз обратная проблема - людей остро не хватало. Например, Великая чумная эпидемия в Европе так выкосила население, что привела к отмене там крепостничества, поскольку большинство феодалов остались без наследных холопов и стали вынуждены набирать уцелевших работников за деньги и всякие льготы. Колониальным державам от колоний нужны были, прежде всего ресурсы, ну и иногда стратегические места для баз и укреплений. Все это оказалось намного проще получить по не слишком сложной схеме: договариваешься с местной олигархическо-клановой верхушкой, назначаешь ее администрацией, даешь юридическую независимость территории. А дальше, за вполне умеренный процент от национальных богатств, местные вожди-президенты шустро мобилизуют своих соплеменников на каторжный труд и еще сами же  обеспечат свои карательные отряды для разбора с не слишком сговорчивыми или «слишком умными». Причем, местные каратели будут не рафинированные джентльмены со стеками – простыми расстрелами не отделаешься, смерть быструю еще заслужить придется. Искомые же ресурсы сами аборигены разрабатывать не смогут, т.к. им передали бесплатно свободу, а собственность так и осталась у бывших господ. А даже, если бы и отдали, как смогут чернорабочие и мотыжные крестьяне обеспечить работу горнодобывающей фабрики или химического завода?  Знания - сила!

    И, если каким-то образом ты обучишь своих людей работать на ней, кто у тебя продукцию купит, если тебе тут же по всему «развитому сообществу» бойкот и санкции объявят?  Ну, а если какой туземный деятель реально себя независимым возомнит и тонких экономических намеков не поймет, тут уже наготове карательный отряд из элитных частей бывшей метрополии, который под предлогом борьбы за свободу и демократию (или против проклятых коммунистов) быстро порядок наведет и кого надо в кресло посадит.

     Эта хитрая система была вполне работоспособна и по-своему оригинальна. Ждало бы ее, весьма возможно, такое же «светлое» многовековое будущее, как и колониализм классический, если бы ее авторы не перестарались в усердии своем. Они допустили две основные ошибки. Первая - социальная. Темп жизни современной и уровень глобализации стал на порядки больший, чем во времена позднего средневековья или на заре капитализма. Поэтому на процессы, которые ранее занимали века, теперь уходят 1-2 десятилетия. Вторая – классическая ошибка начинающего программиста-системного администратора. Ведь какое первое правило данной категории граждан? «Если какая-то система нормально работает – оставь все как есть и не лезь со своими улучшениями!». Система нормально работала и была жизнеспособна в условиях двуполярности мира и существования капитализма и конкурировавшего с ним коммунизма. В условиях постоянной угрозы социалистической революции, местные вожди бывших колоний волей не- волей должны были бежать к бывшим колонизаторам за военной и экономической помощью, т.к. иначе могли,в лучшем случае, оказаться в изгнании. А поскольку все развитые капиталистические страны по совместительству были как раз бывшие метрополии- то система работала как часы. Ну, бывали досадные сбои вроде кубинского или ангольского из-за проклятых коммуняк, но данные примеры только страху нагоняли на остальных президент-вождей туземных, которые соглашались на все, лишь бы продали им партию нового оружия или базу свою поставили бывшие господа. А с базой-то намного спокойнее становилось жить. Но лучшее - враг хорошего. Потратив несколько десятилетий на отчаянную борьбу с советским блоком, страны Запада так увлеклись этой эпической схваткой, что даже не утруждали себя подумать о последствиях в случае успеха. Подобно героям гражданской в России, крайне смутно представляя жизнь «в светлом завтра апосля, как контру всю победим». И вот рухнул советский блок.

    Радостная эйфория захлестнула страны НАТО совокупно с союзниками. Так же, как и герои первых пятилеток, считали они, что будущее прекрасно, что после побед таких, им все по плечу и все под силу. За шумом праздничных салютов не заметили самого главного – все переменные устоявшегося уравнения международной жизни вообще и системы неоколониализма в частности, изменились. А, как известно, если меняются переменные, итоговый результат может так же существенно измениться. Как раз к концу века, и стали выплывать эти «нескладушки». Для начала, не удалось на примере СССР претворить сценарий в  Югославии. Т.е. СССР развалили, но самая крупная и мощная его часть, Россия, уцелела. Мало того что уцелела, она еще умудрилась подтянуть себе, несмотря на весь бардак и тотальный развал, большую часть лучших и самых мощных советских вооружений. Пока был не всегда адекватный, но в целом контролируемый Ельцин, все было ничего, но потом пришел Путин, и возникла проблема – его не напоишь, и дирижировать военным оркестром он не хочет. Но и это была не вся беда. Пока Россия маялась с тотальной разрухой 90-х и имела террористический режим ичкерийских генералов на свой территории, можно было спать более-менее спокойно. Однако и это благолепие умудрились сами же и разрушить. Любопытно, что разрушили действиями совсем в другом регионе – на Ближнем Востоке. Благодаря «точечной и молниеносной» войне в Ираке и Афганистане, цены на основной углеводородный доход России так выросли, что позволили и успешно завершить Вторую чеченскую, и начать восстановление страны.

