О том, как Жуков не любил украинцев. (ч.1)

6 ноября 2013, 07:26
Журналист, блоггер
0
647
О том, как Жуков не любил украинцев. (ч.1)

Развенчание мифов о Жукове.

"Зачем мы, друзья, здесь головы морочим? Нахрена обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они — предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придется в Сибирь после войны ссылать"

Эта цитата появилась в интернете сравнительно недавно. Несколько лет назад. И быстро разошлась по паутине. Ее охотно цитируют полностью или частично на различных форумах и блогах, считая вполне достоверной. Эта цитата также приводится в статье о маршале Жукова в укрвики.

Разговоры и споры о скандальной славе маршала как мясника, не ценящего жизни солдат и офицеров, ходят давно. Но патологическая ненависть к солдатам одной конкретной национальности это уже совсем свежее "открытие".

Давайте попробуем разобраться, откуда эта цитата взялась и кому на самом деле принадлежит ее авторство.

Впервые эта цитата приводится в статье Ивана Ольховского "Я жалкую, що не воював в УПА", опубликованной в "Украинской газете" от 14 декабря 2006 года, к сожалению, я не нашел интернет-версии этой статьи. Но позднее статья была опубликована на сайте АРАТТА, это самая ранняя публикация, которую мне удалось найти в интернете. Еще позже появилась статья, подписанная тем же Иваном Ольховским в "Украинской газете плюс".

Сразу бросается в глаза, что фраза совершенно не в стилистике Жукова. Особенно примечательно его обращение к присутствующим офицерам: "друзья". Не "товарищи", не "товарищи офицеры", а "друзья".

Из статьи Ивана Ольховского мы узнаем, что при произнесении Жуковым этой эпической фразы присутствовал маршал Рокоссовский. Хотя, нам не совсем понятно, что делал на заседании военного совета Воронежского фронта командующий соседним Центральным фронтом, все же основное удивление вызывает не это, а ответ маршала Рокоссовского: "Так это ж не война, а геноцид народа!"

Обратите внимание, советский маршал еще осенью 1943 года применяет слово "геноцид". И это слово понятно всем присутствующим. Удивительно, учитывая то, что это понятие впервые определил польский юрист еврейского происхождения Рафаэль Лемкин в своей книге "Правление государств Оси в оккупированной Европе", которую издал лишь в 1944 году в США. А международный правовой статус это слово получило лишь в 1948 году после принятия международной конвенции в Париже.

Также интересно было бы узнать реакцию Хрущева на эту фразу. Напомню, что осенью 1943-го года Никита Хрущев был членом военного совета Воронежского фронта и обязательно должен был присутствовать на заседании. Но в воспоминаниях Хрущева нет никаких намеков на подобный разговор, нет даже упоминания о присутствии на военном совете фронта маршалов Жукова и Рокоссовского. В воспоминаниях Рокоссовского также нет ни упоминания об этом разговоре ни упоминания о посещении соседнего фронта.

Не совсем понятно, почему проблема призывников обсуждается на военном совете фронта, хотя этим должны заниматься военные советы армий согласно приказу № 089 от 9 февраля 1942 года. В том же приказе говорится, что все призванные должны направляться в запасные полки, где проходит обучение и отсев. Будет ли Жуков нарушать приказ ставки ВГК, если сам прекрасно знает, чем чревато нарушение приказов в военное время? Очевидно, что для такого опасного шага нужен очень сильный мотив.

Следующий вопрос. Почему маршала Жукова так заботит проблема отправки "предателей" в Сибирь? Ведь этим занимается совершенно другое ведомство. Почему именно "хохлов" Жукову нужно топить в Днепре? Ведь Жукову орденов за это не дадут... За утопленных немцев дадут, а за утопленных "хохлов" нет. Каков же все-таки мотив маршала?

Может быть, Маршалу Жукову не хватает солдат? Но ведь это уже не 41-й год. После Сталинградской и Курской битв, в которых Вермахт понес огромные потери, Красная Армия имела значительное численное превосходство.

