Золото Західної України: Жах тюрми НКВС Дубно, сейфи генерала Попеля

15 октября 2013, 15:32
журналіст
0
167

Після публікації в пресі і розміщенні наручників в експозиції виставки "Пам'ять землі" в Музеї плакатів на території Нацмузею у Пирогові, виникла версія, що знайдене місце, де охорона Славутської тюр


Продовжується масштабне історичне розслідування подій 1941 року на Хмельниччині. Старт дали дві пари іржавих наручників, знайдених з купою інших кайданів на півночі Славутського району пошуковцем В.Панасенком. Після публікації в пресі і розміщенні наручників в експозиції виставки "Пам'ять землі" в Музеї плакатів на території Нацмузею у Пирогові, виникла версія, що знайдене місце, де охорона Славутської тюрми і спецгрупа НКВС заховали документи та конфісковані у арештантів цінності. Почався певний ажіотаж.

До розслідування, як завжди потужно, приєднався письменник Володимир Бровко. Він дослідив шлях загону генерала Миколи Попеля, який після битви під Дубно пробивався з оточення повз Славуту. Однак,Володимир Петрович спершу  привернув увагу до жахливих подій у місті Дубно. Мова документів.


Расстрел коммисаров НКВД и партийных функционеров, а также доклад о расстреле органами НКВД 400 этнических немцев и украинцев в тюрьме г. Дубно.

Отдельное управление ГФП при XXXXVIII АК прибыло в Дубно уже в четверг, 26.6.41 около 17 часов. Немедленно был установлен контакт с некоторыми немецкоговорящими жителями (с учителем и священником). Было установлено, что по поручению комиссара НКВД Винокура в местной тюрьме было расстреляно большое количество политзаключенных. Расстрелы производились комендантом тюрьмы, чье имя еще не установлено, при участии секретаря тюремного управления еврейки Бронштейн, а также некоторых тюремных служащих, чьи имена также еще не установлены. По словам жителей, речь идет о примерно 400 политзаключенных.

После разговора с жителями рано утром 27 июня 1941 г. было произведено посещение тюрьмы г. Дубно. К этому времени тюрьма была уже захвачена местными жителями, чьи родственники еще находились в тюремных помещениях. Тюремные камеры, в которых лежали тела расстрелянных, также были взломаны жителями. Их целью было вывезти тела расстрелянных родственников, что и было сделано с помощью повозок.

Картина, открывшаяся зашедшим в казематы тюрьмы, была ужасной – ее просто невозможно описать словами. Повсюду лежали расстрелянные и изуродованные штыками трупы стариков, мужчин, женщин и девушек примерно шестнадцатилетнего возраста. Всего было насчитано более ста тел. Некоторые женщины при виде того, что случилось с их родственниками, были настолько потрясены, что бились головами о тюремные стены. Из-за сильной жары в помещениях тюрьмы стоял отвратительный запах. По этой причине я распорядился, чтобы тела убитых были похоронены силами заключенных, а тюремные полы, на которых повсюду была кровь, вымыты. Поначалу выполнение моего указания не представлялось возможным, так как нельзя было предоставить достаточное количество охраны для обеспечения этих работ.

После этого мы приступили к созданию агентурной сети, с помощью которой должны были быть выявлены местные партийные функционеры и комиссары НКВД, а также должна была быть установлена их личность. Через эту агентурную сеть, а также при участии некоторых представителей местного украинского населения, в пятницу, 27.06.41 а также в субботу, 28.06.41 было выявлено семь человек из числа упомянутых функционеров и комиссаров, которые были доставлены в крепость г. Дубно. Эти семь преступников, которые долгое время орудовали в городе, обязаны были знать о совершенных убийствах. В крепости к ним была приставлена усиленная охрана. Тем временем местными жителями было вывезено из тюрьмы и похоронено до 39 тел убитых. После прибытия 111-ой пд, в понедельник, 30.6. 41, стало возможным приставить к арестованным охрану в числе двадцати солдат, вооруженных пистолет-пулеметами.

