Украинская шахматная партия, где из офицера (генерала) делали пешку

13 июня 2016, 19:57
1
235

Так что же тогда инкриминируют Назарову?

Кто хотя бы лет 5 сознательной жизни прожил при союзе, наверное, помнит принципы работы советской правоохранительной и судовой системы – нужен результат: то есть, одни ищут тех, кого предварительно считают виновными, другие это доказывают в суде. Эпоха независимости успешно подхватила такой подход, внеся в него элементы фарса, цинизма, иногда полного игнорирования правилами этики, морали и вообще потери человеческого лица. При этом хладнокровно отправляла одних за решетку, других (явно виновных) – бесстыдно отпускала прямо из зала суда, играя в угоду чьим-то интересам, имиджу, деньгам...

Что же происходит у нас сейчас, в стране, стремящейся к европейским стандартам и громко заявляющей о своих первостепенных целях – борьба с коррупцией и реформирование судовой системы?

Один из очень ярких примеров, по которым можно дать определенную оценку, является очередное заседание суда по рассмотрению ситуации со сбитым в районе Луганского аэропорта военным самолетом Ил-76 с десантниками на борту. По правде сказать, именно это дикое, с хуторским подходом, но рассчитанное скорее на “показуху” для общества судовое действо меня подтолкнуло к написанию данной статьи.

В эти дни как раз исполняется два года с момента ужасной катастрофы, которая принесла боль утраты для родных погибших и потери для нашей страны в целом. Мы действительно потеряли часть военной элиты, подготовленных и высоко мотивированных ребят. Такие, как они, стали грозной убойной силой для боевиков и регулярных российских войск на Донбассе, такие, как они, не дали чуме под именем “сепаратизм” разрастись по Украине. Сейчас о таких снимают фильмы, ими восхищаются даже западные специалисты.

Мы преклоняемся перед нашими защитниками и скорбим по тем, кто погиб, находясь на борту. Светлая им память.

И если посмотреть хронику событий лета 2014 года, действительно, шаг за шагом, поселок за поселком, город за городом наши войска (из ВС, НГ, добробатов…) освобождали Донбасс от явно принесенной извне идеи “русского мира”. Пока РФ не ввела свои войска, хотя и открещивается от этого до сих пор. Тягаться с ними стало, понятно, тяжелее, освободительный темп снизился.

И по-тихоньку наш народ, подзабыв о недавних успехах на поле боя, начал вспоминать негативные моменты, роптать на военное руководство, а в скорости и на высшую политическую власть.

Да и вообще, по нашей ментальности, нам присуще самих себя и своих же щемить, угнетать – это мы любим. Самобичевание – это по-нашему, это такой наш национальный мазохизм. И не стоит ни на кого обижаться, поскольку это хронический кризис, корни которого в нашей истории. Когда вместо закрепления успеха, всеобщего объединения для его развития, начинают искать виновных, пытаются сводить счеты на всех ветвях власти, в обществе и в армии.

На этой волне нарисовалась нужная обществу и, похоже, выгодная для высшего руководства мишень в виде целого генерала – человека, которым можно пожертвовать, возложив на него всю вину за один конкретный, весомый промах.

Ведь даже если поверхностно посмотреть на суть дела, то не трудно понять прокуратура еще в ноябре 2014-го возбудила уголовное дело исключительно в отношении одного фигуранта – генерала Назарова (на момент поражения Ил-76 исполнял обязанности НШ АТО). И судовая эпопея, которая длиться уже полтора года, тоже нацелена на этого человека. Сколько документов уже изучено, сколько лиц дали показания, даже в прямом эфире видно, что по многим не из ВСУ возникает много вопросов. Но никого это не интересует. Виновный назначен и все вокруг него вертится.

И что же мы видим, наблюдая за таким судебным заседанием?

Первое – документов, подтверждающих виновность Назарова, в частности получение им донесения о вражеской ДРГ в районе аэропорта, как не было, так и нет.

Второе – по требованию суда к СБУ представить письменные доказательства вины Назарова был передан какой-то листик без адресата и подписи, который якобы был передан обвиняемому накануне вылета самолета. Но довести, что эти сведения тогда были переданы генералу, никто не может. Сам представитель СБУ (Кравченко) утверждает, что этот документ ничем не предусмотрен, поэтому как-то так учитывался и доводился без надлежащей фиксации. Да и сам он (Кравченко), по его же словам, смысл содержания листика осознал на другой день после того, как сбили самолет.

Третье – представитель МВС (Науменко), сообщив, что имел информацию про ДРГ с ПЗРК, не смог однозначно подтвердить, что это именно та группа, что сбила Ил-76, не мог. К тому же телеграмма, отправленная им, штабом АТО и СБУ не получена (это обозначено в материалах расследования). В общем, тоже ситуация непонятная, и винить бездоказательно НШ АТО в том, что до него не дошла телеграмма нельзя.

Так что же тогда инкриминируют Назарову?

