Автостопом на Ближний Восток. Часть 7. Окончание

31 января 2012, 05:07
0
7

Автостопом на Ближний Восток. Часть 7. Окончание

Решили дождаться утра, что бы выяснить, где же находится турецкая граница. А пока спать. Палатку решили ставить за заправкой. Но только вышли в поле увидели ночующую отару овец, собаки почуяли нас еще раньше. Пришлось в спешном порядке отступать обратно к заправке. Нечего судьбу испытывать, ставим палатку прямо напротив заправочной станции. К заправке подъезжают два черных бензовоза. Пожилые дальнобойщики зовут нас пить чай. Стелют на асфальт коврики и садятся, сажусь с ними. Поглядев как неловко сижу, приносят раскладной стульчик. На походной горелке готовим чай и сыр. Сыр у них твердый как камень, но если его положить в кипяток становится мягким и очень даже съедобным. Подобный сыр нам вручила в дорогу жена Ясира. Такой же сыр был и у дальнобойщиков.
Ночь прошла спокойно, на утро заходим на заправку умыться и воды в дорогу набрать. Заправщик напоил чаем и рассказал, как добраться до Турецко – Сирийской границы. Через часа три поменяв несколько машин, въезжаем на пикапе в небольшой приграничный городок. Парень развозит лед в пакетах, доставил прям в свой магазинчик. Пока нас угощают кофе, наблюдаем как специальные машины дробят лед, а молодые ребята заворачивают кубики в специальные пакеты. Пока сидели, подходили люди и довольно бойко скупали эти самые пакеты фасованного льда. Неплохой бизнес в условиях жары.
До границы оказалось недалеко, можно пешком дойти. Ничем примечательным городок не отличался, разве, что стали появляться машины с турецкими номерами. Что ж, граница рядом!
Перед тем как покинуть страну тратим последние фунты на сувениры и продукты. Городок вообще похож на один сплошной рынок, торгуют все и везде. По рынку иногда пробегают огромные крысы и некоторых успевают убить, и они просто валяются на тротуаре.
Жарко, садимся на ступеньки в тень дома передохнуть. Отворяется дверь и нам на встречу выходит сухонькая старушка и без слов протягивает два стакана чая. Пока пьем, торговец овощами вручает горсть огурцов. Снова появилась старушка и жестами пригласила следовать за ней. За дверью оказался довольно уютный, чистый двор и дом. В доме жила довольно обеспеченная семья. Диваны, стулья, компьютер с интернетом. Бабушка накрыла на стол. Будто гостей ждала, жареная курица, сыр, оливки, огромное количество зелени. Сын бабушки, довольно интеллигентного вида мужчина, составил нам компанию. Бабушка, накрыв на стол, так же тихо удалилась. За обедом рассказали о своих приключениях и куда направляемся дальше. Нам тут же предложили остаться на ночлег. Был только полдень и мы отказались.
- Оставайтесь, все равно сегодня никуда не уедете!
Отказываемся снова, и вдруг замечаю в углу шахматную доску. Предложил сыграть и гостеприимный хозяин согласился. Часа полтора ожесточенного сражения, два литра выпитого чаю, и игра сводится в ничью. В это время пришла дочь хозяина. Объяснила, что уехать нам сегодня действительно не удастся, граница открыта только до 15:00. На часах же было 15:30, если бы не партия успели бы.
- Говорил, же, что не уедете! – обрадовался хозяин.
Не смотря на уговоры остаться, все же решаем уходить. Прощаемся и направляемся к границе узнать все из первых рук. Граница перерезала город на половину, и переход находится прям в городской черте. Вдали уже виднеются красные турецкие флаги, но впереди закрытый шлагбаум. Сразу за шлагбаумом сидит человек, в гражданской форме попивая через трубочку матэ. То, что этот человек пограничник можно было догадаться только по автомату в руках. Увидав нас подошел и объяснил все что мы уже и так знали, граница закрыта приходите завтра.
- А где можно найти круглосуточный переход?
-Алеппо.