Было решено, что эти семь преступников, а также сорок русских пленных, будут задействованы на чистке тюремных помещений, а также на захоронениях тел погибших. К этому времени, однако, из крепости было вывезено около 2000 находящихся там пленных. По этой причине вместо сорока русских пленных на упомянутых работах было задействовано сорок лиц еврейской национальности. В понедельник, 30.6.1941, между 14 и 18 часами силами семи преступников, а также сорока евреев на тюремном дворе около западной стены были вырыты ямы примерно двух метров шириной и 1 1/8 метров глубиной. Это было сделано с целью вынести тела погибших из тюремных помещений и последующего их захоронения. После этого в тюрьме была произведена чистка инвентаря, а пропитанные кровью мешки из соломы, одеяла и лежащие повсюду предметы одежды были сожжены. Теперь помещение тюрьмы считается очищенным.

Между тем удалось найти архитектора тюремного здания, которому было поручено починить решетчатые железные двери на этажах таким образом, чтобы их можно было закрыть, поскольку к ним нельзя было найти ни одного ключа, равно как и к дверям в камерах. Хотя все двери в камерах были взломаны, на отдельных этажах тюремного помещения удалось создать условия для содержания заключенных на закрытом пространстве. Всего для этих целей было подготовлено четыре этажа с 118 камерами средней и большой площади. После проведения этих мероприятий тюрьму можно считать готовой к приему политических и прочих заключенных; ключи от каждой двери находятся в здании городской комендатуры г. Дубно.

Следует особо отметить, что удалось установить следы изнасилования по меньшей мере у одной заключенной женского пола, которая в числе других девяти женщин была изнасилована, уже будучи расстрелянной. Об этом свидетельствует то, что нижняя часть живота у женщины была обнажена, одежда была задрана наверх, ноги раздвинуты под углом, характерным для совершения полового акта, а во влагалище были найдены следы спермы. О том, что женщину изнасиловали уже после расстрела ,свидетельствует положение ног – если бы ее расстреляли после полового акта, то ноги бы приняли совершенно другое положение, характерное для смертельной агонии. Насколько жестоко пытали, истязали и мучали невинных политзаключенных, говорит находка, сделанная при чистке тюремных камер и вывозе тел заключенных: была найдена полностью содранная кожа человеческой руки, на которой все еще находились ногти пальцев. Помимо этого, была найдена человеческая ступня со все еще висящими на ней лоскутьями кожи. Как и в случае с рукой, кожа была полностью содрана.

Как было установлено в дальнейшем, аресты политических заключенных производились совершенно бессистемно. Выжившие рассказывали среди прочего о заключенном, арестованном из-за неуплаты налогов; другой узник был помещен в тюрьму только из-за того, что на двадцать минут опоздал на работу. Одна узница была заключена по стражу по причине того, что у нее нашли украинский журнал националистического толка и т.п. Самым печальным случаем, однако, можно назвать случай с шестнадцатилетним этническим немцем, который принадлежал к скаутской организации, и только из-за этого месяцами содержался в тюрьме, а впоследствии был расстрелян.

Тем временем было установлено, что некоторые заключенные смогли избежать расстрела, или же отделались ранениями. Раненые находятся в частной клинике в г. Дубно. Они, а также лица, которые смогли спастись бегством, были допрошены и показали, что расстрелы проводились около 10 часов вечера во вторник 24 июня 1941 года. Выжившие смогли спастись тем, что они смогли выломать двери в камерах или же пробить стены при помощи батареи отопления, а потом через внутренний двор тюрьмы перелезть через стену. Вероятно, по причине поднятого шума тюремные охранники решили добить всех оставшихся , что и было сделано на рассвете в среду утром. Характер ранений на телах некоторых убитых позволяет заключить, что они были ранены или убиты путем нанесения телесных повреждений штыком.

Из показаний выживших и местного населения следует, что главными ответственными за это преступление являются комиссар НКВД Винокур и секретарь тюремного управления, еврейка Бронштейн. По имеющимся данным, Винокур был пойман и расстрелян, а Бронштейн все еще скрывается на территории г. Дубно. В отношении нее ведутся розыскные мероприятия.

