Автостопом на Ближний Восток. Часть 5

22 ноября 2011, 18:23
0
10

Автостопом на Ближний Восток. Часть 5

. Выбираемся за город, чудесный сирийский автостоп уносит нас прочь от Средиземного моря назад в пустыню. Только к вечеру доезжаем к городу Дер-Ель-Зор. Город большой находится на берегу Ефрата. Выходим при въезде в город. Уходить дальше нет желания, поставить палатку в городе и выспаться невозможно, будут подходить, звать в гости, просто стучаться знакомиться. Нас тут же окружает целая свора детворы и начинает визжать как поросята. Идем, не обращая внимания, от этого детвора еще больше орет и беснуется. Сворачиваем на проселочную дорогу, детвора тут же отстает, значит правильной дорогой пошли. Стемнело полностью. Мы же шли по улочкам странного поселения. Нас окружали темные силуэты низких строений с округлыми крышами. Удивительно, но во всей этой деревне не было видно ни огонечка. Может до того бедный квартал, что даже электричеством не пользуются? Тогда где же собаки, постоянно окружающие поселения бедняков? Ни крика осла, ни блеянья овцы. До того бедные, что всех съели? Теперь же возможно, сотни голодных глаз наблюдает за нами, боясь выдать себя каким либо движением и спугнуть легкую добычу. Ждут, когда у путников закончатся последние силы и… Тьфу! Наваждение.
Пока мистика окончательно не завладела нашими душами, надо выяснить, куда мы попали. Направляюсь к первому же строению с целью изучить его или выяснить кто жильцы. Глиняное круглое сооружение с округлой крышей. Маленькое окошко без стекла, вход полукруглый, тоже довольно не большой. Причем это вход по типу норы, уходил куда то в низ. Спуститься не решился. Хоббиты тут живут что ли? Так ничего не поняв идем дальше. Вот одно радует, людей нет, тихо вокруг и спокойно. Что ж, не бродить же до утра по - этому брошенному поселку, утро вечера мудренее. Ставим палатку и уставшие, после дневного перехода тут же засыпаем.
Утром все становиться на свои места, оказывается, мы ночевали на старом мусульманском кладбище. Все эти странные глиняные постройки оказались гробницами. Были и обычные могилы, без крестов естественно. Вывод, хочешь хорошо и спокойно выспаться иди на кладбище.
Утром подходим к Ефрату. Река похожа на сотни наших украинских рек, утопает в зелени, по берегам камыш, вода прозрачная, видны проплывающие рыбины. Только по берегам финиковые пальмы. Посидели полюбовались, да вот только не совсем этого хотелось, нужно уехать подальше от города. Сказано, сделано, едем. По обе стороны Ефрата километры возделанных полей. Дорога идет как раз по кромке, с одной стороны желтая пустыня, с другой яркая свежая зелень. Никак не можем определиться, где же лучше выйти. Наш грузовичок, то сворачивал в пустыню, то вновь приближался к реке. Так в поисках проехали пол дня и уж изрядно подуставшие, просто вишли в маленькой деревушке.
На центральной улице в разгаре торговля. В основном продукты земледелия. Скот и птицу продают живой, покупатель указывает на курицу, её тут же режут и выдают свежую тушку. Таким способом решают проблему с холодильниками. Каменные печи, выходящие на улицу, работают вовсю. Пекари раскатывают тонкий блин из без дрожжевого теста, закидывают в печь и буквально на глазах получается готовая лепешка. Возле печей очереди, люди покупают по многу, у всех большие семьи. Наблюдаю такую картину: женщина, сидя на асфальте, сортирует лепешки, раскладывая их там же на асфальте. Никого это не удивляет, обычная картина. Уходя, женщины стопки лепешек уносят на голове. Покупаем продукты на несколько дней – чай, консервы, картофель, зелень. Выходим за деревню и отправляемся в сторону Ефрата. По пути много оросительных каналов, в которых купается местная малышня. Загоны с овцами, крестьяне с сапками. Смотрят с интересом, но не подходят, все заняты делом. Дошли до реки, и нашли очень чудесное место для палатки, тень от деревьев и до воды недалеко. Рядом хороший песчаный пляж. Первое, что сделали, искупались, водичка прохладная, свежая, очень здорово! Просто сидели на берегу, медитируя на быстрое течение. Из прибрежных зарослей появились два араба, с ними шли две коровы. Дальше от происходящего даже рты поразевали. Арабы сняли с голов платки, повязали на шеи коровам. Далее запрыгнули верхом, ударили по бокам своих рогатых скакунов и те ринулись в реку. Ефрат они переплыли верхом на коровах! Причем коровы иногда просто исчезали и плыли под водой, видны были только головы всадников. Арабов же это все очень веселило. На том берегу коровы были выпущены, арабы уже самостоятельно переплыли на наш берег. Помахали нам руками и скрылись в зарослях.