    Другая проблема появилась в Азии в лице КНР. И здесь бывшие колонизаторы сами себя перехитрили. Напуганные неортодоксальными взглядами Мао, вроде тезиса о термоядерной войне, как условии для полной победы коммунизма, Запад стал искать пути сближения с КНР. Мао вначале смотрел на это довольно холодно, но потом началась череда конфликтов с СССР, апофеозом которой стал локальный вооруженный конфликт на Даманском.  Результаты его для Китая оказались плачевными. Во-первых, выяснилось, что в условиях развития оружия массового поражения тактика « хоть техника стара - задавим числом», нивелируется несколькими залпами современного вооружения. Во-вторых, данным конфликтом КНР растерял последних союзников среди стран Варшавского договора, ранее считавших разногласия между СССР и КНР не столь серьезными и больше идеологическими. Оставшись в гордом одиночестве и с перспективой возможного крупномасштабного конфликта с СССР, Китай решил начать сближаться с США, что последние восприняли с величайшим энтузиазмом, рассчитывая на возможный второй фронт Холодной войны против СССР. После смерти Мао, его наследники последний раз попытались сделать ставку на силу в конце 70-х, рассчитывая с легкостью победить, истощенный многолетней войной с  США  маленький Вьетнам. Данный конфликт стал еще большим фиаско китайских руководителей: вьетнамцы, даже без помощи уже готовых вступить в боевые действия советских дивизий, умудрились остановить китайское наступление и нанести китайцам столь серьезные потери силами одного народного ополчения, что войска спешно пришлось выводить обратно в КНР до того как начнется контрнаступление основных сил армии Вьетнама. После этого китайские власти сделали два важных вывода: 1. Воевать успешно на одном численном преимуществе и идеологическом фанатизме не получается даже с близким по уровню технического развития противником, если его солдаты имеют огромный боевой опыт, а командование неплохо обучено. 2. В современном мире КНР не удастся добиться своих целей просто посылкой армий на завоевание регионов. Новое, более прагматичное руководство КНР взяло курс на техническое развитие и модернизацию ортодоксально-коммунистической системы. И опять на Западе возликовали: Китай перестает быть коммунистической империей и развивает капитализм! Открывается огромный рынок сбыта западных товаров, плюс новые власти делают все возможное, чтобы привлечь иностранных инвесторов. Перспектива дешевой рабочей силы, бездонного рынка сбыта и стабильной контролируемой ситуации в стране, стало тем огромным сладким пирогом, на который послетались бизнесмены и корпорации со всего развитого мира. Ценность китайского «экономического чуда» была так велика, что его руководству простили даже силовое подавление попытки прозападного переворота в стране и начала местной «перестройки». Поругали - но простили. И опять эйфорическая радость от сверхдоходов и избавления от фанатичного режима леворадикалов с ядерными бомбами, затмила некоторые очень нехорошие для гг. неоколонизаторов моменты. Во-первых, Китай отбросил радикализм Мао, но руководство КНР  не стало подобно руководству стран западного типа. Капитализм разросся вширь и вглубь, но он был своеобразный - китайский. Власть все равно крепко держалась в руках КПК. Появились олигархи, но зачастую, они были олигархи-коммунисты, исправно соблюдали партийную дисциплину и платили многомиллионные партвзносы. Демократия и свобода слова были ограничены довольно строгими рамками, которые не позволяли развивать анархию в духе наших 90-х. Криминал не мог прямо проникать во власть. Чиновники не могли открыто торговать страной и народом. Во-вторых, китайцы оказались хорошими предпринимателями. Они не только разрешили иностранцам торговать свободно у себя, как в остальных не слишком развитых странах, но и стали активно развивать самые различные отрасли своей промышленности, перенимая опыт и учась у иностранцев. В результате, через некоторое время, западные компании начали понимать, что значительно проще и дешевле не самим открывать заводы в Китае для выпуска не столь сложных комплектующих и оборудования, а заказывать все это на профильных китайских предприятиях. Таким образом, в КНР произошел настоящий экономический бум. Промышленность пошла в рост ударными темпами, а по количеству валютных запасов Китай с большим отрывом оказался в мировых лидерах. В этом факте заключалась очень мощная мина под устоявшуюся систему неоколониализма. Китай вышел на международные финансовые рынки. Китайские миллиарды стали вкладываться в долговые обязательства разных, в т.ч. и очень развитых, стран мира, на них покупались доли или контрольные пакеты в известных корпорациях и фирмах, на эти деньги стали строиться китайские предприятия в самых разных государствах третьего мира. Китай сам стал входить в клуб неоколониальных держав. Но что характерно, влияет ли на это его коммунистическая идеология или пресловутая азиатская хитрость, но свою колониальную политику Китай стал проводить несколько иначе, чем Запад. Он не просто подкупал местных вождей и вычерпывал искомые ресурсы, но часть денег вкладывал в развитие местной инфраструктуры. Поэтому, в зонах китайского влияния обстановка оказывалась намного более благостная, чем в регионах действия корпораций Запада, поскольку местное население видело в китайском капитале не просто мировых хищников, но и источник своего повышенного, по сравнению с соседями, уровня жизни. А как гласит мудрость из старой комедии: «Эх, жить хорошо! - А хорошо жить - еще лучше!».

