Зачем Порошенко оклеветал Филарета

23 мая 2016, 22:55
журналист
1
629

И чем тот ответил на оскорбления


На торжествах, посвящённых якобы 50-летнему пребыванию самозваного «патриарха Украины-Руси» на киевской кафедре, столь же легитимный «президент Украины» пропел Филарэту осанны о «жертвенном служении» того «Богу и родному украинскому народу»: «Вы подняли флаг украинства и несете его уже столько лет… Позвольте пожелать вам как можно скорее увидеть реализацию главного дела своей жизни – Украинскую единую поместную независимую православную церковь». И тем явно оскорбил «юбиляра». Ибо большую часть своего «киевского периода» (не говоря уже обо всей жизни) тот нещадно боролся с украинством, ретиво вытаптывая любые ростки «главного дела своей жизни». Другой вопрос, что «Украинская независимая поместная Церковь» «реализовалась»-таки. Но всё же, скорее, не как «дело жизни», а как продукт жизнедеятельности.

Впрочем, начнём по порядку – сначала предоставим самому Филарету слово в ответ на клевету о «флаге украинства» и «жертвенном служении» украинской нации.

«Цель сепаратистов – ликвидация канонической Церкви»

Впервые свою «любовь» к «отцам» этой самой «нации»» её нынешний духовник озвучил, пожалуй, в мае 1971 г., когда возглавил во Львове празднование 25-летия упразднения «греко-католической» унии, совпавшее с 5-летием его собственного служения на Киево-Галицкой кафедре. В 1981 году, на 35-летие Львовского собора он прошёлся уже и по «славным героям», упомянув, что «только во Львовской епархии противники церковного воссоединения с Матерью – Русской православной Церковью и братской дружбы украинского и русского народов лишили жизни более 30 священников» (выделено здесь и далее мной, – Д.С.). Более откровенная характеристика ныне внесенных в пантеон Героев Украины тогда не допускалась, ибо партия (которой верно служил Михаил Антонович Денисенко), мягко говоря, не приветствовала вскрытие некоторых страниц истории народов, составлявших «новую историческую общность».

Предметно заговорил о бандеровцах митрополит Киевский и Галицкий с наступлением гласности и демократизации, когда идейные наследники «нэзломлэных» стали реальной угрозой всевластию партии и её церковного наместника. В 1989 г. Филарет жаловался «Московским Новостям» (МН. 30.7.1989. № 31) на погромы православных приходов в Галиции (происходящие в т.ч. и по его вине, о чём мы также писали в предыдущем материале): «Полностью скомпрометировали себя иерархи греко-католической церкви…сотрудничеством с оккупационным фашистским режимом и бандеровскими националистическими бандами… Подогреваемые униатскими и националистическими центрами из-за рубежа, они добиваются… отторгнуть от Русской Православной Церкви тысячи приходов, миллионы верующих. Эти христиане крещены Православной Церковью. …Националистически настроенные элементы стремятся с помощью унии отторгнуть украинцев от их единокровных братьев русских. Руководители Украинской Католической Церкви на Западе, объединяясь с украинскими националистами, не скрывают, что основная цель их борьбы – добиваться выхода Украины из состава Союза ССР... Не надо быть ясновидцем, чтобы понять: восстановление бывшей униатской церкви приведет к религиозной и политической борьбе, к разъединению народов».