Буквально через пять минут к нашему пляжу причалила весельная лодка. Из тех же зарослей опять вышли двое, но уже другие арабы на поводке вели ослика. Цирк продолжался, ослика стали пытаться посадить в лодку. У осла по видимому были еще дела на этом берегу, и входить в лодку не желал категорически. Это была умора! Трое здоровых арабов еле заволокли бедное животное на борт. После чего повалили его на бок и уселись сверху как на лавку. Осел посучил копытами и смирился. На том берегу все повторилось, осел уже не желал выходить из лодки! Усилиями трех животное все же выпихали. С ослом поступили, как и с коровами просто отпустили, сами вернулись обратно. Познакомились с хозяином лодки, он прокатил нас на тот берег и вернул назад. Почему арабы переправляли на тот берег животных и отпускали, была вероятно одна причина – тот берег это остров и скотину отправляли туда на ночь.
К ночи стали готовиться и мы. Собрал хвороста, развел огонь, отварили картофель, вскрыли консервы «тунец в масле» и замечательно поужинали. Появились два молодых паренька сели неподалеку и стали за нами наблюдать. Что то они все по двое ходят. Жестами позвал к костру, они с радостью приняли приглашение. Набрал воду с Ефрата, закипятил кипяток, заварил чай. Ребята еще дров собрали. Сидели, чай пили, болтали, вернее, налаживали контакт. Два разных мира, две цивилизации. Общались жестами и тем запасом арабских слов, которые успел выучить. Любимое занятие сирийцев показывать фотографии и видео с телефона. В основном показывают своих детей, братьев, родственников, однажды даже порноролик из интернета показали. Много фотографий Садами Хусейна. Он для них герой, Америку и Буша никто не любит. Тем не менее, от американских сигарет и кока-колы не отказываются. Начинало темнеть, ребята собрали еще хворосту, принесли котелок воды. Объяснил, что мы хотим отдыхать, а они могут прийти завтра. Ребята попрощались и довольные ушли. Мы же еще немного посидели у костра, попили чаю и забрались в палатку. Уснуть не успели, у палатки послышался шум, мелькнул луч фонаря. Вышел, стоят два араба, уже и не удивился.
- Чего надо, мужики?
«Мужики» предъявляют корочки полицейских, в ответ вручаю нашу грамоту. Читают, понимают, но носом крутят.
- Нельзя вам здесь оставаться! – говорят.
- Это еще почему?
-Опасность, здесь, опасность! – пытаются говорить английским.
Опасность по их словам приходила из пустыни и называлась дикие звери. Понятно, но я тоже не дурак и прекрасно видел, как домашних животных переправляют на остров и отпускают во свояси. Если крестьяне не боятся за своих животных, то и мне бояться нечего. Забегая вперед скажу, лучше бы я их послушал
- Мы путешественники из Украины, дикие звери для нас не проблема. – отвечал подобным образом.
Полицейские еще раз переспросили, еще раз подтвердил, все хорошо, мы со всем сами справимся, помощь нам не нужна. Мой ответ их как то даже развеселил. Похлопали по плечу, молодец уважаем, и ушли. Спалось все же, как то тревожно, часто просыпался. Со стороны острова, раздавались оружейные выстрелы. По звуку палили из ружей, от диких животных отстреливаются что ли? Затем по реке шла весельная лодка выдавая себя характерними всплесками. Затем проплыл моторный катер с прожектором. Луч скользнул по палатке, не останавливаясь. Со стороны Ефрата нас заметить было трудно, палатку установили в хорошо защищенном кустарником месте.
