Александр Корчинский: "Если в домах тепло - значит, все в порядке"

26 октября 2011, 08:21
журналіст
0
15

Александр Корчинский: "Если в домах тепло - значит, все в порядке"

Это интервью вышло не совсем обычным - можно сказать, что наш собеседник провел своеобразный мастер-класс, рассказав о том, с какими проблемами сталкивался и сталкивается в своей работе - и какие принимает решения. Конспект «тренинга» от Александра Сигизмундовича Корчинского - генерального директора ООО «ТехНова», будет полезен тем, кто занимается бизнесом, и интересен тем, кто просто задумывается о том, как правильно организовать себя самого и события вокруг.

На золотой шахте

Александр Корчинский по образованию инженер-геолог. И происходит из инженерной династии: родители — железнодорожники, дед — мостостроитель. — Многие считают, что геология — это, прежде всего, костер, рюкзак, тайга, молоток и бутылка водки… А вовсе и не так. Это обычная тяжелая работа. Тяжелая и интересная. Это производство.
Предметов, которые изучают обычные инженеры — сопротивление материалов, теоретическая механика — нам не преподавали, вместо них у нас были кристаллография, минералогия и тому подобное.

— Почему выбрали эту специальность?
— Отчасти случайно: у школьного друга родители были геологами, я часто бывал у них дома, общался в этой среде, видел, что это за люди — увлеченные, дружные… Мне все это нравилось — вот и поступил.
Большинство студентов на так называемые «длинные практики» — на все лето, старались уехать подальше: в Сибирь, на Дальний Восток, за запахом тайги… Я же обе практики провел в Украине. Зато потом, когда то же большинство студентов старалось распределиться в Киев — я уехал работать в Узбекистан. Возможность остаться в Киеве у меня была, но я ею пренебрег: интересной, реальной работы в столице для геолога тогда не было. Предлагали идти в лабораторию. Но это так скучно! И Узбекистан я выбрал осознанно.

— А там что?
— А там совсем другое дело! Главное — живое производство. Я сразу попал на шахту, золоторудное месторождение. Правда, были опасения, что из-за польских корней не получу вторую форму допуска. А с моей специальностью — это крест на карьере. Ведь даже простая геологическая карта требует какой-то формы допуска, не говоря о возможной работе с секретными документами…

— И кем вас приняли?
— Старшим техником-геологом. Я попал на разведку золоторудного месторождения жильного типа. Самая мелкая шахта — 180 м, глубокая — 360 м. Когда мне как-то пришлось со 180 метров не в клети подняться, а пройти по ходку — деревянным ступеням — мало не показалось… Но по сравнению с угольными шахтами, это, конечно, несерьезно и условия почти как в санатории.
…Это было так называемое коренное месторождение. У Джека Лондона, которого я очень любил читать в детстве, старатели «намывали» золото, которое можно пусть крупинками, но увидеть. То, которым занимались мы, увидеть нельзя: обнаруживают его аналитическим путем. Или — когда у геолога, что называется, глаз набит. Часто играл роль случай. Случай же определил удачный выбор места для наших поисков: как рассказывали геологи старшего поколения, из двух участков, потенциально одинаково перспективных, выбрали наш – основываясь только на интуиции, и оказалось, что выбрали правильно!

В бизнесе

— Работа в поле — это жизнь в палатке. Душ, комфорт — об этом надо забыть, пока не вернулся на базу. Тот, кому это не подходит принципиально — в профессии не выживает. Кстати, — улыбается Александр Сигизмундович, — очень многие любят отдыхать в палатках — я это ненавижу! Слишком много времени в них провел: с 1983 по 1989 год, пока работал геологом.
После Узбекистана попал в Тульскую область — глины, суглинки, песок… Это настолько контрастировало с Узбекистаном, что я понял: вряд ли найду себя «в песке».
Шел конец 1989 года, как раз разрешили кооперативы. И я вернулся в Киев и вместе со своим школьным другом организовали геологоразведочный кооператив. Тогда на это был спрос, любой мало-мальски приличный колхоз старался открыть собственный кирпичный заводик. Через некоторое время стали появляться и другие направления. Так я пришел в бизнес.

— Как инженер превращался в бизнесмена?
— Да легко! Это, наверное, внутри сидит. И если тяга есть — можно пробовать. Я много видел людей — прекрасных специалистов в своем деле, но при этом слабых организаторов или даже не стремящихся ими стать. У меня же такое стремление было. В университете нам дали великолепные профессиональные знания. А управленческим премудростям приходилось овладевать «на ходу».

— Вам нравилось ваше новое дело?
— Мне интересно было браться за что-то новое. И особенно интересно — когда это «что-то» получалось. Раньше очень расстраивало, когда что-то не получается, — сейчас уже нет. Я понял, что негативный опыт является, на самом деле, позитивным. Ведь он все равно учит: сюда не надо идти, так не надо делать. Думай, делай выводы! У каждой медали две стороны — и обе хорошие…
События, которые мы воспринимаем с негативом, просто должны нас чему-то учить. И если поменять свое к ним отношение — то все получается! Не получается, когда начинают зашкаливать эмоции.

