ВАНЕЧКА

12 ноября 2016, 23:08
Лидер Союза Левых Сил
6
2588

(одна школьная история из настоящей жизни)

 

- Мама, а мы можем уехать в другой город?

- Ванечка, о чем ты?

- Ну, в какой-нибудь такой город, где все, такие как мы.

- Ну, какой же это город, Ванечка?

- Мама, это такой город, где все папы работают на стройке.

 

Лиза поставила яичницу перед сыном, нарезала хлеб и присела за стол напротив него. Ваня не начинал кушать. Он смотрел на мать огромными грустными и очень синими глазами.

 

- Что случилось, Ванечка? Тебя кто-то обижает? В школе? Да?

- Нет, мама, меня никто не обижает, - сказал Ваня, опустил взгляд, и отломал кусочек хлеба, для того, чтобы вымакать желток.

 

Квартира, в которой жили Перминовы, досталась отцу Вани по наследству. Это была маленькая однокомнатная гостинка, недалеко от станции метро «Святошино». Дом был очень старый, давно прослуживший больше, чем ему положено. Таких домов в Киеве много и, по всей видимости, еще не одно поколение детей будет играться в их грязных дворах, и не одно поколение родителей будет проклинать коммунальные службы за то, что в доме никогда не бывает горячей воды.

 

В школу Ваня ходил пешком. Она находилась совсем неподалеку, во дворах соседнего квартала, и идти туда не более пятнадцати минут. Но вот уже почти четыре месяца, всю первую и вторую четверть, Ваня тратил на дорогу в два раза больше. Он почти всегда, во все эти месяцы, опаздывал на первый урок. Причиной этих постоянных опозданий был Колька Горбатюк  - самый главный мальчик в классе, который был лучше всех на физкультуре, нравился девчонкам и имел самый дорогой телефон самой последней модели.  Появился он в школе только в этом году. На первом уроке Первого сентября Светлана Ивановна, классный руководитель 5-б класса, представила Колю Горбатюка ученикам своего класса и сразу, буквально с первых недель занятий, Колька стал самым главным. Во вторую неделю занятий он подрался с Петькой Колмогоровым. Драка была честная, после уроков, за школой, один на один и в присутствии почти всех мальчишек класса. По общему признанию мальчишек, наблюдавших за дракой, Колька победил полной победой. Петька оказался слабее. Колька дрался по-настоящему, жестко и совсем в кровь разбил Петьке нос.

 

Сразу после этой драки вся внутренняя структура взаимоотношений в классе изменилась. Колька стал главным, и многие мальчики искали его дружбы, а девочки ждали от него внимания.

 

Взрослые всегда и неизменно, наблюдая за тем, как растут их дети, делают одну и ту же ошибку: всё, или почти всё, что происходит в жизни их детей, кажется им несерьезным и проходящим. Взрослые, прожив уже и детство, и юность, и большую часть своей взрослой жизни, слишком вживаются в то, что все пройдет, и уж тем более пройдет детство и юность. Переживания, волнения и трагедии своих детей они воспринимают как нечто несерьезное и, почти всегда, выслушивают их рассказы об их детской или юношеской жизни как бы по касательной, не очень погружаясь в тот круг жизни, которым живут дети. Именно это – недостаточное проникновение и сопереживание, т.е. недостаточное совместное проживание детских жизней взрослыми, и является главной причиной отсутствия взаимопонимания между родителями и их детьми.

Дети вообще гораздо более чем взрослые живут настоящим. Для них будущее не имеет определяющего значения. Как только в ребенке проявляются первые признаки сознания и самосознания, он вдруг начинает обнаруживать вокруг себя огромный мир, который уже сейчас полон впечатлений и красок. Будущее начинает проявлять себя уже только в юности, и чем старше становится ребенок, тем он больше становится похожим на взрослых именно своим переживанием о том, а как же оно будет завтра – в будущем?

 

В одинадцать лет, в пятом классе школы Ваня именно так и воспринимал жизнь. Вернее он просто жил ею. Жизнью, центром которой была школа и все, что в ней происходило. Есть мама и папа, которые всегда были и всегда будут. Есть двор, и желание как можно дольше гулять на улице. Есть поход за грибами и рыбалка с отцом, но самое главное происходит в школе и это будет всегда, и ничего другого не будет, и ничто больше не является настолько важным, как то, что происходит сегодня в школе.

 

Ваня тоже был среди мальчишек, которые наблюдали за той знаменитой дракой. Он всем сердцем болел за Петьку. Они не то, чтобы дружили, но были приятелями. Колька же Ване не нравился. Он с первых дней своего появления в школе, все норовил Ваню толкнуть или посмеяться над ним.

