Социальный геноцид против мирных граждан Донбасса

5 октября 2016, 13:26
Глава Наблюдательного совета «Института правовой политики и социальной защиты», Нардеп VI-VII созывов.
0
1278

Предоставляю перевод моего Интервью немецкому изданию «RT Deutsch»

Журналист Федеративной Республики Германия Ульрих Хейден,

город Варшава:

 

Оппозиционеры из Киевского оппозиционного правозащитного центра приняли участие в Конференции ОБСЕ по правам человека в Варшаве. В своем интервью для RT Deutsch они акцентировали внимание на сложном положении, в котором оказалась оппозиция в Украине.

Ульрих Хейден: Оппозиционеры в Киеве живут под постоянной угрозой. Тем не менее, в минувший вторник три представительницы Киевского оппозиционного правозащитного центра приехали в Варшаву, чтобы рассказать о своей работе на ежегодной Конференции ОБСЕ по правам человека. Ирина Бережная, Елена Бережная и Елена Бондаренко, активистки из Киевского «Института правовой политики и социальной защиты», не смогли выступить на пленарном заседании конференции. Но они выступили в соседней аудитории на мероприятии Украины в Комитете Европы. Дипломаты и журналисты их внимательно выслушали.

"Это социальный геноцид"

Бывшая депутат и адвокат Ирина Бережная выступила перед гостями и представителями СМИ на конференции:

21 января 2015 года правительство приняло временное Постановление, которое регулирует въезд и выезд из тех областей, которые не находятся под контролем украинского правительства. Этим постановлением часть граждан была искусственно отделена от другой части, что является грубой дискриминацией в отношении территориального принципа. К тому же, были созданы дополнительные барьеры на пути доставки гуманитарной помощи. Кроме того, фактически существует систематическая блокада со стороны различных радикальных националистических групп добровольцев, которые, в свою очередь, всеми средствами хотят предотвратить гуманитарные поставки в те области, которые не находятся под контролем правительства Украины.

В интервью «RT Deutsch» Ирина Бережная сообщила, что против областей, которые не находятся под контролем украинского Правительства, введена экономическая блокада.

Фактически это социальный геноцид против мирных граждан Донбасса, потому что правительство с июля 2014 года не выплачивает никаких социальных выплат, пенсий,  социальных льгот и помощи одиноким матерям. Кроме того, правительство не заботится о детских садах и домах инвалидов, которые также находятся за пределами областей, контролируемых украинским Правительством. Люди там просто брошены на произвол судьбы. Их оставили умирать».

В течение последних двух с половиной лет не было создано ни одного «специального коридора» для эвакуации людей, чтобы предоставить им возможность покинуть зону, объясняет Бережная. Учитывая тот факт, что Киев постоянно представляет мировому сообществу ситуацию так, как будто иностранные «террористы» несут ответственность за управление «агрессией», и правительство не имеет никакого контроля над территориями, такая форма отказа от обеспечения в отношении потерпевших граждан удивляет.

Вопрос: Ваш Институт в настоящее время борется, чтобы пособия выплачивались?

Ирина Бережная: Наш Институт правовой политики и социальной защиты обжаловал незаконные нормативные акты Правительства не выплачивать социальные пособия для граждан Донбасса. Мы выиграли украинские суды в трех инстанциях: в суде первой инстанции, в апелляционном суде и в Высшем Административном Суде Украины. 16 октября 2015 года суд вынес окончательное решение о том, что правительство Украины обязано выплачивать пенсии и другие социальные выплаты гражданам Украины, которые живут в тех областях, которые не контролируются Украиной.

С тех пор прошел уже почти год, а Украина до сих пор еще не отреагировала на решение суда, невзирая на соответствующее требование Помощника Генерального секретаря ООН. Таким образом, правительство пренебрегает Минскими соглашениями о выплате социальных пособий, где указано, что экономическая блокада районов, которые не контролируются Украиной, должна быть снята и возобновлены выплаты пособий по социальному обеспечению для граждан Донбасса.

“Мертвые души” Донбасса

Теперь мы обратились в Европейский суд по правам человека относительно невыполнения вступившего в силу решения украинского суда последней инстанции.

Вопрос: Я вспоминаю время, когда пенсионеры из Донбасса приезжали в центральную Украину, чтобы там получить свои пенсии.