Для сравнения: представьте себе, что задержали подозреваемого в совершении убийства с применением, например, пистолета. Но на момент судебного заседания обвиняемый так и не признал свою вину, а правоохранительные органы так и не нашли пистолет. Как вы считаете, будут ли учтены судом какие-либо доводы стороны обвинения, основанные лишь на том, что у нее есть аналог такого пистолета, с которого теоретически мог выстрелить “вероятный” убийца? Ответ очевиден. А неужели с генералом ситуация иная?

Еще вопрос – а что, Назаров только один воин на поле судебно-театрального действия? Почему, например, за трагедию в Скнилове (2002 год), где праздничное авиашоу забрало жизнь 78 мирных граждан, а еще около 250 получили многочисленные травмы, к ответственности привлекли целых 10 человек. И это при том, что та ситуация произошла в совсем мирное время…

У нас можно и принято говорить, что руководство отвечает за все. Но, подождите, есть те органы (лица), непосредственно отвечающие за более узкий участок деятельности. Они же и более квалифицированы в этом.

В данном случае вопрос к оперативной группе (ОГ) Воздушных Сил, входящей в состав штаба АТО. Каковы ее роль и место? Очевидно, что часть шишек должно и на их голову упасть, но следствие стыдливо или по “указке” скрывает и не рассматривает возможную причастность этого подразделения к ненадлежащему обеспечению безопасности полетов.

А ведь в материалах дела содержатся документы, где указано назначение этой ОГ и ее задачи, среди которых – планирование, взаимодействие и управление, в том числе во время выполнения задачи перевозок воздушным транспортом. Значит, именно эта группа должна была заниматься отработкой документом по переброске десантников воздушным путем, а никак не НШ. К ней же и вопросы управления авиаперелетом трех Ил-76 из Днепропетровска в Луганск, а также соблюдением мер безопасности.

И еще (это очень важно для представления происходящего), дававший показания в суде Маленко, находившийся в районе Луганского аэропорта в момент переброски десантников, озвучил, что именно второй Ил, который и был подбит (в отличие от первого, успешно приземлившегося), почему-то совершал посадку со светящимися аеронавигационными огнями, как новогодняя елка. Так что в этом заключается “недбалість” (халатность) генерала Назарова? А как тогда понимать: один самолет сел – генерал молодец, второй подбили – генералу “халатность”, третий уцелел – генерал снова молодец, или как?

Кроме того, наряду со спекуляцией на человеческом горе, очень часто спекулируют на неурегулированном законодательно термине “боевая обстановка”.

С одной стороны в районе проведения АТО гибнут как военные (я имею в виду всех задействованных силовиков), так и мирные жители. С другой – никакой особый режим в государстве или в том регионе не введен, как и нет официального признания украинской стороны, что государство находится в состоянии войны.

Прокуратура инкриминирует генералу служебную халатность в боевой обстановке. Но, не смотря на то, что де-факто на востоке идут бои, де-юре – это все-таки АТО. И это несоответствие действительности имеет место уже 2 года. Это должно быть давно урегулировано государственными институтами с изменениями в законодательстве. Но пока получается, что на деле – одно, а на словах – другое. Тогда для чего же подставлять людей (сегодня Назаров, завтра – кто-то еще)?

Кстати, в том же 2014 году, почти через месяц, как сбили Ил-76, над Донбассом был сбит Боинг МН-17 Малазийских авиалиний, на борту которого было 298 человек. Все погибли. Почему же в этом случае никого не ищут виновным? А вот хотя бы того же Назарова – он же и на тот момент был НШ АТО. И почему, если это все-таки “боевая обстановка”, то в воздушном пространстве свободно летают гражданские суда других государств? Налицо двойные стандарты.

Благодаря тому, что суд открытый и транслируется в прямом эфире, за ним могли наблюдать как в нашей стране, так и за рубежом. И это только усилит существующее недоумение некоторых иностранных специалистов относительно того, как мы сами определяем происходящее у нас на востоке и на кого и какие функции возлагаем в разрешении ситуации. Возможно, в связи с этим судовым процессом, специальный докладчик ООН Кристоф Хайнс заострил внимание на этой проблеме: “Квалификация конфликта как АТО привела к значительной путанице как со стороны наблюдателей и мониторов, так и среди самих участников относительно того, кто в правительстве этой войной должен заниматься. Это может привести к неопределенности относительно ответственности”.

У нас, как раз, так и получается: идет АТО, которым по закону должно руководить СБУ, а судят почему-то только одного армейского генерала. Извините, мне и многим вообще не понятно, а какая роль (кроме представительской) в проведении АТО нашей Службы безопасности, а самое интересное и, в данном случае важное, – какая ответственность этой структуры или хотя бы отдельных ее представителей за результаты проведения операции.

И если мы стремимся быть ближе к Западу, приведу пример того, как у них поступают в подобных случаях. Итак, после нанесения американской авиацией бомбового удара в Афганистане, был уничтожен госпиталь. Погибших было очень много: это и больные, и медперсонал, и другие работники. Решением суда над 16 военнослужащим было вынесено, что состава преступления в их действиях нет. К ним были применены административные меры наказания. При этом одному военнослужащему запретили на протяжении нескольких лет выдвигаться на вышестоящие должности, шести другим –  объявили “выговор”, с семью – проведены предупредительные беседы, еще двух отправили на курсы повышения квалификации. Вас это не удивляет? Но там, все-таки, наверное, понимают, что война – это не в морской бой на листике играть. Она и опасность таит, и обстановка там динамично развивающаяся, да и без потерь вряд ли обойтись.

