Беспрецедентный шаг УПЦ (МП). Действенный ли?

26 сентября 2016, 15:10
журналист
3
428

Осознает ли священноначалие УПЦ (МП), что жаловаться Западу на неонацистов - всё равно, что просить вора в законе приструнить орды карманников, с дани которых он и живёт?

Антиправославные гонения на Украине нарастают. Только в сентябре патриоты Украины при попустительстве, но чаще поддержке властей, разнесли кувалдами строящийся храм в с. Боровая в Киевской области, напали на Крестный ход в честь Рождества Богородицы в с. Дулебы в Ровенской обл., захватили храм в с. Куты Тернопольской обл., поддержали претензии униатов на Ильинскую церковь в с. Ильрава Закарпатской обл., избили сына священника из Тернопольской обл. за отказ сорвать наклейку с православной символикой со своего автомобиля. В Харьковской обл. врачи борются за жизнь настоятеля Каплуновского храма Каплуновской иконы Божией матери, исколотого ножом, и выброшенного в лесу.

Складывающаяся ситуация вынудила Украинскую православную церковь Московского патриархата пойти на беспрецедентный шаг. Потеряв надежду на защиту «гаранта Конституции» и прочих ветвей «истинно европейской власти», Киевская митрополия созвала пресс-конференцию, на которую пригласила послов европейских стран и США и руководителей местных офисов правозащитных организаций. Пришли, однако, лишь

представители посольств четырех стран: православных Болгарии, Греции, Сербии, а также… Ватикана, который в соответствии с недавней Гаванской декларацией вынужден время от времени демонстрировать «братские отношения» к Московскому патриархату (между своими непрекращающимися «выступлениями на Восток»).

Глава юридического отдела УПЦ (МП) прот. Александр Бахов сообщил, что после победы «Еврореволюции» захвачено 40 храмов УПЦ в пользу Киевского патриархата. «Однако статистика открытия уголовных производств по этому поводу, а также отсутствие хотя бы одного факта раскрытия преступлений против Украинской православной церкви на религиозной почве, дает основания говорить о явно очерченной ситуации, свидетельствующей о совсем не единичных преследованиях граждан по религиозным признакам», — заявил глава Синодального отдела УПЦ (МП) епископ Климент.

«Захваты храмов определённо приобретают характер систематических действий, происходящих при поддержке местной власти, иногда непосредственно при ее участии», – сформулировал ту же мысль юридическим языком о. Александр. – Ярким примером безнаказанного разжигания ненависти к духовенству и верующим Украинской православной церкви может служить провокации "Правого сектора" в Тернополе, где на протяжении нескольких недель члены этой националистической организации распространяют листовки с обвинениями в адрес верующих УПЦ. Агитаторы проводят свои акции каждое воскресенье у кафедрального собора города, но местная власть и правоохранительные органы не в состоянии защитить права верующих».

Также протоиерей Александр сообщил о систематических проволочках с регистрацией вновь создаваемых общин УПЦ (МП). За последние два с половиной года минкульт зарегистрировал лишь 3 устава. Хотя по данным того же минкульта, озвученным в течение только 2014–2015 гг. было образовано 484 новых прихода УПЦ.

«Мы являемся наибольшей конфессией страны, и не хотим, чтобы нас считали гражданами второго сорта, – заявил в этой связи Замглавы ОВЦС УПЦ (МП) прот. Николай Данилевич. – Мы не убежим, не поедем ни на Восток, ни на Запад, как это кое-кто делает, — это наша земля.

Пять минут о пяти веках

В тот же день, когда в Киево-Печерской лавре проходила вышеописанная конференция, вашего покорного слугу – там же снимала телевизионная группа из очень дальнего зарубежья (пока не станем открывать название канала, чтобы никто не смог воспрепятствовать созданию честного, смею надеяться, фильма о происходящем на Украине). При этом съёмочная группа выглядела «слегка» ошарашенной. Дело в том, что передо мной они записывали одного известного украинского «комбата». И впервые услышали бедные европейцы, что, оказывается, можно убивать несогласных. Говорят: «Не знаем, что делать – по нашему законодательству, о таких открытых призывах мы обязаны сообщать полиции. А как у вас? Что делать?».

Посоветовал сообщить хотя бы зрителям их канала, что и пообещали сделать.

Вообще фильм будет посвящён волне насилия на постмайданной Украине. С этим для них было более-менее ясно: политика, неонацизм. Меня же просили рассказать, а в чём причина религиозной войны на Украине? Есть ли здесь политическая подоплёка. Постарался вложиться в отведенные мне 5 минут из общего времени фильма, но не увидел полного понимания проблемы в глазах режиссёра фильма – человека, далёкого от веры и нашей истории.

Впрочем, чего ожидать от иностранцев тем более, давно уж «дехристианизированных» европейцев, если большинство наших соотечественников также «свято» верят в отделённость религии от политики. Многие у нас в состоянии понять, что в основе религиозных конфликтов лежит политика. Только, как правило, не внутренняя, а та, что гео-.

Не случайно само понятие «геополитика» возникало на колониальном Западе кон. XIX – нач. XX вв., как концепция, оправдывающая внешнюю экспансию. Осуществляемую, впрочем, без излишних оправданий испокон веков. Но на протяжении тех же веков захватнической, рабовладельческой политике католического, а затем латинско-протестантского Запада противостоял православный Катехон.

Катехоническая концепция также в определённом смысле политологическая. Но – уходящая корнями в богословие. Катехон (от греч. ὁ κατέχων — «Удерживающий»), это исторический субъект, как правило понимаемый в виде того или иного государства, чьё предназначение – препятствовать окончательному торжеству зла в истории и приходу антихриста.

