Если научные труды – угроза общественной морали Украины, что же это за мораль?

8 марта 2016, 21:23
журналист
4
1421
Если научные труды – угроза общественной морали Украины, что же это за мораль?

Читать книги или даже просто иметь их при себе становится опасно. И это не преувеличение.


Известный киевский журналист Дмитрий Скворцов был в конце января задержан на таможне после возвращения из Москвы именно за провоз русских книг – некоторые из них показались таможенникам подозрительными.

Как сообщил РИА Новости Украина юрист и правозащитник Юрий Скалицкий (на фото справа), Скворцову инкриминировали нарушение двух законов – «Об общественной морали» и «О печатном деле». При этом, отметил юрист, не указано, какие именно нормы, пункты нарушены, предполагается, что «он нарушил эти два закона в целом, а там разбирайтесь на уровне суда какая статья вам больше нравится».

Суд по делу о провозе «запретных» книг был назначен на 4 марта. Поддержать Скворцова пришли коллеги - писатели, общественные деятели, журналисты.



А вот таможенники… не явились. Заседание не состоялось. Однако дело не закрыто: назначена экспертиза «крамольных» книг… О подробностях РИА Новости Украина попросили рассказать «виновника торжества» Дмитрия Скворцова. 
Дмитрий, история с Вашим задержанием в Жулянах из-за «неправильных» книг, которые Вы везли с собой из Москвы, взбудоражила даже привыкшее ко всему украинское общество. Расскажите, как это происходило?

30 января я возвращался из Москвы с XXIV Международных Рождественских чтений, в которых участвовал как соорганизатор празднования на Украине 1000-летия русского пребывания на Афоне.

В аэропорту «Жуляны» мне предложили пройти таможенный контроль. Особое подозрение украинских таможенников вызвало большое количество книг в моей сумке. Дело в том, что в Москве я жил в Сретенском монастыре, славящемся своим издательством, и там, конечно, подразорился.

Кроме того, в кулуарах чтений несколько известных публицистов и учёных подарили мне свои последние работы. В их числе оказались и изъятые у меня в «Жулянах» коллективный труд социологов, педагогов, историков и политологов из нескольких стран Европы «Вторая мировая война в исторической политике стран СНГ и ЕС» (вышел под эгидой Российского института стратегических исследований) а также монография религиоведа Кирилла Фролова «Сакральные смыслы Новороссии».

«Культурный» шок у офицерши таможенной службы вызвал следующий вывод доктора исторических наук замдиректора РИСИ Тамары Гузенковой из послесловия к их изданию: «Использование в различного рода спорах и конфликтах в качестве аргумента или контраргумента риторических формулировок с привлечением образов из времён Второй мировой войны (например, назвать своего оппонента Гитлером) превратилось в повседневную политическую практику. Но такая манипуляция памятью кажется более чем невинным занятием по сравнению с действительно возрождающимся нацизмом в самых грозных и опасных формах, что особенно явственно можно сейчас наблюдать на Украине».

«Но, вы же понимаете, что это неправда!» – воскликнула эксперт в униформе.

Впрочем, обнаружив дарственную надпись «Дорогому Димочке…» от той же Гузенковой, она поняла, что доказывать таким как я что-либо бесполезно. И всё же не сдержалась, завидев топоним «Новороссия» на книге Фролова.

Пришлось объяснить, что известный историк, конечно же, имеет в виду не некое несуществующее государство, а историческую область – некогда Новороссийскую губернию Российской империи (хотя, признаюсь, сам книгу даже не успел ещё раскрыть).

«Пусть так, – не оставляла исторический диспут моя оппонентка. – Но вы же знаете, что именно под лозунгами Новороссии Россия ведёт с нами войну».

«Не знаю, – пришлось признаться в неведении. – Разве стал бы украинский главнокомандующий вести бизнес на территории агрессора, платя налоги в его военный бюджет. А вот в чём точно уверен, так в том, что между Украиной и Россией действует т.н. Большой договор о дружбе и сотрудничестве».

«Ну это ваше личное мнение», – заключила ответственная за моё задержание.

«Отнюдь. Можете зайти на сайт Рады и убедиться в наличии отметки «действующий» на странице договора».

На этом разговор был окончен, и меня препроводили в специальную комнату, где я и коротал часа четыре, пока с моими книгами производили различные манипуляции – их снимали на фотоаппарат, отсылали «куда-то» снимки, получали «оттуда» инструкции… Количество экспертов с каждым часом увеличивалось, в том числе и за счёт «людей в чёрном». Затем очень долго составлялся протокол, у меня дважды брались письменные пояснения об обстоятельствах приобретения данных книг…

Должен сказать, что всё это время меня ждал глава пресс-службы Украинской православной церкви Василий Семёнович Анисимов, с которым мы прилетели с Рождественских чтений одним рейсом. Возможно, его присутствие в аэропорту сыграло свою роль…

Но что крамольного увидели они в этих книгах?

Дело в том, что данные издания не числятся в списке запрещённых к ввозу на Украину книг (А есть и такой список. В котором, к примеру «Майн кампф» упомянутого уже сегодня Гитлера нет, а вот, скажем, последний труд известного экономиста, консультанта ООН, члена Консультативного совета при президенте Европейского банка реконструкции и развития Валентина Катасонова присутствует). Следовательно, требовалось срочно придумать формулировку причины, по которой меня задержали.

