Минские «соглашения». Ничего особенного

24 января 2016, 21:18
0
759
Минские «соглашения». Ничего особенного
Административно-территориальное деление УНР

ничего особенного.

Летом 2015 года я уже писал, что «Кризис "минских соглашений" обусловлен самими "соглашениями" - противоречиями обязательств сторон по«Минск-1» и по «Минск-2».



Смена формата.

«Минские соглашения» это, прежде всего, взаимные обязательства Украины с «условной Европой». Не будь этих обязательств на «соглашении» можно было бы поставить и крест. Тем более, что они выполнили своё главное предназначение – позволили Украине выиграть время, за которое она произвела ротацию добровольческих батальонов регулярными частями возрождающейся украинской армии. Брешь по границе соприкосновения воюющих сторон закрыта. 

Однако, поскольку будущее Украины связано с Европой, в том числе и обязательствами,  данными в Минске Германии и Франции, просто так, хлопнуть дверью, было бы опрометчиво со стороны Украины. Выйти из «минских соглашений нужно также согласовано. В согласии с  Европой. Что в свою очередь, возможно лишь под сенью смены формата соглашений

Но прежде сторонам «соглашений» нужно признать ряд очевидных  вещей: 
1. «минские соглашения» - частный случай «Восточного партнёрства». 
Тупик «соглашений» предопределён лабиринтом «партнёрства».
2. при всём уважении к позиции Германии и Франции – это, всё же, позиция «условной Европы». 
3. полномочия украинской делегации на переговорах в Минске не освящены полномочиями Парламента Украины, равно как и полномочия Германии, Франции не освящены мандатом ПАСЕ, что подрывает легитимность «обязательств» сторон (см. п.2).


Из сказанного выше позволю сделать следующее логическое умозаключение:
Предлагается «нормандский формат» трансформировать в «черноморский формат» - формат стран участников Парламентской АссамблеиЧерноморского Экономического Сотрудничества. Тем более, что парламентыГермании и Франции, да и Беларусь, являются странами-наблюдателями ПАЧЭС. Украина и Россия её членами. 

Следует подчеркнуть, что целесообразность «черноморского формата» обусловлена не только боевыми действиями на востоке Украины, но и взрывоопасной ситуацией в регионе в целом: в Крыму, в Приднестровье, в Абхазии, Южной Осетии, Карабахе, Эгейском море, Курдистане. Все эти территории в сфере влияния и в компетенции стран-членов ПАЧЭС.  Им и карты в руки.

Конец цитаты.

Резюмирую эту часть. Обязательства Порошенко – это всего лишь его обязательства в рамках его же полномочий. Всё остальное, что за рамками полномочий Президента - «гора с плеч».

В частности, поправки в Конституцию – прерогатива Парламента. Который никаих обязательств на себя в этой части «минских соглашений» не брал. Равно как и в части делегирования полномочий на ведение переговоров о судьбе Донбасса. Равно как и в части возможных изменений в конституции Украины. Вытекающих из каких бы то н было обязательств за спиной Парламента.

Наконец, «минские соглашения» не являются юридически значимым ДОКУМЕНТОМ, который предполагает какую-либо ответственность сторон в его исполнении. Этакий эрзац «договора о намерениях» третьих лиц в отношении заинтересованных сторон.

Далее. О чём я уже говорил. О содержании «минских соглашений». В частности о статусе оккупированных территорий Донбасса.

Ни в «Минске-1», ни в «Минске-2» слова «автономия» вообще нет.  В обиходе «особый статус» окупированных территорий. Поэтому тот, кто подменяет «особый статус» статусом «автономии» просто лукавит.  Наводит "тень Порошенко" на "плетень зради".

Между тем, в статусе «область» оккупированные территории приобретают «особый статус». Отличный от сущестующего. И в то же время, не противоречащий принципам действующей Конституции, территориальному устройству Украины.