Досталось и «автокефалам» – «Лидеры незаконной автокефалии стоят на националистических и сепаратистских (что-то напоминает, не правда ли? – Д.С.) позициях. Ныне «автокефальное» движение распространено главным образом в Галиции. Однако, используя политическую ситуацию, сепаратистские силы способствуют распространению раскола по всей Украине, поставив себе целью ликвидацию УПЦ, которая пребывает в каноническом единстве с Московским патриархатом» («Православный вестник» №10, 1990)и обеим ветвям «киевской традиции» вместе взятым: «Доводим до сведения Президиума Верховного совета УССР о противоправных и хулиганских действиях групп экстремистов, которые называют себя автокефалистами и греко-католиками, специально привезенных из западных областей Украины…В результате пикетирования и блокирования входов на территорию Софийского собора экстремистами православные верующие были лишены возможности свободно пройти к храму Святой Софии и на его территорию… В их адрес выкрикивали оскорбительные лозунги «москали» и «оккупанты» (любимое определение «москалей» Филарэтом сегодняшним, – Д.С.), им наносили побои. С православных священников и монахов срывали кресты, облачения, вырывали хоругви, разбивали иконы. Игуменья Флоровского монастыря Антония в результате побоев получила сотрясение мозга. Увы, в блокаде подходов к Софийскому собору и попытке сорвать богослужение, в пикетировании приема принимали активное участие и некоторые депутаты Верховной Рады УССР: Иван Драч, Дмитрий Павлычко, Михаил Горынь, Иван Заец, Олесь Шевченко, Лариса Скорик, Сергей Головатый, Левко Лукьяненко, Роман Лубкивский, Михаил Швайка и другие… (…нынешние духовные чада Филарэта, – Д.С.)… Толпа на улице скандировала возмутительные призывы, например, «геть московского попа» (как орали спустя 15-20 лет филарэтовцы во время визитов на Украину патриархов Московских Алексия и Кирилла, – Д.С.).., тем самым показав, что они далеки от религии, христианской морали и общечеловеческих моральных ценностей («Православный вестник №1 за 1991 г.)».

«Это было во времена начала движения Руха во Львове, – вспоминал ближайший помощник экзарха викарий Киевской епархии и управляющий делами Украинского Экзархата митр. Ионафан. – Филарет приехал туда для ознакомления с ситуацией на месте и встречи с интеллигенцией. Там его подвергли обструкции, обвиняя во всех смертных грехах, пособничестве советской власти и так далее. Потом я его встречал в киевском аэропорту «Жуляны». Он возвратился очень хмурый и озабоченный и, увидев меня, как-то обреченно-горько сказал: «Там советской власти уже нет. Их там надо танками давить». Такой была его реакция на встречу с галицкой интеллигенцией, той самой, которую он сейчас, как танк, использует для того, чтобы удержаться при власти».

Использует не только живых, но и мёртвых, заметим. Например, некогда ненавистного ему литератора Стуса. «Сейчас я с изумлением читаю, как эмоционально Филарет выражает скорбь по поводу мученической смерти этого поэта от рук большевистско-коммунистического режима, которому Филарет был предан и искренне служил, – продолжает бывший помощник экзарха. – Пусть же останется в истории, как Филарет и представитель КГБ в резиденции на Пушкинской, 36, в зале, где он говорит сейчас уранационалистические проповеди, вместе разрабатывали план срыва похорон тела Стуса, привезенного в Киев. По минутам высчитывалось время, чтобы растянуть обряд панихиды в Покровской церкви на Приорке, чтобы гроб не пронесли по городу, как того желали участники похорон. Филарет лично инструктировал старика отца Николая Радецкого, настоятеля Покровской церкви, как, вопреки церковному уставу, затянуть двадцатиминутную панихиду с утра до 16 часов вечера… Ничего из этой затеи не получилось. Руховцы зашли в храм с желто-голубыми флагами, отстранили о. Николая от службы и панихиду совершили какие-то униатские священники из Галичины. Филарет был сильно раздосадован. Теперь же он лицемерно участвует в разных поминальных мероприятиях, академиях, распинаясь в своей любви к замученному в застенках лагерей поэту!».

Тот же митр. Ионафан свидетельствует, что после того как Филарету донесли, что он читал проповедь по-украински, тот справедливо, заметим, потребовал «не потакать руховцам и националистам» и прекратить использование на службе «этой смеси жидовской и польской мовы».

Конечно, в публичном пространстве Филарет более благопристойно пояснял отказ от богослужения на мове (что ныне повсеместно практикуется в возглавляемой им «церкви»): «В храмах нашей Святой Церкви мы молимся на церковнославянском языке, языке святых славянских учителей Кирилла и Мефодия. Этот язык свидетельствует о том, что все славянские народы веками стоят на основе молитвенного единства, это язык святого Владимира Крестителя нашего, это язык, на котором молились наши мужественные украинские казаки. Поэтому славянский язык для наших верующих людей стал языком традиционным, святым («Православный вестник», №1, 1991 г. стр. 8)».

