"Черные" против "зеленых"

30 сентября 2013, 06:52
член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий
0
155

Украина традиционно считается угольным государством. И речь не только о добыче угля для промышленных нужд, но и о доле производства электроэнергии из этого сырья.

Угольная отрасль в Украине будет развиваться еще не одно десятилетие. И это будет или осмысленный выбор, согласно принятой Энергетической стратегии Украины до 2030 г., или скорее инерционное движение, которое было задано еще во времена советской Украины.

 

Проблемы тепловой генерации

 

Сегодня тепловую генерацию Украины преследуют общие для практически всех подотраслей современной отечественной энергетики проблемы — подорожание угля, необходимость срочной модернизации, отсутствие стратегического инвестора, который может и решиться вкладывать необходимые 90 млрд грн в реанимацию и строительство новых блоков на теплоэлектростанциях (ТЭС). Серьезным предупреждением стала авария на Углегорской ТЭС. После долгих месяцев расследования причин аварии оказалось, что пожар произошел из-за изношенности от старости трубопровода для угольной пыли.

 

Снижение роли ТЭС в производстве электроэнергии заставляет сегодня тепловую генерацию больше внимания уделять конкуренции со стороны других видов производителей электроэнергии. Одним из главных аргументов "тепловиков" является углубление финансовой ямы, в которую будет скатываться отрасль.

 

"Тепловики" обращают внимание на закрытие угольных шахт, являющихся поставщиками энергоресурса для ТЭС, и увеличение производства электроэнергии возобновляемыми источниками энергии — гидравлическими, ветровыми, солнечными, биогазовыми и биомассовыми электростанциями.

 

Последний фактор связан с возможным пересмотром недавно принятой Энергетической стратегии Украины на период до 2030 г. Украина приняла решение Энергетического сообщества о внедрении Директивы 2009/28/ЕС и внесении изменений в статью 20 договора об Энергетическом сообществе. И тем самым взяла на себя обязательство о достижении в 2020 г. доли энергии, которая будет получена из возобновляемых источников, на уровне 11% в энергобалансе страны.

 

Однако в энергостратегии оставили другой уровень производства электроэнергии возобновляемыми источниками — 1,7%, или 4 млрд кВт·ч, в 2020 г. и 4,6%, или 13 млрд кВт·ч, в 2030-м. Даже если к этому добавить выработку больших гидроэлектростанций, то и через 20 лет доля возобновляемых источников энергии не превысит 10%.

 

Роль угля не уменьшится

 

Возможное трехкратное увеличение производства электроэнергии из возобновляемых источников к 2030 г. — из ныне задекларированных 13 млрд кВт·ч до 44 млрд — не будет означать, что украинская тепловая энергетика сократит потребление угля, вследствие чего придется закрывать угледобывающие шахты.

 

Базовый сценарий Энергетической стратегии-2030 предусматривает увеличение ежегодного производства электроэнергии в 1,5 раза, или на 94 млрд кВт·ч, — с 188 млрд кВт·ч в 2010 г. до 282 млрд кВт·ч в 2030 г. АЭС в период до 2030 г. должны увеличить производство электроэнергии на 44 млрд кВт·ч, а ТЭС и ТЭЦ, сжигающие в основном уголь, — на 29 млрд кВт·ч.

 

Это означает, что даже при условии увеличения производства электроэнергии из возобновляемых источников до 44 млрд кВт·ч в год атомная и тепловая энергетика должны будут вместе до 2030 г. увеличить генерацию почти на 40 млрд кВт·ч в год.

 

Даже если производство электроэнергии из возобновляемых источников энергии будет увеличиваться исключительно за счет сдерживания развития тепловой энергетики ТЭС и ТЭЦ (АЭС, ГЭС и ГАЭС будут повышать производство согласно стратегии), то в 2030 г. "тепловики" будут производить приблизительно столько же электроэнергии, как и в 2012 г. (85 млрд кВт·ч).