Вот что об этом пишет командующий группой армий "Юг" Эрих фон Манштейн: "...перед фронтом группы противник смог только за период с начала июля до сентября отвести с фронта на отдых один раз, а частично даже два раза 48 стрелковых дивизий, 17 танковых и механизированных корпусов и, кроме того, ежемесячно давать всем дивизиям 10 % пополнения..."

О положении собственных войск Манштейн пишет: "Напротив, в районе действий группы редко было возможно отводить на отдых потрепанные в боях дивизии. С начала операции «Цитадель» почти все дивизии все время находились в боях. Прибывающее пополнение личного состава и техники даже приблизительно не покрывало потерь."

То есть, численное превосходство советских войск над войсками Вермахта в 1943-м году таково, что позволяет регулярно уводить дивизии с фронта на отдых. Для чего же в таких условиях отправлять призывников сразу на фронт, если есть возможность спокойно обучить и обмундировать их в армейских запасных полках?

И каким образом маршал Жуков собирается "топить в Днепре хохлов"? Быть может, он собирается формировать специальные роты, батальоны или полки утопленников? Но почему тогда мы не находим приказов о формировании таких частей, назначении командиров, порядок подчинения и т.п.? Приказы о формировании штрафных батальонов есть. Приказы о формировании штрафных рот есть. А приказов о формировании батальонов утопленников нет.

Может быть, призывников собирались направлять в штрафные батальоны? Нет. В штрафной батальон мог попасть только офицер.

Быть может, призывников маршал хотел отправлять в штрафные роты? Но в штрафную роту можно было попасть лишь серьезно нарушив воинскую дисциплину, либо по уголовной статье. Воинскую дисциплину призывник до момента призыва нарушить никак не может, остаются уголовные преступления.

То есть, Жукову, ради такой затеи, необходимо срочно сфабриковать 300 тысяч уголовных дел и передать их военным трибуналам. Причем, пресловутая 58-я статья УК РСФСР (или 54-я УК УССР), включающая в себя пункт 1а "измена Родине" совершенно для этого не годится. Так как осужденные по этой статье отправке в штрафные роты не подлежали, их отправляли прямиком в ГУЛАГ без всякой возможности "искупить свою вину кровью".

Да и не было в составе Воронежского фронта такого количества штрафных рот. В составе армии согласно приказу НКО № 227 от 28 июля 1942 года разрешалось формировать от пяти до десяти штрафных рот численностью 150-200 человек. В составе фронта, обычно, от трех до десяти армий. Таким образом, в штрафные роты Воронежского фронта можно "пристроить" не более 20 тыс. человек, да и то, если только вышвырнуть оттуда тех, кто там уже воевал.

Поражает воображение количество украинских призывников Воронежского фронта, названное Иваном Ольховским - 300 тыс. человек. Это шесть полнокровных армий. Почти половина численного состава фронта. В десять раз больше, чем воевало в армии УПА. Не кажется ли вам странным, что УПА за полгода по всей Украине едва набрала 35 тыс. воинов, а маршал Жуков на одной только Киевщине за один месяц призвал 300 тыс. человек?

Такого количества призывников совершенно не замечает ставка ВГК и 16 ноября направляет фронтам приказ № 00141, в котором устанавливает для 1-го Украинского (бывшего Воронежского) фронта норму в 30 тыс. призывников, а всего по семи фронтам, включая Белорусский и Прибалтийский - 180 тыс человек. Там же буднично дается распоряжение начальнику тыла Красной Армии выделить фронтам обмундирование "исходя из установленного для каждого фронта количества мобилизуемых.". Очевидно, что пополнение направляется для восполнения потерь. То есть, этот документ позволяет нам приблизительно оценить потери Воронежского фронта в операции по освобождению Киева.

Иван Ольховский же называет совершенно заоблачные значения потерь: "...З 22 вересня по 25 жовтня 250 тисяч їх потонуло у холодній воді...6 листопада 1943 року завдання Сталіна — визволити столицю Укарїни до 26-ої річниці жовтневої революції — було виконано ціною 417 тисяч життів солдатів та офіцерів."