Но бытовую украинофобию Филарета подтверждали и авторы коллективного письма, опубликованного в парламентской газете «Голос Украины», в т.ч. служители т.н. «Украинской автокефальной церкви» (УАПЦ): «Филарет… воспитывал украинскую паству в неприязни ко всему украинскому, запрещал проповедовать на родном языке, напутствуя: «Мы не должны идти на поводу у этих руховцев, и вообще украинского языка не существует, а есть лишь польско-жидовский гибрид». Он откровенно радовался по поводу гибели людей в Вильнюсе… Любое проявление национального сознания называл не иначе, как «петлюровщиной» и «бандеровщиной». Свое «уважение» к Патриарху УАПЦ Мстиславу (главе «УАПЦ», племяннику Петлюры, – Д.С.) он проявлял в том, что, издеваясь, не допустил девяностолетнего человека к могиле Тараса Шевченко в Каневе. Это широко известный факт. Во время похорон национального поэта Василия Стуса Филарет пытался сделать всё (тоже известный факт), чтобы погибшего поэта не смогли пронести возле памятника Шевченко и таким образом "не осквернили улицы Киева петлюровскими знамёнами». Такой вот «флаг украинства». «Поднял и 50 лет несёт».

Двадцать шесть свидомых депутатов во главе с Вячеславом Чорновилом в первый же месяц украинской незалежности выступили с заявлением-предостережением: «Филарет правдами и неправдами ищет пути, быстро поменяв свои лозунги, чтобы заручиться поддержкой нового правительства… Наше депутатское сознание призывает провозгласить очевидный факт: митрополит Филарет (Денисенко) препятствует духовному возрождению Украины».

Понятно, что «духовное возрождение Украины» связывали господа сии с автокефалией «украинской церкви», и небезосновательно видели в Филарете главное препятствие тому.

«Патриарх всея Украины – насмешка над Церковью»

«Однажды за ужином с архиереями в Киевской Экзархии Филарет, почему-то обращаясь к владыке Макарию (Свистуну), сказал: Вы все скоро из-за гонений уйдёте в раскол, а я всё равно останусь в РПЦ!,повествует митр. Ионафан. – Владыка Макарий обиделся: Как это все, и почему Вы обращаетесь именно ко мне?!Все, все! – утвердительно повторил Экзарх. Но ушёл из Православной Церкви Филарет, а присутствовавшие в зале архиереи, пройдя через искушения, колебания и страдания, остались в лоне Матери Церкви». Добавим лишь, что, когда в июне 1992 г. сторонники раскольника пошли на приступ Лавры (и даже захватили часть зданий монастыря) именно митр. Макарий возглавил верующих, вставших на её защиту, призвав их быть верными новоизбранному предстоятелю УПЦ – митрополиту Владимиру: «Идите во все храмы и монастыри Киева и объявите, что Филарет — самозванец, погромщик и преступник».

А ведь ещё за два года до этого Филарет и помыслить не мог о таком своём превращении (чему, собственно, свидетельство вышеприведенное его «пророчество»). «После смерти Патриарха Пимена (Патриарха Московского, – Д.С.) наступил момент: «быть или не быть» Филарету Московским Патриархом, – обращаемся вновь к воспоминаниям тогдашнего управделами Украинского Экзархата. – То обстоятельство, что он стал Местоблюстителем Патриаршего Престола, (фактически, главой Русской Церкви), придавало ему уверенность, что он непременно будет Патриархом. Ведь стать Местоблюстителем в те времена можно было только с одобрения политбюро КПСС, ибо в советские времена церковные выборы не были совершенно свободными. Я провожал Местоблюстителя на Архиерейский Собор РПЦ для выборов Патриарха. Отозвав меня на перроне в сторону, он важно произнёс: Я уезжаю, наверное, надолго. Берите все в свои руки. Филарет был особенно торжественно настроен, видимо, уже предвкушал, что возвратится в Киев в зеленой мантии Патриарха. На самом высоком уровне в Киеве его проинформировали о том, что выбор «руководства» пал на него. У монахинь Киевского Флоровского монастыря Евгения Петровна (гражданская жена монаха, – Д.С.) заказала пошить Филарету белоснежный патриарший куколь. Она тоже не скрывала от меня свои планы переезда в Москву на дачу Патриархов Московских в Переделкино и искренно возмущалась тем, что Филарет вдруг предложил ей остаться в Киеве. Как выдумаете, кем? Игуменией (!) «монастыря» по адресу Пушкинская, 36, т. е. в резиденции киевских митрополитов! Филарет, как видите, не хотел выпускать резиденцию из своих рук. Они, видимо, хотели оставить митрополитом в Киеве молодого неопытного епископа, и Евгения Петровна намекала, что их выбор давно пал на меня. Потому-то Филарет и произнес на перроне киевского вокзала у поезда с табличкой «Киев-Москва» загадочные, но вместе с тем и прозрачные слова: Берите все в свои руки. Они желали править Украинской Церковью безраздельно и из Москвы. Все это дает мне право утверждать, что ни о какой самостоятельности, стань Филарет Московским Патриархом, Украинская Церковь и мечтать бы не могла».

