Крымскотатарская автономия и художник SAVA

15 сентября 2016, 11:08
0
58

С началом нового политического сезона актуализировались разговоры о необходимости изменений в украинскую конституцию.

Так происходит практически всегда, но редко заканчивается чем-либо существенным. А в начавшемся сезоне все еще осложняется необходимостью и нежеланием выполнять Минские соглашения.

Это они требуют от украинского парламента конституционных изменений, связанных с децентрализацией и особенностями статуса мятежных регионов Донбасса. Это из-за них Порошенко недавно жаловался Назарбаеву по телефону, что не может добиться согласия от нынешнего состава парламента – трехсот голосов «за» как не было, так и нет.

Впрочем, это не мешает Порошенко озвучивать и анонсировать другие изменения. Так еще в начале июля он похвастался, что готовит изменения в Конституцию относительно установления национальной автономии крымских татар. «Надо больше доверять крымскотатарскому народу, форпосту украинскости в Крыму» — заявил Порошенко и сообщил, что принял решение выйти с данной инициативой, перед этим проконсультировавшись с «лидерами крымскотатарского народа» Мустафой Джемилевым и председателем Меджлиса Рефатом Чубаровым. Но не сразу, а постепенно.

Порошенко рассказал, что «модель установления национальной автономии» будет проходить по всем изменениям в Конституцию, которые он собирается подготовить. По его словам, это будет передача проекта в конституционную комиссию, включение туда представителей крымских татар, тщательная проработка, обсуждение, подписание и передача в Верховную Раду.

Реально ли найти триста голосов для таких изменений? В принципе, почему бы и нет. Ведь по большому счету, какая разница украинским депутатам, хоть из русофобского националистического большинства, хоть из третируемой, соглашательской и «прагматичной» бизнес-оппозиции, чью власть провозглашать на неконтролируемых территориях, — хоть теократическую монархию с ламаистским принципом замещения престола в зависимости от расположения небесных светил. Другое дело, что союзникам из европейских «демократических» стран будет сложнее прилично выглядеть, приветствуя отдачу власти в регионе, хотя бы и на бумаге, этническому меньшинству, не составляющему и четверти населения. Ну да как-нибудь проглотят.

Совсем другое дело – перенос этой ситуации на земли, еще контролируемые украинскими властями. В частности – на Херсонскую область, по поводу которой «лидеры крымскотатарского народа» Джемилев, Чубаров, Ислямов и иже с ними давно проявляют обильное слюноотделение на предмет, за неимением Крыма, временно образовать свою национальную автономию хотя бы там.

Теоретически и в этом нет ничего невозможного. Рада своим решением может менять границы районов, оттяпав что-нибудь от Херсонщины и присоединив к Крыму. Тогда получится, что крымскотатарская национальная автономия будет занимать не только «оккупированный» Крым, но и «неоккупированный» кусок Херсонской области. Но это опять же в теории. А вот набрать триста голосов за такое на практике будет намного сложнее, о чем можно судить по косвенным признакам.

Пока что очевидно, что ни правительство, ни президентские структуры и местные власти, не демонстрируют особого рвения в удовлетворении джемилевско-чубаровских аппетитов. Как известно, глав областных и районных администраций назначает президент (формально по представлению правительства, а по сути единолично). С крымского референдума прошло уже два с половиной года, но ни одного крымского татарина в областном и районном руководстве Херсонщины мы не видим не только среди глав администраций, но даже на уровне заместителей.

К тому же, как бы нелепо ни выглядела, в силу национального состава населения, татарская автономия в Крыму, в Херсонской области она выглядела бы еще нелепее. Население области насчитывает один миллион и 175 тысяч человек. Татары составляют 0,5% (да-да, только полпроцента), занимая четвертое место после украинцев (82%), русских (14,1%) и белорусов (0,7%). Но это еще не все. После них идут армяне, молдаване, турки, и на восьмом месте, внимание, крымские татары (0,2%). Потом уж следуют по убывающей цыгане, евреи, поляки, немцы, азербайджанцы, корейцы, болгары и прочие. Но каково все-таки — пятая часть одного процента (!) от населения области претендует на создание на ее территории собственной национальной автономии.

Как видим, ни ресурсов административных в виде постов в местной власти, ни этнических в виде хоть-сколько-то заметного преобладания, у «лидеров» крымских татар на Херсонщине нет. Отсюда и прохладный саботаж инициативы со стороны украинских властей. Но, может быть, иначе дело обстоит с ресурсами силовыми? Давайте посмотрим ближе.

Увы, несметные полчища моджахедов автономной идеи фигурируют разве что на пропагандистских ресурсах и, возможно, в зарплатных ведомостях тех, кто претендует на получение финансирования для этих самых моджахедов. Еще вскоре после начала блокады Крыма со взрывом опор ЛЭП и блэкаутом Ленур Ислямов, самый неусидчивый и разговорчивый из «лидеров», объявлял о создании крымскотатарских национальных частей – батальона «Аскер» и батальона имени Номана Челибиджихана. Во втором из них, по словам того же Ислямова, на декабрь прошлого года начитывалось уже более сотни человек, а вообще его численность планировалось довести до 560-ти. О численности первого история умалчивает. Имелось для будущей национальной армии аж 250 комплектов военной формы и ботинок, поставленных из Турции в порядке безвозмездной «братской» помощи.