 

Украина в любом случае будет развивать тепловую энергетику. Соответственно, будут продлены сроки эксплуатации существующих энергоблоков, в лучшем случае будут строить новые мощности. Также нужно будет развивать угольную промышленность, чтобы покрывать спрос на электроэнергию, который согласно прогнозам будет увеличиваться в средне- и долгосрочной перспективе.

 

Хотя, вероятно, при интенсивном развитии возобновляемой энергетики темпы развития атомной и тепловой энергетики будут несколько ниже, чем могли бы быть, если бы возобновляемая энергетика не развивалась вообще.

 

Рост доли возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии даже до 20% должен сопровождаться увеличением генерации на АЭС и ТЭС. Иначе возникнет дефицит электроэнергии, который придется покрывать за счет импорта. Поэтому не следует ожидать снижения спроса на украинский уголь со стороны тепловой энергетики, а тем более именно по этой причине — закрытия шахт.

 

Хотя часть шахт действительно будут закрывать. Весомая причина — высокая себестоимость угля, добываемого некоторыми шахтами. Уголь выходит почти "золотым", если учесть затраты, которые государство несет для удешевления этого угля. По итогам 2012-го и 2013 г. государство профинансирует угольную отрасль на 29,6 млрд грн.

 

Тарифы будут расти однозначно

 

В Украине возобновляемая энергетика интенсивно развивается лишь последние два года, и пока ее доля составляет менее 1%. Количество электроэнергии, которую генерируют местные возобновляемые источники, остается незначительной. Однако цены на электроэнергию для коммерческих потребителей за последние пять лет увеличились более чем вдвое (см. тарифную справку).

 

Дальнейшее увеличение доли электроэнергии из ветра и солнца в период, пока она будет обходиться дороже, чем электроэнергия из того же угля, может быть компенсировано увеличением доли производства наиболее дешевой электроэнергии, которую генерируют крупные ГЭС. Тем более что крупная гидроэнергетика, как и мини-ГЭС, также принадлежит к возобновляемым источникам энергии.

 

Цены на электроэнергию в Украине будут расти независимо от того, будет ли интенсивно развиваться возобновляемая энергетика, или же не будет развиваться вообще. Сегодня тарифы в основном повышаются в сфере тепловой генерации, работающей на угле и природном газе.

 

Цены на электроэнергию из возобновляемых источников постепенно снижаются, тогда как цены на электроэнергию из угля, газа имеют тенденцию к росту. Уже сейчас украинские ветроэлектростанции генерируют более дешевую электроэнергию, чем ТЭЦ. Дальнейшее развитие ТЭС и ТЭЦ может привести к тому, что через три-пять лет цены на электроэнергию из угля будут выше, чем цены на электроэнергию из ветра.

 

Скорее всего, после достижения ценового паритета увеличение доли электроэнергии из возобновляемых источников будет фактором сдерживания роста цен на электроэнергию для потребителей, который будет обусловлен подорожанием электроэнергии из традиционных ископаемых видов топлива.

 

Вместе с тем снижение "зеленых" тарифов в странах ЕС не тождественно сокращению поддержки возобновляемой энергетики. Тарифы снижаются как логическое следствие удешевления оборудования для преобразования энергии из возобновляемых источников в энергию электрическую. Соответственно, снижение стоимости оборудования приводит к снижению себестоимости электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников. Ведь как бы там ни было, но топливо для электростанций — ветер, солнце, гидропотенциал рек — были, есть и будут бесплатными.

 

Реальные цены на электроэнергию из угля с учетом государственных дотаций значительно превышают те, по которым электроэнергия поступает в Энергорынок. Если бы государство ежегодно не поддерживало угольные шахты за счет бюджета, то цены на электроэнергию из угля уже сейчас были бы на 25–30% выше.

 

В целом проблема поддержки, оказываемой в мировых масштабах традиционной энергетике (в США и ЕС, в частности), заслуживает отдельного исследования. Ведь именно субвенции не дают тарифам для потребителей стать вообще заоблачными.