Вот, что писал о подобной возможности сам без пяти минут патриарх: «Автокефалия должна быть признана другими Православными Церквями. Как известно, в годы гражданской войны была создана Украинская Автокефальная Церковь, однако этот акт был незаконным. Поэтому в народе ее называли самосвятской Церковью. Затем она была распущена, а в годы войны, во время временной немецко-фашистской оккупации Украины, восстановлена, и сейчас отдельные приходы существуют за рубежом. Другие Православные Церкви их не признали. Так зачем нам сейчас отрываться от православного мира? Зачем нам такая Церковь, которая отгораживает нас от людей? …Говорят, нам нужна украинская Церковь. Но в такой постановке есть очевидный умысел. Русской наша Церковь стала называться еще со времен князя Владимира, то есть со времен, когда еще не было отдельно ни украинцев, ни белорусов, ни россиян. Уже 1000 лет она носит это название. Сейчас к ней относятся и эстонцы, и латыши, и мордва, и молдаване, и другие… Церковь многонациональная и название имеет то, которое получила еще во времена Киевской Руси (газета «Советская Украина» от 9 мая 1989 г.)».

Когда же «УАПЦ» стала возвращаться на Украину, Филарет забил в колокола: «Сегодня сторонники так называемой "Украинской автокефальной православной церкви", которая имеет всего лишь 70-летнюю историю… при поддержке сил экстремистского характера разрывают не только хитон Единой, Соборной и Апостольской Церкви, но сеют вражду и братоненавистничество среди украинского народа ("Православный вестник" №1 за 1991 г., стр. 7)».

Через 25 пять лет сам Денисенко будет к такому братоубийству призывать, какое ему самому и в кошмарном сне присниться не могло… Впрочем, всего лишь через год – в 1992-м – присоединится он к тем ещё «сеятелям вражды», поначалу признав над собой «патриарха УАПЦ» Скрыпника. Того самого, которого «издеваясь, не допускал к могиле Шевченко». И о котором говорил на пресс-конференции от 29 октября 1990 г.: «Все так называемые священнодействия, которые осуществляют священники и епископы этой "церкви", – неблагодатны. Об этом свидетельствует тот факт, что в Соединенных Штатах Америки ни одна юрисдикция не признает церкви Мстислава (Скрыпника)… В США есть Конференция канонических епископов, в которую Скрыпника просто не допускают, потому что не признают каноническим епископом. Тем более, его именование – Патриарх Киевский и всей Украины – это насмешка над Церковью, ведь никто не может сам себе присваивать выше достоинство… Присваивать Поместной Церкви патриаршее достоинство – это право всей Православной Церкви… С так называемым "патриархом" Мстиславом Скрыпником не может служить Божественную литургию ни один православный архиерей, ни на Украине, ни в США, ни в любой другой стране, потому что его церковь не принадлежит к семье Православных Церквей… Так называемая УАПЦ не имеет канонического преемства ни с Киевской митрополией (в составе Константинопольского патриархата до 1686 г., – Д.С.), ни с одним Православным Патриархатом (сегодня Филарэт заявляет о преемстве своей конторы от Константинопольской Церкви, называя последнюю «Церковью-Матерью, – Д.С.)… Поэтому я считаю, что УАПЦ (с «неблагодатными священниками и епископами» которой лично Филарет сольётся спустя всего лишь год после этих слов, образовав т.н. «УПЦ-КП») действительно независима, но независима от всего Православия ("Православный вестник" №1 за 1991 г.)».

