Похищение пиарщика и журналистки. Часть 5. Чудеса судейские

23 сентября 2013, 11:24
Управляющий партнер Агентства конфликтного PR - /PR i Z/
0
165
Похищение пиарщика и журналистки. Часть 5. Чудеса судейские

Суды выносят свое решение «Именем Украины». Все, кто так или иначе сталкивался с судами, отметят, что именно такая формулировка позволяет сомневаться в этой самой «Украине».

Суды выносят свое решение «Именем Украины». Все, кто так или иначе сталкивался с судами, отметят, что именно такая формулировка позволяет сомневаться в этой самой «Украине», чьим именем подписываются судейские решения.

При этом,  даже наличие грамотно написанных Законов и Кодексов, которыми, по идее, должны руководствоваться судьи, никак не гарантирует того, что они будут приняты во внимание. Большинство решений выглядят как принятые «На власний розсуд». То есть, извините за выражение – «От фонаря».

С подобным мне постоянно приходиться сталкиваться, сопровождая проекты по защите предприятий от рейдеров. Однако они «цепляют» несколько не так, как  те, что  касаются непосредственно тебя. Потому приведу примеры, с которыми  нам пришлось столкнуться волею Судьбы.

Для понимания ситуации  рекомендуем предварительно ознакомиться с предыдущими частями нашей истории.

ПЕРВЫЕ ЧАСТИ:

PR ПРОТИВ ПР - ПР ПРОТИВ PR

Похищение пиарщика и журналистки. Часть 1. А-ля «задержание» и Похищение пиарщика и журналистки. Часть 2. Фабрикация дела

Похищение пиарщика и журналистки. Часть 3. Хакеры и «подтасовщики»

Похищение журналистки и пиарщика. Часть 4. «Слив» компромата 

 

Итак, получив Обвинительный акт по электронной почте (современные технологии!), мы озадачились вопросом – где же будет рассматриваться дело?

 

Логика была простая. Т.н. «преступление» было совершено в сети Интернет, а родина Интернета – США. Точный адрес - 3420 Boelter Hall, Университет Калифорнии, Лос-Анджелес. Но понимая, что наши силовые структуры вряд ли могут позволить себе такой шик и судиться по сомнительной ситуации в США, мы начали рассматривать другие варианты.

 

Как же можно «физически» определить местонахождение Интернета? Решили рассмотреть следующую концепцию определения этого самого «места». Все оказалось весьма просто: поскольку «преступление» по 361 ст. УК заключалось в «Незаконном вмешательстве в работу электронно-вычислительных машин (компьютеров), систем и компьютерных сетей», которые физически находились в Киеве (сайты, о которых идет речь, располагались на киевских хостингах), то и место «преступления» следует рассматривать как г.Киев.

 

Далее мы обратили пристальное внимание на УПК. А именно на  статью 34, часть 2 которой говорит, что «Предусматривается возможность до начала судебного рассмотрения в исключительных случаях передать криминальное производство на рассмотрение другому суду по месту проживания обвиняемого, большинства потерпевших или свидетелей с целью оперативности и эффективности криминального производства».

 

Проживая и будучи зарегистрированными в г.Киев, (я и Анна Богданова, проходящая в качестве свидетеля по делу), мы решили пересчитать свидетелей и потерпевших.

Потерпевших оказалось не так много. А именно 1.

А вот свидетелей и лиц, которые проживают в Киеве,  и допросы которых так же проходили в Киеве, оказалось гораздо больше.  Точнее, не менее пяти. Итого уже как минимум семь. Свидетелей в Крыму – 3. Следственные действия, а именно – обыски, также проходили в Киеве. Последняя и ведущая экспертиза, которая полностью разрушила все обвинение в т.н. «преступлении» также проходила в ГУ СБУ Украины (г.Киев).

 

Простая математика подсказывает, что, даже чисто технически, суд должен состояться в Киеве.

 

Добавим к этому то, что благодаря информационной кампании против нас, которая ведется непрерывно (пример приведен в публикации Похищение журналистки и пиарщика. Часть 4. «Слив» компромата. Далее мы раскроем и эту тему), постоянному  отвлечению на занятие судебными делами, стрессам и т.д., выезды в Крым финансово и морально накладны.

 

И особо отметим, что те, кто «двигают» наше дело, прикрываются партийными интересами, поскольку по природе трусливы. А это ведет к тому, что, даже нехотя, следственные органы принимали сторону правящей партии, и судебное рассмотрение на территории Крыма не может быть объективным априори. Собственно, именно нестандартный  следственный процесс  и подтвердил  данный факт.

 

(Уж простите нас, господа судьи и следователи, но мы объективно правы).

 

Теперь не только математика, но и простая логика совместно со статьями УПК так же подсказывают, что дело должно рассматриваться в Киеве.

