Эволюция и деградация – разновекторные или однонаправленные понятия?

9 октября 2015, 21:34
Журналист
0
173

Довольно забавное наблюдение речь идет об эволюции, а скорее похоже на периоды деградации. Так что же это – синонимические названия или разновекторные движения классической и прикладной науки? Здесь с

Многие из ученых наперебой утверждают о социализации и эволюции человечества, - прикладная же наука говорит о его деградации. Цель написания статьи не склонить к тому или иному мнению, а обратить внимание читателей на концепцию Владимира Джоса, изложенную в его статье “Кого кому есть, как основной вопрос дарвиновской эволюции…”, которая немного прольет свет на этот вопрос.

Теологи стоят на том, что человек произошёл из грязи, но не сам по себе, а как продукт творчества высшей инстанции, персонифицированной людьми в образе Бога, как дело рук Его. Дарвинисты, наоборот, считают, что человек произошёл из обезьян, причём, сам по себе. Сотрудник Карла Маркса Ф. Энгельс поправил их, что «не сам по себе», а благодаря труду, который и сделал обезьяну человеком. Правда если мы начнём выяснять – а из кого же произошли сами обезьяны, и благодаря чему, а потом ещё выяснять происхождение прародителей этих обезьян, и так далее, то постепенно мы придём к всё той же грязи. То есть, предмет спора, скорее, не из чего, а как произошёл человек, и все остальные представители живого мира.

Авторы Библии исходили из того, что создание всего живого – работа не сложная, и отвели Богу на её выполнение три дня. На создание растительного мира Ему был выделен третий день, животных обитающих в воде и в воздухе – пятый, животных, обитающих на суше, в том числе и человека − шестой. (1.Быт.1.12-31) Седьмой день у Бога был выходной. На этом созидание закончилось. Дальше все только плодились и размножались. Человека Бог создал по образу и подобию своему, и изначально предназначил ему роль главного в этом мире. По чьему образу создавалась остальная живность – в Библии не упоминается. Учитывая, что планета Земля существует около 4,7 миллиарда лет, три дня из них – это мгновение в мгновении.

Согласно дарвинистам, органический мир в течение миллионов лет своего существования постоянно саморазвивался, или, другим словом, эволюционировал. Дарвин постулировал в своей книге то, что, вероятно, было прочитано всеми слишком бегло, и потому, его суть так никем и не была до конца осознана: «Окончательный результат (естественного отбора) выражается в том, что каждое существо обнаруживает тенденцию делаться более и более совершенным по отношению к окружающим его условиям» (Ч. Дарвин 1959). То есть, (обратите внимание!) эволюцию можно рассматривать и как результат реализации внутренней тенденции каждой особи, побуждающей её делаться всё более и более совершенной! Или – эволюция это не продукт естественного отбора, а результат достигнутый особями популяции в своём коллективном самосовершенствовании. А поскольку, среди карабкающихся миллионы лет по эволюционной лестнице есть как виды-передовики, так и виды-отстающие, животный и растительный миры и имеют такое многообразие степеней совершенства в эволюционном развитии. Однако, согласно судьбоанализу, любая побудительная тенденция всегда должна иметь и противоположно направленную ей тенденцию, толкающую существо на действия в обратном направлении. Иными словами, представители вида могут как подыматься, так и опускаться по лестнице эволюционного развития, решая извечный вопрос дарвиновской эволюции – а кого они будут есть завтра?

Изменение строения тела особей вида в процессе эволюционного развития является результатом не мутаций, а названных выше бессознательных побудительных тенденций. Никакой, из живущих на земле видов, не появился «отпочковавшись» от вида, стоящего на ступеньку ниже его вида, в эволюционном развитии. Например, вид людей не отпочковывался от вида человекообразных обезьян; люди никогда не имели с обезьянами общих предков. Хотя вид обезьян и является наиболее близким видом виду людей. Каждый вид животного и растительного миров самостоятельно прошёл свой путь эволюционного развития. Дальше всех на этом пути зашёл именно человек со своим видом. Но «дальше всех» ещё не означает − «до конца». Остальные же виды остановились на пути своего эволюционного развития значительно раньше – каждый в своё время.
Леопольд Сонди никогда не озаглавливал и не объединял в единое целое ту часть своей роботы, которая касалась темы эволюционного развития человека. Однако, в этом направлении он сделал достаточно много. В отличие от теории Дарвина, концепция эволюционного развития человека Л. Сонди имеет чётко выделенные исходный и конечный полюса и принцип движения от полюса к полюсу. Опираясь на эту работу, Джос В. попытался завершить её концепцией постдарвиновской эволюции человека. Началом в этой эволюции является граница между животным миром и человеком.

