Иерихонская трембита

23 октября 2016, 12:54
журналист
5
930
Иерихонская трембита

Уже сотрясает стены Ватикана. Но первоочередные цели – Краматорск и Симферополь


Кто такие украинские униаты? Чем они отличаются от представителей всех других христианских конфессий?

Чем выделяются даже из среды католиков, к которым официально принадлежат? В недавней своей проповеди на юбилее львовской униатской семинарии лидер «Украинской греко-католической церкви» («УГКЦ») дал Свьятослав Шэвчук такой ответ: «Быть греко-католиком – это нести в себе богатство киевского христианства и открывать его разными языками для разных людей из разных культур».

Это действительно в корне отлично от главного призвания христианина, которое не подвергается сомнению ни в одной из конфессий: спасения души – вне зависимости от того, несешь ли ты в себе богатство «киевского христианства», иерусалимского либо тмутараканского. Или даже если единственное богатство твое – две заповеди Христовы да Причастие. То есть – богатство Вселенского христианства. И тогда – если ты, конечно, не урождённый миссионер – никому ты ничего не должен «нести и открывать». И без того – по слову прп. Серафима – спасутся вокруг тебя тысячи. А то, что далеко не каждому христианину дано быть преемником апостолов (первых миссионеров) говорил сам Первоверховный: «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12: 8–11).

Впрочем, не уделял ли бы столько внимания очередным «откровениям» местечкового «богослова», если бы за ними не скрывались куда более мирские претензии. И отнюдь не местечкового масштаба.

Вслушаемся в слова главного униата: «Когда наш миссионер идёт из Львовской семинарии служить в Краматорск, Симферополь, Мельбурн, то сначала думает, что идёт только к украинцам. Но Христос открывает ему гораздо большие горизонты. Он говорит: «Идите и сделайте учениками все народы: крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Учите их беречь всё, что я заповедал вам...». Вот что значит сегодня быть греко-католиком: «Это, с одной стороны, значит нести в себе всё богатство киевского христианства, его знать и в нём расти. А с другой – быть способным открыть его разными языками для разных людей из разных культур, даря им того Духа, который Господь дал нашей страждущей, распятой, но воскресшей и прославленной Церкви».

Тут у слушателя, незнакомого с иезуитской риторикой (а «УГКЦ» – творение иезуитов) возникает сразу несколько вопросов.

Первый: с чего это миссионер из львовской семинарии прется в Краматорск и Симферополь «крестя во имя Отца, и Сына, и Святого Духа» (прости, Господи!), если со времени закладки этих городов и освящения Православной Церковью их жителей столетиями крестят православные же священники.

Второй: какое отношение чисто украинская религиозная организация имеет «ко всем народам», населяющим, скажем, Мельбурн?

Третий: что это за особенное такое «киевское христианство», которое «Господь заповедал» выпускникам львовской семинарии?

И, наконец: когда это и чем «УГКЦ» успела «прославиться» кроме «широкого моря слёз и крови» (по слову «пророка» Шевченки), и в чём заключаются её – фактически государственной религии Украины – нынешние «страдания»?

(без названия)
Страдальцы…

Впрочем, последний вопрос, разумеется риторический. Перейдём к предметным.

Да. С точки зрения латинского (в т.ч. униатского богословия), православные – еретики. Следовательно, они действительно нуждаются в просвещении «светом истинного учения, которое возможно только в лоне католической (греко-католической) церкви».

Но. Как мы уже писали, в 1990 г., когда Ватикан усиленно искал содействия Русской православной церкви в возобновлении своей деятельности на территории СССР (того самого «воскрешения», словами Шэвчука), представитель папы римского заявил: «Мы отвергаем унию как метод обретения единства, ибо она противоречит общему преданию наших церквей [здесь и везде выделено мною. – Авт.]. Уния как метод там, где она применялась, не способствовала сближению Церквей. Наоборот, она вызывала новые разделения. Положение, сложившееся таким образом, служило поводом для столкновений и несло несчастия, которые отложились в исторической памяти…». Затем уже в 1993 г. в Баламанде от имени «святого престола» было подтверждено: «форма "миссионерского апостольства", называемая "униатством", не может быть более допустимой ни как метод, ни як модель единства, искомая нашими Церквами». В конце концов, о недопустимости униатских методов прозелитизма говорилось и подписанном папой нынешней весной Гаванском заявлении.