    А пока Китай развивался и набирал силу, под стройный фасад неоколониализма появился еще один подкоп -  т.н. «развивающиеся страны третьего мира». Во время противостояния двух систем, многие из них (например, такие как Индия или Бразилия) грамотно пользуясь противоречиями сверхдержав и проводя политику в лучшем макиавелливском стиле, добивались желаемых для себя результатов. Заигрывая то с одной, то с другой стороной, они получали от них технологии, вооружения, специалистов и разные льготы, упорно поднимая свои не слишком развитые экономики. Мало того что эти страны развивались сами, так еще подавали свой «негативный» пример для менее крупных игроков, которые начали проводить подобную политику. По итогам этой деятельности, на международной арене к началу двухтысячных появились еще  три новых крупных игрока: Индия, Бразилия и «одемократившаяся» ЮАР. И что вышло из всего этого в итоге? А вышло очень неудобно для налаженной системы неоколониализма. Коммунистической системы не стало, а с ней пропал и жупел социалистической революции для местных туземных элит. По вопросам идеологии так же теперь никто к ним уже приставать не станет с требованием определиться за кого они, и только после этого с ними торговать начнут или помогать будут. И тут до местных элит начало доходить, что совсем не обязательно бежать на поклон к бывшим господам, ибо на еще лучших условиях могут предложить работать китайцы, русские или индусы. А мировая глобализация предоставляет шикарные возможности доставки твоих товаров куда угодно и на самых разных условиях. И ведь разные экономические санкции теперь не очень помогают! Попробуй, заставь соблюдать твои санкции ядерную державу, если она сама этого не желает. Из стройной системы неоколониальных отношений вдруг пропала главнейшая составляющая – система безальтернативности в продаже своих ресурсов бывшим метрополиям. Появилась альтернатива на рынке. Новые развивающиеся капиталистические страны стали создавать регионы своих интересов и своего влияния в интересующих районах Земли.