 

Потому было подготовлено Ходатайство в Высший Специализированный суд с приведением всех вышеизложенных фактов.

 

Однако ни математика, ни логика, ни тем более УПК не могут тягаться с  «власним розсудом» наших судей.

 

Не будем томить массой фотокопий документов, а приведем сразу решение Высшего Специализированного суда:

 



Итак, тройка судей в составе Колесниченко В.Н., Домбровского С.Г.,  Крыжановского В.Я., выслушав мои доводы  на протяжении порядка 2-х минут,  удалилась в совещательную комнату, откуда вышла менее чем через 5 минут с текстом на двух с половиной страницах. Быстро, не правда ли? Понятно, что вникать в каждое дело судьям недосуг. А скорость набора текста судебного решения – самая высокая в мире. Да и дел других полно. Вот только, каких? И  за чей счет? Опять же, вопрос риторический. Ответ на который знают все, но боятся озвучить.

 

Теперь разберем решение судей  на предмет соответствия математике, логике и УПК.

 

Красным цветом под №1 помечена выдержка из моего Ходатайства,  которую судьи обобщили  формулировкой  «некоторые свидетели проживают на территории Киева», что в корне не верно, поскольку в г. Киев проживает большинство свидетелей. Ну и, естественно, добавили мою уверенность в том, что будет оказано давление на судей. Они все же люди, и проживают в Крыму, который полностью под контролем местной ячейки Партии регионов (которая, якобы, является потерпевшей стороной).

 

Далее (Зеленый цвет № 1) судьи отмечают, что «преступление было совершено на территории Симферополя и Симферопольского района». О каком преступлении говорят судьи – непонятно. Возможно, невнимательно прочитали статью, по которой вынесено обвинение, поскольку определить территориальность его совершения – невозможно. Территориально оно могло быть совершено в Крыму только если только кто-то «вмешался в компьютеры или информационные системы» отверткой. Но понимание этого, судя по всему, не входит в компетенцию судей. Кроме того, все равно непонятно рассмотрение дела в Киевском районном суде г. Симферополь, поскольку (судя по предоставленным оператором сотовой связи распечаткам моих перемещений),  в дни «совершения преступления» я находился либо в Центральном, либо в Железнодорожном районе г. Симферополь, а иногда и вовсе за его пределами. К примеру, в Ялте. Где, собственно, нас и похитили (по документам – «пригласили на беседу») работники СБУ и, судя по всему, представители СБ Партии регионов в Крыму: Родственники управляющего партнера Агентства конфликтного PR Чистякова заявляют о его похищении в Ялте (ДОПОЛНЕНО, ВИДЕО).

 

Собственно, это понимание также не входит в  компетенцию Апелляционного суда АР Крым, который и определил территориальную подсудность в Симферополе (Киевский район) и на что ссылается уже Высший Специализированный суд (Красный цвет №2).

 

Теперь самое интересное. Красный цвет №3 – судьи говорят о том, что ввиду проживания обвиняемого, большинства свидетелей  и потерпевших на определенной территории, дело может быть передано на рассмотрение в суд по месту проживания, для обеспечения оперативности и эффективности уголовного производства.

 

Вот, к примеру, "широкий выбор" мест в поездах, с которым пришлось столкнуться (первое заседание было назначено на 06 сентября. Мы на него просто не смогли попасть):


 

А дальше опять вспоминаем логику, математику и ст. 34 ч.2. УПК, на которую я ссылался в Ходатайстве и которую процитировали судьи чуть выше. Далее в тексте решения суда (Зеленый цвет №2 и Зеленый цвет №3) мы видим прямое противоречие тому, что было заявлено абзацем выше. А именно, что: а) фактическое проживание обвиняемого и большинства свидетелей судьи не считают «исключительным случаем»; б) возможности давления на суд на территории, полностью подконтрольной правящей партии (именем и связями которой прикрываются наши оппоненты), судьи даже не предполагают.

 

Факты о том, как происходило наше «задержание», как велось следствие, приведены в предыдущих публикациях. Математические подсчеты и логические выводы показаны в этой публикации. Ссылка на 34 ст. ч.2 УПК дана…  Остается только «власний розсуд», ссылку на который судьи прямо или косвенно показали в своем решении. А может «розсуд» не такой уж и «власний»? Мы склонны предполагать последнее.

 

О других судах и о  том, как они проходили (я и Анна Богданова подавали в Печерский районный суд на бездействие Генеральной прокуратуры), мы расскажем в следующих публикациях.

 

Пока просто просим задуматься о том, что происходит, и как «решаются вопросы» в Украине, именем которой судьи выносят свои решения.

 

А также о том, как и кто должен эту ситуацию исправлять.

 

Захар Чистяков, управляющий партнер Агентства  конфликтного PR - /PR i Z/, member of International Federation of Journalists.

 


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.