Ирина Бережная: Да, так и было. Но теперь правительство это запретило. И объяснило, что пенсионеры из Донбасса не получат пенсии. Бывший Министр социальной политики, Павел Розенко, говорил о «пенсионном туризме», сказал, что его нужно запретить. Если люди хотят получать пенсии, они должны якобы жить на территории, которую контролирует Украина. Кроме того, вице-спикер украинского парламента, Ирина Геращенко – она также представитель Украины в Минской контактной группе – заявила, что все, кто живет на неконтролируемой Украиной территории, считаются „мертвыми душами“.  Поэтому,  несмотря на судебные решения, никакие выплаты осуществляться не будут. Это ее цитата.

Вопрос: Вы были членом „Партии регионов“. Есть ли у вас чувство вины через поражение и распад этой партии?

Ирина Бережная: Во-первых, партия не совсем распалась. Нужно понимать, что партия регионов – это более 1,2 миллиона людей по всей Украине. В 2012 году я была избрана народным депутатом от Харькова, поскольку харьковчане доверили мне представлять их интересы в Парламенте. У меня, Ирины Бережной,  представителя Харькова в парламенте 7-го парламентского созыва, перед харьковчанами нет вины. Люди знают, что я всегда защищала их интересы. И продолжаю этим заниматься, только теперь уже во вне парламентской оппозиции.

Кроме того, я председатель Наблюдательного совета «Антифашистской правозащитной Лиги». И, среди прочего, занимаюсь, вопросами, связанными с ксенофобией, антисемитизмом и нарушением прав национальных меньшинств.

Вопрос: Есть ли реальные угрозы евреям в Украине, например, нападения?

Ирина Бережная: Да, и в больших количествах. Нападения на евреев перед синагогами, осквернение еврейских символов, таких как Менора в Бабьем Яру [Мемориал массовых убийств евреев Киева в 1941 году; примечание автора]. Он уже несколько раз поджигался или был измазан свастикой.

Правительство  во многом способствует радикализму со стороны националистических организаций и батальонов, которые совершенно не скрывают свое отношение к русским. Есть среди них крайняя русофобия и антисемитские высказывания.

Вопрос: Почему Вы не продолжаете работать в парламенте после Майдана?

Ирина Бережная: Я не участвовала в парламентских выборах в 2014 году по принципиальным соображениям, потому что считаю, что они были незаконными. В начале избирательной кампании, условия были определены таким образом, что трем с половиной миллионам граждан Украины, которые живут на Донбассе, не было позволено осуществить свое право на участие в выборах согласно Конституции.

Вопрос: Как вы можете в нынешней ситуации в Украине устанавливать связь с общественностью? Кто берет у Вас интервью сегодня?

Ирина Бережная: Украинские СМИ не могут сегодня взять ни одного интервью с оппозиционными политиками, потому что в Украине есть так называемый черный список людей, с которыми журналисты не могут общаться. Наша позиция не должна быть известна людям.

Мы подаем иск, например, против решения Верховной Рады, которое приводит к тому, что наиболее важные гарантии личных прав, изложенные в Декларации прав человека, могут систематически нарушаться. Правительство и Верховная Рада не реагируют на то, что сегодня на основании закона могут совершаться насилие, аресты и пытки и люди лишены своих законных прав. Потерпевшие не могут подать иск в правоохранительные инстанции или Европейский суд. Они отобрали их основные права. Даже право на неприкосновенность собственности и защиту частной жизни.

------------------------------------------------

Ульрих Хейден: К тем, кто пострадал от цензуры в Украине, также относится бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, уехавший в Москву. Он непосредственно представлял Украину в Комитете Европы в Варшаве.

Экс-премьер отметил, что никто не мог себе представить, что в Украине „в 21-м веке на телевидении, радио и в средствах массовой информации будет жесткая цензура. Например, моя книга „Украина на распутье“ запрещена в Украине. И я не могу выступать на украинском телевидении как оппозиционный политик".

Плохой опыт с корреспондентом „Шпигель“

Ульрих Хейден: Елена Бондаренко - одна из тех представительниц Киевского правозащитного центра, которые выступали на конференции ОБСЕ по правам человека о ситуации в Украине. Она была депутатом «Партии регионов» и некоторое время пресс-секретарем Президента Украины Виктора Януковича. В феврале 2014 года корреспондент «Шпигель» Бенджамин Биддер взял интервью у депутата. Речь шла о применении полицией силы против демонстрантов. Шпигель назвал интервью тогда:  «Бондаренко доверенное лицо Януковича: Полиция применяла не достаточно сильные меры»

Вопрос: Вы известны сомнительным заявлением о применении силы. Шпигель цитировал Вас. Можете ли вы прокомментировать это? Как это было в феврале 2014 года?

