Кому нужны Минские соглашения?

12 мая 2017, 19:01
3
16914
Кому нужны Минские соглашения?

Минские соглашения, предполагаюшие сохранение Донбасса в составе Украины, но на условиях полной автономии - это чемодан без ручки? Или Минск-2 еще всех переживет, и "партию войны", и власть в целом?

Президент РФ Владимир Путин 2 мая после переговоров с канцлером ФРГ Ангелой Меркель он заявил, «что сегодняшняя киевская власть потеряла шанс реализовать Минские договоренности тогда, когда у них были такие внутриполитические возможности. Сегодня... возможности у верхнего политического эшелона власти стали, мягко говоря, намного скромнее в связи с целым рядом обстоятельств, в том числе через экономическую, внутриполитическую ситуацию». Правда, по мнению Путина, участники нормандского формата должны и далее пытаться урегулировать ситуацию на Украине в рамках Минских соглашений.

Примечательно, что позиция Путина совпадает с публичной позицией Порошенко, но разве что только с публичной. 26 апреля украинский президент во время встречи с Александром Лукашенко в очередной раз заявил, что Минские соглашения безальтернативны. «На сегодняшний день они являются безальтернативным планом мира и стабильности на Украине», - заявил Порошенко во время совместного с Лукашенко брифинга, проведенного около Чернобыльской АЭС. Представитель еще одного ключевого игрока – госсекретарь США Рекс Тиллерсон – во время встречи с Сергеем Лавровым 12 апреля в Москве подчеркнул, что пока Россия не выполнит свои обязательства согласно Минским соглашениям, ситуация на Украине будет оставаться преградой на пути американо-российских отношений.

«Россия может добиться прогресса в выполнении (Минских соглашений) путем деэскалации насилия и принятия мер для отвода вооруженных сил сепаратистов и тяжелого вооружения, чтобы наблюдатели ОБСЕ могли выполнить свою роль», - такова позиция Тиллерсона.

Минск-2: краткая характеристика 

Если разобраться, то реальность кардинально отличается от публичной риторики. Начать с того, что под документом под названием «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» от 12 февраля 2015 года стоят подписи не официальных лиц, а участников т. н. Трехсторонней контактной группы: специального представителя ОБСЕ Хайди Тальявини, экс-президента Украины Леонида Кучмы, посла РФ на Украине Михаила Зурабова, главы ЛНР Игоря Плотницкого и главы ДНР Александра Захарченко. Ни Порошенко, ни Путин не подписывали документ – вместе с французским президентом Олландом и канцлером ФРГ Меркель они лишь сделали заявление в поддержку Минских соглашений.

Кроме того, «Комплекс мер» - составная часть Резолюции Совета Безопасности ООН 2202/2015 от 17 февраля 2017 года, т. е. представляет собой список международно-правовых обязательств Украины. Еще один красноречивый штрих: если внимательно прочитать текст, то видно, что Россия вообще не является стороной «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений». А потому и не может исполнять свои несуществующие обязательства как бы того ни требовали Тиллерсон и другие западные политики. А т. н. «нормандский формат», по сути, представляет собой ни к чему не обязывающие консультации, потому что ни сама процедура, ни договоренности никак не регламентируются с точки зрения международного права.

Пациент в глубокой коме 

За два с лишним года участники конфликта (Украина, ДНР и ЛНР) смогли реализовать только три пункта Минских соглашений – прекращение огня, отвод тяжелого вооружения и обмен пленными – да и то частично.

Реализация всех остальных пунктов Минских соглашений – проведение местных выборов в Донбассе, помилование и амнистия, особый порядок местного самоуправления в Донбассе – на сегодняшний день «зависла». Конечно, президент Петр Порошенко постоянно подчеркивает, что Минские соглашения безальтернативны. Подчеркивает, но не имеет голосов, чтобы провести соответствующие законопроекты через Верховную Раду, потому одна из двух партий парламентской коалиции – это «Народный фронт» бывшего премьера Арсения Яценюка и нынешнего секретаря Совета национальной безопасности и обороны Александра Турчинова. А предводители Майдана 2014 года ведут себя как классическая «партия войны», тем более, что именно Турчинов в статусе и. о. президента подписал указ о начале т. н. «антитеррористической операции» в Донбассе.

