ЕСТЬ ЛИ У УКРАИНЫ СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ?

8 июля 2016, 14:32
Аналитик в сфере стратегических коммуникаций
1
402

Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами. Уинстон Черчилль


 Довольно часто в последнее время можно наблюдать в информационном пространстве различного рода анализы текущей, оперативной ситуации. Причем авторы зачастую не всегда отчетливо вычленяют стратегический контекст от задач тактического, а тем более оперативного уровня.

В таком хаотическом парадигмальном построении алгоритмов безопасности, пока что даже не вырисовывается даже абрисно архитектура системы безопасности страны. Реформа полиции, не сопряжена с контекстом катастрофического ухудшения криминогенной ситуации; реформа правосудия так и не состоялась, а принятые изменения пока вступят в действие, то еще многие судьбы людей будут поломаны.

Говорить о комплексной реформы системы финансов и инновационной политики вообще не приходится.

Научные институты, долгие годы содержащиеся на деньги налогоплательщиков, оказались неспособными к выработке стратегических прогнозов, более того, многие исследования носили сугубо конъюнктурный характер и были обусловлены влиянием правящих групп, имевших власть в конкретный период.

В рамках же отдельных субъектов системы национальной безопасности не было создано единой системы научного обеспечения политики безопасности государства, а теория безопасности до сих рассматривается как нечто чуждое.

Что же касается непосредственно практики реализации политики безопасности, то в рамках нынешней интерпретации реформ, вряд ли можно вообще оперировать термином система.

Большинство статей касается анализа состояния, выявления ошибок в нынешнем положении, а также подробном анализе причин. Но очень мало сосредоточено на том, чтобы научно обосновать стратегию развития Украины, сделать стратегические прогнозы и при помощи методологи стратегического планирования сформировать модель пути развития Украины.

Именно поэтому я и решил определенным образом восполнить этот пробел.

Ключевой мессидж: при анализе сильных сторон противника я занимаюсь анализом, а не восхвалением, прославлением и т.д.

Концептуальный посыл: пока существует Россия — всегда будет существовать угроза для независимости Украины.

По данным Украинского института будущего около половины жителей Украины считают, что наше государство должно сохранить дипломатические отношения с Россией, даже с учетом конфликта на востоке страны. В частности, опрос показал, что 39,3% респондентов считают, что Украина и должна разорвать дипломатические отношения с Россией. А вот за их сохранение выступают 47,2% выступают опрошенных. Еще 12,4% респондентов не смогли определиться.

В то же время, отвечая о перспективах широкомасштабной войны между Украиной и Россией, 45,7% респондентов считают, что широкомасштабная война между Украиной и Россией невозможна. А вот противоположной точки зрения придерживаются 41,6% респондентов. Еще 12% опрошенных участников соцопроса не смогли определиться с позицией. (Источник: http://korrespondent.net/url.hnd?url=https%3a%2f%2fwww.facebook.com%2fUkrainianIF%2f%3ffref%3dts)

Таким образом почти половина населения не считает врагом Россию, ибо хочет оставить дипломатические отношения и примерна та же часть, по этой же причине, не считает возможной полномасштабную войну. При этм никакие цифры погибших, сводки с фронта об участившихся обстрелах, кардинальном накоплении вооружений на границе с Украиной никоим образом не влияют на решение градан Украины.

Вот это и есть главный итог проведенного комплекса специальных операций, в том числе и информационных, по внедрению в сознание украинцев противоречивого отношения к войне, внедрения контраверсийных симулякров для формирования сомнения в ее целесообразности вообще, сопряженные с дестабилизацией внутриполитической обстановки по всем жизненно важным сферам жизнедеятельности: культура, спорт, литература, искусство, экономика, финансы, экология, сфера безопасности, криминал.

Таким образом, неэффективная информационная политика внутри страны способствовала тому, что почти половина украинцев (а ведь опрос, как вы понимаете, не проводился на территориях Крыма и ордло…) не готова признать реальность войны.

Что это значит? Это значит, что эта часть населения Украины не может и не будет готовиться к войне полноценно.

Почему это произошло? На мой взгляд без лишних теоретизирований можно выделить несколько важных, на мой взгляд, ошибок.

Концептуальные прорехи информационной политики Украины на лицо:

1)              В Украине отменена Доктрина информационной безопасности Украины;

2)              Отсутствует Концепция государственной информационной политики;

3)              Отсутствует концепция реинтеграции Крыма и ордло;

4)              Не сформирован в виде нормативного акта четкий и системный механизм противодействия пропаганде;

5)              отсутствует механизм идентификации деструктивного для национальной безопасности контента с последующей блокировкой;

6)              есть необходимость в формировании нового правового режима (в рамках правовых режимов АТО и военного положения не в полной мере можно реализовать политику национальной безопасности в контексте гибридной войны): правовой режим временно оккупированных территорий (в т.ч. и Крыма).

