Почему мы не можем выбирать поставщика электроэнергии, как интернет-провайдера?

28 марта 2016, 14:35
политик, общественный деятель
2
1606
Почему мы не можем выбирать поставщика электроэнергии, как интернет-провайдера?

Почему в Украине постоянно растут тарифы? Этот вопрос себе ежедневно задают миллионы украинцев.

Заявления правительства о пустой казне, требованиях МВФ, убыточности предприятий – уже никого не удовлетворяют. Ведь за последние два года комуналка выросла в несколько раз, а казна осталась все такой же пустой, а МВФ все таким же неудовлетворенным. В то же время, все меньше украинцев могут позволить себе такую роскошь, как оплачивать коммунальные тарифы.

Ну ладно бы еще, если бы мы видели реальные изменения в стране. Дескать, сейчас плохо, но вот же все меняется, поэтому есть основания считать, что через годик уже будет полегче. Но время идет, тарифы растут, жить становится хуже и не видно никакого просвета. Да и государство абсолютно не развивается и не дает своим гражданам надежду на изменения к лучшему уже даже не в ближайшие годы, а в ближайшие десятилетия.

Украинцы – не глупые люди. Мы все прекрасно понимаем, что деньги, которые с таким трудом отрываются от скудного семейного бюджета, идут вовсе не в казну и на пользу государства, а в чей-то и без того нехудой карман. Даже после этого финансы не остаются в стране, а выводятся зарубеж на личные счета олигархов.

Сегодняшняя ситуация с монополизмом на энергетическом рынке, рынке коммунальных услуг сложилась благодаря второму президенту Украины Леониду Кучме. Еще в начале своего правления он решил создать, как считал, эффективную структуру управления государственными предприятиями, дав определенным людям почти безграничные бразды правления в определенных сферах. Энергетика, металл, машиностроение, природные ресурсы, топливный комплекс – на все ключевые позиции были назначены «менеджеры». Они не только отвечали за свои отрасли, но и должны были постоянно улучшать благосостояние самого Леонида Даниловича. Отсюда и выросли все олигархи страны, собственники монополий.

Изначально подразумевалось, что нынешние олигархи создадут структуры для развития среднего класса. К примеру, крупное предприятие «менеджера» Кучмы, обслуживают несколько небольших компаний, которые принадлежат представителям среднего класса. Но сложилось немного иначе – олигархи замкнули на себя весь цикл и пускали работать только тех, кто мог дать откат или делился прибылью.

К 2004 году вся система была идеально отлажена и работала как часы – экономика держалась на плаву, Кучма балансировал между Европой и Россией, все сферы работали и приносили доход их «менеджерам» и президенту. По задумке Кучмы, система должна была работать и в будущем, но уже под зорким оком Виктора Януковича, который должен был возглавить страну.

Но все мы помним, что история сложилась немного иначе – к власти неожиданно для прошлого руководства страны пришел Виктор Ющенко. В то время у него были все возможности переломать систему, создать все с нуля, демонополизировать рынок. В общем-то, от него ожидали именно этих шагов – ведь он имел безграничный кредит доверия народа и полную поддержку людей. Если бы у него хватило духу это сделать, мы бы уже сегодня имели совершенно новое государство. Но, увы, мы все имели возможность наблюдать то, как ничего не менялось.

Объяснить это довольно просто. На то время «менеджеры» Леонида Кучмы уже превзошли своего учителя и успели сколотить просто баснословные состояния. Они в первую очередь были заинтересованы в том, чтобы система, отлаженная вторым президентом, продолжала работать и приносить прибыль. И, судя по всему, смогли успешно договориться с Виктором Ющенко, который закрыл глаза на все схемы и позволил олигархам не просто действовать по старому принципу, но и развивать свой успех.

Поэтому сегодня мы имеем ситуацию, когда все ключевые предприятия во всех без исключения сферах оказались в руках узкого круга лиц, которые на свое усмотрение могут устанавливать тарифы и диктовать государству и украинцам свои условия.

Заметно, что сложившиеся монополии, обогащают только их владельцев. Государство от этого не получает абсолютно ничего. Так, к примеру, в 2012 году на металлургию и химию пришлось 11,3% всех доходов в украинской экономике, при этом они заплатили только 2,1% налога на прибыль. В основном причиной этому служит не рост убытков в промышленности, а распределение уплаты налога на прибыль, в результате которого значительная часть налога уплачивается в офшорах. Как следствие – несоразмерность уплаченных налогов доле производства в ВВП и дополнительное давление на немонополизированные сектора экономики. Стоит добавить к этому субсидии, которые с момента провозглашения независимости в большей или меньшей степени предоставлялись монополизированным секторам экономики, - и получим нарастающий бюджетный дефицит.

Защитники монопольного бизнеса часто приводят в качестве аргумента их наличие и в развитых странах. Но, к сожалению, у нас не было отечественной версии компании Microsoft образца 1990-х годов в области программного обеспечения. Как нет и современного аналога компании Monsanto - мирового лидера биотехнологий в растениеводстве, которая вкладывает миллиардные инвестиции в развитие генной инженерии, или Amazon - мирового лидера электронной коммерции, который сейчас разрабатывает технологию доставки купленных онлайн товаров с помощью самоуправляемых дронов.