В Алеппо мы и поехали. Через Алеппо мы и пересекали границу, но это было почти на том конце страны, а ждать утра просто не хотелось. Решили ехать вдоль границы, если верить нашей карте, то дорога соответствующая имелась. Выходим за город и тут же уезжаем на фуре. Справа Турция, слева Сирия, дорога прямая, красота. Вскоре машина сворачивает вглубь страны, мы же остаемся на месте. Над Турцией ходят черные с виду дождевые тучи. Над Сирией чистое небо. По рассказам местных жителей дождь в Сирии редкость. Неужели границу тучи не пересекают?
Вечереет, по пустыне тонкой цепочкой возвращается в деревню отара овец. Овец арабы называют «кайчёт», если конечно правильно расслышал. Но на слух слышится «кайот», так их и называл – койоты.
«Цепочка койотов возвращается в деревню»
Машин очень мало, но долго не стояли, вскоре стопиться грузовик, что то типа нашего КАМАЗа. Водитель с пассажиром, спального отсека нет. Куда же интересно, он хочет взять нас? Водителя это ничуть не смущает, рюкзаки наши ушли в кузов, а мы еле втиснувшись, сели друг другу на руки. Едем, не очень комфортно, но все же едем. Водитель сообщает, что едет в Алеппо, что ж чудесней не бывает. Вскоре третий пассажир выходит, и ехать становится гораздо приятней. Стемнело, водитель постоянно пытается говорить по телефону, правда с телефоном, что то не так. Чтобы привести его в рабочее состояние, периодически дубасит им по приборной доске. Бьет и смеётся. Починить таким способом его конечно невозможно, поэтому прихожу к выводу, что он просто наказывает телефон подобным образом.
Посреди ночи глохнет машина. Наш водитель взял монтировку, открыл капот и стал наказывать уже машину. Дубасил минут 15-ть, затем сделал вывод, что машина не поедет. Ночь, совершенно пустая дорога, рядом Турецкая граница, а вокруг пустыня. Достаем рюкзаки и ставим палатку. Дует очень сильный ветер и палатка устанавливается с большим трудом.
С рассветом просыпаемся и замечаем, что наши рюкзаки все в цементе, пропитались порошком насквозь. Машина стояла на месте, водителя не было, то ли ушел, то ли уехал за помощью. Заглянул в кузов там цемент россыпью. Ну что за человек?! Как нас с такими рюкзаками в машину возьмут? Разве, что в скотовозку, коих по дорогам передвигается в изрядном количестве. Везут овец, чуть ли не колоннами, а в отсеках, где наши дальнобои хранят запчасти, а турецкие походную кухню, торчат собачьи морды. Потратили достаточно много времени на очистку, но привести в прежний вид все же не удалось. Ждать этого хорошего человека конечно же не стали. Застопили мини грузовичок и укатили. Рюкзаки снова уши в кузов, предварительно привязав их к бортам, чтобы не вылетели по дороге, бывали уже случаи. Во время пути водитель предлагает заехать к нему на работу, а потом домой в гости. Тут же отказываемся, так можно еще застрять на неопределенное время. Но на работу все же завозит, «не далеко и не долго», пообещал. Работал он в меловом карьере, что то выгрузил возле вагончика – бытовки и мы тронулись дальше. Причем не сразу на трассу. Гостеприимный водитель решил показать карьер. Карьер впечатлял, все белое и очень странного вида машины в стиле кибер – панковского фильма «Безумный Макс». Когда же мы все - таки выехали и стали прощаться, то чуть не упали. Наши несчастные рюкзаки были полостью покрыты слоем мела, совершенно белые. Нет слов! Нашего возмущения водитель даже не заметил. Весело помахав рукой, укатил обратно в свой карьер.
Стоим, глядим на свои рюкзаки, которые даже на себя одевать страшно. К слову высадили нас возле шиномонтажной мастерской. Улыбчивый араб в промасленном комбинезоне при помощи компрессора выдул с рюкзаков весь мел и цемент. Как скажите можно обижаться на этих людей. Два водителя руководствуясь исключительно благими намерениями, превратили наши рюкзаки в два грязных мешка. Мы еще не успели полностью насладиться нашим горе приключением, как первый же араб вычистил наши вещи. Все так непосредственно, как замкнутая цепочка.