И что же? До сих пор оба батальона остаются в сомнительном статусе «общественных организаций». Нечто вроде добровольных народных дружинников, которым украинские власти разрешают немножко пошакалить на трассах у границы и выгулять турецкий камуфляж поблизости от пограничных пунктов пропуска. Недавно одна из херсонских полуподпольных общественных организаций где-то раздобыла сведения о личном составе обоих подразделений и обнародовала списки в интернете. Тут следует оговориться, что организация выступает против усиления присутствия и формализации влияния структур Джемилева и Чубарова в своем регионе, а следовательно ей было бы выгоднее не занижать, а преувеличивать масштабы угрозы. Однако же список насчитывает всего лишь 114 фамилий. О судьбе прочих турецких ботинок и штанов остается только догадываться.

Кстати, из всех подвигов этой могучей дружины достоянием интернет-общественности стали только два. Первый, когда несколько бойцов по пьяной лавочке пострадали от неосторожного обращения с гранатой недалеко от Чонгара. Второй – когда какой-то персонаж, обуянный излишним предпринимательским рвением, на машине с понтовым номером, включающим название батальона, перерыл бульдозером подъезды к пляжу на Арабатской стрелке, установил шлагбаум и попытался собрать ясак с тамошних отдыхающих из расчета по сто гривень с каждой машины.

И раз уж речь зашла о турецкой помощи, имеет смысл поговорить о международной поддержке амбиций воинственных меджлисовцев. «Я думаю, где-то к 15 января на Чонгаре будет проходить съезд – Всемирный конгресс крымских татар, и исполнительный комитет здесь будет. Съедутся все крымские татары со всего мира, то есть из Америки, Канады, Польши, Румынии, Турции, порядка 43 стран, и все будут здесь, в нашем штабе на Чонгаре», – рассказал тот же Ислямов в декабре прошлого года.

Я думаю, все уже поняли, на сколько примерно следует делить его информацию. Так и вышло. «В Геническом районе Херсонской области открылось заседание исполнительного комитета Всемирного конгресса крымских татар. В заседании принимают участие около 100 делегатов из Украины (преимущественно Киева, Крыма и Херсонщины), а так же Турции, Румынии и Канады», — сообщили 16 января информационные агентства. Как видим, не всемирный конгресс, а заседание его исполкома, не все татары со всего мира, а меньше сотни, не порядка 43 стран, а порядка 4, включая Украину. В общем, все как в известном анекдоте про некоего Зильберовича, который, как выяснилось, не Зильберович, а Рабинович, и не в Одессе, а в Жмеринке, и не сто тысяч, а пять рублей, и не в лотерею, а в преферанс, и не выиграл, а проиграл…

Та же Турция еще в марте брала на себя добровольное обязательство профинансировать строительство двух трех поселков на тысячу домов в общей сложности для компактного проживания крымских татар в их суровом херсонском изгнании. О чем радостно поведал в своем интервью Чубаров. По его словам, турки были готовы раскошеливаться и строить хоть с завтрашнего дня. «Теперь слово за украинскими министерствами и ведомствами, которые должны скоординировать свою работу, чтобы землю год, как у нас принято, не выделяли, чтобы быстро принимались решения», — намекал на возможность саботажа со стороны украинских чиновников Чубаров. С тех пор никаких новостей ни о начале финансирования и строительства, ни о координации министерств, ни о выделении земель, ни о принятии решения на эту тему не было. И те, кто читает статью внимательно, наверное, уже догадываются почему.

Турецкий интерес к крымскотатарской проблеме ясен, ведь именно в Турции проживает самая многочисленная в мире диаспора крымских татар. Их там насчитывают от полумиллиона аж до пяти миллионов, что составляет либо третье, либо пятнадцатое этническое меньшинство страны. Такой разброс в цифрах вызван тем, что в Турции на официальном уровне не публикуются данные об этническом составе населения. Да и в любом случае подавляющее большинство из этих миллионов, чьи предки когда-то эмигрировали из Крыма, давно ассимилировано и считает себя не крымскими татарами, а турками крымского происхождения. Но и этого хватает, чтобы пускать по рядам зарубежных соотечественников тарелочку для сбора пожертвований на нужды страждущих земляков, чем Джемилев и Чубаров занимаются время от времени.

Последний подобный акт имел место 31-го июля, когда в Турции прошло очередное заседание исполкома Всемирного конгресса крымских татар (примерно такое же, как январское на Херсонщине, упомянутое выше). А вот за месяц до этого буквально грянул гром – руководство крупнейшей в Крыму крымскотатарской общественной организации призвало турецкие власти признать Крым частью России, а не Украины.