С украинскими монополиями ситуация следующая: около 61% промышленности Украины - это топливно-энергетический комплекс, добывающая, химическая промышленность и металлургия. Большая часть монополистов сконцентрирована в сырьевых или крайне энергозатратных отраслях. С начала 1990-х удельный вес этих отраслей в экономике по мере их монополизации только возрастал. Отсюда и неэффективная структура экспорта и импорта, ведущая к отрицательному торговому сальдо, девальвация, нехватка бюджетных средств, а еще политическая зависимость, экологически вредное и неэффективное производство и многие другие факторы, которые и обусловливают нашу конкурентную позицию в мире.

Олигархический монополизм ограничивает развитие малого и среднего бизнеса (50% поступлений в бюджеты развитых стран составляют поступления от малого и среднего бизнеса) как своих конкурентов, которые могут нарушить его положение на рынке. И здесь совсем неудивительно, что коэффициент Джини (показывает неравенство в доходах. Коэффициент Джини изменяется от 0 до 1. Чем ближе его значение к нулю, тем более равномерно распределён показатель) у нас один из самых высоких в мире - 0,9.

Не зря правительство США считает, что ситуация, когда 1% американцев владеет 40% богатства страны, является угрозой стабильному развитию. В Украине же 1% населения владеет 70% богатства страны.

Поэтому американцы прошли долгий и тернистый путь к существующей анитомонопольной политике. На сегодняшний день, американская система – наиболее разработанная и строгая. Американские антимонопольные законы запрещают любую попытку монополизировать торговлю между штатами и другими государствами и отвергает любую форму монополистического сговора или союза. Например, разработаны и действуют параметры безопасной ситуации в экономике с точки зрения монополизма.

Безопасной считается такая ситуация, при которой в отрасли действуют десять и более конкурентов. Далее, законодательно определяются размеры крупнейших из этих конкурентов. Так, доля объема производства определенного товара крупнейшей в отрасли фирмы не должна превышать 31% общего объема продаж соответствующего товара, доля двух крупнейших фирм – не более 44%, доля трех крупнейших фирм – не более 54% и доля четырех крупнейших фирм – не более 64%.

Если такое соотношение нарушается, то государство вводит экономические санкции и тем самым ограничивает участие фирм-нарушителей на рынке. За нарушение антимонопольного законодательства в США предусмотрены уголовная и гражданская ответственность: штраф до 1 млн. долларов с корпорации; штраф до 100 тысяч долларов с должностного лица и тюремное заключение сроком до 3-х лет.

В отличие от США, европейская система антимонопольного законодательства является более либеральной. В ней объектом противодействия выступают не всякие монополии, а лишь те из них, которые существенно ограничивают возможности соперничества в том или ином секторе рынка. В Западной Европе с 1953 года функционировала группа антитрестовских экспертов, а в 1961 году был создан специальный комитет по ограничительной деловой практике, куда вошли представители США, Канады и 18 европейских стран. В европейской системе законодательства запрещается не сама монополия, или монополизация рынка, а лишь злоупотребление монопольной властью. Запрещаются «неразумные» соглашения, то есть такие, которые согласно закону, противоречат «публичному интересу». Вопрос о «разумности» соглашений решает особый суд.

В наших реалиях переломить ситуацию настолько сложно, что это кажется практически невозможным. Существуют два явных направления, которыми может пойти Украина. Первое – создание абсолютно нового и бескомпромиссного антимонопольного законодательства по примеру западных стран. Конечно, необходим и новый орган власти, который бы следил за выполнением всех норм. Ведь те, кто уже десятилетиями договаривается и лоббирует свои монополии при любой власти, вполне может сделать это в очередной раз. И самое совершенное законодательство разобьется о берега украинских реалий и коррупции.

Второй – это смена власти на представителей новой формации. Я не говорю о тех новых депутатах Верховной Рады, которых мы видим сегодня. Я говорю о военных-фронтовиках, которые прошли горнило войны, защищали нашу страну и продолжают воевать за Украину.

У этих людей есть явное преимущество. Ведь они сами, сознательно, а не по принуждению, пошли защищать Родину. Они как раз воюют за будущее нашей страны, поэтому не станут бессовестно разворовывать и так разбитую страну. Эти люди не сидели годами на отработанных схемах, возле сытных кормушек. Ну и немаловажный момент – организованность и идейность. Я уверен, что все вышеупомянутые факторы с лихвой смогли бы заменить недостаток опыта.

Государства, которые смогли отрегулировать свои рынки, разрушить монополии и создать конкурентную среду для бизнеса, уже давно по достоинству оценили все плюсы. Ведь это, в первую очередь, позволяет жить и развиваться экономике. Десятки малых и средних компаний постоянно конкурируют между собой и держат рынок в тонусе. Соответственно, они не сдают мзду единому олигарху, который выводит все средства в офшоры. Малый и средний бизнес честно платит налоги, со всеми вытекающими последствиями – новыми дорогами, рабочими местами, конкурентными зарплатами.

Конечно, украинцы смогли бы на своем кармане ощутить демонополизацию. Для нас сейчас кажутся фантастикой будни британцев. Они, к примеру, могут выбирать поставщика электроэнергии с такой же легкостью, как жители крупных городов выбирают интернет-провайдера. Не нравятся тарифы одних? Конкуренты вам с радостью предложат альтернативу, да еще и скидки дадут при заключении долгосрочного контракта. Эти нормы касаются всех сфер коммунальных услуг. В Украине, к сожалению, такой выбор пока что даже невозможно представить. Мы остаемся заложниками монополистов, которые сами устанавливают выгодные тарифы основываясь только на собственной выгоде. 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Тарифы ЖКХ,электроэнергия,монополия,тарифи,монополія,тарифи ЖКГ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.