Вот что я тогда писал по этому поводу:

«Особый» – не «исключительный»

Согласно определения русского словаря слово «особый» толкуется, как«отдельный, независимый от других». В ряду синонимов к слову «особый» стоит слово «исключительный» - «не распространяющийся одинаково на всех».


Чувствуете разницу: «независимый от других» и «отличный от других»?


В первом случае, если говорить о статусе оккупированных на Донбассе территорий, «особая территория» может быть одновременно как «независимой», так и «равной» другим территориям. Здесь нет противоречия.


Во втором случае, «исключительный статус» оккупированных территорий, предполагает статус отличный от других, «не распространяющийся одинаково на всех». Вплоть до исключения территорий из круга равного для всех.


Поэтому «областной» статус, оккупированный территорий Донбасса, является для нынешнего статуса этих территорий «особым». И в тоже время он не является «исключительным». Поскольку не исключает эти территории из административно-территориального деления Украины. Предполагает статус равный с другими областями страны.


Тогда как «исключительный статус», не регламентированный Конституцией Украины, подрывает основы строя, дифференцирует права территорий.


Об этом, собственно, и заявил секретарь СНБО Украины Турчинов,комментируя ультиматум главарей сепаратистов относительно статуса оккупированных территорий: "территории, входящие в состав Украины сейчас и признанные украинским и мировым сообществом, имеют и будут иметь права такие же, как и все остальные регионы Украины согласно действующей Конституции Украины”.


Поэтому, исходя из вышесказанного, ответом на устремления сепаратистов изменить Конституцию Украины множеством поправок в Основной закон, может послужить лишь одна поправка. Из двух слов: «Половецкая область». В статью 133 Конституции. Дополнить.


Конец цитаты.

Помнится, на эту идею откликнулся бывший глава проперзидентской фракции Юрий Луценко:

«В 1918 году УНР предусматривала в тех краях административную единицу под названием«Половецкая земля». Кажется, пора снова её воспроизвести, по крайней мере, временно, чтобы половцы поучились быть украинцами и потом пришли на наши территории, где мир, спокойствие и благополучие. Для ускорения этого процесса украинской власти следует сделать несколько стратегических шагов», – заявил парламентарий.

Луценко назвал пять шагов, которые, по его мнению, следует предпринять. Во-первых, укрепить линию столкновения и установить экономическую блокаду оккупированных территорий.

Во-вторых, создать зону приоритетного экономического развития на освобождённых территориях.

В-третьих, среднему классу следует покинуть оккупированную территорию и получить в Украине микрокредитование для создания рабочих мест.

В-четвёртых, ОВГА должны получить средства для восстановления инфраструктуры и строительства жилья для беженцев.

В-пятых, необходимо развернуть пропагандистскую кампанию в медиа и соцсетях».

«Думаю, над этим заданием должен работать и парламент, и правительство на этой и следующей неделе», – подытожил Луценко. 


К сожалению, Юрий Витальевич, сконцентрировал своё внимание лишь на имени собственном предполагаемого новообразования. Тогда как речь в нашем с ним заочном диалоге шла В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ О СТАТУСЕ оккупированных территорий. А уж во вторую - об имени собстенном новообразованной области.

После выступления Луценко в Раде мне тогда пришлось комментирвать нападки на него, отбивать обвинения его в расизме.

"Половцы" в Украине.

После того, как на пленарном заседании Верховной Рады (02.06.2015) Юрий Луценко поддержал действия главы Луганской ОВГА господина Москаля и обозначил пять шагов, которые, по его мнению, следует предпринять в зоне АТО, «русский мир» возбудился. Главу фракции «Блока Петра Порошенко» обвинили в расизме.


«У 1918 р. УНР передбачала в тих краях адміністративну одиницю під назвою «Половецька Земля». Здається, її знову час відтворити на тимчасово-окупованих територіях. Аж поки «половці» не відчують себе українцями», - заявил в тот день Луценко.