Сквозь сон услыхал шаги возле палатки, кто то стоял рядом и светил фонариком. А вот и не буду выходить. Стоит себе палатка, ночь, люди спят, топайте дальше. Но ночные гости уходить не собирались, стали даже по тенту тарабанить. Сдерживая раздражение выхожу. Стоят опять двое, мне незнакомы.
Объясняю, что мы отдыхаем и если у них есть вопросы к нам, то добро пожаловать с утра. На всякий случай показываю грамоту. Мне светят фонариком прямо в глаза, и я ничего не вижу. Показываю жестом, в глаза не свети! Результата нет, подхожу и рукой отвожу фонарик в сторону. Наглый араб снова направляет фонарь, прям мне в лицо. Тогда просто бью рукой по фонарику и выдаю трехколенный русский мат!
- С…, Б…., какого Х..!
Из темноты появляется третий. Лицо полностью замотано платком, только глаза. Хватает меня за руки и силой начинает оттаскивать от палатки. Вырываюсь. В этот момент четко осознаю не гости это. В руках у всех сапки, поведение наглое, одним словом бандиты. Человек с замотанным лицом бьет себя в грудь и гнусавым голосом говорит, что он полицейский.
- Покажи документы! – требую у него.
Документы не предъявляет и нагло начинает забираться в нашу палатку. Ну, это уже слишком! Бросаюсь следом с целью вытащить за ноги паразита. Двое других, замахнувшись мотыгами, бросаются в мою сторону. В этот момент раздается голос муллы, призывающего к утренней молитве. Было четыре часа утра. Отхожу в сторону, жестами показывая, берите что хотите. Мысли хороводом кружатся в голове, нас грабят и это совершенно понятно. Сам факт грабежа в голове не укладывается. В мусульманской стране, где путешествующие люди считаются чуть ли не святыми, грабят, да еще во время молитвы муллы. У этих людей нет ни веры, ни совести. Что дальше?! Возможно после того как обчистят палатку возьмутся за нас. Сапками по голове, трупы в Ефрат, документы сожгут. Ощущение, что сейчас тебя убьют интересное, но лучше его не испытывать. Пока бандиты чистят палатку, потихонечку отходим к зарослям кустарника. Сопротивляться трем, вооруженным шансовым инструментом бандитам смысла нет. Наш союзник ночь и вижу только два выхода. Прыгать в Ефрат или уходить зарослями по берегу. Сделав свое грязное дело, преступная троица бросилась бежать без оглядки. Нам осталось подсчитывать потери. Пропало два мобильных телефона, цифровой фотоаппарат, охотничий нож, все деньги. Главное, паспорта остались на месте! Без всего, что у нас украли путешественник – автостопщик может существовать, более того, продолжать свое путешествие. До обидного жаль 2 гига фотографий в фотоаппарате.
Впрочем, так просто сдаваться мы не желали. После пережитого страха пришла вторая волна праведного гнева. Поставить палатку посреди ближайшей деревни, собрать народное ополчение, прочесать дельту реки и пустыню, найти негодяев и повесить на первой же финиковой пальме! Шутки шутками, но просто так решили не уезжать. Как говорил товарищ Жеглов «Вор должен сидеть в тюрьме!» Если мы не подымем панику и молча уедем, следующие путешественники станут такой же легкой добычей. Бандиты еще пожалеют, что не прикончили нас на месте.