    Таким образом, перед бывшими метрополиями к 2000-м со всей своей проклятой остротой стал вроде бы ранее чисто славянский вопрос: «Что делать?» Мало того что у стран теперь называемых БРИКС появились собственные интересы и планы, так еще пошел процесс создания региональных союзов небольших стран с целью взаимопомощи и отстаивания своих интересов. На базе Организации африканского единства вызрел Африканский союз. Латиноамериканцы пошли еще дальше: создали не только Союз южноамериканских наций, так еще покусились на самое «святое» - заимели Южноамериканский общий  рынок МЕРКОСУР. Америка Южная, как и Африка, стала совсем от рук отбиваться. Подобные процессы начали проявляться и в Юго-Восточной Азии. Колониалисты со стажем заметались. Экономическая модель неоколониализма давала существенные сбои и скорее всего, починке не подлежала. Единственное что пришло в голову - надо любыми путями ослабить новопоявившихся игроков, чтобы малые страны опять знали, где тут центр силы. Попробовали «наехать» на Китай по поводу «прав человека» вообще и Тибета в частности. От китайской дипломатии получили вежливый намек, что сами теперь зависят от китайских поставок не меньше, чем Китай от иностранцев и, что если Китай сбросит часть своих валютных резервов и иностранных долговых обязательств, кое–кому очень даже не сладко покажется. Сунулись в Россию по тем же правам вообще и несчастным чеченским боевикам в частности – получили очень тонкое напоминание, кто все еще является крупнейшей ядерной державой и что Россия совсем даже не Югославия. Попытались разбить латиноамериканский союз путем переворота в Венесуэле, привели к еще худшему для колонизаторов развитию событий – Чавес стал идейным антизападником и лидером всех национально-патриотических движений региона.

    Отремонтировать систему неоколониализма на скорую руку не представлялось возможным. Оставался один единственный вариант - возвращаться к «старому доброму» прошлому колониальных войн. Надо ресурсы – высаживай десант и качай, пока он держит территорию под контролем. Нужна база – разнеси из крупных калибров местную власть и посади свою марионетку, которую будут контролировать твои солдаты с этой базы. Ну и началось! Бывший сердечный друг С.Хуссейн, которому, чем могли помогали против Ирана, вдруг оказался кровавым диктатором и негодяем. Вернейшие союзники талибы, оказались фанатиками и террористами. Версии эти были в основном для местного, не слишком сведущего в международной политике, метропольного электората. Злые языки, правда, поговаривали, что Хуссейн стал диктатором после того, как потребовались его энергоносители дармовые и базы для атаки на непокорный Иран. А талибы впали в опалу из-за планов ведения, под эгидой западных компаний, трубопроводов из Туркмении в сторону Индии и далее. Но то языки ядовитые…Одновременно с этим, укоротили крылья не слишком сговорчивому Милошевичу (а заодно и окончательно добили остатки Югославии) и получили крупнейшую базу США в Европе на бывших сербских землях. Все бы хорошо, но за постколониальное время мир несколько изменился. В свое время страны НАТО сделали одну изрядную глупость: обучили методам современной диверсионной войны афганских моджахедов, да еще и вооружили оных. Они, конечно, изрядно подпортили жизнь СССР, но вот после окончания афганской войны, ситуация начала нестандартно складываться. Вместо того, чтобы тихо-мирно воевать между собой в богом забытом уголке мира, добивая оставшееся после западных покровителей оружие и запасы Наджибуллы, полудикие боевики вдруг стали не местными бандитами, а начали объединяться в настоящее военно-политическое течение. Но и этого мало, свой полученный от западных советников опыт, решили конвертировать в политическое и идеологическое влияние по всему исламскому миру. Из-за такого поворота событий, в регионе стало не очень уютно уже бывшим спонсорам и лучшим друзьям бывших полевых командиров.

    Так что триумфального возврата обновленной модели классического колониализма не вышло - из Ирака уже пришлось уйти, из Афганистана - придется в ближайшее время. Ситуация запуталась окончательно: на данный момент для государств Запада нет ни одной реально работоспособной схемы действий на постколониальных территориях стран «третьего мира». Поэтому мнения разделились. Крупнейшие колониальные державы 19в. в лице Англии и Франции примкнули к США и решили проводить обновленную версию классического силового колониализма, опираясь на все еще существующее изрядное военно-техническое превосходство над большинством развивающихся стран. Оставшиеся колониальные державы Европы и раньше не испытывали больших восторгов от перспектив войн в Азии и Африке, а после позорного провала в Ираке и Афганистане, вообще решили перейти к поддержке словестной или ничем не обязывающим услугам, вроде предоставления инфраструктуры или тылового обеспечения. Нельзя сказать, чтобы опыт последних войн ничему вообще не научил заводил колониального лагеря. Проблему объединения африканских стран удалось хотя бы временно решить путем свержения одного из главнейших его идеологов - Каддафи. Правда, как следствие, количество неприкаянных, но обученных боевиков еще больше возросло. В самой Ливии начался хаос, что изрядно мешает добыче ее ресурсов. А исламские радикалы плотно засели еще на одной территории, куда ранее, так же как в Ирак, боялись даже нос просунуть. В той же Ливии обкатали новый сценарий колониальных войн: свои собственные войска действуют только с воздуха и на безопасном расстоянии, для предотвращения существенных потерь, а всю черновую работу делают банды разной степени обученности из аборигенного населения. Как указывалось выше, результат получился не столь однозначным, но на этот раз никого такой исход не смутил и тот же самый сценарий начинают претворять в Сирии.