«В этой фразе соратника президента, по мнению Владислава Гулевича, высветился во всей красе, показав сразу и свою необразованность, и отсутствие политической проницательности, и расистское высокомерие».


Не могу судить, как с точки зрения украинской грамматики происходит образование этникона (название жителей определённой местности, соотнесённое с топонимом), но в русском языке нет чёткого правила образования этнохоронимов. Однако есть закономерности. Для названий, заканчивающихся на -ово, -ево, -ино, -ено и др., используется суффикс -ц- (ивановцы — от Иваново; ильинцы — от Ильино). Для названий, заканчивающихся на -тск, -цк, -ск и др., чаще всего используются суффиксы -ан-, -чан-, -ян- (иркутяне — от Иркутск; хабаровчане — от Хабаровск). Суффикс -ч-, как один из наиболее старых, используется только от названий старинных городов (москвичи — от Москва; псковичи — от Псков; томичи — отТомск).


Так, что с точки зрения грамматики русского языка, Луценко был корректен. «Половцы» - жители «Половецкой земли». Как вариант, «половчане». Во всяком случае, это спор грамматический, а не этнический.


Что до констатации исторической преемственности в новообразовании «Половецкой области» на оккупированных территориях Донбасса, то она действительно восходит к административно-территориальному делению «Украинской Народной Республики» (1918 – 1920).


Апелляция к «Половецкой земле» заявлена Юрием Луценко в порядке дискуссии вокруг статуса оккупированных территорий, инициированной на сайте «Третьей Украинской Республики» ещё в марте текущего года: "Статус "области" для оккупированных территорий - особый статус, отличный от существующего. Отчасти это и районы Донецкой области, отчасти м районы Луганской области. В то же время, этот статус не противоречит административно-территориальному делению Украины, не выходит за его рамки. Просто в составе Украины ОБОСАБЛИВАЕТСЯ в отдельную область оккупированные территории. За счёт некоторых районов Донецкой и Луганской областей".


К слову сказать, оккупированные в настоящее время районы Донбасса территориально совпадают с границами «Половецкой земли».


Можно по-разному относиться к развилке украинской государственности в первой половине прошлого века, как и в начале текущего, логика в рассуждениях главы парламентской фракции всё же есть. Логика становления украинской государственности, её перспективы в формате политико-правовой конструкции для оккупированных территорий Украины на Донбассе в частности.


Что до обвинений в геноциде, в экономической блокаде оккупированных территорий, то по мнению Михаила Делягина – директора некоммерческой организации «Институт проблем глобализации», не стоит путать войну и блокаду. «Экономическая блокада существует скорее со стороны Российской Федерации. И в таких условиях выжить нельзя».


С чем трудно не согласиться. "Обеспечение государственной безопасности и защита государственной границы Украины возлагаются на соответствующие воинские формирования и правоохранительные органы государства, организация и порядок деятельности которых определяются законом" (ст. 17 Конституции Украины).


Если государство, в силу агрессии другого государства, не в состоянии охранять границу на некотором её протяжении, его прямой обязанностью, возложенной на вооружённые и правоохранительные органы, является контроль линии соприкосновения с противников. Со всеми вытекающими последствиями для режима защиты границы. Защиты, прошу заметить, в ограниченном объёме (комплекс мер), а не как того требуется для обеспечения безопасности государства. Тепличные условия, а не блокада.


Россия же контролирует свою границу с оккупированными территориями Донбасса. Гумконвои то и дело снуют взад-вперёд по территории Украины. Почему же Украине отказано в праве контролировать линию соприкосновения  с противником, коль речь стоит об экономической безопасности государства?


Так что «половцами» я бы считал агрессора, который предопределил имя собственное для названия оккупированных территорий. Тогда как граждан Украины «Половецкой области» величал бы «половчанами». Ну, это опять таки, спор вокруг языкознания.


Конец цитаты.