 

Я не являюсь сторонником разделения национальной безопасности на отдельные составляющие, потому рассматриваю внутренний и внешний аспекты в неразрывном единстве, ибо безопасность – целостный экзистенциальный феномен.

Таким образом, в условиях наличия четких маркеров дестабилизации можно указать на активизацию алгоритмов дестабилизации нормальных отношений по оси Украина – Польша. Заметим, не с Португалией, не с Испанией, а именно с Польшей, потому как именно эта страна является сегодня наиболее ярким защитником интересов Украины в ЕС. Благодаря Польше и Литве тема Украины поднимается на всех встречах и интерпретируется не иначе как война. Абсолютно понимаема реакция данных страны: ведь одновременно с Украиной, Россия в случае полномасштабной войны не будет ограничиваться только нашей территорией, а сразу осуществит силовую реинтеграцию «принуждение к русскому миру» всех не только постсоветских, но и иных территорий, которые русские считают по своим соображениями своими. Для этого политический, бизнесовый и военный бомонд по указанию Москвы должен был изучить работы Данилевского, Бердяева.

В данном контексте можно выделить несколько сценариев развития ситуации.

Сценарии развития событий: военный.

Любой здравомыслящий человек понимает о несоизмеримости потенциалов армий Украины и России, да будем откровенны и всей Европы. Когда Россия долгие годы целенаправленно нарушала Договор об обычных вооружениях в Европе никто даже и не мог предположить насколько далеко идущие последствия таких действия у России. Все было продумано и реализовывалось русскими поэтапно. Потому, в случае полномасштабной войны с Россией изначально надо разрабатывать сценарии ассиметричных действий. В данном случае успех будет состоять в нанесении противнику несоизмеримого урона, а в лучшем случае недопустимого урона на территории России. В данном случае существенно повышается роль ССО. Фактически от успеха действий в тылу противника может зависеть успех в общей войне.

Сценарий развития событий : невоенный.

В рамках украинского политикума должна быть сформирована национальная элита, для которой национальные интересы страны будут сформированы, исходя не из их политической принадлежности, а базируясь на интересах государства. Это неприемлемо, когда с приходом каждого политического лидера наша страна кардинально меняет свой вектор развития. Вряд ли можно предположить, что следующий Президент США вернет Аляску России, или следующий Президент России вернет Курилы Японии или Благовещенск Китаю…

Основной задачей консолидированного общества будет выступать сплочение нации около идей построения соборной и независимой Украины. В более обобщенном плане формирование элитного и общественного консенсуса относительно украинской парадигмы стратегии безопасности. У Украины должна быть своя — Украинская альтернатива. Пора вырваться из порочного круга инспирированно навязанной дихотомии : Европа — Россия.

Касательно России, то в рамках разработанной Стратегии национальной безопасности Украины, иных документов в сфере безопасности, основной задачей является минимизация осуществления военных действий против Украины. С этой целью необходимо разработать систему мероприятий, направленных на ослабление вероятностного противника. Причем хочу сразу же оговориться, что в стратегическом контексте не следует тупо ограничиваться лишь Россией… На мой взгляд неисчерпаемый потенциал имеет теория стратегических коммуникаций, которая уже давно успешно апробирована в НАТО и с учетом ее применения в Украине в сфере государственного управления мы можем получить громадный потенциал для реализации как политики безопасности, так и устойчивого развития в условиях динамических трансформаций.

Вряд ли можно согласиться с В. Горбулиным, который в одной из своих недавних статей в Зеркале недели утверждает: «Россия почти открыто признает, что не в состоянии заниматься стратегическим анализом и, тем более, — стратегическим планированием». (Источник : http://korrespondent.net/url.hnd?url=http%3a%2f%2fzn.ua%2fcolumnists%2f2017-y-prodolzhenie-sleduet-217799_.html "2017-й: продолжение следует…").

Это ошибочное утверждение, которое снова вводит нас в сладкую пену о, якобы, отсутствии у русских стратегии развития конфликта в Украине.

 И вот почему.

