Государственная безопасность в эпоху неопределенности

16 сентября 2016, 18:02
0
211

Комплексный подход к реформам позволяет не только устранить, но и предотвратить проблему – а значит не только уберечь страну от колоссальных затрат, но и предотвратить сотни смертей.

На прошлой неделе в Минобороны произошло два очень важных назначения: стратегическими советниками главы Степана Полторака были назначены два высокопоставленных иностранных военных специалиста. Речь идет об экс-командующем Центрального командования ВС США генерале Джоне Абизейде и экс-командующем сухопутных сил Великобритании генерале Нике Паркере.

Если в том, что такое американская армия, у нас свое мнение имеют даже ученицы средней школы, то вот британские вооруженные силы для украинцев, пожалуй, темный лес. Равно как и то, чем их опыт может быть полезен нашей армии. Что ж, попробуем разобраться.

Начать с того, что британские вооруженные силы принимали участие практически во всех крупных вооруженных конфликтах на планете, которые происходили после окончания Второй Мировой войны. Кроме того, у богатое имперское прошлое позволяет британцам позиционировать свой флот как второй в мире после американского. Однако, наибольший интерес для нас представляет не богатая история вооруженных сил Великобритании, а то, какие процессы происходят в них на данный момент.

В последних полтора десятка лет британские вооруженные силы переживают серьезные изменения. Связаны они, в первую очередь, с новой стратегией национальной безопасности, которая была представлена в ноябре 2010 года. Комплекс документов носит объединяющее название «Сильная Британия в эпоху неопределенности» и как нельзя более точно отражает, что называется, суть текущего момента.

Основная суть документа сводится к тому, что после развала СССР и, соответственно, ухода от биполярного мира вероятность «большой войны» в Европе минимизирована до уровня статистической погрешности. Соответственно, на первое место выходят другие угрозы, среди которых к первой степени значимости относятся: международный терроризм, кибератаки, катастрофы национального уровня, природные угрозы, пандемии и кризисы в международных отношениях.

Стоит отметить, что такая характеристика реальности вполне в духе общеевропейских настроений и является прямым следствием экономики глобального мира. Собственно, даже происходящее сейчас на востоке нашей страны успешно вписывается в этот концепт: все чаще мы слышим из Европы заявления о том, что в Украине банальный внутренний конфликт, происходящее между РФ и Украиной – не более, чем кризис в отношениях и т.д.

Однако, вернемся к опыту вооруженных сил Великобритании. Вполне логично, что принятие новой доктрины национальной безопасности влечет за собой пересмотр целого ряда моментов: от военного бюджета, до соотношения родов войск в общей структуре вооруженных сил.

Первое, на что обращаешь внимание: это то, что основная часть военного бюджета Великобритании расходуется сегодня на научные изыскания в сфере инженерного дела и технологий. Британцы прекрасно понимают реальную опасность, которую представляют кибер-атаки, важность эффективных коммуникаций при проведении операций, практическую ценность информационных систем и их развития, роль информатизации в обеспечении эффективной логистики.

Показательным в данном случае, является следующий момент: при всей неоднородности подразделений британской армии (даже в рамках одного полка два батальона могут разниться по вооружению и оснащению) вопрос обеспечения частей решен крайне эффективно. А такое невозможно без эффективной системы учета – которая, очевидно, обеспечивается за счет развитой IT-инфраструктуры.

Второй момент – это координация действий внутри сектора обороны. Для того, чтобы обеспечивать эффективную коммуникацию между главной Минобороны, начальником Генерального штаба и командованием различных родов войск, в государственной системе Великобритании есть отдельный орган - Адъютант генерал (Assistant Chief of the General Staff). С точки зрения британского руководства, таким образом достигается максимальная эффективность и наилучшая обратная связь в коммуникациях между всеми акторами сектора обороны. Более того: прагматичные британцы вполне обоснованно полагают, что эффективность коммуникаций позитивно сказывается на экономии бюджетных средств!

Собственно, об этом давно говорит команда Международного проекта «Центр подготовки «PATRIOT»: в Украине должен быть создан орган, отвечающий за координацию реформ в секторе государственной безопасности и обороны. Будет это вице-премьер, или какая-то должность в АП – не важно. Важно, чтобы у этого органа было достаточно реальных полномочий для постановки задач всем участникам процесса и определения зон ответственности.

Есть еще ряд интересных моментов: например, определение негосударственных военизированных формирований в качестве наиболее вероятного противника, декларирование участия в международных вооруженных конфликтах только в составе коалиционных сил, а также изучение на государственном уровне вопроса об эффективности использования частных военных компаний для решения задач военного характера.

Безусловно, везде есть свои недочеты и своя специфика. Но чего украинскому оборонному сектору точно стоит поучиться у британцев, так это понимаю важности КОМПЛЕКСНОГО подхода к оценке вызовов и проблем, с которыми не только сталкивается, но и МОЖЕТ столкнуться государство. Потому что именно такой подход позволяет не только устранить, но и предотвратить проблему – а значит не только уберечь страну от колоссальных затрат, но и предотвратить сотни смертей.

И чем больше иностранных советников будет у главы Минобороны – тем быстрее сектор безопасности и обороны начнет исповедовать комплексный подход.


 




 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: НАТО,Украинская армия,реформы,ВСУ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.