Следовательно, либо Львов игнорирует Ватикан, либо Ватикан, как водится, заведомо лжёт, либо – что вероятнее всего – Ватикан попускает Львову своевольничать в некоторых вопросах. Но не во всех. Потому и не наделяет «УГКЦ» правами патриархата. И вот в этой плоскости – основные трения между Львовом и Ватиканом.

Брестская уния ведь вводилась исключительно для переподчинения русских папе (католики-то в унию не шли). Им оставлялась обрядовая сторона Православия (и то – на первых порах) с заменой основного – сакральной и канонической части. Но исторически унию удалось закрепить лишь в Карпатском регионе (по трагическому недомыслию Александра I, отдавшего эту русскую землю австрийцам взамен чужеродного Царства Польского). В итоге получилось католичество некого местечкового разлива. Лет пятнадцать назад, когда уния только перебиралась в Киев, мне понравилось сравнение их с трембитой. Есть такой гуцульский инструмент. Его называют национальным украинским, но даже в соседних с Галичиной землях его никогда не услышишь. Разве что – из радиоточки, и столь же унылого Первого национального, упорно навязывающих галицайскую культуру в качестве эталона.

И вот эта духовная трембита замахнулась теперь на Мельбурн и «все народы»!

А что, если Галичина – украинский Пьемонт, а Украина – колыбель всей земной цивилизации (а не только европейской, как утверждает печатный орган Верховной Рады), то почему бы не вернуть её – цивилизацию, то бишь – к вере отцов-укропитеков (украинской цивилизации-то не менее 1 млн. лет!). Тем более что, как сообщил Первый украинский радиоканал, украинцы равны Богу. Ибо ещё до рождения в третьем тысячелетии до нашей эры Христа (из протоукраинского рода Хрысов), Бог, оказывается, заключил с протоукрами договор об их первосвященстве. А договоры, как известно, заключаются с равными. Именно поэтому, кстати, «Украина понад усэ!», включая Бога.


Компьютерный век. Укропитек в учреждении с российском уставным капиталом. Палеодолина руч. Крещатик

Но это так сказать «научно-исторические» обоснования. Есть и «богословские». Столь же научные. И тут мы переходим к третьему вопросу униатского бытия – той самой «традиции «Киевского христианства», которую «Бог поручил греко-католикам открыть всем народам».

Ещё в 1991 г. укроуниаты начали с т.н. Константинопольским патриархатом экуменический диалог под названием «Студийная группа Киевской Церкви». «Киевская церковь», в униатском (и, очевидно, фанарском) понимании, это некая такая «общая для православных и католиков церковь», в лоне которой, дескать, ещё за полвека до Великого раскола и крестил Киевский князь Владимир Русь. А раз общая для православных (греческого обряда) и католиков, то «греко-католическая церковь» и есть самая что ни на есть киевская!

Иезуиты, естественно, предпочитают «упускать» тот факт, что раскол между латинянами и православными в 1054 г. оформился лишь де-юре, а до того уж столетиями углублялся де-факто (почему, собственно, и равноапостольный князь Владимир, и его бабка – равноапостольная Ольга папских миссионеров достаточно прозрачно «отшили», предпочтя – как их предшественники Аскольд и Дир – принять Крещение от греков).

О том, что вера, в которую бог-Хрыс поручил «крестить» все народы, совсем не та, в которую уже крестили сии народы апостолы Христовы, проговорился и сам Шэвчук (ну украинский он иезуит, что поделаешь). В своей проповеди о вселенской миссии Львовской семинарии он её сравнил выпускников с «Їсусом», а несчастные неукраинские народы хаананянкой. Но сделал важное уточнение: притча та библейская – «рождённая в той церкви» – всего лишь эхо некого действительно важного вопроса. И «в свете» этого «вопроса» он призвал львовских семинаристов «спросить себя о нашей идентичности – Церкви киевского христианства».

На эти ли – вселенские претензии – рассчитывала «католическая» («вселенская») «церковь», взращивая униатов чисто для локальных целей? Не получится ли как с украинофилами, которых в XIX в. бережно взращивали для искоренения имени русского поляки, и которые уже в XX столетии обильно вырезали самих поляков?

Впрочем, запасаться нам попкорном рановато. Всё же, первым делом у них краматорски и симферополи. И вот чтобы сосредоточились на мельбурнах они, нелишне было бы прямо сейчас дать по шаловливым ручкам. И в первую очередь – по подписавшим Гаванское заявление.

Фонд стратегической культуры

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: УПЦ МП
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.