В сумме - 667 тыс. человек. То есть, Иван Ольховский в своих фантазиях утопил в "холодній воді" весь Воронежский фронт в полном составе. Кто же тогда освобождал Киев? Маршал Жуков с маршалом Ватутиным лично? На лихих конях? А какими силами предприняли сразу после освобождения Киева наступление на Житомир и Коростень?

Для наглядности приведу несколько сравнений.

1 млн. 200 тыс. человек это потери, которые понесла Красная Армия в величайшей за историю человечества битве - Сталинградской за период с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 (более полугода) по пяти фронтам.

180 тыс. убитых во время боев на Курской дуге в составе трех фронтов за месяц.

78 тыс. убитых в составе трех фронтов во время Берлинской наступательной операции, включающей в себя и форсирование Одера.

А у Ивана Ольховского только при освобождении Киева один Воронежский фронт за полтора месяца потерял более 600 тыс. человек. Такие потери (если бы они были) это был бы настоящий разгром, после которого Красная Армия не только не смогла бы продолжить наступление, но и потеряла бы способность к оборонительным действиям на этом участке до перегруппировки сил с других фронтов.

Примечательно, откуда взялась вторая цифирь Ивана Ольховского - 417 тыс. Если первая цифра (250 тыс) круглая, и взята, скорее всего, с потолка, то 417 тыс. явно взята из какого-то источника. При написании статьи мне пришлось перечитать массу различного материала. Единственное значение потерь - 417 тыс. указано в статье Вики "Битва за Днепр" со ссылкой на Советскую военную энциклопедию. Правда, Битвой за Днепр считается  ряд взаимосвязанных стратегических операций в составе пяти фронтов с общим фронтом протяженностью 750 км на территориях Украины и Белоруссии за период от 26 августа до 23 декабря 1943 года. То есть, почти четыре месяца.

Оценить масштабы Битвы за Днепр можно, взглянув на карту.

К Битве за Днепр относятся, в частности, Мелитопольская, Запорожская, Пятихаткинская, Знаменская, Днепропетровская, Днепровская воздушно-десантная, Киевская наступательная и Киевская оборонительная операции. Особенно тяжелой в плане потерь была последняя операция. Так как, часть войск после немецкого контрнаступления попала в окружение под Житомиром. Советские потери в этой операции по донесениям штаба 4 танковой армии Вермахта оцениваются в 20 тыс. человек убитыми и 5 тыс. человек пленными. Но, несмотря на потери, операцию можно считать успешной, так как задача, поставленная перед группой армий "Юг", а именно: вернуть Киев и отбросить войска 1-го Украинского фронта за Днепр выполнена не была.

То есть, Иван Ольховский в своей статье, претендующей на "научность" приводит данные из источников, которые даже не потрудился прочитать полностью. Правда, свое повествование журналист-псевдоисторик ведет от имени некоего ветерана, офицера по особым поручениям при штабе Воронежского фронта Юрия Коваленко, где подробно описывает его биографию. В той же статье с сожалением сообщает о смерти ветерана... Концы в воду... Теперь уже нам навряд ли удастся выяснить, выдумал Иван Ольховский этого ветерана или оболгал реально существовавшего человека, сделав его свидетелем и соучастником геноцида.

Тот, кто потрудится внимательно прочитать статью Ивана Ольховского полностью, заметит массу нелепостей, откровенных выдумок, несоответствий в датах и цифрах. Ольховский постоянно путает возраст своего героя, даты и место смерти известных людей, с которыми якобы был лично знаком его герой Юрий Коваленко.

Я далеко не первый, кто заметил все эти нелепицы. Критика этой статьи появилась еще в декабре 2007-го года в 97-м номере газеты "Буковина" в статье "Недоречні вольності военно історічної теми", написанным украинцем-ветераном, гвардии лейтенантом авиации в отставке доктором исторических наук, профессором Леонидом Васюком.
http://blog.i.ua/user/1195741/1192433/
Продолжение следует.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.