«Доверие общества» как главный критерий эффективности правоохранительной системы

16 марта 2016, 15:09
0
597
«Доверие общества» как главный критерий эффективности правоохранительной системы

Реформа правоохранительной системы необходима. Но реформа, а не разрушение!

Например, прокурорский общий надзор — это атавизм, от которого нужно избавляться. Но не таким же путем, когда надзорная инстанция лишается возможности защищать права и интересы граждан, при этом обычный человек не может обратиться в суд в силу того, что в разы увеличился судебный сбор. Ведь для того, чтобы отстоять свои права, нужно бегать по банкам, по соседям, занимать деньги, дабы собрать 800–1000 грн для уплаты судебного сбора и подачи иска в суд.  

Та же ситуация и с нынешней системой охраны общественного порядка и раскрытия преступлений. Ни для кого не секрет, что именно милиция (полиция) – это форпост, который в первую очередь противостоит преступным посягательствам. Потом уже идут все остальные – прокуроры, судьи, сбушники. Это все потом. Так вот, разломать милицию, обгадить ее, обозвать всех сотрудников негодяями, выгнать их на улицу просто потому, что они служили в 2013 и 2014 годах, а взамен не привнести ничего, кроме новых автомобилей и молодых парней и девушек?! 

Причем, вы посмотрите, кто занимается переаттестацией полицейских, например, по Киеву: один – продажный одиозный «журналист», который сам признавался, что берет деньги за написание «чернухи» – мол, ипотеку погашать надо. Второй – ранее судимый за то, что телефон забрал у ребенка. Третий – лейтенант милиции, 20 лет от роду. Такой подход к реформированию не просто непрофессиональный – он преступный.

Патрульная служба (а сегодня полиция из себя представляет просто патрульную службу), в лучшем случае, успевает на первых порах задокументировать факт преступления; возможно, задержать человека. Но что дальше? Треть начальников полицейского следствия в Киеве не назначена, руководителей подразделений уголовного розыска уволили просто потому, что «активисты» решили, что работать при Януковиче – это преступление. Кто будет расследовать правонарушения, оперативно сопровождать эти расследования, собирать по крупицам доказательства? Журналисты? Активисты? Иностранцы? Начальник уголовного розыска не должен быть политиком, он должен быть сыщиком-профессионалом. Ушедшие профессионалы, в лучшем случае, будут писать мемуары, в худшем – станут консультантами или участниками преступных группировок.   

Думаю, что ближайшие годы по своему криминогенному напряжению оставят 90-е далеко позади. И расхлёбывать ситуацию со всплеском криминала придется обычным людям. 

Как можно было ликвидировать УБОП в тот момент, когда разгул преступности очевиден, когда оружие гуляет по рынку похлеще, чем продукты питания? Когда из мест лишения свободы досрочно выходят люди, для которых преступление – это профессия? А ведь не секрет ни для кого, что квартирные кражи, «барсеточники», «карманники», автомобильные угоны — это работа именно организованных преступных группировок. 

В 2015 году министр внутренних дел ликвидировал понятие «показатели работы милиции» (раньше основными были выявление, раскрытие, задержанные, направленные в суд). Единственным показателем объявлено «доверие общества». Я не знаю, как они учитывают это доверие в цифровом виде: если согласно Фейсбуку, то это один вид «доверия», если отталкиваться от реальной криминогенной обстановки – совершенно другой. На мой взгляд, отказ от показателей работы полиции связан с тем, что позитивных показателей нет, учитывать нечего. Или их сравнение очевидно покажет результат «реформы». 

Вдумайтесь: тяжкие и особо тяжкие преступления сегодня составляют больше трети среди всех учтенных преступлений, то есть более 20 тысяч! На 25 % увеличилось количество преступлений средней тяжести. В 1200 случаях по фактам смерти и пропажи лиц вообще не приняты процессуальные решения, из них 200 – это умышленные убийства в условиях очевидности и покушения на них, 40 – тяжкие телесные. Работа по координации борьбы с преступностью, по раскрытию преступлений не проводится. Со стоянок воруют машины, карманники чувствуют себя вольготно, процветают любого рода мошенничества с финансовыми ресурсами, не говоря уже о том, какой бардак происходит с оружием. Это дает возможность совершать самые гнусные, самые страшные преступления с его применением, в принципе, безнаказанно.  

Нельзя реформировать правоохранительную систему только посредством реформы патрульной службы, ГАИ или уголовного розыска – все должно происходить вкупе. Высшие руководители государства обязаны были предусмотреть, что страна сталкивается с серьёзнейшими вызовами, и безответственно ломать при этом правоохранительную систему страны преступно и опасно.  Менять необходимо аккуратно, до последнего не трогая и, что самое главное, не переводя в политическую плоскость работу криминального блока, следствия, оперативных подразделений. Борьба с преступностью – это не компьютерная игра, не казино. Это основа правопорядка, основа государства!

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Украина,милиция,полиция,МВС,Аваков,политика,уголовный кодекс,профессиональные
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.