Стоит сделать краткий срез, чтобы продемонстрировать, какую позицию сегодня занимают в отношении Минска ведущие украинские политики и чиновники. Например, лидер партии «Батькивщина» и экс-премьер Юлия Тимошенко (контролирует фракцию из 20 депутатов) в июне 2016 года назвала ДНР и ЛНР «террористами», а Минские соглашения – ловушкой для Украины. Секретарь СНБО и один из «отцов» войны в Донбассе Александр Турчинов (фракция «Народный фронт» - это 81 депутат) строит все свои интервью по однотипной схеме: обвиняет в невыполнении Минских соглашений исключительно Россию, трактует пункты Минска-2 не так, как записано, а так, как выгодно Киеву (сначала ЛНР и ДНР передают украинской власти контроль над границей, а потом уже выборы, амнистия и все прочее).

Очень показательный пассаж допустил Турчинов в интервью BBC в апреле этого года, заявив, что «наша задача - метр за метром, километр за километром, минимизируя потери, продвигаться на восток. Главное - не проскочить границу».

На следующий день на его слова отреагировал Сергей Лавров, сделавший вывод, что «Киев отказывается выполнять ту самую часть Минских договоренностей в отношении вопросов безопасности, которую считает приоритетной и абсолютно неотъемлемой для того, чтобы все остальное потом решалось тоже».

Впрочем, хотя, выступая публично, Турчинов высказывается в поддержку Минских соглашений, но предлагает такую последовательность пунктов, которая перечеркивает смысл мирных договоренностей. «Выборы - один из форматов реинтеграции Донбасса. И она возможна только после того, как мы победим: выбросим из страны российскую армию, разоружим подконтрольные ей бандформирования, распустим фейковые органы власти, восстановим контроль над границей. Только тогда мы сможем говорить о выборах», - Турчинов ставит пункт №9 (восстановление контроля над границей) впереди пункта №4 (местные выборы и закон об особом статусе).

Фракция Радикальной партии Олега Ляшко, пытающегося играть роль украинского Жириновского, насчитывает 20 депутатов. В марте 2016 года Ляшко отмечал, что Минские соглашения бесперспективны, а в феврале 2017-го заявил, что они себя изжили. Впрочем, Ляшко – популист, поэтому будет говорить то, что ему разрешат зарубежные игроки, в первую очередь, США. «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового контролирует фракцию из 26 депутатов в Верховной Раде. Анализировать их риторику не имеет смысла, потому что именно депутаты Семен Семенченко и Егор Соболев в январе 2017 года начали торгово-экономическую блокаду Донбасса. А это противоречит пункту №8, требующему восстановить все социально-экономические связи между Украиной и неподконтрольными территориями.

Неоднородная «партия мира» 

Позиция в отношении Минских соглашений – один из политических маркеров в нынешней Украине. Несмотря на то, что Турчинов представляет одну из «партий власти» под названием «Народный фронт», а Тимошенко вместе со своей партией «Батькивщина» формально находится в оппозиции, на деле они служат в рядах «партии войны». Поэтому, по сути, между ними нет расхождений – все они поддерживают модель внешнего управления со стороны США, когда американский посол согласовывает ключевые государственные решения, а экономика находится под внешним управлением МВФ.

Тем не менее, за последние 3 года на Украине сформировалась и «партия мира», ключевыми представителями которой являются фракция «Оппозиционный блок» в Верховной Раде и «Украинский выбор - право народа» Виктора Медведчука. Если ранжировать представителей «партии мира» по таким критериям, как вовлеченность в процесс мирного урегулирования, влияние на политические решения и результативность, получается неожиданная картина. Неожиданная, потому что парламентская партия «Оппозиционный блок», имеющая больше возможностей по сравнению с другими «миротворцами», на деле не может похвастаться ни одним значимым достижением на пути мирного урегулирования.

«Оппозиционный блок» - это проект, созданный на основе Партии регионов и ориентированный на антимайданного избирателя. Фракция партии в Верховной Раде насчитывает 43 депутата. Несмотря на такой ресурс влияния, какие-либо усилия руководителей «Оппозиционного блока» прослеживаются разве что в информационном поле в виде политических заявлений. Такие возможности, как регистрация законопроектов или массовые акции в поддержку исполнения Минских соглашений, не используются. Конечно, в списке законодательных инициатив депутатов от «Оппозиционного блока» можно найти проект Закона об особом статусе для Донбасса. Но, если разобраться, то его автор Василий Нимченко стал депутатом по квоте Виктора Медведчука. В последнее время различные мирные инициативы продуцирует депутат Наталия Королевская (министр социальной политики в правительстве Николая Азарова [Партия регионов]), но идет ли речь о деятельности, нацеленной на результат или только о PR-выхлопе в информационной сфере, покажет время.