Это была предистория того, что сподвигло Владимира Джоса к выведению данной концепции на основе судьбоаналитической теории Л.Сонди, а не теории Дарвина или заявлений теологов. Возможно, эта концепция впоследствии окажется наиболее реалистичной в вопросе развития человечества. Далее Джос утверждает: «Каждый человек живёт одновременно в двух мирах − рациональном, в котором всё происходящее имеет логическую связь и, поэтому, предсказуемо, и в иррациональном, в котором всё происходит как бы случайно, но за всеми случайностями чувствуется чья-то злая или добрая воля. В рациональном мире человек, усвоивший логику связей в этом мире, может с её помощью предвидеть последствия каждого своего шага. Это позволяет ему планировать своё поведение, целенаправленно двигаясь по жизни. В иррациональном мире человек движется как бы наугад. Он предугадывает своё будущее, но он не может его знать, как не мог знать своё будущее Берлиоз в “Мастере и Маргарите” М. Булгакова. Тот с жаром утверждал, что в десять вечера он будет председательствовать в Массолите, а Аннушка уже купила масло… Берлиоз действовал в соответствии со своим планом, но, поскользнувшись на пролитом Аннушкой масле, попал под трамвай, который и отрезал ему голову. В иррациональном мире тебе «везёт» или «не везёт». Иррациональный мир − это объективный всеобщий мир. Человек в нём всегда «в гостях». Рациональный мир – субъективен, человек его строит сам, практически в течение всей своей жизни, как улитка свой домик. Если он строит его добросовестно – его рациональный мир достаточно объективен. Хотя объективность рационального мира, всё же, всегда относительна. Соотношение рационального и иррационального миров у разных людей может заметно отличаться. У примитивного, невежественного человека к иррациональному миру может быть отнесено много из того, что у образованного человека объясняется логикой. Поэтому, естественно, что у человека может возникнуть соблазн образованием и наукой расширить границы своего рационального мира до пределов иррационального. Но это будет его заблуждением. Ибо образование поднимает человека над его прежним миром – и он начинает видеть, что границы иррационального мира подобны горизонту, они не достижимы. И невольно задаётся вопросом: «Так чей же это мир? Кто установил в нём свой закон? Кто его хозяин?» В рациональном мире, естественно, его хозяином является его строитель − сам человек. В иррациональном мире хозяином, устанавливающим его законы, является высшая инстанция, или Бог. Если ты действуешь по Его законам, в согласии с Его волей, тебе «везёт», жизнь твоя успешна и осмысленна, в иррациональном мире ты «как дома». А «…ежели Бога нет, − спрашивает Воланд, − то кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?». Однако придти к пониманию этого способны далеко не все. Человек не способный выстроить свой рациональный мир и поэтому живущий исключительно в иррациональном мире. Его жизнь напоминает жизнь диких животных. Начинает действовать, не имея ни малейшей информации. Всё делает наугад. К неудачам относится спокойно, как к чему-то естественному. Его поведение нелогично и непредсказуемо. Но, иногда невероятно успешно. Следит за балансом удач и неудач. Если соотношение сдвигается в сторону «неудач», начинает вести себя более хаотично. Ругает недоступную ему логику, но мысль сделать своё поведение более рациональным не возникает. Склонен к вере, но скорее в какие-то суррогаты, чем в Бога. И, даже веря в Бога, не понимает его гиперрациональную сущность – относится к Нему как к самому могущественному земному начальнику у которого можно что-то попросить для себя. Склонен обожествлять земных «начальников». Человек, преуспевающий в рациональном мире, а к иррациональному миру относящийся свысока. Свою беспомощность в иррациональном мире скрывает от всех, в том числе и от себя. Пытается «ходить» в иррациональный мир с «рациональным уставом». В математической статистике видит переводчика и гида для иррациональных дебрей. Ограничив себя, старается ограничивать и остальных людей одним лишь рациональным миром. Возводит в культ науку, в Боге видит соперника, и хулит Его. Стремление рационализировать иррациональный мир, сделать его предсказуемым, приводит к обратному − к несоразмерному перерасходу энергии. Человек, успешно действующий в рациональном мире, но стремящийся так же успешно действовать и в иррациональном. Достигнув предела в развитии рационального мира, человек понимает его однобокость и ограниченность. Длительное и честное феноменологическое накопление сведений об иррациональном мире приводит его к мысли о том, что за ним стоит высшая инстанция, которую он называет Богом. Пытается понять Его замысел и действовать в соответствии с Его планами. Пытается заслужить Его любовь. Если человеку это удаётся – он становится могущественным не только в рациональном, но и в иррациональном мире, добиваясь в нём небывалых успехов. Деструктивные удары воспринимает как Его подсказку того, что выбранный им шаг был неверен. Став всемогущим в иррациональном мире, человек становится подобен Богу. Достижение именно этого состояния и является конечной целью постдарвиновской эволюции человека, её высшим полюсом». Судьбоаналитик здесь выдвигает свою теорию мироустройства и поведения человека в современном мире, дополняя терминами классической науки. Но, человеку, знакомому с прикладной наукой, сразу станет понятно о чем идет речь и уж тем более не трудно здесь узнать персонаж современного человека, описанный Мальцевым О.В. в книге «Никудышный колдун». Чтобы не быть голословной, будет уместно процитировать эту книгу: «Будущее это смерть, прошлое это жизнь, настоящее это самое безопасное положение в котором если повторять за большинством и набраться терпение всю лучшее, что возможно с тобой само по себе произойдет ближайшее время, а другого - не существует ... Прошлое нас заставляет сожалеть поэтому его лучше как можно быстрее забыть, будущее нас заставляет изменяться и работать над собой становясь лучше с неизвестным результатом, настоящее не требует ничего кроме как быть вместе и знать что лучшее что возможно произойдет самое ближайшее время и не потребует никаких усилий - вот это колдовство, любой волшебник позавидует, тому колдовать нужно, учится, работать над собой и еще много чего, а человеку в настоящем времени кроме как знать, что скоро само по себе все будет хорошо, ничего не нужно делать, главное быть вместе в настоящем времени...» Таким образом, получается, что человек о себе ничего не знает и, как утверждает В.Джос, прыгает между рациональным и иррациональным миром, или словами прикладной науки не живет действительностью, а в созданной самим себе реальности.