Таким «удерживающим» осознавал себя Второй Рим. Эту миссию передал он и Риму Третьему – зарождающемуся Русскому Царству.

Царство это набирало силу, и к концу XVII в. Запад понял, что удушить его обними только военными методами уже невозможно. Решено было разрушать Русь более действенными способами – изнутри.

Православие было не только государственной идеологией исторической России. Оно объединяло все русские субэтносы – даже не входящие в состав царства. Так, с IX-го по XIII в., пользуясь упадком и разложением древнерусского государства, католический мир оккупировал Подкарпатскую, Червленую, Белую, Чёрную, Малую Русь… Но в XVII в. уже понял, что, не исключено, придётся возвращать. Тем более, отнюдь не лояльное население захваченных русских земель продолжало ощущать свою историческую общность с суверенными, раздающимися в плечах великороссами.

Вот это население и решено было переформатировать: сделать русских антирусскими. А требовалось для этого всего-то – сменить им веру. Но оказалось, что это нелегко. Иезуитские методы «вера у вас останется та же – православная, вы только папу поминайте» не проходили. Тогда Малороссию решили залить кровью. Поднялся Богдан. На помощь ему пришла возмужавшая Великороссия.

С левобережья Днепра католиков изгнали. Вытесняли и дальше. Но в нач. XIX в. Александр I при очередном переделе Польши зачем-то отдал Австрии русские Карпаты, заполучив взамен головную боль в виде исконных земель желчи посполитой.

Русофобы шляхтичи принялись «просвещать» Малороссию придуманным ими украинством, а австрийцы (в т.ч. руками тех же поляков, но подданных Габсбургов) выводили «эуропейську нацию» уже не стесняя себя исключительно «гуманитарными» методами.

Для самых непокорных устроили первые в истории Европы концлагеря. В Галиции, Подкарпатской Руси и на других территориях Австро-Венгрии было истреблено (как правило, под изощрёнными пытками) около двухсот тысяч русинов, не возжелавших стать украинцами, а особенно тех, кто отрёкся от унии в пользу Православия. Сотни тысяч галичан бежали в Россию.

Затем наступил черёд т.н. «Карпатской Украины» (где концлагеря для неотрекающихся от имени русского, построил под Раховом уже Герой Украины фашист и униат Августин Волошин).

Таким вот искусственным отбором создавалась нация (впрочем, не только – даже вершину Карпат гору Русскую переименовали в Говерлу). И, конечно, идеологическую основу тому составляла т.н. украинская идея. Идея антирусскости, а значит – антиправославности.

Александр Каревин, который, пожалуй, более чем кто-либо из современных историков приложил усилия к вскрытию истоков украинского шовинизма, возмущается: «В ночь на Рождество 1-й канал Украинского радио транслировал церковную службу. Это обычно. Так происходит уже много лет. А вот что не совсем обычно: раньше трансляция велась либо из православных храмов, либо из культовых сооружений так называемого "Киевского патриархата". Однако на этот раз в полуночный эфир не пустили ни православных, ни хотя бы называющих себя таковыми. Всё эфирное время отдали униатам. Притом, что большинство украинцев все-таки являются православными (если не по вероисповеданию, то по обряду крещения и культуре)».

Чему удивляться, дорогой Александр Семёнович? Просто униатская идея, наконец, открыто стала государственной идеологией.

И пусть ещё в 1774 императрица Священной Римской империи германской нации Мария-Тереза ввела для унии менее коробящее историческую память малороссов название "Греко-Католическая Церковь", последняя, всё равно – даже в незалежной Украине продолжала долгие годы оставаться синонимом местной – «племенной» – религии галичан. Поэтому уже в сентябрь 1999 г. на Синоде епископов УГКЦ было предложено употреблять название «Киевская Католическая Церковь», что, с одной стороны – придавало бы ей «столичный статус», с другой – «вселенский».

Попросить козлищ с огорода?

Эти люди ничего не делают просто так. Амбиции проявлены. Осталось ждать времени их удовлетворения. Но, опять же, это не те люди, что ждут, спустя руки. Приближают это время прикормленные ими и подготовленные кадры – власть имущие ныне на Украине.

Не случайно представитель Порошенко, первый вице-президент Международной ассоциации украинистов, предлагает «радикально преодолеть историю» (sic!), выкорчевав византийско-православное наследие». Не случайно согласно определению украинского минюста поддержка Православия объявлена нарушением конституции Украины. Не случайно депутатами-униатами во главе со спикером рады подготовлен законопроект фактически о запрете канонической Церкви на Украине как таковой.

Так чего ожидать от нацистов-общественных «активистов», если сама власть указывает на «врага Украины».

Посему бойня эта – не религиозная в первую очередь, а политическая. А ещё точнее – национальная. Это война на уничтожение русских – даже тех, кто, идентифицируя себя православным украинцем, не осознаёт в силу специфики советского а затем украинского образования, что он, на самом деле русский (пусть и малоросс).

А вот униаты, и те, кому они переформатировали мозг – прекрасно это понимают. Как и те, кто унию нам и устроил.

Поэтому вряд ли продуктивно священноначалию УПЦ (МП) жаловаться коллективному Западу на местных нацистов. Это всё равно, что просить пусть респектабельного, но вора в законе приструнить орды карманников, с дани которых он и живёт.

Почему бы не попросить хотя бы собственного патриарха обратиться к предстоятелям поместных церквей с призывом выступить с совместным заявлением относительно антиправославных гонений XXI века? Не с прошением, а с обличением «авторитетов».

Было бы, согласитесь, куда более действенно.

"Одна Родина"

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: УПЦ МП
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.