 

Как только драка началась, как только Колька нанес первый сильный и прямой удар Пете в лицо, у Вани что-то похолодело внутри и все более схватывало холодом, по мере того, как Колька беспощадно бил Петю. Ваня и раньше видел драки, и сам принимал в них участие, но это было не так. Дрались портфелями, толкались, боролись, но чтобы вот так: прямо в лицо, и сильно, и кулаком, и локтем, и с такой злостью! Такое Ваня видел впервые.

 

Драка закончилась, когда Петя, не выдержав напора своего противника, просто упал на землю и, сжавшись в комок, спрятал измазанное кровью и слезами лицо, прикрывая его руками от ударов, которые Колька продолжал наносить с азартом и яростью. Никто из мальчиков не решился остановить его. И когда Колька, уже перестав наносить удары, выпрямился над лежащим на земле Петей, то выражение его лица, искаженное злобой, руки, разведенные в стороны со сжатыми и выпачканными в кровь кулаками, весь его вид был так необычен и страшен, что мальчишки будто оцепенели. Никто ничего не говорил. Был слышен только плач поверженного Пети и тяжелое дыхание Кольки, который еще какое-то время оставался на месте, постепенно успокаиваясь.

 

Колькин отец был бизнесменом. Раньше они жили в Днепропетровске, но этим летом семья Горбатюков переехала в Киев. Недалеко от школы выросла новая красивая многоэтажка, в которой Колины родители купили большую квартиру. В Днепропетровске у них остался большой дом и пятикомнатная квартира, но отец Коли всегда говорил, что настоящая жизнь и настоящий бизнес возможны только лишь в столице, только в Киеве, и всегда мечтал переехать с семьей в Киев. Так и произошло.

Поскольку Горбатюки перебрались в Киев только лишь в августе месяце, и у Колиных родителей совсем не осталось времени, для того, чтобы определить его на учебу в «хорошую» школу, то было решено, что в этом году Коля пойдет в школу, которая находится прямо возле дома. Т.е. в ту школу, в которой и учился Ваня.

 

Николай Сергеевич, отец Коли, был  тридцатипятилетний спортивно сложенный, невысокого роста, очень подвижный человек. Короткая, почти «под ноль», стрижка, шрам на подбородке и толстые пальцы маленьких рук – все это вместе взятое производило неприятное впечатление. Но разговаривать с людьми, вернее договариваться с ними, Николай Сергеевич умел.

За две недели до того, как Коля, вместе с мамой, отправился на собеседование в новую школу, Николай Сергеевич уже успел там побывать. Он поговорил с директором и встретился с классным руководителем 5-б класса, куда планировали определить его сына. Встречей с руководством школы он остался доволен, и уже через неделю в школу завезли двадцать компьютеров и три ксерокса. Еще через неделю школьный физрук принял три десятка футбольных и баскетбольных мячей, а так же двадцать четыре комплекта футбольной формы. 

Собеседование с Колей Горбатюком прошло очень хорошо.

 

Избитый Петя ничего не рассказал родителям о драке. Как мать не пыталась добиться от него правды, он упорно молчал. Отец сказал, что все это пустяки, что мальчишки для того и есть мальчишки, что иногда они дерутся друг с другом. Но в школе, и руководство, и учителя узнали обо всем уже на следующий день. Кто-то, из тех мальчишек рассказал про драку родителям, кто-то из родителей рассказал учителям, кто-то из учителей рассказал руководству. Директор школы, Николай Николаевич Сидоренко, обычно поступавший в подобных случаях жестко и решительно, на этот раз предпочел не торопиться с выводами.

 

На следующий день после драки Петя в школу не пришел. Он не приходил еще целую неделю. Зато Коля Горбатюк был в эту неделю очень активен. Диме Николаеву, который был Петькиным другом, он подарил кистевой эспандер; Сереге Козыреву, лучшему в классе ученику, дал поиграть на своем планшете; очень просто и без стеснения познакомился с Ниной Фединой, которая по общему признанию мальчишек класса, была самой красивой девочкой; и на первом же уроке физкультуры он лучше всех пробежал стометровку, и десять раз подтянулся на перекладине. Буквально за одну неделю главным человеком в четвертом «Б» - стал Коля Горбатюк.

 

Один только Ваня держался в стороне.

 

Когда через неделю после драки, Петя появился в школе, весь 5-б внимательно следил за тем, что произойдет. До начала уроков не произошло ничего особенного. Но на большой перемене, Колька Горбатюк, сам подошел к Пете и предложил ему жевательную резинку. Петя сидел за партой и исподлобья снизу вверх смотрел на Кольку. Потом поднял голову, посмотрел на него недоверчивым, но уже не испуганным и более открытым взглядом, и взял предложенную жевательную резинку.