— А вы справляетесь с эмоциями?
— Сейчас я больше склонен думать, что да — хотя бывает по-разному. Опыт помогает: когда сталкиваешься с какой-то ситуацией, уже просто знаешь, что на нее нужно реагировать определенным образом. А вот на что-то новое, конечно, реагируешь эмоционально и тут же благодаря опыту понимаешь — эмоции плохой советчик.

Директор

— Сегодня вы руководите крупнейшим теплогенерирующим предприятием Чернигова. Каким был ваш путь в «ТехНову»?
— Кооператив наш вырос в достаточно крупное предприятие, которым руководили молодые энергичные ребята. И все было бы хорошо — если бы нам, тогдашним, да сегодняшние мозги! Но, увы — предприятие распалось, я открыл свое дело и довольно успешно вел бизнес самостоятельно. А со временем, когда накопилась критическая масса опыта, я стал реализовывать себя как менеджер.

— Рассылали резюме по фирмам?
— И такое было. Директором Винницкого подшипникового завода получил именно таким образом: в журнале «Бизнес» наткнулся на объявление о конкурсе, отправил резюме, прошел ряд собеседований… В дальнейшем, по решению акционеров работал директором еще нескольких промышленных предприятий. А в «ТехНове» оказался благодаря сотрудничеству с людьми, имеющими отношение к этому предприятию. В какой-то момент им потребовался менеджер, начали искать — и пригласили меня. Я подумал, что это может быть интересно. Теперь знаю точно – это интересно!

— Как вы оцениваете работу предприятия? Пришлось ли что-то налаживать, перестраивать?
— Я ведь не сразу стал генеральным директором, так что у меня было достаточно времени присмотреться. А оценивать работу нашего предприятия очень легко: открыли кран — вода горячая есть? Хорошо. Нет горячей воды — катастрофа… Городская пресса на ушах, «чернігівці у розпачі»! И никто не вспомнит, что у нас есть всего лишь 15 дней в году на то, чтобы привести в порядок все наше тепловое хозяйство — это 63 тепловых пункта, 42 км магистральных сетей, 110 км распределительных сетей, возраст которых впечатляет.
«ТехНова» — отличное предприятие и отличный коллектив! Налажена ли его работа на 100%? Это зависит от того, где ставить планку — возможность для улучшения есть всегда и всегда можно находить для этого дополнительные резервы. Тут вопрос в подходе — хотим мы улучшать или нам все равно, и устраивает как есть. Я — хочу и для меня это важно. Однако самую точную характеристику нашей работы, даёте вы — жители города. Если в домах тепло — значит, все в порядке.

— А вы реагируете на жалобы черниговцев?
— Очень важно, когда к нам обращаются жители города. Ведь это самый действенный канал обратной связи. «ТехНова» — предприятие большое, и обращения черниговцев позволяют нам подправлять недоработки и упущения. Так что все правильно: пускай обращаются — мы всегда начеку и готовы устранить замечание.

В домах черниговцев всегда будет тепло
— Поговорим о тарифах? Непростой вопрос…
— Непростой? Давайте разбираться, за что мы платим, тогда станет понятнее.
Львиную долю в тарифе занимает топливная составляющая. Газ для промышленных предприятий дорожает. Это значит, что рано или поздно тариф для потребителей — юридических лиц — однозначно вырастет.
«Населенческий» газ держат пока на одном уровне. И даже когда в августе прошлого года существенно увеличилась цена на газ, тарифы на тепло для населения возросли лишь с 1 января.
Смотрим дальше. Генерация тепла – это не только топливо, это оборудование и люди. О людях я хочу поговорить отдельно. Сейчас давайте поговорим об оборудовании. Мы — «ТехНова» — выполнили много улучшений. О некоторых писала пресса — это вагоноопрокид и разогревающее устройство – объекты так сказать на виду. Кроме этого постоянно проводятся модернизации, реконструкции, ремонты основного и вспомогательного оборудования. Вводятся новые узлы, которые направлены на надежность и экономичность работы ТЭЦ. И это очень важно, поскольку ключевое слово тут – надежность. А цены растут на все. И если раньше за одну гривну мы могли отремонтировать один объем, то сейчас за эту же гривну мы ремонтируем уже другой — меньший объем оборудования. А ремонтировать, даже не смотря на все выполняемые нами работы, есть что — ведь в этом году Черниговская ТЭЦ отмечает 50-летие и это не просто праздничная для нас дата, это еще и возраст нашего оборудования и сетей.
Я умышленно говорю очень упрощенно, чтобы не вводить всех нас в технические дебри и при этом чтобы было понятно, тариф — это величина комплексная, в которой заложено много составляющих, многие из которых от нас — производителей не зависят вообще.
Больше того: нынешний тариф на тепло для населения экономически необоснован. Себестоимость выработки тепла выше, чем то, что мы, жители, платим на самом деле. Периодически эту разницу государство покрывает из средств бюджета. Но если цена на газ для населения будет повышена – это может стать существенной предпосылкой для роста тарифа. Мы все знаем, какие договора по газу были подписаны, и что нынешнее правительство пытается сделать все возможное, чтобы выровнять ситуацию и цену на газ. Поэтому давайте поживем – увидим.
Есть, конечно, альтернативные варианты: уголь, сланцевый газ. С углем мы уже работаем. С газом — это перспектива более отдаленная. Как бывший геолог я отчетливо понимаю, сколько времени пройдет от момента принятия решения о поиске месторождения до передачи объекта в эксплуатацию. И сколько на это надо средств.