Рассвет только намечался, и мы пошли в сторону деревни. Были опасения засады, шли не по основной дороге, а обходными тропками. Шли медленно прислушиваясь. В полях же подстерегала другая опасность. Огромные пастушьи собаки. Если днем они сидят на цепях и в вольерах, то ночью их отпускают для охраны овец и полей. Скажу вам это не собаки, а настоящие монстры. Огромные, похожи на кавказцев и такие же злющие. На ошейниках веером вокруг шеи, что то похожее на кинжалы по см20-ть! Зачем такая защита для горла, может действительно, здесь водятся дикие животные. Собаки за диких животных приняли нас, и пришлось очень много петлять. Шли прямо по засеянным полям, переправлялись через арыки. То и дело на пути появлялись адские псы, приходилось возвращаться, искать новые пути. Через глубокие арыки вообще переправиться возможности не было никакой. По берегу одного, ходили довольно долго, пока нашли переправу в виде ржавой трубы. К деревне подходили уже в самый рассвет. Раннее утро, но деревня уже не спит. Рынок весь в движении, народ снуёт туда-сюда, товар таскают. У первого же продавца спрашиваем, где у них полицейский участок. По нашему виду и так было понятно, что с нами, что то произошло, мокрые и грязные. Без вопросов сам ведет нас в участок. Участок оказался совсем недалеко. Продавец указал на одноэтажное серое здание окруженное забором и вернулся к своему товару. Подошли, ворота открыты, во дворе джип, мотоциклы. Свободно подошли к массивной металлической двери и постучали. Ответа не последовало, постучал сильнее, тишина. Еще очень рано, солнце не встало, хотя было уже довольно светло, очевидно спят как сурки. Но должен же у них быть дежурный. Обхожу здание, по кругу стуча во все окна. Подъем ребята! Пора с преступностью бороться! В участке слышаться звуки и дверь отворяют. На пороге стоит уже знакомый нам полицейский один из тех, кто приходил ночью предупредить о диких зверях. Вся левая щека располосована царапинами, будто его медведь лапой ударил. Вечером он был совершенно целёхонек.
Увидав нас, полицейские очень удивились, их реакция была приблизительно следующей:
-«Мы же вас предупреждали!»
Да предупреждали, но предупреждали, о каких то мифических зверях, а тут люди похуже зверей. Впрочем, полицейские английский язык не понимали и было непросто объяснить, что же с нами случилось ночью. Рассказать о самом факте грабежа труда не составляло, но для поимки преступников этого мало, нужны приметы, детали. Начинаю вспоминать все, что случилось ночью. Преступников было трое, по крайней мере только троих видел я. Один плотного телосложения, второй худощавый и длинный, третий среднего роста. Лиц не запомнил совершенно, почти постоянно светили фонариком в глаза. Так, хорошо, но мало. Начинаю из уголков памяти извлекать некие крупицы, пытаясь сопоставить их в факты зацепки. Худой и длинный как то странно стоял, постоянно заваливаясь на бок упираясь на сапку. Отчетливо разглядел их обувь, после перехода ручья она была грязной. Третий бандит отличался от двоих тем, что прятал лицо за платком, он же бил себя в грудь утверждая, что он полицейский. Вел себя наглее всех, первый полез в палатку. И что - то странное с голосом. Когда говорил, как то фальшиво гнусавил. Уже потом появилось ощущение, что бандит не хотел, что бы его узнали. С другой стороны в этой стране многие ходят с платками на голове, или заматывают лицо, защищаясь от ветра или мошкары. Но все же это какая никакая, но зацепка: если бандит маскировался подобным образом то это может означать лишь одно, мы его уже видели ранее. Подвергаю тщательнейшему анализу весь вчерашний день. Наша палатка стояла в незаметном укромном месте, но все же некоторые люди её видели и могли ночью прийти грабить. Что это за люди? Два веселых араба с коровами, лодочник и два араба с ослом, двое ребят студентов и двое полицейских. Итого девять человек. Полицейских исключаю, двое ребят студентов из списка тоже вычеркиваю. Все умозаключения делал, полагаясь исключительно на интуицию. Арабы с коровами через некоторое время тоже отпали. Остаются лодочник и двое с ослом. Лодочник катал нас по Ефрату, довольно крупный с добродушным лицом араб, - вычеркиваю. Двое с ослом. Среднего роста особых примет не заметно, хотя… У одного при улыбке во рту сверкал золотой зуб. Не улыбка, оскал, взгляд из подлобья. Неприятный тип в общем, но обвинять человека только потому, что мне не понравилась его улыбка глупо. Все же решил настаивать, что ограбил нас человек с золотым зубом, пусть его поймают, а там разберутся.