1.                В 2014 году в РФ был принят профильный Закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации», где в статье 3 закона дается определение данного термина : стратегическое планирование — деятельность участников стратегического планирования по целеполаганию, прогнозированию, планированию и программированию социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, отраслей экономики и сфер государственного и муниципального управления, обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, направленная на решение задач устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и обеспечение национальной безопасности Российской Федерации. В. Горбулин не мог не знать об этом законе, потому если знал, то зачем умышленно вводит в заблуждение, мол русские, не могут мыслить стратегически. Тема гибридной (русские называют ее нелинейная) войны в России разрабатывалась давно, причем не только в докладах генерала Герасимова, но и прежде всего в рамках разного научных и околонаучных, в том числе публицистических романах. Потому говорить, что у русских не было стратегии возврата Украины – серьезная ошибка и недальновидность.

2.                В России выходит немало трудов, посвященных именно вопросам стратегического планирования деятельности в сфере безопасности. Потому говорить о том, что «Россия не в состоянии заниматься стратегическим планированием» по меньшей мере не серьезно. Хотя, быть может, есть и иной умысел в таких глубокомысленных пассажах ключевых лидеров общественного мнения в сфере безопасности.

Боле того подчеркну, что даже в самой Стратегии национальной безопасности России, подписанной Президентом России 31 декабря 2015 года прямо указано: «Настоящая Стратегия является базовым документом стратегического планирования, определяющим национальные интересы и стратегические национальные приоритеты РФ…». То есть в базовой дефиниции термин «стратегический» указан 2 раза. Потому уверен, что не стоит обольщаться по поводу несостоятельности русской стратегической мысли. Не стоит недооценивать противника, словоблудным убаюкиванием под разным соусом подаваемых наукообразны фактов.

В то же время, когда В. Горбулин заявляет: «Если говорить о наличии действительно стратегического анализа, следует признать, что в данный момент мы объективно находимся в сложной ситуации», — то хочется спросить: а что и кто мешал ему, будучи на высоких должностях и Секретаря РНБОУ, и советника Президента по нац. безопасности, и главы НИСИ, и главы Института проблем национальной безопасности — сформировать за 25 лет эту систему? Для кого ставятся снова задачи?

Также как и идея создания научного хаба — отнюдь не нова. Более того, говоря о закостенелости, В. Горбулин снова предлагает создавать его  на базе НИСИ, хотя и пробует сделать мягкую оговорку, что база создания не столь важна. Но в чему суть идеи: создать хаб можно, а что дальше: кто будет слушать и главное слЫшать ученых и аналитиков? Я напомню, что в свое время у нас было создано немало:

1)  Национальный институт стратегических исследований;

2)  Институт проблем национальной безопасности

3)  Национальный институт проблем международной безопасности.

Я уже не буду упоминать отдельно различные аналитические организации, которые осуществляют свою деятельность в данной сфере. Также, пока что за рамками этой статьи, оставлю факт доминирования отдельных организаций.

И что: где конкретный результат их работы? В чем существенно и в каких конкретно областях и сферах безопасности был сделан качественный прорыв:

·                Была разработана концепция консциентальной войны?

·                Разработана украинская версия нелинейной войны?

·                Разработаны механизмы противодействия подмены истории, манипуляции сознанием в России?

·                Да на крайний случай, был ли разработан механизм имплементации  положений Д.Ная касательно применения  умной силы?

·                Разработаны механизмы философского обоснования украинского мира, украинской цивилизации?

·                Очерчены пути стимулирования творческого озарения у одаренных личностей?

·                Разработана и внедрена методика формирования фабрики талантов (креативов), внедрена концепция новой элиты нации?

Где это все???

И не надо рассказывать, что в функциональные обязанности данных учреждений это не входило. Задачи и функционал выписывает Директор.

Потому, создание хаба, это не задача, а всего лишь инструмент, потому как, пока руководители страны будут сохранять принцип политических назначений, конъюнктурных договоренностей с целью сохранения внутриполитического баланса, наука не будет нужна: кулуарщина и депрофессионализация — вот основные постулаты ненаучной власти — людей-временщиков, пришедших с целью обогащения в таких масштабах, чтобы потом можно было и откупиться от судов и залог дать и на жизнь хватило.

Потому создадим хаб, пул, центры и т.д. — это не решит проблему самого отношения правящих лиц к интеллекту и его роли в построении эффективных социальных систем.

Потому корень проблем лежит в выработке и реализации действительно стратегии развития Украины, которая зиждется на формировании:

1)   стратегического мышления,

2)   разработки и внедрения стратегических нарративов;

3)   понимания стратегического контекста динамических трансформаций в современном мире

4)   понимания стратегического места и роли Украины в формировании новой европейской идентичности.

 

 

 

 

 

 

 

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.