Искать и делать

Больше всего мне нравится что-то налаживать. Я даже одно время позиционировал себя как кризис-менеджер. Случалось попадать на предприятия, которые стояли либо на коленях, либо совсем уже «по пояс в земле»… Практически всегда получалось их поднять, вывести из кризиса. И это было интересно! И процессом, и результатом.

Раньше, когда я приходил на предприятия в качестве руководителя — зачастую смотрел на все и вел себя, как собственник. По этому поводу с собственниками настоящими иногда даже возникали конфликты. Ведь собственник видит свою линию развития и свято верит, что она правильная. А я предлагаю несколько другую — и тоже свято верю, что она правильная. На самом деле они могут быть правильными обе… Труднее всего понять, что есть два варианта: либо принимать линию, которую видит собственник, либо уходить на другое предприятие. Но при этом осознавать, что там тоже будет собственник, у которого будет свое видение… То есть, ты либо будешь постоянно искать, пока линии совпадут, либо делать так, чтобы они совпали. Есть такая поговорка: если ты не можешь повлиять на событие, поменяй взгляд на него. Вот это я на себе попробовал — идеально работает!

Для любого предприятия есть общие принципы, по которому оно должно развиваться. И на каждом предприятии есть абсолютно четкая своя специфика — технология, определенная тем, чем занимается предприятие. Одна из задач руководителя — правильно подобрать кадры. В первую очередь — хорошего технолога, хорошего экономиста, хорошего бухгалтера, хорошего коммерческого руководителя. И если их правильно собрать в команду, все получится.

Можно ли собрать людей и заставить их думать единым образом? Наверное, нельзя. Сделать так, чтобы они сами захотели, — можно. По большому счету, есть два принципа управления: создать команду и действовать командой или — «разделяй и властвуй». Они оба работают. Какой мы выбираем, зависит от того, какие мы, и от того, в какую ситуацию мы попадаем. Лично я сторонник первого способа. Но команды не складываются быстро, и одно дело — говорить, что мы команда, а другое — на самом деле работать, как команда.

Зачастую, когда человек сталкивается с какой-то задачей, он пытается поначалу ее отфутболить: «Это должен сначала посмотреть тот сотрудник, потом передать другому»… Но когда футболят — это еще куда ни шло… Бывает, когда палки в колеса вставляют. А команда — это когда вместо того, чтобы вставить палку в колесо, подставляют плечо.

О себе и о других

Недавно я понял: моя жена достойна самых высоких наград! Потому что я — сегодняшний и я — вчерашний: это два разных человека. Мой непростой характер, стремление к лидерству, а иногда даже авторитаризм — все это ей удалось перетерпеть. Пока я не посмотрел на наши отношения с другой стороны и не начал изменяться. Наступил другой этап отношений! Но если бы моя жена в какой-то момент не выдержала, не приложила усилия для того, чтобы поменять картину, мы бы давно разбежались. То, что мы сейчас вместе — это именно ее заслуга.

Когда что-то идет не так, начинаются трудности — многие закрываются. Но это неправильно: все равно нужно стараться оставаться открытым. Потому что из закрытого состояния труднее выходить. Я раньше этого не понимал. Теперь, прежде чем залезть в бутылку, думаю: а как же я оттуда вылезу?

Я не хочу задавать себе вопрос, состоялся я или не состоялся. Я хорошо понимаю, что сегодняшняя фаза еще будет иметь развитие. Не столь важно, где и на каком уровне я нахожусь: важно не фиксировать себя здесь и сейчас в буквальном смысле. Жить надо здесь и сейчас — это правда. Но при этом все время куда-то двигаться, постоянно прогрессировать.

Досье

Корчинский Александр Сигизмундович, генеральный директор компании «ТехНова».
Родился 26 декабря 1960 года в Киеве.
Образование высшее: окончил Киевский национальный университет им. Т. Шевченко.
Хобби нет. «Что такое хобби? В детстве собирал значки… Очень долго моим хобби была работа. Сейчас все-таки стараюсь сохранять баланс между личной жизнью и работой — и к этому тоже надо было прийти. Согласитесь, работа ладится лучше, если дома порядок».
Семейное положение: женат. Жена Людмила работает «хранительницей очага», дочь Юлия — студентка, изучает социологию и пиар, 16-летний сын Дмитрий заканчивает школу.
Домашние животные: две собаки, левретка Ричик и той-терьер Фанни — еще щенок.

Беседовала Вера Едемская
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости Украины
ТЕГИ: Украина,БЮТ,Чернигов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.