Семь упомянутых выше комиссаров НКВД и их помощников были привлечены к вывозу и последующему захоронению тел убитых заключенных. Потом преступников заставили вырыть могилу, также у западной стены тюрьмы, но на некотором расстоянии от могил других заключенных. После этого семь преступников были казнены; казнь была приведена в исполнение расстрельной командой пехотной дивизии в понедельник 30.6.41 около 18 часов.

Яма с телами преступников была засыпана землей группой евреев, находящихся непосредственно на месте.

Секретарь управления военной полиции

Отдельное управление ГФП Без указания места, 1 июля 1941 г.

при 48-м Армейском корпусе

Копия

Прилагается : Отделению тайной военной полиции 626 при 1-й Танковой группе с отметкой, что оригинал был направлен Отделению разведки и контрразведки XXXXVIII АК.

 

Подписано : (неразборчиво)

Секретарь управления военной полиции

  

Перевел Дмитрий Баранов

 Расстрел комиссаров и функционеров НКВД

       В результате получения секретных сообщений стало возможным обнаружение и задержание в Дубно 27 и 28 июня 1941 комиссаров и функционеров НКВД, указанных в списке под номерами 1–7. Лица под номерами 1–3 признали, что являются членами коммунистической партии и работали на НКВД (ГПУ). Лица под номерами 4–7 отрицали членство в коммунистической партии, однако они были опознаны фольксдойче и украинцами и изобличены в том, что виновны в гибели ряда лиц (фольксдойче и украинцев). Речь идёт о следующих:

1. Николай Иванович Корановский, род. 9.5.1894 г. в селе Komariwci, проживающий: г. Дубно, ул. Шевченко, 4; начальник милиции г. Дубно.

2. Михаил Захарович Кушко, род. 13.10.1889 г. в селе Parutino, проживающий: г. Дубно, ул. Шевченко, 18; директор совхоза в окрестностях Дубно.

3. Иван Павлович Челнако, род. 1.11.1908 г. в селе Olischanko, проживающий: г. Дубно, ул. Шевченко, 4; помощник начальника милиции управления НКВД по г. Дубно.

4. Сидор Онуфриевич Кузичнюк, род. 8.8.1912 в селе Krilewo, проживающий: Дубно, ул. Шевченко, 18; председатель и депутат городского совета г. Дубно.

5. Яков Абрамович Зировский, род. 19.4.1915 в Tschernikowkaja, проживающий: г. Дубно, ул. Будённовская, 29; охранник на почте, участник коммунистического молодёжного союза.

6. Константин Прокофьевич Степаненко, род. 25.9.1908 в Nischni Duepowsk, проживающий: г. Дубно, ул. Вокзальная, 64; служащий на мясокомбинате, партийный функционер.

7. Филипп Никанорович Бассист, род. 14.11.1907 в Metschko Wapnarka, проживающий: г. Дубно, авиагородок, 254; сапожник, во время войны - служащий интендантства.

    Согласно приказу фюрера комиссары НКВД подлежат расстрелу. Собранных изобличительных материалов более чем достаточно, чтобы признать их таковыми.

    Поэтому указанные в пунктах 1–7 лица были расстреляны сегодня, 30.6.1941 около 18:00.


                                            Секретарь полевой полиции
(подпись)


Перевел Александр Кочетков

http://www.solonin.org/doc_rasprava-s-zaklyuchennyimi-v


В дополнение к немецкому - несколько советских документов из ГАРФ (опубликованы А.Гурьяновым и А.Кокуриным)

СПЕЦСООБЩЕНИЕ

„О ПОЛОЖЕНИИ В ТЮРЬМАХ ВОЛЫНСКОЙ, РОВЕНСКОЙ, ТЕРНОПОЛЬСКОЙ, ЛЬВОВСКОЙ И ЧЕРНОВИЦКОЙ ОБЛАСТЕЙ"

ВОЛЫНСКАЯ ОБЛАСТЬ

22 июня с.г. около 14.00 часов тюрьма № 1 гор. Луцка была подвергнута бомбардировке вражескими самолетами. Было сброшено 11 бомб, и одной из них был полностью разрушен приврат, при этом были убиты надзиратель ДИДЫК, Нач. хоз. тюрьмы БОНДАРЕНКО и его жена. Ранено 2 человека надзирателей т.т. РОЖКО и МАРКИЗА.