Как известно, в настоящее время Турция российскую принадлежность Крыма не признает, как, впрочем, и Россия не признает независимость Турецкой Республики Северного Кипра. Но со времен заседания татарского исполкома в Турции многое изменилось. После неудачного военного переворота у турецкого руководства натянулись отношения с американскими покровителями Джемилева и Чубарова, в то же время активизировались контакты по налаживанию взаимодействия с Россией. Опять же следует напомнить, что в Крыму проживает почти четверть миллиона крымских татар, а Ислямову не нашлось даже на кого надеть 250 комплектов дармовой военной формы. Вряд ли конечно Турция, даже в свете изменившейся обстановки будет перекладывать все яйца из одной корзины в другую, но есть все основания предполагать, что яйца джемилевых-чубаровых-ислямовых значительно уменьшатся и сморщатся.

В ситуации, когда реальность столь безрадостна, остается апеллировать к иррациональному. А ведь ничто так не помогает вырваться за рамки сурового быта, как волшебная сила искусства (кроме наркотиков, конечно, но сейчас не о них). Именно искусство стало главным оружием Джемилева и Чубарова по воплощению своих национально-автономных мечтаний этим летом. А главным культурным событием на фронте этой борьбы, безусловно, можно считать выставку картин, проходившую в Музее истории Киева с 19 по 28 июля под названием «Прекратите есть Украину».

Как видим, ничего конкретно крымского в названии нет, но самыми заметными персонами на ее открытии были те же Джемилев и Чубаров с Ислямовым, а больше всех суетился с организацией и позировал на фоне картин депутат Георгий Логвинский – крымский татарин скорее профессиональный, чем этнический. Экспозиция включала одиннадцать полотен мастера, о котором несколько слов стоит сказать особо.

Это был некий российский художник сава. Вообще-то псевдоним его следует писать большими буквами и латиницей, как в заголовке этой статьи. Но зная, что это довольно примитивный и заезженный маркетинговый ход, применяемый ради того, чтобы бренд больше мозолил глаза в тексте, мы ему следовать не будем. Итак, кто же такой художник сава? Это неизвестно. Художник взял свой броский псевдоним лишь для этой выставки. Прошлые его работы никому не ведомы, а судьба окутана туманом. Известно лишь (впрочем, от кого известно тоже неизвестно), что в России таинственный культурный деятель участвовал в антипутинских митингах, никогда при этом не снимая маску. А также вместе с такими же неравнодушными друзьями отважно разбрасывал по почтовым ящикам граждан листовки с информацией о фальсификации выборов.

Как видим, ни прибивания своей мошонки к брусчатке Красной площади, ни прочих подобных культурных подвигов за савой не замечено, а о фальсификации выборов граждане и без него легко могли много где узнать. Однако, опасаясь репрессий режима, отважный художник был вынужден уехать из кровавой деспотии (неизвестно когда и неизвестно куда). На своей киевской выставке он, опять же опасаясь репрессий, не появился даже в маске, предоставив Джемилеву и Чубарову с компанией любоваться картинами самостоятельно. А картины, следует заметить, того стоили.

Восемь полотен из одиннадцати представляли собой творческое развитие метода Малевича. То есть черные квадраты, в которые не очень уверенным почерком были вписаны белой краской числа (по одному на каждую картину) – от 1 до 1 000 000 000 000. Настоящим прорывом на этом фоне стало полотно с белым числом 11, зачеркнутым красным и изображенным рядом опять же красным 29, а чуть ниже, опять же белым и помельче 340.

Остальные три картины отличались несколько большим разнообразием цветовой гаммы. На том же черном фоне красный кружок черным с треугольным глазом нацеливался схематичным разинутым ртом на изображенные в желто-голубых тонах без особого знания географии и с как бы дилетантской беспомощностью контуры Крыма, Донбасса, и сердечко. В многочисленных новостных публикациях и анонсах ценителям искусства было сообщено, что после выставки полотна можно приобрести, а средства, само собой, пойдут на благотворительные цели. Жаль, что дальнейшая судьба произведений искусства и вырученные за них суммы остались неизвестны публике.

Почему художник сава не объявился на выставке, можно понять, вспомнив, как после экспонирования авангардного полотна «Сеятель» художника Остапа Бендера и его ассистента Кису Воробьянинова вышвырнули с парохода. «Мустафа Джемилев в этот вечер был молчалив», — описывает впечатления об открытии выставки один из репортеров. Впрочем, оглушенный эстетическим катарсисом Мустафа не удержался от язвительной шпильки в адрес соседней страны. «Надеюсь, что таких людей в России будет много», — отметил он в своем комментарии, имея в виду художника саву.

Не знаю, кому как, а мне почему-то после выставки стало казаться, что депутат Логвинский, «консультант Меджлиса крымскотатарского народа, конгресса национальных общин Украины, советник Мустафы Джемилева, одновременно консультант Парламентской ассамблеи Совета Европы и Украинской таможенной службы», как пишет о нем Википедия, напоминает сильно небритого Остапа Бендера не только внешне.

Прошу, конечно, прощения у читателей за столь большое внимание, уделенное выставке, но именно она, на мой взгляд, адекватнее всего передает шершавым языком картины нынешнее состояние умов меджлисовских лидеров, а также уровень и перспективы их дальнейшей политической борьбы.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: политика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.