Нахлебник в Театре русской драмы

31 октября 2013, 13:51
Редактор
0
269

Комедия о трагедии маленького человека

В Киевском театре русской драмы показали премьеру - "Нахлебник" по пьесе Тургенева. Бытует мнение, будто ставить классику невыгодно – она не отобьет кассу. Даже если это и так, то в данном случае мы имеем дело с исключением. Зал был полон, а публика аплодировала стоя, наглядно показав отношение и к Ивану Тургеневу, и к худруку театра Михаилу Резниковичу – режиссеру постановки.

Тургенев рассказал историю обнищавшего и спившегося дворянина, живущего с чужой милости – нахлебника Кузовкина, назначенного на роль шута богатым помещиком. История названа комедией, хотя мы имеем дело с трагедией маленького человека, над которым насмехаются все подряд - просто потому, что издеваться над слабым весело и привычно. Сам Кузовкин вполне свыкся со своей ролью (другой он не знал) и надеется хотя бы на то, что новые господа проявят милость и не выбросят его из дому.

О том, что Тургенев способен вывернуть душу даже самому циничному читателю, мы помним со школы – с истории собачки по имени Муму. Причем совершенно неважно, читаем мы ее в старинном переплете или с планшета. Тема-то вечная. Вот и в "Нахлебнике" жаль Кузовкина, повторяющего наивный вопрос, заданный еще гоголевским Акакием Акакиевичем в "Шинели": "Зачем вы меня обижаете?"

Резникович пошел дальше оригинала и создал свою "сценическую версию", наполнив ее философскими цитатами из других тургеневских произведений, в частности из "Фауста", основная идея которого – невозможность счастья как удовольствия. Режиссерская версия "Нахлебника" звучит жестче и резче оригинала. Это уже не комедия, а мрачный памфлет – созвучный с сегодняшним днем.

И всё бы хорошо, если бы постановка сохранила тургеневский лиризм, а герои - достоверность. Резникович как будто боялся показать их такими, какими они есть. Особенно Кузовкина, который в его интерпретации стал еще несчастнее и обрел не свойственное в оригинальной версии благородство. Тургенев вывел образ беспомощного пропойцы-иждивенца, который ничего не предпринимает, чтобы хотя бы попытаться исправить свое бедственное положение. Тем не менее, он заслуживает сострадания, потому что его обижают несправедливо, и потому что обидчики – ничем не лучше него, они просто богаче и влиятельнее, а большой доблести в том, чтобы ударить слабого – нет.

Проникновенное объяснение Кузовкина с юной хозяйкой поместья Ольгой, милой и доброй барышней, когда он делится с ней своей тайной и рассказывает историю своей жизни, проходит на фоне суетливой беготни по сцене самых разных персонажей. Тут и образы из прошлого, блуждающие на заднем плане, как привидения, и ольгин муж чиновник Елецкий, нервными шагами меряющий сцену. Сама Ольга закатывает бабскую истерику и носится по сцене, сшибая стулья. Когда Кузовкин говорит ей, что она перепутала его отчество, для нее это становится таким мощным ударом, что несчастная падает на колени и истошно выкрикивает отчество "Семёныч, Семёныч!" У Тургенева, девушка "в замешательстве краснеет".

На этом фоне особенно хороши сцены из прошлой жизни поместья. Соседка старого барина – эдакая femme fatale российской глубинки – великолепна в своей циничности. Можно вспомнить и яркий и сочный образ Флегонта Тропачева, у которого много общего с гоголевским Ноздревым.

В постановках Резниковича куда более достоверно выглядят гротескные образы со знаком "минус", а не герои со знаком "плюс", к которым режиссер пытается вызвать сострадание.

Впрочем, все недостатки постановки (которые другой зритель может отнести к достоинствам) нивелируются тем фактом, что на киевскую сцену вывели русскую классику, по которой зритель явно истосковался. О чём свидетельствуют неизменные аншлаги и долгие овации. 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.