А мы, скорее всего, живем в не совсем реальном мире. Еще не известно, сколько бы нам пришлось территории потерять, будь там начштаба кто-нибудь другой.

Зато ищем “козлов отпущения”, живя все так же по простым и понятным советским принципам, когда виновник назначен, тогда уже и разбираться не надо в истинности этой позиции.

Впереди еще заслушивание позиции стороны защиты, рассмотрение секретных документов и очередные дебаты, нервы, суматоха.

Но, по-моему, то с чего я начал эту статью очень крепко вросло в наше сознание, отношения, быт и пр. И анонсированные и ожидаемые (наверное, в первую очередь Западом) реформы в суде и органах прокуратуры, скорее всего, заставят нас очень долго ждать, если оценивать происходящее в суде по рассмотрению дела в отношении Ил‑76.

Все эти судебные заседания показали, что дело это высосанное из пальца, а где-то даже сфабриковано. Благодаря таким постсоветским прокурорским работникам с зацементированными мозгами было создано, а теперь широко внедряется понятие “синдром генерала Назарова”, направленное на то, чтобы ни один руководитель, по крайней мере, военный, не смел принимать ответственные решения, боясь стать очередным “козлом отпущения”.

Возникает лишь вопрос: кому конкретно это выгодно? Кому надо спекулировать на горе родственников погибших десантников, попросту, что называется “наезжать” на военное руководство и всячески его дискредитировать. Скажите, а не унижение ли это, когда со стороны прокуратуры находятся молоденькие парни, практически не соображающие в военных вопросах? Между прочим, в США, относительно вышеупомянутого случая по бомбардировке афганского госпиталя, дело рассматривал как раз военный  суд, как компетентный орган.

То же самое касается так называемой экспертизы в деле генерала Назарова, о которой так много говорили, в том числе и по телевидению, а на практике оказалось, что большинство экспертов, которые ее проводили, к военному делу отношения никакого не имели (необъяснимо, как тогда они вообще могли делать какие-либо выводы). А четыре военнослужащих из числа экспертов находились в служебной зависимости, что категорически запрещается УПК Украины. И даже по видео из зала суда было заметно, что судью это немало удивило.

В качестве оценки такому нашему дилетантскому подходу хочу привести слова одного из американских военных экспертов: “Если люди без военного опыта начнут обвинять офицеров в военных потерях, эта страна обречена, а ее вооруженные силы можно будет выбросить на помойку”. А когда у него спросили, были ли подобные инциденты в армии США, он дал следующий исчерпывающий ответ:

“Я не знаю о таких случаях. Да, некоторые не выполняют приказы или принимают решения, которые противоречат законам войны, но это другое дело. Сама сущность войны – это готовность людей пойти навстречу с насилием. Если генерал отправляет самолет с 50-тью людьми, и этот самолет сбивают – это, конечно, трагедия. Но что тогда делать с полковником, который отправляет людей удерживать важный перекресток и они попадают под “грады”?
Судить его? Что делать с сержантом, который отправляет бойца с сообщением в штаб, а тот попадает в засаду?

В армии нужно, чтобы люди брали на себя ответственность за тяжелые решения, за решения, которые ставят под угрозу жизни солдат. Еще Макиавелли говорил, что война – это наполовину удача, и если офицеры не будут принимать решения, пока не станут уверенными на 100 процентов, противник воспользуется их пассивностью и победит”.

Размышляя напоследок, конечно же не могу не вспомнить о северо-восточном соседе нашего государства, которого согласно Военной доктрины мы определили как противника. Но Россия не только всячески обеспечивает незаконные бандформирования на Донбассе, поставляя смертоносное оружие, боеприпасы и задействует свои вооруженные силы. Она одновременно активно пытается расшатать еще больше ситуацию в нашей стране, расколоть общество. При этом стремиться это сделать и нашими руками, вбивая в сознание наших людей свою идеологию, пытаясь разобщить, посеять внутренние трения и взаимные подозрения. А мы, играясь, как в случае с Назаровым, в охоту на ведьм, только помогаем противнику в информационной борьбе. Поверьте, нет никаких сомнений, что россияне несказанно рады любому случаю, когда “хохлы чубляться” – им такую картинку только подавай.

Вот и стоит задуматься над фразой, неоднократно озвученной этим самым нашим врагом: “зачем с украинцами воевать, они и так сами себя уничтожат”.

Так может, нам остановиться и прекратить раздор, чтобы не повторить уже когда-то пройденный исторический путь по наклонной с названием “Руина”. Он тоже начинался с таких же ошибочных шагов, что привело впоследствии к упадку. Друзья, давайте очнемся, откроем глаза, воспрянем разумом и обойдем эти грабли.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.