По иронии нелепой филарэтовой судьбинушки, слился он в расколе и с теми «священниками», которых сам же ранее запретил в служении. Самый яркий пример – бывший Епископ Житомирский Иоанн Боднарчук, который ещё до приезда из Америки Скрыпника стал в 1989 г. «первоиерархом УАПЦ» на Украине. «Филарет, еще в бытность того правящим Житомирским архиереем, ненавидел его, постоянно посылал в Житомир комиссию за комиссией, обвинял епископа Иоанна в растратах и женолюбии, тем самым создавая вокруг владыки обстановку нетерпимости, – рассказывает митр. Ионафан. – Выскажу предположение, что митрополит Филарет исполнял чье-то поручение, пытаясь заставить владыку Иоанна уйти на покой, ибо последний не скрывал своих национально-патриотических убеждений. Он был неугоден властям (был много лет политзаключенным) и его надо было устранить. И «убрали» его руками Филарета… По сути дела, Филарет сам толкнул его в раскол, а потом с большим злорадством лишил архиерейского сана». Да не просто лишил, заметим, но показательно – с обличением на его примере антиканоничности украинской автокефалии: «Исходя из канонических принципов, что автокефалия не учреждается самочинно, а даруется высшей властью кириархальной Церкви (то есть, Московским Патриархом, на чьей канонической территории действуют «УАПЦ», «УПЦ-КП» и т.п. «Рога и копыта», – Д.С.), что непременным условием автокефального бытия Поместной Церкви является наличие в ней не менее четырех (в крайнем случае, трех) епископов (на момент учреждения Филаретом своего «патриархата» не было ни одного, т.к. и он сам был лишён уже всех степеней священства, – Д.С.), чтобы по уходе одного из них новый епископ мог быть рукоположен на кафедру ушедшего епископатом самой этой Церкви, и что одна автокефальная Церковь не может быть расположена на территории другой автокефальной Церкви, а также учитывая нарушения церковной дисциплины, предусмотренные 14-м и 15-м правилами Двукратного Собора, 31, 35, 15, 16, 12-м Апостольскими правилами и другими, Архиерейский Собор подтверждает определение Священного Синода от 14 ноября 1989 года относительно бывшего епископа Иоанна (Боднарчука) и заявляет о полной неканоничности провозглашенной им “Украинской Автокефальной Православной Церкви греко-украинского обряда” (“Православный Вестник” №4/1990, с.5)».

Атеистическое государство, правда (ещё СССР), в подобные «тонкости» не вникало, предложив «конфессиональный мир» в виде поочередного служения в «спорных храмах» православных с сатанистами (по факту) «автокефалами» и униатами. За «поочерёдное служение» уже сатанист Филарэт ухватился при незалежности, а тогда отвечал через "Православный вестник" №1 за 1991 г.: «Разделение и предательство – это большой грех, который, по словам святых отцов, несмываем даже мученической кровью. Его можно омыть лишь слезами покаяния... Будем не поочередно молиться в храмах Божиих, как это нам хотят навязать, а вместе после возвращения вашего через покаяние, искреннее и единодушное (сейчас же, как мы знаем, Филарэт гордо отметает предложения УПЦ МП о его с подданными возвращении в Церковь через покаяние, – Д.С.)».

Чтобы впечатлить «миротворцев» с партбилетами, Филарет привез в Киев управляющего Патриаршим кабинетом Вселенского патриархата будущего Константинопольского патриарха Варфоломея, который вместе с Филаретом, заклеймил УАПЦ как безблагодатный богоотступный раскол. Тогда связка Филарет-Варфоломей не сработала. Зато сработалась – в плетении нынешних интриг против Русской Церкви.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: УПЦ КП,Филарет
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.