 

Возможно, частично и по этой причине Евросоюз в 2009 г. принял директиву об увеличении доли возобновляемых источников энергии в конечном потреблении энергии до 20%. При этом большинство стран уже тогда развивали эту отрасль. И даже ставили перед собой более амбициозные цели, чем в целом по ЕС. Так, Дания, Латвия, Финляндия, Австрия, Швеция в 2011 г. достигли так называемых возобновляемых ориентиров-2020.

 

При этом странам удается решать проблему нестабильности генерации электроэнергии. Те же биомассовые и биогазовые электростанции являются стабильными, как и электростанции на угле или газе. Собственно, такие станции используют для балансирования менее стабильных ветровых и солнечных станций. Это позволяет вместе с тем сохранять технологическую стабильность национальных энергосистем.

 

Таким образом, и в Украине можно было бы надеяться, что в будущем будет наблюдаться равнозначное развитие традиционных "черных" (угольных, нефтяных, газовых) и нетрадиционных "зеленых" (возобновляемых) источников энергии.

 

Тарифная справка

 

Прогнозная оптовая рыночная цена электроэнергии на протяжении последних пяти лет увеличилась вдвое. При этом наибольший рост, на 46,3%, зафиксирован в 2008 г., а наименьший (7,4%) — в 2012 г. Цены на электроэнергию для коммерческих потребителей за последние пять лет повысились в 2,3–2,4 раза.

 

Средневзвешенная цена на электроэнергию, генерируемую ТЭЦ при сжигании угля и газа, за пять лет повысилась в 2,6 раза — с 49,7 коп. за киловатт-час в 2008 г. до 129 коп. (без НДС) в 2012 г.

 

Средневзвешенная цена электроэнергии из угля, производимой ТЭС, в период с 2008 по 2012 г. увеличилась почти в 1,8 раза — с 39,9 коп. до 70,5 коп. за киловатт-час (без НДС).

 

Если бы госбюджет не выделил в 2012 г. 14,6 млрд грн для поддержки угольной отрасли, и электрогенерирующие компании покупали уголь по реальной, а не заниженной себестоимости, то средневзвешенная цена электроэнергии из угля по итогам прошлого года составила бы 87,5 коп. за киловатт-час.

 

Если подобная динамика сохранится, то уже в 2017 г., даже без учета многомиллиардных дотаций на уголь, цена электроэнергии, которую генерируют ТЭС, составит 127 коп. за 1 кВт·ч.

 

Величина "зеленого" тарифа на электроэнергию, генерируемую ветровыми электростанциями, в 2012 г. составляла 122,8 коп. за киловатт-час, в 2013 г. столько же. То есть уже в прошлом году электроэнергия из ветра обходилась украинским потребителям дешевле, чем электроэнергия, которую генерируют морально и физически устаревшие ТЭЦ, сжигая уголь и газ.

 

Закон "Об электроэнергетике" предусматривает, что для новых ВЭС, которые будут вводиться в эксплуатацию после 2014 г., "зеленый" тариф будут устанавливать на уровне 110,5 коп. за киловатт-час. Таким образом, электроэнергия из ветра после 2015-го или 2016 г. будет обходиться дешевле, чем электроэнергия, которую будут производить ТЭС из украинского угля. С учетом бюджетной поддержки угольной отрасли ценовой паритет ветровой и угольной электроэнергии наступит еще раньше.

 

Также Закон "Об электроэнергетике" предусматривает снижение "зеленых" тарифов для всех видов возобновляемой энергетики на 10% с 1 января 2015 г. и на 20% с 1 января 2020 г. Однако, учитывая снижение цен на оборудование для электростанций на возобновляемых источниках энергии и себестоимости произведенной ими электроэнергии, а также снижение "зеленых" тарифов в странах ЕС, высока вероятность того, что Верховная Рада Украины в 2014 г. внесет изменения в законодательство, и снижение "зеленых" тарифов для новых электростанций будет более значительным, чем запланированные 10%. Такой прецедент уже имел место в 2012 г., когда парламент снизил величину "зеленого" тарифа на 27% для новых наземных солнечных электростанций, вводимыз в эксплуатацию после 31 марта 2013 г.


Юрий Корольчук, Член Наблюдательного Совета Института энергетических стратегий

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.