Вот стоим уже с чистыми рюкзаками и хорошим настроением. В хорошем настроении машины останавливаются и везут гораздо лучше, замечено не раз. Правда, в Сирии тебя повезут в любом настроении, главное руку подними, а то не поднимая. Останавливается легковой автомобиль. Муж и жена едут в Алеппо. Машину только купили, сидения в целлофане. По пути заезжаем в кафе, нас угощают кофе, сыром, сладостями. Узнав, куда мы направляемся, водитель берется вывезти нас за Алеппо. Завозим жену домой и пробираемся старыми узкими улочками в сторону выезда из города. В Алеппо уже второй раз, город большой и передвигаться пешком достаточно утомительно. Пробки машин, сильная жара, пыль и загазованность, быстро отбирают силы. Совсем другое дело перемещаться в автомобиле с кондиционером, одно удовольствие. Выходим возле уже знакомого памятника кувшину. Прощаемся и направляемся к последнему отрезку пути в этой стране. Нас тут же подбирает мини грузовичок, забравшись в кузов, отправляемся на встречу Турции. Вскоре бусик сворачивает с основной трассы. Мне это сразу не понравилось, гостей и приключений достаточно. Впрочем, останавливаемся почти сразу возле старенькой постройки. На мои вопросы отвечают, все хорошо, сейчас поедем. К нам в кузов садится еще пассажир, и мы отправляемся дальше. Проехав немного по трассе, вновь сворачиваем.
- В чем дело? Куда мы едем?
Араб, сидящий у нас в кузове, успокаивает, все нормально сидите. Проехали, деревню, затем поле снова деревню. По моим ощущениям проехали километров десять – пятнадцать. Выехав за очередную деревушку, наш попутчик стал вести себя более чем нагло. Вначале полез в карман чехла от гитары и стал доставать всякие мелочи. Тут же отбираю все это. Он же переключился на рюкзак и стал бесцеремонно отстегивать застежки. Ах, вот оно что! Уже трое таких свое получили и ты туда же. Картина прояснилась очень отчетливо. Ребята подобрали по дороге двух белых туристов, заехали за подельником и теперь вывозят жертв подальше в поля. Действовать нужно было быстро. Вскакиваю на ноги и со всех сил тарабаню по кабине. Машина тут же останавливается и мы тут же выпрыгиваем за борт. Наглый араб вслед за нами. Одной рукой хватает меня, другой вырывает фотоаппарат. Из кабины выбегают еще двое в руках одного монтировка. Ситуация не в нашу пользу. Араб, держащий меня за руку начинает нервно требовать:
-Доллар, доллар!
Достаю из кармана пять украинских гривен, протягиваю со словами – двадцать долларов! Бандит с удивлением принял чудную купюру. Секундная потеря бдительности и я выхватываю фотоаппарат обратно, вырываю руку и пускаемся наутек. В метрах двухстах в поле работали крестьяне и мы рванули в их строну. Преследовать нас не решились. Крестьяне в этот момент грузились в кузов машины. Без спросу запрыгиваем вместе с ними и тут же уезжаем. В первой же деревушке высаживаемся. Ух, что можно сказать нас опять пытались ограбить. Слава Богу, во время среагировал , отделались легким испугом. Что ж можно продолжать путешествие дальше. Только вот в душе снова волной встало чувство справедливости. Еже ли это все оставить, они же снова грабить начнут. Вздохнули и решили бороться с преступностью дальше, как говориться до победного конца.
Стучимся в первый же дом. Открывает женщина, приглашает войти во двор. Телефона у них не оказалось, но тут же зовут чаю попить, поесть, отказываемся. Неожиданно дарят букет цветов. Уходим. Первого встречного спрашиваем, где ближайший полицейский участок. Араб с белоснежной улыбкой, каким то чутьем понял, что с нами произошло. Притащил мгновенно два стула, вручил по связке бананов. Вот сидим на перекрестке жуем бананы, а вокруг уже целая толпа собирается. Народ возмущен, кто мог гостей обидеть? Наш помощник показывает, что руки нужно рубить за такие вещи, соглашаемся. Народ приходит к какому то решению и нас ведут в дом. Всё начинает повторяться по известному сценарию. Большая комната, в которую потихонечку собирается все прогрессивное население деревушки. Нас поят чаем, на полу появляются большие подносы с едой. Находят переводчика. Переводчик английским владеет, как и я, двух слов сложить не может. Вероятно, изучал когда то теперь вот на ходу вспоминает. Все вокруг шумят и много курят. Вскоре в комнате уже дышать нечем. Еда просто в рот не лезет. Хозяева же то чай, то еду поближе подсовывают. Мол, гости стесняются. На нас же какая та усталость и апатия накатила. Все начинает просто раздражать. Зачем только начали эту борьбу с преступностью, а отступать поздно.