Официальный статус еще одного представителя «партии мира» Виктора Медведчука – специальный представитель Украины по вопросам гуманитарного характера в Трехсторонней контактной группе (ее еще называют Минской контактной группой). Если оценивать по такому критерию, как результативность, то Медведчук за три с лишним года войны в Донбассе, невзирая на сильнейшее сопротивление «партии войны», организовал обмен и возвращение более 400 украинских пленных.

Украинская «партия войны» бросила все силы, чтобы заблокировать обмен пленными. Дело в том, что обмен - это пункт №6 «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», требующий «обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех», сроки - самое позднее на пятый день после отвода тяжелых вооружений.

То есть, каждый обмен пленными на деле доказывал, что украинские власти могут и должны исполнять Минские соглашения, а также давал повод зарубежным политикам требовать от официального Киева и непризнанных республик прогресса в выполнении Минских соглашений. Именно поэтому в действиях «партии войны» прослеживался умысел сорвать обмен пленными, чтобы не выполнять Минские соглашения ни по частям, ни в целом. Последний обмен – в формате 2 на 4 - удалось организовать в сентябре 2016 года. С тех пор обмен пленными и удерживаемыми лицами заблокирован, а сам Медведчук в силу своего влияния на Порошенко и хороших отношений с Путиным сконцентрировался на работе переговорщика №1 между властями Украины и России.

Технические «миротворцы» 

Непарламентская партия «За жизнь» Вадима Рабиновича («Оппозиционный блок») и Евгения Мураева (внефракционный) – еще одна политическая сила, выступающая за выполнение Минских соглашений, но исключительно в медиа-пространстве. Оба стали депутатами по списку партии «Оппозиционный блок», но затем отправились в вольное политическое плавание, запустив собственный политический проект. И Рабинович, и Мураев – активные завсегдатаи телеэфиров, во время которых критикуют украинскую власть (правда, без перехода на личность президента), а также собственники ряда СМИ.

На деле же они представляют собой технический проект Администрации президента, работающий на поле антимайданного электората, чтобы абсорбировать голоса оппозиционного избирателя и не дать им уйти к неподконтрольным проектам. К примеру, глава АП Игорь Райнин открытым текстом признал, что Рабинович и Мураев свернули свои митинги против высоких коммунальных тарифов в ноябре 2016 года после убедительной просьбы из Администрации президента. Еще один красноречивый симптом – это позиция СМИ, принадлежащих Рабиновичу-Мураеву. К примеру, телеканал Newsone 24 часа в сутки рассказывает об «аннексии Крыма», «российской агрессии в Донбассе» и т. д.

Постоянно мелькая в СМИ, Рабинович и Мураев периодически говорят и о необходимости исполнения Минских соглашений – но, по сути дела, продуцируют просто «белый шум» с целью «заболтать» процесс и увлечь оппозиционного избирателя. За 2,5 года работы в Верховной Раде ни первый, ни второй не инициировали ни единого законопроекта, призванного реализовать пункты Минских соглашений. Конечно, у Мураева есть законопроект, призванный защитить права внутренне перемещенных лиц, но этот вопрос не относится к Минским соглашениям.

Наконец, если верить пиар-активности, то к «партии мира» можно причислить еще несколько непарламентских политических проектов и фигур третьего эшелона, но, как правило, борьба за мир в их исполнении резко заканчивается вместе с бюджетом от спонсоров, а сами facebook-политики так же быстро пропадают с горизонта. Итак, позиции ведущих украинских политиков наглядно показывают, что говорить о выполнении Минских соглашений можно будет только после смены власти – либо перевыборов Верховной Рады, либо и парламента, и президента. И, конечно же, при условии, что выполнение Минска-2 поддержат США и структуры ЕС как самые влиятельные иностранные игроки на территории Украины.

ВЕК

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: война,Путин,Меркель,обмен пленными,особый статус Донбасса,минские договоренности
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.