     Чем помешала новым старым колонизаторам эта страна точно не известно, говорят разное. Одни ссылаются на вроде бы открытые не так давно в регионе богатые месторождения нефти и газа. Другие - кивают в сторону Израиля, который отхватил в свое время Голландские высоты у Сирии и совсем не горит желанием их отдавать. А кто-то опять намекает на идею войны с Ираном и необходимость надежного плацдарма, который оказался утрачен после провала Афгано-Иракских авантюр. Все эти версии представляются довольно сомнительными. Опыт Ирака показал, что  после такого рода войн очень быстро начинаются войны гражданские, которые совсем никак не способствуют добыче ископаемых или строительству предприятий. Израильским стратегам надо быть людьми весьма наивными и недальновидными, чтобы считать, что после возможного падения Ассада там появится режим просвещенного прозападного исламизма, вроде режима покойного иранского шаха Пехлеви. И если с Ассадом худо-бедно но договориться можно было, то пойди договорись с несколькими десятками боевиков или очередным представителем исламских фундаменталистов. Если же разместить там базы, то прежде, чем воевать с Ираном, придется воевать с местными исламистами за существование самих баз. А чем подобные войны кончаются, уже видели в Ираке. Не совсем понятно вообще какие глобальные цели ставят перед собой грядущей компанией против Сирии бывшие/нынешние колонизаторы. Если дело ограничится только краткосрочными налетами с воздуха, тогда понятно - хотят помочь теснимым на позициях оппозиционным группировкам. Плюс показать всем непокорным малым странам, что может с ними произойти. Но если дело дойдет до масштабной операции вроде Ливийской или тем более Иракской – стратегические цели ее маловразумительны. Попытка установления хоть сколь-либо стабильного режима в стране, где целые районы контролируются боевиками исламистов самого радикального толка, обречена на заведомую неудач.

Оставить на территории Сирии новое Сомали, так же бесперспективно и просто опасно - боевики скоро полезут во все соседние страны и прежде всего в ненавистный им Израиль. Складывается ощущение, что старо-новые колониальные державы понимают необходимость неких действий для удержания своего контроля над ситуацией, но слабо понимают какие они должны быть и тем более не понимают, какие долгосрочные последствия наступят в результате их. Есть еще и совсем печальная для мирового сообщества версия событий: колониальные страны пытаются «маленькой победоносной» войной отвлечь электорат от проблем кризиса, просто обеспечивая себе увеличение рейтингов на разных текущих выборах. Но это уж совсем грустно, ибо такие действия могут свидетельствовать только об опасной деградации политической системы в данных странах. Подобные войны очень легко начинаются, но часто имеют для их инициаторов крайне неожиданные последствия.  Для Наполеона III дело кончилось Седаном и крахом империи. Для хунты аргентинских генералов, захват Фолклендов ознаменовался сокрушительным поражением и падением их диктатуры. От начала войны в Сирии, разумеется, ни США, ни даже Англия не развалятся, но вот долгосрочные последствия могут быть очень серьезными для всего Западного мира, причем в самых различных аспектах. Правда, есть и еще более мрачный сценарий. Некоторые политологи говорят о т.н. «теории хаоса». По их словам, старые колониальные державы уже поняли, что их время ушло безвозвратно. Ни сил, ни средств, ни времени не хватит на создание некой новой системы колониального миропорядка. Поэтому сейчас они поступают, как отступавшие с территории нашей страны фашисты: надо разрушать все что можно, создавать как можно больше «долгоиграющих горячих точек», чтобы новые мировые лидеры возились с ними как можно дольше и как можно более длительное время не могли создать стабильную систему мировых отношений под своим началом. Так это или нет неизвестно, но есть интересный факт: заметьте, что основные инициаторы всех последних колониальных войн (США, Англия, Франция) имеют очень крупные проблемы в экономике и внутренней политике, а основные военные скептики вроде Германии- таковых не имеют. Странное совпадение?

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.