Приезжает полиция. Пока мы грузимся, хозяин дома, встретивший нас на перекрестке, в буквальном смысле отдает мне свою рубашку! Это уже совсем как то по русски… Хоть откровенно не помню, что бы мне русский рубашку свою отдал. Места в джипе для нашего хлебосольного друга не нашлось. Не смотря на это он, уцепился снаружи, так и ехал. Полицейские внимание на пассажира не обращали. Машина здорово мчалась, прыгая по ухабам, боялся, как бы наш друг не сорвался. Но он, каким то чудом все же доехал до полицейского участка.
В участке с нас снимают показания, переписывают паспортные данные. В этом криминальном эпизоде мы уже помним очень многое. Марка, цвет и даже номер автомобиля. Помним дом, в котором подсел подельник. Описал, кто как выглядит, во что одеты, наколки человека сидевшего с нами в кузове. Информации более чем достаточно.
Пока описываем происшедшее, наш новый друг приносит две баночки сока и вручает нам. Даже в голове не укладывается, как могут грабить в стране, где такое большое количество хороших, бескорыстных людей. Неожиданно нас приглашают в машину и увозят. Едем в сторону Алеппо, вновь граница от нас удаляется. Проезжаем мимо дома, где был взят третий бандит. Показываю, надо подъехать, расспросить. Полицейские отмахиваются. До Алеппо не доехали. По неизвестной причине отвезли нас в другой участок и передали на их попечительство. Снятие показаний началось заново. Переводчик толком не наши фразы не переводил, ни полицейских. Получался, какой то испорченный телефон. По всему было видно, что полицейские просто не понимают, на что собственно мы жалуемся. Остаётся последний козырь, звоним Ясеру. Ясер очень удивился, что мы до сих пор в стране. Объяснили ситуацию, передали трубку полицейским. Несколько минут разговоров и трубку нам возвращают.
- У вас ничего не украли и полицейские не понимают что нам вообще нужно. В приграничной зоне полно контрабандистов, среди полицейских кумовство и прикрывательство – объяснил Ясир. Совет вам, ребята, уезжайте быстрее, от всего отказывайтесь и уезжайте.
К этому выводу и сам начал приходить. Зря эту анти бандитскую деятельность затеяли. В общем, идем в полный отказ. Полицейские вручают бумагу с текстом. Переводчик перевел, мы такие - то претензий не имеем и две подписи. Перед тем как поставить подпись задумался. Претензии конечно есть, но сидеть в участке сил больше нет. Сейчас накатаю им подпись «Иосиф Виссарионович Сталин», все одно русский не понимают. Полицейские будто поняли мой коварный замысел, бумагу отобрали тут же. После чего предложили напротив фамилий поставить отпечатки больших пальцев. Хитро!
Макаем пальцы в туш и ставим напротив своих фамилий. Нас снова грузят в джип и вывозят к трассе. Дальше начинается настоящий цирк, полицейские минут пятнадцать пытаются остановить нам машину. Машут всей толпой проезжающим автобусам и маршруткам. Те же в свою очередь весело машут в ответ и проезжают мимо. Мы бы сами остановили себе машину в течении пяти минут. Наконец полицейским удалось остановить маршрутку.
- Раз вам каким то чудом удалось остановить пассажирский микроавтобус, то будьте любезны объяснить водителю, что мы путешествуем автостопом и за проезд платить не станем.
- Все нормально, садитесь, проблем не будет, - успокоили нас стражи порядка. Микроавтобус подвез прямо к границе. Только мы выходить, водитель вспомнил о деньгах.
- Подожди, брат, тебе же полицейские объяснили, что денег у нас нет!