Л.Сонди утверждал, что: «Выбор определяет судьбу человека». Далее в своей статье Джос рассматривает, как этот выбор реализует человечество на примере Нового Завета. Большинство людей знает и кто такой Христос, и даже «кое-что о Нём». Но мало у кого из них есть ответ на вопрос: «Так почему же, всё-таки, Его распяли?» Полагают − за то, что был хороший, добрый, мудрый. Вероятно, судят о произошедшем с Ним по себе. Известно, что пришествие Христа было долгожданным. С Его приходом связывали мечту о Рае на Земле для иудейского народа. Ждали, что придет мессия и начнёт править ими, и воцарится царство Божье. Но Христос обманул их ожидания. Он заявил им: «Да, я мессия, сын Божий. Но, братья и сёстры, царём над вами я не буду. Вы сами должны стать царём себе, как бы я был им. Не в царском дворце, а в душе вашей место сыну Божьему. Вот тогда и наступит истинно царство Божье». Не понравилось это народу, а ещё больше его правителям, которые надеялись и в царстве Божьем быть над народом, быть при дворце. И закричал народ: «Распни его! Распни его! Не Божий ты сын, а самозванец!» И выбрал для помилования не Его, а разбойника Варавву. По сути это было, в чистом виде, массовое тестирование проективным тестом выбора. Две тысячи лет спустя с аналогичными идеями мы встречаемся и в судьбоанализе. Я человека, достигшего наивысшего уровня развития, Л. Сонди называет понтифекс-Я. А понтифик − это человек, занимающий промежуточное положение между Богом и людьми. Л.Сонди определяет понтифекс-Я как Я, стоящее над противоречиями своих побуждений, согласующее все их стремления между собой и со средой, а, благодаря партиципации этого Я с высшей инстанцией, то и с Богом. Такое Я способно к транцендентному выходу за пределы себя, за пределы рациума, а, следовательно, способно быть всемогущим в иррациональном мире, быть в нём «дома». Человек становится способным, подобно Воланду в «Мастере и Маргарите» М. Булгакова, видеть в иррациональном мире невидимое для других будущее. Но, как отмечает Л.Сонди, к такому Я приходят лишь избранные, и те − лишь эпизодически. Человек, у которого понтифекс-Я становится постоянным, превращается в понтифексмена − конечную инстанцию эволюционного развития человека, в его новый вид.