В итоге родили следующее (прошу внимательно вчитаться в это «словотворчество»): «Данные издания имеют признаки изданий, запрещенных к ввозу на таможенную территорию Украины с целью применения в отношении граждан Украины методов информационной войны распространения идеологии человеконенавистничества, фашизма, ксенофобии» и т.д. и т.п.

То есть, в переводе на человеческий язык, вышеуказанные книги запрещены, ибо ПРЕПЯТСТВУЮТ ведению против населения Украины информационной войны, распространения идеологии человеконенавистничества, фашизма и ксенофобии.

– Вы иногда достаточно жестко выступаете в эфире российского ТВ. Возможно, причину инцидента в аэропорту надо искать в этом?

– Не стану ничего утверждать. Скажу лишь, что до 2015 года ни разу не интересовал компетентные службы в аэропорту. А в течение последних месяцев уже не первый случай таможенного осмотра, да и на паспортном контроле проверяют гораздо дольше.

– Суд по этому делу 4 марта не состоялся, с чем это связано?

– Представители таможни не только не явились на ими же возбуждённый процесс, но даже иск (как выяснилось уже в канцелярии суда) не направили. Очевидно, осознали после тяжких «раздумий», что поскольку в списке запрещённой для ввоза литературы этих изданий нет, то, соответственно, я не мог нарушить вменяемую мне ст. 471 Таможенного кодекса («Нарушение установленного прохождения таможенного контроля – перемещение через таможенную границу Украины товаров, перемещение которых через таможенную границу Украины запрещено или ограничено законодательством Украины»).

И что же теперь?

– Как выяснил адвокат и правозащитник Юрий Скалицкий, сумевший дозвониться в таможню, они заказали экспертизу изъятых у меня изданий на предмет нарушения «Закона об общественной морали». Следует полагать, я намеревался декламировать научные статьи на площадях. А как же иначе подрывать основы общественной морали, если книги мне были вручены в ЕДИНСТВЕННОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ, да ещё и с дарственными надписями.

Дело получило широкий резонанс. Чувствуете ли Вы поддержку коллег, просто граждан?

– Поддержка друзей и единомышленников, конечно, огромна! Нас – не принявших ценности Майдана, о которых пишет Гузенкова – на Украине осталось немало, поверьте.

Если же говорить о резонансе, то он наблюдается, конечно, за пределами украинского информ-пространства с его-то пониманием свободы слова. Редкие исключения – ваше издание, news24ua, видеостудия «2000», блогосфера, программа «Акцент» на Первом деловом, телевизионные выступления Владимира Скачко (да и те – на российском ТВ, ибо на украинском его появление представить невозможно). Хотя со многими нынешними властителями украинских умов я был до Евромайдана в приятельских (если не больше) отношениях. И вроде как не ссорились. Большей частью интерес к моему делу проявляют грузинские издания, латвийские, российские, представители ООН и ОБСЕ.

Друзья есть. Но, наверное, и враги не молчат?

Молчат, вернее, замалчивают, как и в случаях с другими свидетельствами «свободы слова» и «свободы совести» в нынешней Украине.

Итак, книг, из-за которых Вас задержали, нет в списках запрещенной литературы… Но законны ли сами эти списки? На Украине запретили трансляцию российский телеканалов, запрещают российских (и не только) актеров, запрещают фильмы, запрещают писателей, теперь добрались до книг. К чему это все приведет? На «евромайдане» кричали о «свободе», но что украинцы получили на деле?

Всё это вопиющие нарушения законодательства, в том числе и международного. Но списываются они, как известно, на войну проклятую, пожалуй, для того и выдуманную – чтобы было на что валить все провалы внутренней и внешней политики Украины. В том числе информационной.

Именно «законами военного времени» объясняется то, что на общенациональных каналах появился институт цензоров от администрации президента и СНБО. Об этом мне рассказал Игорь Гужва, два постмайданных года руководивший одним из каналов и популярнейшим радио.

А до этого существовал институт церберов Майдана. Вспомним, с чего постмайданная «свобода слова» начиналась: представители парламентской партии избиением принудили к «увольнению по собственному желанию» гендиректора главного государственного телеканала Украины. Только за то, что тот посмел показать репортаж о процедуре «аннексии Путиным украинского Крыма» (как, собственно, и комментировал «Первый национальный»). Как видим, даже картинки реально происходящих событий (кто как бы к ним не относился), новой властью украинцам противопоказаны.

Сегодня же и не перечислишь всех журналистов, сидящих по надуманным статьям.

В конце концов, не власть ли навсегда «закрыла рот» самому популярному публицисту Украины Олесю Бузине? Ведь убийц на Олеся навёл информресурс, действующий под эгидой МВД. Более того, его создатель, разместивший адрес журналиста в открытой базе данных сайта, за свои заслуги был назначен главой военно-гражданской администрации прифронтовой области Украины. Куратор сайта – советник главы МВД и депутат Рады Геращенко – без тени сомнения хвалился, что благодаря резко возросшей на ниве борьбы с врагами Украины популярности ресурса, им удалось выявить сотни единомышленников Бузины (когда люди стали массово вбивать свои ФИО в поисковик сайта, Геращенко заявил о собранных благодаря этому убийству данных о «сепаратистах»).

На Украине, может быть о том не знают, но в рейтинге свободы прессы Press Freedom Index – 2015 (составленном по данным организации «Репортеры без границ») Украина опустилась на 2 позиции по сравнению со временами «тирана» Януковича! Более того – на самое низкое за всю историю Украины (включая годы преступной власти Кучмы) 129 место из 180 стран.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.