Водитель скривился и сделал последнюю попытку – «Доллар, доллар!» Мол, если нет фунтов, то он и доллары возьмет. Денег у нас действительно оставалось очень мало. Доллары и лиры, которые украли на Ефрате, бандиты успели обменять на фунты. Причем поменяли по очень грабительскому курсу. Когда пришлось менять фунты на доллары обратно, очень много потеряли. Сейчас даже не были уверены, что хватит на паром. Тут еще этот любитель долларов подвернулся.
- Вы же Америку не любите, зачем тебе доллары?! Вези обратно в полицию, там и разберемся.
Назад в полицию водитель ехать не пожелал, и мы свободно вышли.
Турецко – Сирийская граница

Совсем стемнело. Пограничник у шлагбаума, проверяет документы, пропускает. Далее подходим к будке, где на лежанке лежит человек в гражданской одежде. Увидал нас, вскочил, проверил документы, попросил сыграть на гитаре. Отказываемся, хватит цирк уезжает. Дальше одноэтажное здание с небольшим залом и комнатой с компьютерами. Просовываем паспорта, щелчок и печать закрывает наше пребывание в Сирии. На выходе еще шлагбаум, проверка документов и мы выходим на неосвещенную извилистую дорогу, ведущую в сторону Турции. По обочинам дороги колючая проволока и уже знакомые нам таблички «Zon mine!» В полной темноте подходим к Турецкой таможне. Отличия от Сирийской разительные. Пограничники, таможенники все в форме, все освещено, пограничные будки европейского типа. Чувствуется цивилизация. Проверка документов заняла считанные минуты. Еще один штампик и мы в Турции. Ни на одной из границ рюкзаки не проверяли. Уезжать в ночь не хотелось. У турецких пограничников попросили о возможности установить палатку у их поста, против они не были.

Турция

Утро, от границы совершенно ничего не едет, дорога пустынна. Идём потихонечку пешком. Очень жарко и хочется пить. Направляемся к небольшому домику, на стук выходит молодая турчанка с интересным пирсингом на лице. От уха к носу идет тонкая цепочка, ей очень идет. Попросили по турецки воды, она сразу приглашает жестами в дом со словами «чай». Зайти отказались, просто попросили воды. Симпатичная турчанка тут же принесла двух литровую бутыль холодной воды и вручила нам.
-Берите с собой!
Вскоре нас подвозят к небольшому пограничному городку Килис. Оттуда без всяких проблем добираемся до первого большого города Газиантеп. Подвозит дедушка турок и приглашает в гости на чай, мы не против. Живет дедушка на четвертом этаже в довольно просторной квартире. Хорошая мебель, европейский ремонт, огромный плазменный телевизор. Сидим в больших кожаных креслах, пьем кофе, дедушка угощает сыром. Дедушка – турок много проработал в Германии неплохо говорит по немецки, немного по английски. Дети его выросли и разъехались, живет сам, иногда сестра заходит в гости. В дверь позвонили, зашла сестра, легка на помине. Посидели, рассказали о нашем путешествии, кофе попили и распрощались. Гостеприимный дедушка указал нам направление выхода из города, и мы пошли. Из городов вообще не легко выбираться тем более если этот город в другой стране. Идем вдоль по улице никого не останавливая. Вдруг подъезжает черный мерседес, и мужчина предлагает подвезти. Объясняем сразу – путешествуем автостопом.
- Ок! Нет проблем, довезу автостопом!
Вывозит из города к нужному выезду, дальше больше, останавливает автобус и платит за нас. Нет слов, спасибо! Едем дальше.
Пейзажи становятся все более горными. На автобусе проехали достаточно, но впереди еще вся Турция. Ехать собрались по самому короткому маршруту через Курдские территории. Если конечно нас снова не сдадут полиции и не вывезут.
В течении дня передвигались меняя машину за машиной.
Пейзажи вокруг были просто сумасшедше красивые. Горы, реки, озера, водопады, много зелени. К вечеру подбирает фура с двумя дальнобойщиками, по пути довольно далеко, это хорошо. Сразу на слух ловим, что говорят не по турцки, но и не по арабски – курды, однозначно. Мужики смеются о чем то переговариваются, часто, куда то звонят, понимаю, речь идет о нас. Верно, у меня начинается паранойя, что то не нравятся мне эти двое. Можно конечно проверить паранойя ли у меня и доехать с ними до конца, но…
- Остановите мы выйдем!