Но кто же, в таком случае, должен находиться у низшего полюса эволюции человека? Вначале Л. Сонди намеревался поместить там, с чем, вероятно, согласился бы и сэр Чарльз Дарвин, дикие нецивилизованные племена (бушменов). Однако, тестирование их тестом Сонди показало, что «не такие уж они и дикие, как считают их европейцы». Ибо развитие цивилизации и эволюционное развитие − это далеко не синонимичные понятия. Леопольд Сонди вводит и другое, более близкое к понятию эволюционного развития, понятие социального развития, величина которого определяется в судьбоанализе с помощью предложенного Р. Вальтисбюлем метода вычисления индекса социальности. Согласно последнему, человечество в целом прошло 2/5 пути предназначенного ему социального развития. Развитие происходит за счёт изменения соотношения социально-позитивных и социально-негативных реакций в пользу социально-позитивных. Согласно исследованиям Р.Вальтисбюля, С. Дери к Л. Сонди, наибольшее отставание в социальном развитии показывают насильственные преступники, гомосексуалисты, параноики, меланхолики и хронические больные. Согласно методу вычисления индекса социальности, именно эти категории людей должны находиться на границе с животным миром. Но, при условии относительной стабильности их переднеплановой картины, так как, согласно упомянутого метода, на заднем плане у них находится высокосоциальная личность. Следует не забывать и то, что, согласно этому методу, среди высокосоциальных личностей оказались невротики. Двадцатилетняя практика судьбоаналитических исследований лиц, совершивших насильственное преступление и их жертв, сопровождалась у В.Джоса постоянным немым вопросом о том, что же лежит в основе побуждения к преступному поведению. Лишь соединение этого эмпирического материала с постоянно развивающейся теорией в судьбоанализе и родило ответ.

Здесь Владимир Джос приходит к выводу: «Если вершиной эволюционного развития является человек, Я которого сумело подчинить себе все его побудительные стремления, и направить их энергию в богоугодном направлении, тo его противоположностью будет человек, которым правят, подчинив себе его Я, аффекты. Подобная картина наблюдается и у животных, стоящих на ближайших к человеку ступенях эволюционной лестницы. У них уже имеется в зачаточном состоянии персональное Я, но управляет ими не оно, а их аффекты. Аналогичная картина видна, сравнивая векторные картины середины с реальным поведением, у преступников; особенно у тех, преступная деятельность которых стала чем-то вроде профессии. Сказанное относится и к лицам с врождённым или приобретённым интеллектуальным недоразвитием. Аффекты у них определяют что делать, а Я как. Каждый их шаг контролируется, прежде всего, субъективно понимаемой справедливостью. Их переднеплановый Каин, подчинив себе разум человека, пользуется им в своей постоянной борьбе с заднеплановым Авелем, постоянно доказывая ему свою правоту. Зависимое от аффектов положение Я приводит к тому, что их интеллектуальные задатки развиваются не в ум, а в хитрость. Отсутствие ума не препятствует, при достаточно развитой хитрости, стать преступнику (преступнику в психологическом, а не в юридическом смысле) даже профессором. Высокоразвитые хитрость и организаторские способности позволяют преступнику стать для себе подобных “авторитетом”, то есть неформальным лидером, а в преступном государстве − даже формальным лидером, вплоть до президента. Преступные «авторитеты» часто отличаются любовью к философствованию. Однако, все их рассуждения псевдологичны, и все они начинаются с декларации субъективной этической дилеммы, и ею же заканчиваются.
К низшему полюсу тяготеют и обычные люди, совершившие одно или ряд незначительных преступлений (непрофессиональные преступники), или пока не совершившие их, или совершающие их в обществе, в котором они находятся у власти, а поэтому их преступления не имеют общепринятой реакции. К сожалению, определить близость человека к низшему полюсу, на основании одной лишь векторной картины «середины», нельзя. Необходима экстремальная ситуация, в которой человек должен сделать выбор между чувствами и разумом. Особенно показательной является экстремальная ситуация соблазна». После этого судьбоаналитик предлагает созданную им тестовую методику «LOVE STORY-2», дополняя тест Сонди, даёт как раз эту, недостающую, информацию. По результатам тестирования можно вычислить индекс криминальности (ИК), показывающий величину превосходства Я над аффектами, если есть таковое, или наоборот.