По окончанию бомбардировки заключенными, около 2000 человек, был поднят бунт, во время которого ими были взломаны двери камер, склады тюрьмы, где находились топоры, бритвы и др. режущие предметы. Вооружившись этими предметами, заключенные разрушили в прогулочном дворе вышку, часть из них пыталась бежать через приврат. Подразделением конвойной части заключенные были остановлены и предупреждены, что в случае попытки бежать они будут расстреляны. Несмотря на это предупреждение, отдельные заключенные пытались бежать и тут-же были расстреляны.

До 9.00 часов 23.06.41 г. заключенные пробыли в прогулочном дворе и затем водворены обратно в корпус тюрьмы. До бунта приговора на 73 заключенных осужденных к ВМН были приведены в исполнение.

В 12.00 часов 23.06 по распоряжению начальника тов. СТАНА заключенные были выведены обратно на прогулочный двор и из всех заключенных были отобраны 14 человек, осужденных по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.40 г. 30 человек, осужденных по бытовым статьям УК и 40 человек малолеток. Указники и бытовики в количестве 44 человек были освобождены, а малолетки водворены обратно в камеры.

После отбора 84 указанных заключенных начальником 2-го отдела УНКГБ тов. ГОНЧАРОВЫМ, сотрудником УНКГБ ДВОРКИНЫМ, Начальником Тюремного отделения УНКВД тов. СТАНОМ при участии других сотрудников НКГБ и НКВД, оставшиеся на прогулочном дворе около 2000 заключенных были расстреляны. Весь учетный материал и личные дела заключенных сожжены.

Ценности, финансовые документы, штампы, печати, журналы учета заключенных и другие документы Зам. Нач. тюрьмы тов. ЛЕСКИНЫМ перевезены в Киев....

Нач. тюремного Управления НКВД УССР капитан госбезопасности

(Филиппов)

№ 85426,  28 июня 1941 г.  г. Киев


Начальнику тюремного Управления НКВД УССР капитану госбезопасности тов. ФИЛИППОВУ

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

22.06 с/г в 4 ч. 40 мин. тюрьма № 2 НКВД г. Дубно была обстреляна из самолетов противника, после чего была сделана тревога всему личному составу тюрьмы по усилению охраны, весь надзорсостав был переведен на казарменное положение о чем Вам 22.06 было сообщено спецдонесением, а также УНКВД и ТО Ровенской области.

До 24.06 с/г со стороны ТО и УНКВД по вопросу решения с заключенными распоряжения никакого не было, лишь 24.06 в 10 часов утра по телефону ТО сообщили, что для отправки ЗКЗК [заключенных] по к/р ст. будут поданы вагоны. На это число ЗКЗК по к/р ст. осужденных и следственных насчитывалось 320 чел. Вагоны для отправки ЗКЗК 24.06 прибыли в 17.00, в то время г. Дубно подвергался бомбардировке и артиллерийскому обстрелу со стороны противника, а также по сведению начальника гарнизона, что на город Дубно со стороны м-ка Верба противник ведет наступление в составе 127 танкеток.

По прибытию вагонов я обратился к начальнику РО НКВД и РО НКГБ для оказания помощи отправки ЗКЗК на вокзал, последние в помощи отказали, мотивируя занятость обороной города, а своими силами отправить на вокзал ЗКЗК я не мог, не было транспорта, а вести пешком невозможно, т.к. до вокзала 5 км.

Ввиду скоропостижной обстановки для принятия мер к ЗКЗК я связался по телефону с зам.начальника УНКВД по Ровенской области лейтенантом госбезопасности т. КЛИМОВЫМ, который в это время находился в обкоме партии. Тов. КЛИМОВ дал распоряжение по телефону при невозможности эвакуации намеченный контингент ЗКЗК к отправке уничтожить, а остальных заключенных освободить.

Мной проделано было следующее.