Полицейские послали машину в район за переводчиком, нас же поили кофе и чаем. До приезда переводчика развлекал полицейских тем, что пытался объяснить, что произошло ночью при помощи рисунков в стиле древних петроглифов каменного века. Вот река, наша палатка и солнце – день. Дальше на рисунке появляется лодка лодочник, осел и два пастуха. Теперь рисую месяц – ночь. Показываю на одного из погонщиков, на пальцах объясняю - напал он. Спрашивают, опять таки на пальцах, было ли у них оружие? Рисую сапку, долго они не могли понять, что за оружие использовали преступники, когда поняли, смеются. Вообще полицейские много смеются, поят нас чаем, курят и смеются.
Наконец то привозят переводчика. Школьный учитель из областного города, толковый мужик, все очень правильно перевел. Пошла закипела оперативная работа. Приехал начальник участка, представительный офицер в форме с иголочки. Как сказал переводчик, его вызвали прямо со дня рождения друга из соседней деревни. Часть полицейских разъехалась на мотоциклах по деревне, двое остались с нами, протоколируя все услышанное. Затем стали приводить подозреваемых. По лицам все равно бы никого не узнал, просил открыть рот и показать зубы. Как опытный стоматолог, ставил диагноз, не он, не те! Через некоторое время нас отпустили отдохнуть. Привели в один из домов деревни – здесь говорят, живет Мухтар. Про себя улыбнулся, у нас Мухтарами собак называют, у них людям имена такие дают. Потом, объяснили Мухтар очень уважаемый человек, у него печати и ключи от города, если конечно я все правильно понял. Про себя стал называть его мэром города, или председателем колхоза. Возможно, это и не верно, но другого сравнения в голову не пришло. Внешне Мухтар соответствовал своему званию, седоволосый, седобородый старец в длинном халате и платке на голове. Двор Мухтара находился в пяти минутах ходьбы от полицейского участка. Во дворе всякая живность, овцы, куры, осел. Женщины принесли кувшин с водой, мы умылись. При входе в дом разулись и нас провели в просторное помещение совершенно без мебели. На полу ковры, по периметру подушки. Обычный сирийский дом, никаких излишеств. Все сидят на полу и чувствуют себя комфортно. В последний раз более менее продолжительное время на полу сидел в детстве, но как только смог дотянутся до табуретки, пересел на нее и чувствую себя на различных видах стульев весьма комфортно, чего не скажешь о сидении на полу. Ноги в форму лотоса у меня не складываются, по татарски, тоже долго сидеть не могу, ноги затекают. В итоге постоянно кручусь в поисках удобной позиции, арабы посмеиваются, глядя на мои мучения, и подкидывают мне подушки, хоть для меня от них мало пользы. Очень хочется просто протянуть ноги, но этого делать нельзя. Показывая ступни ног, в арабском мире оскорбляешь присутствующих. Хорошо, что еще дома прочел об этом, иначе оскорблял бы всех на лево и на право.
Традиционно угостили чаем и кофе. Кофе очень крепкий, ароматный я не знаток кофе, но такого насыщенного напитка точно никогда не пил. Наливают в очень маленькую кружечку и буквально закрашивают дно. Один глоток и все. Араб с чайником подождал пока я выпью и смотрит с улыбкой.
-Спасибо!- говорю – Шукран!
За его спиной полицейский показывает, что нужно покачивать кружечкой со стороны в сторону. Решил, что это и есть знак благодарности, покачал. Мне тут же налили еще, выпил, снова покачал, налили опять. Нет уж братцы, так у меня сердце остановится, хватит. Позже узнал, что покачивая чашечкой, просишь добавки, еще можно языком прищелкивать. Принесли подносы с едой, и мы пообедали. Еда простая и сытная. Мясо, оливки, много зелени, сыр, хлеб. После обеда идем в гости к полицейскому, который приходил к нам ночью к палатке. Эти двое полицейских оказались не только сослуживцами, но и друзьями. Один большой, много говорит и смеется, второй поменьше и помолчаливей. Хотя возможно это травма лица мешает ему смеяться и говорить. Кстати получил он эти ссадины, когда возвращался после нашей встречи на берегу, упал с мотоцикла. Да уж, наделали мы тут переполоху.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости Украины
ТЕГИ: Європейський Союз,ЄС
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.