Итак, эволюционное развитие человека начинается с наиболее близкого к животному миру хищного преступного, или нехищного интеллектуально сниженного человека, а заканчивается богоподобным понтифексменом. Судьбоаналитически эволюционное развитие человека заключается в переструктуировании его «середины» (аффективных и Я-побуждений), в процессе которого происходит постепенная смена побудительных картин с преобладающим доминированием аффектов, на побудительные картины с преобладающим доминированием Я. Акцент в этой «перестройке» делается нa эволюционном развитии Я от «рабски прислуживающего аффектам» до «понтифекс-Я». Это несколько иная, чем у Л. Сонди плоскость развития Я, базирующаяся на энергетической конкуренции. Я, обладающее меньшей, чем у аффектов, энергией, но «побеждавшее − как говорил полководец А. Суворов, − не числом, а умением», нарастающим количеством побед над аффектами всё дальше и дальше уводит человека от низшего полюса. Эволюцию человека можно представить ещё и как движение от Вараввы к Христу сравнивает Джос, а говоря языком прикладной науки это этапы освоения Естественной иерархии творения или не что иное, как движение человека к Постаменту.

Далее Джос предполагает: «С течением времени эволюционное развитие, пройдя через естественный отбор, разделит пока «единое человечество» на два вида. Высший вид − богоподобных понтифексменов, и низший, промежуточный между понтифекс-человеком и человекообразной обезьяной, вид, так называемых, делинквентменов. Не будет большой ошибкой назвать этот раздел и делением на «людей» и «нелюдей». Что же касается естественного отбора, то он, и в этом главный парадокс эволюции, создаётся самим эволюционирующим человечеством. Это позволяет называть эволюцию человека самонаправляемой. Происходит она через выбор женщиной отца своему ребёнку, установление в государстве специфического порядка. В некоторых странах, благодаря последнему, эволюция сделала большой шаг вперёд». Довольно забавное наблюдение речь идет об эволюции, а скорее похоже на периоды деградации. Так что же это – синонимические названия или разновекторные движения классической и прикладной науки? Здесь стоит оставить право читателю самому сделать свой выбор.

Данная концепция может объединить точки зрения как сторонников эволюционного развитая жизни на Земле и теологов, считающих, что Бог создал человека по образу и подобию своему, так и представителей классической науки и прикладной. Для этого теологи должны согласиться с незначительней коррекцией своего постулата – поменять “создал” на “создаёт”. То есть, создание человека по образу и подобию Бога ещё продолжается. И завершится оно, когда человечество трансформируется в вид людей действительно подобных Богу. А эволюционисты должны согласиться с тем, что люди, как вид, не отпочковывались от вида человекообразных обезьян, а, вопреки концепции сэра Чарльза Дарвина, изначально были видом людей. Видом, который прошёл самый длинный путь, по сравнению с другими видами. И, в настоящем, ещё продолжает по нему идти, и остановится в своём эволюционном развитии лишь достигнув высот видового богоподобия.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости науки
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.