1) ЗКЗК осужденные на короткие сроки и по указу с тюрьмы были освобождены, осужденные на более долгие сроки и следственные по ст. УК были направлены в г. Ровно с частью надзорсостава и охраняющим взводом;

2) в 20.00 я приступил к выполнению распоряжения зам. начальника УНКВД по уничтожению ЗКЗК по ст. к-р, но так как противник занял ст. г. Дубно и продолжал наступать на город, [я уничтожить] всех ЗКЗК, подлежавших к уничтожению, не смог, осталось закрытых в камерах около 60—70 чел.;

3) в 22 ч. 30 мин. с остальным личным составом пришлось оставить тюрьму и отправиться в г. Ровно. Коллектив тюрьмы эвакуировался с г. Дубно после всех, т.к. РО НКВД и РО НКГБ и руководство г. Дубно всех было эвакуировано и не поставили об этом руководство тюрьмы в известность.

25.06 при движении коллектива в г. Ровно по дороге встретились с РО НКВД и НКГБ и местным руководством, которое следовало в Дубно для разведки, к последним присоединилось 10 человек н[ашего] коллектива, остальной состав следовал дальше.

Противником следующие в г. Дубно были пропущены, после чего закрыты все дороги и взяты в окружение. С наших сотрудников не возвратилось двух человек ЕГОРОВ и ЗАВЯЛОВ, остальные с окружения прорвались и прибыли в разное время.

При сборе в г. Ровно оказалось 52 человека из них 5 человек местных. Остальные работники с местного населения остались в г. Дубно...
http://www.solonin.org/doc_rasprava-s-zaklyuchennyimi-v

28. 06.41

НАЧАЛЬНИК ТЮРЬМЫ № 2 г. ДУБНО (подпись)

АГІБ МВС України. Колекція документів

Спробуємо трохи розібратися у хаосі перших тижнів війни. Подискутуємо з "молодим пошуковцем" Володимиром Бровком.

http://museum-plakat.do.am/publ/po_sledam_quot_slavutskogo_klada_quot/1-1-0-284

Знайдені під Славутою наручники не могли належати загону НКВС з Дубно! Згідно спогадів генерала Попеля, сейфи з цінностями і документами закопані у балці на околиці Дубно! Офіцери місцевого НКВС загинули у більшості...

Потім загін здійснив рейд на Славуту, підірвали міст і з гармат обстріляли станцію. Поблизу села Варварівка сховали (закопали?) танк Т-26. Потім бій під селом Перемишль. Рейд і вихід до основних сил закінчився у Білокоровичах Житомирської області.

Загін Попеля не дійшов до північних сіл Славутського району! Це не той слід! Нас цікавить загін, який відходив саме від Славути у бік Корця. Десь на Печиводи... Це могла бути лише охорона тюрми і співробітники НКВС! Іншого шляху там нема! Славуту німці взяли 7 липня. Попель прийшов туди пізніше...

Дивимося на карту. Через Славуту могли тікати з Острога, Шумська... Не забуваємо фактору повного бензобаку! Фахівці можуть порахувати витрати пального і вантажопідйомності скажімо, полуторки. Наявності запасних каністр з бензином. Стан тодішніх доріг...

На той момент стандартні наручники могли бути тільки у НКВС! Тікати порожняком вони не могли. Супроводжували лише документи і конфісковані цінності. Папери, як правило, палили. Цінності можна було  втопити чи закопати. Саме тому, повідомлення про схованку такої кількості кайданів збурило досвідчених пошуківців, скарбошукачів та "чорних" археологів. Автомобілі кинули, відповідно, вантаж довелося ретельно сховати у кількох місцях, недалеко одне від одного! Щоб там не було, нині то скарб. Як не дивись.

Можливо, група змогла приєднатися до якоїсь військової частини. Можливо загинула. Може потрапили в полон, тоді шансів вижити у них практично не було. Далеко відійти пішки, без запасів продуктів самостійно вони не могли у тій обстановці. Земля в районі села Печиводи зберігає свою таємницю.

Нині обговорюється план пошукової експедиції. Як хто може чимось допомогти - пишіть.

Щиро співчуваю колегам з великих телеканалів, які хочуть зафільмувати цей захопливий процес розслідування та реального пошуку. Тут навіть фотографувати поки що нічого! Чекайте!

... А ми розмірковуємо про танк "Пантера", що загинув у тих же місцях. Його люк теж лежить в Музеї плакату...

Віктор Тригуб, редактор журналу "Музеї України", директор Музею плакату
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.