Еще чрез неделю Петя уже был одним из тех мальчишек, которые составляли «свиту» Кольки Горбатюка.

 

Не прошло и трех месяцев, как в пятом «Б» установились новые, почти такие же, как и во всем взрослом мире правила и взаимоотношения. Родители Коли Горбатюка были самыми богатыми родителями в классе и, соответственно, Коля был самым «крутым». Главными показателями «крутизны», которые установились среди детей класса, были: телефон (у Коли он всегда был последней модели), машины, на которых ездят родители, и количество карманных денег.

Так же в эту «игру», по построению «элитарной» пирамиды пятого «Б», были втянуты и учителя. Многие дети класса, из тех, кто принадлежал к «элите», брали дополнительные уроки у тех же учителей, которые были их преподавателями в урочное время. Только за эти уроки родители «элитарных» детей, платили деньги, так, как будто это были не школьные, а частные учителя. Естественно, что отношение таких учителей к детям, которых они обучали еще и частным образом, было совсем другое, нежели к тем, чьи родители не могли себе позволить ни мобильного телефона последней модели, ни модной иномарки, ни частных уроков.

 

Родители Вани Перминова не могли себе позволить частных уроков.

 

Прошло только лишь четыре месяца, как Колька Горбатюк появился в пятом «Б», а класс уже было не узнать. В этом небольшом, в тридцать человек, детском коллективе, словно в зеркале отобразилось все то, что происходило в большой стране за окнами школы. Со стороны, тому человеку, который мог видеть тех же детей всего полгода назад, трудно было бы даже поверить в то, как быстро дети, подражая взрослому миру, все разделили на то, что ценно и что бесполезно. Теперь в пятом «Б» ценили силу, деньги и дорогие вещи.

 

У Вани Перминова не было ни денег, ни дорогих вещей, ни успехов на уроках физкультуры. Был у него старый мобильный телефон, которого он стыдился при одноклассниках, и каждый раз отходил в сторону, чтобы позвонить или ответить на мамин звонок.

Однажды он решился попросить у мамы новый телефон. Как-то вечером, когда после ужина мама протирала мытую посуду, Ваня подошел к ней и спросил: «Мама, а вы с папой можете купить мне новый мобильный телефон?».

Мать, не отрываясь от посуды, ответила ему: «Ну, вот еще!  Что это за номера, Ванечка? Ты же знаешь, что тебе нужна новая куртка на зиму. Не мешай мне, пожалуйста. Иди, займись уроками».

 

И Ванечка ушел делать уроки. Он не злился на маму, но ему было грустно. Он знал, как тяжело работает его отец. Он знал, что ни отцу, ни матери для него ничего не жалко, и отец часто ему об этом говорил. Но, как-то раз, незадолго до своего Дня Рождения, когда Ваня попросил отца купить ему новую игровую приставку, и отец это пообещал; и когда они вместе с отцом, поехали в магазин; и когда Ваня показал на ту игровую приставку, про которую он слышал в школе от мальчишек; и когда лицо отца вдруг изменилось, как только он увидел, сколько стоит эта игровая приставка, Ване вдруг стало так, жаль отца, что он пообещал себе больше ничего и никогда у него не просить. Он навсегда запомнил эту его растерянность. Растерянность большого и сильного человека, который был всегда самым главным и самым сильным человеком в мире, и который вдруг стал маленьким, странно-улыбчивым,  и не знавшим, как ему поступить.

 

Он тогда сказал Ване: «Ты знаешь, Ванечка, а я деньги забыл дома. Вот растяпа. Представляешь себе?! Смешно. Правда? Да?». Отец как-то рассеяно улыбался и будто оправдывался в чем: «Но ты мне уже показал, какая это приставка. Ванечка. Сейчас мы с тобой поедем домой, а  завтра я с самого утра приеду сюда и куплю ее. Завтра-то я точно уже деньги не забуду!».

 

Поздно вечером, когда Ваня лег спать, он нечаянно подслушал разговор родителей. Дверь кухни была не плотно закрыта и ему было слышно, как они говорили о нем, об его Дне Рождения, как спорили и как соглашались, как отец говорил, что надо еще занять денег, и как мама плакала.

 

Следующим утром, сидя за завтраком, Ваня спросил у мамы:

- Мама, а мы можем уехать в другой город?

- Ванечка, о чем ты?

- Ну, в какой-нибудь такой город, где все, такие как мы.

- Ну, какой же это город, Ванечка?

- Мама, это такой город, где все папы работают на стройке.

 

 

Конец.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.