Елена Бондаренко: Да, это был немецкий журналист. Он взял у меня интервью во время обстрела на Майдане. Мы оба сами чуть не были ранены. Он задавал мне какие-то странные вопросы, которые примерно звучали так: Было ли поведение сил безопасности по отношению к участникам Майдана достаточно жестким и правильным? Мой ответ был следующим: Поскольку я не являюсь участником Майдана и не отношусь к полиции, которая находится там, я не могу судить о степени жесткости и их реакции на то, что происходит на Майдане.

Через несколько дней мое интервью было опубликовано. Мой ответ был полностью искажен. И, конечно же, я протестовала и возражала. И я потребовала от журналиста доказательства точности того, что он написал. Этих доказательств до сих пор нет. И это еще не все. Журналист отважился даже меня оскорблять на Facebook. На следующее утро он извинился и сказал, что все удалит.

Вопрос: Как Вам на самом деле живется в Киеве в качестве оппозиции?

Елена Бондаренко: Конечно, сложно. Это, конечно, не та жизнь, что была до Майдана. Мое право выражать свою точку зрения не защищено. В апреле прошлого года после убийства Олеся Бузины мне угрожали. На Facebook среди прочего появлялись личные сообщения и поскольку начальник полиции, Арсен Аваков, к тому моменту уже угрожал мне лично, он предоставил мне личную охрану, которая была в его интересах, чтобы потом не говорили, что он виноват, если со мной, как с оппозиционным политиком что-то случится.

Вопрос: Как вы себя чувствуете на самом деле в Киеве? Этот город Вам уже чужой? Боитесь ли Вы Ваших сограждан или того, что Вас очерняют?

Елена Бондаренко: Тяжело об этом говорить. И очень неприятно. Вот, представьте себе, что Вы живете в городе, где в любой момент на Вас могут доносить в органы безопасности, в городе, где в любой момент Вас могут убить, в городе, где в любой момент Вас могут избить или вторгнуться в Ваш дом, и все под прикрытием Министерства внутренних дел, то есть, полиции. Все это потому, что радикалы и экстремисты имеют оружие и прошли военную подготовку, приняли участие в военных операциях на востоке страны, и теперь находятся здесь [в Киеве, примечание автора]. У них есть удостоверения Министерства внутренних дел. И они не просто политические оппоненты, а люди, которые ненавидят тебя, у них есть оружие, и они могут расправиться с тобой. Для них нет никаких последствий. Потому что, как показывает опыт, ни один убийца или подозреваемый в убийстве и избиении правозащитников и журналистов не был идентифицирован.

"Геополитическая игра на территории Украины"

Вопрос: Почему было свергнуто правительство Януковича?

Елена Бондаренко: Потому что Украина в тот момент была настолько слабой, что не могла ничего предпринять против геополитической игры на ее территории.

Вопрос: Планируете ли Вы когда-нибудь снова идти в парламент?

Елена Бондаренко: Я думала о том, с какой политической силой буду участвовать в следующих выборах. У меня сложилось впечатление - и это мой прогноз - что будут досрочные выборы весной следующего года.

Вопрос: Будут ли массовые демонстрации на улицах?

Елена Бондаренко: Ульрих, я могу сказать только одно: если есть деньги, то будет Майдан. Если нет денег, то не будет никакого Майдана.

Вопрос: Кто соберет следующий Майдан?

Елена Бондаренко: Только люди, которые хотят развала страны. Люди, которые хотят сохранить страну, не будут финансировать гражданские волнения, которые были у нас на Майдане.

Вопрос: Что дает Вам необходимую надежду продолжать свою работу?

Елена Бондаренко: Люди, которые видят вещи так же, как и я. Таких в Украине очень много. И этих людей, моих последователей, не десять, не двадцать, и не тысячи. Их миллионы. Как я могу оставить этих людей на произвол судьбы? Они верят в меня.


«RT Deutsch»

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Ирина Бережная,Ірина Бережна,Iryna Berezhna
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.