-Как же так, нам же еще долго вместе ехать,- искренне удивляются курды.
Впрочем, останавливаются, и мы без проблем выходим. Следующую машину остановили очень быстро. Добродушного вида дедушка на фуре подозрений совершенно не вызывал. Хотя маньяки как раз подозрений то и не вызывают. Едем, разговор впрочем, не очень завязывается. Говорить дедушка начал, когда подъехали к городу Бинголь. При подъезде произнес «Бинголь, Бинголь!» И далее его как заклинило, фразу «Бинголь, Бинголь» повторял каждые несколько минут. Поначалу не придал этому значение, даже за ним повторял «Бинголь, Бинголь!» Но потом моя паранойя снова дала о себе знать. Ночь, вокруг горы, дорога серпантином то вверх то вниз. Тут еще этот дедушка «Бинголь, Бинголь!» На другие вопросы он просто не реагировал. Несколько часов подряд он просто повторял эту фразу. Затем наш странный водитель услыхал, что мы из Украины. Словарный запас у него тут же повысился. К «Бинголь, Бинголь!» стал добавлять «Окраина, Окраина!» Последующие часы как мантра в салоне звучали слова «Бинголь, Бинголь!» и «Окраина, Окраина!» Может он сумасшедший? Может сейчас рванет руль в сторону и улетим в обрыв вместе с фурой. На одном перевале остановились у придорожной кафешки. Пока наш странный водитель ужинал, гуляли по улице. Можно было тут и распрощаться, но на перевале было, что то уж слишком холодно. Морозный воздух обжигал ноздри. Может после ужина дедушку отпустит. Когда садились обратно в машину поменялись местами, я сел ближе к водителю. Эта пересадка, почему то ему не понравилась. По-моему он вообще обиделся и перестал повторять его любимые фразы. Просто молчал, на попытки завести разговор не реагировал. Иногда из подлобья кидал на нас какие то злобные взгляды. Ехать стало еще страшнее. Все, в первом же населенном пункте выходим. Странный водитель укатил в ночь, мы же остались на обочине. Можно ставить палатку и спать до утра, но на улице очень холодно и ночевать совершенно не хочется. Решаем сколько есть сил стопить, а дальше посмотрим. Стоять на месте холодно, идем по ночному городку, пытаясь, что то остановить. Впрочем, останавливать то и нечего, трасса пустынна. Остановился джип, водитель, что то очень эмоционально объяснял, но мы его совершенно не понимали. Затем жестом пригласил в машину, это уже понятно. Куда ехать как то даже все равно, лишь бы согреться. Курд подвез к автовокзалу и укатил. Помог, называется, зачем нам на автовокзал? Хотя на вокзале можно попробовать поспать в тепле. Внутри стояли стульчики, на которых лечь и поспать вряд ли удастся. Разочарованные уходим, потихоньку бредем обратно к трассе. Останавливаем грузовой автомобиль с закрытой будкой – кузовом. В кабине места нет, и нас грузят в будку. Дверь закрывается, и мы располагаемся среди коробок с овощами, даже подремать удалось. Разбудил звук открывающейся двери.
-Приехали, выходите!
Приехали на огромную стоянку дальнобойщиков. Тут же находилось довольно внушительное одноэтажное здание со стеклянными стенами. Внутри оказалось, что то типа большой столовой. За некоторыми столиками отдыхали, ели водители дальнобойщики. Наши провожатые принесли чаю и целую сковороду жареной картошки. После ночного ужина показали место, где можно отдохнуть. В углу огромного зала стояло несколько диванов, на которых тут же уснули. Хорошо выспаться впрочем, не удалось. Просыпался несколько раз от криков. Турецкие дальнобойщики, что то не поделили и сильно ругались. Затем началась драка. Дошло и до поножовщины. Горячие южные парни схватились на ножах. До смертоубийства, слава Богу, не дошло. Приехала полиция, и всех успокоили. С рассветом нас разбудил молодой парень в форме официанта. Что ж нам пора.