Возвращаясь к заданной теме хотелось бы затронуть ещё оду проблему: границы, её контроля, украинской юрисдиикции, позиции Украины по отношению к оккупированным территориям… - то, что я называю «режимом контролируемой неопределённости».

Здесь ключевое слово «контроль». Контроль границы. «Неопределённость» остаётся за её пределами, за пределами линии соприкосновения воюющих сторон – в «Половецкой области». И даже там за Украиной остаётся относительный контроль за ситуацией. В силу украинской юрисдиикции «Половецкой области».

Освежу в памяти.

Режим «контролируемой неопределённости».

На днях Ярослав Маркевич разместил у себя в ФБ пост «Торговля с оккупированными территориями как фактор влияния», в котором сетует на сложившуюся ситуацию с пропускным режимом в зоне АТО: «территория плавно превращается в серую зону».

По мнению Я. Маркевича есть два выхода из сложившейся ситуации.

ВАРИАНТ 1. Блокада. Полная. Настоящая.

ВАРИАНТ 2. Торговля как оружие.

Я скептически отношусь к торговле, как фактору влияния на оккупированные территории. Поскольку этот вариант предполагает увеличение товарооборота, и как следствие более пристального внимания и действенного контроля  за перемещением грузов и людей в прифронтовой зоне. На отсутствие чего в настоящее время, при ограниченном товарообороте,  указывает Ярослав М.


Всё упирается в границу (линию разделения). Пока она серая, эта граница, серое всё вокруг неё. По обе стороны фронта.


Уж если выбирать, то первый вариантДля чего нужно обустраивать временную границу, как минимум до выборов в органы местного самоуправления.  А там уже, исходя из итогов выборов, решать вопросы жизнеобеспечения региона с легитимной властью.


Полагаю, всё же, на Донбассе нужно стремиться к установлению режима «контролируемой неопределённости». Контролируемой – с точки зрения украинской юрисдикции. Для чего оккупированные территории наделяются статусом «область». Степень же определённости ставить в зависимость от степени контроля границы Украины с Россией.

Целесообразность этого варианта обусловлена и темой подготовки, проведения выборов в органы местного самоуправления в Донецкой, Луганской областях. Равно как и выборов в органы местного самоуправления на временно оккупированных территориях этих областей.

Отличный анализ сложившейся ситуации и вытекающих из неё проблем в ходе всех этих выборов, представил в своём материале «Местные выборы на Донбассе – для людей или для «галочки»? Виктор Яковлев. Для понимания сути проблем достаточно ознакомиться с разделами статьи: 1. Выборы «в рамках ДНР-ЛНР»; 2. Выборы на всей территории Донбасса, но с участием «ДНР-ЛНР»; 3. Выборы без «ДНР-ЛНР». В общем, уравнение с множеством неизвестных параметров.


Всё это достаточно «легко» разрешается, в случае наделения оккупированных территорий статусом «область».


Выборы «в рамках ДНР-ЛНР» (1) теряют при этом значимость и актуальность. Если только для отчёта по минским обязательствам. Вплоть до их срыва или отсрочки по техническим причинам.


Выборы на всей территории Донбасса, но с участием «ДНР-ЛНР» (2)  - вообще не рассматриваются в силу открывающихся возможностей выборов в Донецкой и Луганской областях без «ДНР-ЛНР» (3). С той лишь разницей, что территория  этих областей уменьшатся за счёт новообразованной «Половецкой области».

Конец цитаты.

В заключение несколько слов о целесообразности в «особом», областном статусе оккупированных территорий на «после войны». На мой взгляд, этот статус нужен не только «для» и «до» заключения мира на Донбассе. Но и для послевоенного обустройства жизни в регионе. Предполагающего целевые программы социально-экономического развития региона. Как то - вывод  бюджета осовбождённых территорий (в статусе «обаласть») из под тяжкого бремени Донецкой и Луганской областей. На плечи Украины.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.