"Отцы" и "дети": банковские внутрикорпоративные войны

4 сентября 2013, 05:13
PR expert / journalist
0
620

У некоторых иностранных банков встречается порой проблема, невидимая простому обывателю со стороны...

«И ноты есть у нас, и инструменты есть,
Скажи лишь, как нам сесть»
(И.Крылов, басня «Квартет»)

У некоторых иностранных банков встречается порой проблема, невидимая простому обывателю со стороны. Да что там обывателю? Он с улицы. Она невидима даже своим постоянным всезнайкам-клиентам, ни усердным проверяющим, копающим по очереди вдоль и поперек финансовый клондайк от зари до зари. Собственные сотрудники, чей номер в табеле о рангах далеко не на первой ступени карьерной лестницы, и те не замечают ее до поры.

А между тем, из тихого омута она в любой миг может вырваться наружу, видоизменяя до неузнаваемости, а то и просто ломая на своем пути, сложившиеся в банке устои, бизнес-процессы с мудреной методологией в придачу. И тогда казавшийся еще вчера высосанным из пальца миф о начале внутрикорпоративного «военного» конфликта станет обозримой реальностью…

Имя этой неосязаемой на ощупь, но взрывоопасной проблемы – «дуализм в руководстве». И лежит она в ментальной плоскости взаимоотношений «отцов» и «детей» – как материнской компании и оперирующей в отдельно взятой стране «дочки», так и по образу и подобию, но, как правило, в более острой форме, внутри самой «дочери».

Тот, кто работал в иностранном банке, знает: позиция «Country Manager» и «Председатель Правления» не всегда сливается в одном лице. Country Manager, или главный «по кухне» в стране, – как водится, экспат с западными крепкими корнями, имеющий на руках прямой контракт с материнской компанией. Это означает, что его бронь верифицирована все равно, что словами «Annuit Cœptis» («наши начинания благословенны»), как на Большой Печати Соединенных Штатов, и Всевидящее Око Саурона рядом. ПредПрав же зачастую ТОП местного «разлива», ничем в профессионализме «западнику» не уступающий, а иногда даже в чем-то превосходящий его (во многом благодаря пониманию национального «колорита» ведения бизнеса и знаниям сложных лабиринтов). Должность, как вы понимаете, хоть и выборная праотцами, но согласовываемая в обязательном порядке с регулятором. Имеет свои нюансы.

Хорошо, когда оба, что называется, дуют в одну дудку. Делают это синхронно и слаженно, не раскачивая лодку почем зря. Какая бы при этом организационная структура управления в банке ни была – линейно-функциональная, дивизионная, или, как альтернативный вариант – матричная – решающего значения не имеет. Когда согласье есть, и дело идет на лад – все счастливы и довольны, минуя условности. А если вдруг, откуда не возьмись «выпазит» побочный эффект «размытой» субординации: форс-мажор в лице черной кошки, или, как ни банально это прозвучит – не сошлись характерами?

Вот тут-то механизмы скрытой интриги и проявляются. Ибо у двух хозяек одной плиты не бывает. А в войне за лидерство количество своих штыков уже напрямую зависит от существующей модели оргструктуры.

Кстати говоря, на мой взгляд, как раз в матричной модели, представляющей собой совмещение традиционных механистических структур с проектным подходом к реализации бизнес-целей, чаще всего и заложена эта самая бомба с часовым механизмом – дуализм в руководстве. А все потому, что сама по себе она предполагает куда бОльших координационных усилий, охватывающих вертикальные и горизонтальные связи в банке. А в наметившемся разделении в банковских «палатах» на тори и вигов локальные игрища по перетягиванию каната неминуемо засасывают в процесс, словно пылесос, даже здравомыслящие умы, вербуя новых и новых соглядатаев.

В ситуации, когда водораздел уже налицо, когда один из «отцов» для каждого лагеря – формально не первый, но и не второй, на образцово-примерное поведение подшефных «детей» особо рассчитывать не приходится. Лоббируй и лоббируемый будешь, снискав благословение. Арсенал средств для партизанской войны велик, была бы фантазия. Торпедирование, а то и откровенный саботаж инициатив визави, включение тормозов на решающей стадии стартапа – а la guerre come a la guerre. Что плохо моему врагу, мне – радость. Это вам уже не какой-нибудь бытовой внутрикорпоративный конфликт. Тут попахивает развертыванием широкомасштабных боевых действий, когда победитель должен остаться только один.

Вы полагаете, материнская компания могла бы выступить третейским судьей в подобной ситуации и привести главных действующих лиц к единому гильотинному знаменателю? Могла – еще не должна. Не будьте наивными. Когда EBITDA плюсами застилает глаза, репутационные риски не выйдут на первый план. Ваш кейс – вам и разбирать. Забыли принцип – «сидите работайте, а не то, сейчас разберусь как следует и накажу кого попало»?

В результате банковскому пиарчегу предстоит опустошить не один пузырёк валерьянки, ломая голову над ребусом, как выстроить эффективные внутренние коммуникации банка с новыми вводными данными. И пока его коллеги-эйчары будут сочинять хитроумные медиации, перебирая идеи по тимбилдингу, он обречен в сжатые сроки научиться сохранять баланс интересов, став проводником между рассорившимися «отцами» и подшефными «детьми».

В противном случае – поздно будет чинить фасад, когда перекрытия рухнут.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи-ПРО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.