Утро, серое небо, холодный морозный воздух. Выходим на трассу в надежде побыстрее забраться в теплую фуру. Останавливать машину возле большой стоянки долго не приходится. Одна из первых выезжающих фур нас и забирает. Снова горные серпантины, вот уже пошли и снежные вершины. Оттого и холодно, что поднялись высоко в горы. Курдская территория, которой нас так много пугали, пересекается довольно легко. Заметно конечно, что это не туристическая мекка. Встречается много вооруженных солдат и полицейских. По дорогам проезжают маленькие бронеавтомобили. Вдоль дорог и на перевалах встречаются огневые точки обложенные мешками с песком. Постов с проверкой документов не встречали. В машине ехать тепло и уютно, а вот на улице погода становилась все хуже и хуже. Когда распрощались с очередной машиной шел дождь. Стояли на перекрестке пытаясь словить попутную машину, а дождь все лил и лил. Не просто весенний дождик, а настоящий холодный осенний ливень. Машины проходили довольно часто, но не останавливались. Все показывали пальцем, что сворачивают вправо. Вдалеке виднелся огромный цементный завод. Он как зловещий фантастический замок, в серой туманной дымке, заглатывал колонну автомобилей. Простояли уже более часа, промокли до нитки, замерзли так, что слов нет. Судя по карте, была еще дорога на Трабзон, но делала приличный крюк. Что ж надо пробовать, иначе просто замерзнем. Возвращаемся к нужному перекрестку и почти сразу стопим старенькую легковушку. Крутой подъем на несколько километров резкий поворот, и машина врывается в ослепительно белый снежный буран. Видимость практически нулевая, дворники не успевают убирать снежную массу с лобового стекла. По обочинам стоят овечки запорошенные снегом как белые шарики. После двух недель в жаркой пустыне и вот попали в настоящую снежную бурю, в голове не укладывается. Осложняло ситуацию то, что теплых вещей у нас вообще не было. Приехали в небольшой горный поселок, водитель, как и водится, завозит нас на автовокзал. Прощаемся и потихоньку уходим.
- Вы куда?- удивился турок. Вот же автовокзал!
- Спасибо, мы автостопом.
Турок заволновался, забегал, сказал, что его родственник работает водителем, и он договорится на счет нас. Мы совершенно не против, снова оказаться на заснеженной трассе в легких ветровках совершенно не было желания.
Вот мы уже сидим в теплых автобусных креслах, а вокруг проплывают заснеженные перевалы. Правда, вскоре с автобусом пришлось распрощаться. Если на перевалах мела метель, то ниже шел просто ледяной дождь. Под этим дождем простояли минут сорок. Промокли совершенно, в кроссовках хлюпало, рюкзак стал тяжелее на порядок. Все же уезжаем на легковой машине с двумя молодыми ребятами. Едут до самого Трабзона. Можно вздохнуть с облегчением, впереди последний отрезок пути километров в двести. На календаре 9 Мая, День Победы. Нелегко далась победа нашим дедам, прадедам, нелегко дались нам последние сутки. Как и планировали, за сутки пересекли Турцию по Курдским территориям. В мыслях проплывали последние события: горные перевалы, красивейшие озера, водопады, сумасшедший дедушка «Бинголь, Бинголь», пулеметные гнезда в горах, все те хорошие люди, которые нам попадались по пути и наконец, фантастическая вьюга на перевалах.
В Трабзон прибыли еще за светло. Плотная облачность, мелкий дождь, холодно, циклон накрыл весь регион. Подвезли нас прям к морскому порту.
Приехали очень удачно, паром отправлялся всего через пару часов и мы тут же купили билеты. Денег на билеты, слава Богу, хватило. Причем достались места в каюте, за те же деньги что и без каюты. Только вот в связи с ухудшением погоды отправку задержали до утра. В Сочи с билетами на руках нас не то, что на паром, даже в морской вокзал переночевать не пустили. Так всю ночь на лавочке и просидели. Охрана на все наши просьбы отвечала однозначно «Нет!»
- А вдруг проверка, а тут посторонние?!
Да какие же мы посторонние, если у нас и документы в порядке, и билеты на паром имеются.
В Трабзоне же совсем другое дело. На мор вокзале можно находиться совершенно свободно. При наличии билетов добро пожаловать на паром. У нас есть еще целая ночь в Турции, но гулять желания нет. Суточный бросок через страну забрал все силы. Поднимаемся на паром, находим нашу каюту и валимся спать. Только лежа в кровати понимаю, на сколько же устал. Сон приходит почти мгновенно, без сновидений.
Паром отправился на рассвете, в прочем отплытие мы проспали. Когда вышел на палубу, турецкого берега видно уже не было. Погода по - прежнему мрачная, низкие тучи, штормит. Покачивало паром довольно сильно, но это только приятно убаюкивало. Никогда не пользовался морским транспортом и о наличии у себя морской болезни не знал. Теперь знаю, нет у меня её! Перекусили остатками сирийского сыра и легли спать дальше. В Сочи должны были прибыть вечером, но этого не случилось. По громкой связи передали, что в связи с ухудшением погоды паром останется на рейде до утра. Новость просто чудесная, выходить в город ночью в непогоду не хотелось. Еще одна ночь в уютной каюте, убаюкивающее покачивание на волнах, что может быть лучше.
Утро выдалось солнечным и холодным. Паром без проблем зашел в порт и пришвартовался. Таможню прошли без вопросов.
Здравствуй Сочи!
Здравствуй и прощай, садимся на троллейбус и выезжаем за город. За постом ГАИ пытаемся остановить машину. Позиция очень неудобная, крутой подъем с поворотом. Других позиция нет, здесь везде сплошной серпантин. Все же старенький жигуль забирает нас с этой неудобной позиции. Только к вечеру добираемся до Геленджика. Мы стояли на этой же позиции по дороге с Сирию и снова зависли. Темнело, накрапывал дождь и настроение что либо останавливать пропало совершенно. Ставим палатку и спать. Всю ночь шел дождь, утро хмурое и сырое, надо ехать дальше. Разбалованные турецко-сирийским автостопом не понимаем, как это можно стоять на трассе по 30-ть минут, а то и по часу на одном месте. В одной деревушке застряли вообще долго. Взял котелок и пошел искать воду. Достучался только в третий дом, где мне сказали, что воды у них нет. В Сирии уже бы и накормили, переночевать пригласили, а возможно и грабанули еще раз. Продвигались медленно, буквально по 10-20 км на локальных машинах. Когда вдруг останавливается большой джип, с каким - то дальним северным регионом на номерах. С ним мы и доехали, прям к переправе Крым – Кубань. Причем ему туда совершенно не нужно было. Разговорились, и водитель просто решил нам помочь. Он с семьей приехал на море отдохнуть, а сейчас просто выехал прокатиться по окрестностям. Увлекается дельтапланеризмом. После неудачного падения уже два года не поднимался в воздух. После несчастного случая зарекся летать, а вот прошло два года и снова тянет. Подвез, прям к зданию паромной переправы.
- Спасибо большое!
До парома полтора часа очень удачно приехали. Из денег осталось 10 долларов, которые специально хранили на паром. Мы конечно могли и раньше обменять на рубли, но были уверены, что на границе обязательно будет обменный пункт и он был, только был закрыт. Расписание же гласило, что у обменного пункта самый разгар рабочего дня. Попытки обменять доллары у будущих пассажиров парома ни к чему не привели. Объяснил ситуацию кассиру, на что получил ответ, что ничем помочь не может. Тогда стал требовать встречи с начальником паромной переправы.
-Обменяйте деньги в ларьке возле входа,- вдруг шепотом сообщила кассир.
Девушка, в ларьке услыхав мою просьбу, изобразила оскорбленную мину.
- Я из за вас работу потеряю! – Мой курс, такой то добавила.
Курс оказался более чем грабительский. После обмена и покупки билетов денег не осталось вообще. Ощущение, что это сговор, какой то. Работник обменного пункта перед отходом парома уходит, кассир же ненавязчиво направляет людей к ларьку. Бороться с преступностью зарекся еще в Сирии, потому спокойно сели на паром и направились к украинскому берегу. После дождливо – снежной Турции хотелось поваляться на крымских пляжах, погреться на солнышке. Погода поменяла наши планы. Турецкий циклон шел за нами по пятам. При выезде из Керчи попадаем под сильнейший ливень, затем град. О том, чтобы провести некоторое время на крымских пляжах не было и речи. Мокрых и замерших подбирает украинская фура и увозит прочь из дождливого Крыма.










Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости Украины
ТЕГИ: Кремлядь
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.