Опыт нейтрализации агентуры Кремля или Энциклопедия украинской контрпропаганды

11 декабря 2015, 18:21
журналист
0
819

ТОМ II. "Рейгана долой!" как мера свободы


В первой части нашего исследования сил и средств украинской контрпропаганды, противостоящей несметным ордам агентов Кремля на Украине, мы рассмотрели свидетельства наступившей с победой Майдана «прозрачности» украинской власти, и её «антикоррупционной» составляющей.

Напомню, разбор этот основан на интервью представителя Телевизионной службы новостей (ТСН) канала «1+1» Ольги Мальчэвськой, которое она, как особо отмеченная несколькими западными институциями «борец за свободу слова и совести» дала латвийскому ресурсу ves.lv.

Как и обещали, переходим ближе к специализации самого титулованного медиа-эксперта самой рейтинговой новостной программы Украины. В частности – к «небывалом расцвету свободы слова» по сравнению с эпохой Януковича.


«За годы правления «семьи» для журналистов круг коррупционных тем становился все больше, а возможность их освещать — все меньше», – рассказывает доверчивым латышам украинская журналистка. Им-то вряд ли придёт в голову набрать поисковике формулу «Саша+стоматолог+Курченко» и вбить период с 2010 по 2013 гг. (годы президентства Сашиного папы), чтобы убедиться, что вряд ли найдётся на «тоталитарной» Украине СМИ, которое бы не писало о бизнесе «семьи». Вот пример заголовка ахметовской (!) газеты «Сегодня»: «Янукович-младший назначил сам себя главой набсовета банка». А вот вполне заслуженные издёвки от… ТСН.

Да и наша тээсэнщица признаёт: «Я работала над экономической и социальной тематикой на одном из наиболее рейтинговых телеканалов Украины. Делала расследования о том, как Министерство охраны здоровья крадет деньги.., как Табачник и Ко. разворовывают сферу образования. Добывала факты того, как стремительно исчезает золотовалютный резерв. Но все это было ДО Майдана». Оставим языковедам россыпь перлов вроде «работала над тематикой», «делала расследования о том», «факты того как», «разворовывают сферу, «Министерство охраны здоровья» – такова уж планка отбора на «один из наиболее рейтинговых телеканалов Украины». Главное – признание в том, что на одном из крупнейших каналов всё это «ДО Майдана» было возможно! Но возможно ли подобное ПОСЛЕ «революции достоинства»?

Где расследования Мальчевской и её бесстрашных, к тому же, наконец обретших полную свободу слова коллег по столь одиозным для многих украинцев фигурам, как Коломойский, Корбан, Филатов и т.д.?

Вот, к примеру, согласно «Вестнику госзакупок», в Днепропетровской обл. бюджетные предприятия и заведения закупали топливо исключительно у фирмы, теснейшим образом связанной с губернатором области Коломойским. «Украинская правда» (с «бэкграундом» вроде всё в порядке?) усмотрела в этом нарушение принципа конкурентности. А что же «1+1»? Вбиваем название фирмы в окошко поиска на сайте «ТСН вражає» и… действительно «вражаємося».




Не менее поражает и поиск на странице бесстрашных расследований «Гроші».



Экс-командир «Азова» Билецкий утверждает, что Коломойский «зарабатывает только неуплатой налогов в госбюджет 900 млн. долларов в год. Это лишь один из его бизнесов, а у него их десятки». ЗДЕСЬ все новости ТСН, связанные с Билецким, но данной цитаты мы не найдём. А ведь это как-никак заявление замглавы комитета рады по нацбезопасности и обороне.

На «решалово экономических вопросов» хозяина «Плюсов», правда, как-то попытался попасть корреспондент «Свободы», но по команде «губернатора Днепропетровщины» «Язык в ж... засунул!», забыл о гордом названии представляемого им СМИ. И это тот самый член движения «Стоп цензуре!», который в 2010 году героически противостоял охране Януковича, за что и получил премию «Телетриумф». И хотя унижение героя украинской журналистики происходило на глазах съемочной группы «Плюсов», ТСН этого инцидента «не заметила». Все новости о нём относятся к эпохе «кровавой диктатуры» Януковича.

Воспоминания об ужасах домайданной жизни счастливая ныне журналистка ТСН заканчивает рассказом о суммах, за которые покойный Виктор Янукович-младший «покупал и дарил своей супруге скакунов, а себе автомобили». «Этот контраст — “лакшери” жизни Януковича и приблеженных к нему с рассказами о «мировом кризисе», которыми кормили страну — этот контраст и вывел людей на улицы», – уверена рассказчица, как бы подводя к мысли, что Евромайдан с подобными контрастами покончил.

Хотелось бы верить, конечно, да только «бэкграунд» не даёт. Тот самый. Безупречный. В лице заклятого врага Путина Михо Саакашвили. Последний недавно сам выявил некоторые контрасты, глядя на тяготы и лишения ближайшего круга владельца «Плюсов»: «Официально этот человек находится под арестом. Многие бы в Украине наверное предпочли условия этого домашнего "ареста" своей теперешней свободе».



Не правда ли описанная ситуация напоминает известный анекдот времен застоя, когда американец хвалится: «У нас свободная страна. Я могу выйти на площадь перед Белым домом и крикнуть "Долой Рейгана!". И мне за это ничего не будет». «Так я тоже могу выйти на Красную площадь и крикнуть "Долой Рейгана!", – отвечает русский».

Из мрачного прошлого в светлое настоящее счастливую свидетельницу свободы возвращает вопрос корреспондента Ves.lv: «Есть ли сейчас преследования журналистов?» «Я собирала (и продолжаю собирать) свидетельства о репрессиях и преследованиях журналистов для Freedom House. – поясняет ему украинская коллега. И из того, что рассказывали и писали непосредственно мне — это случаи преследования на Донбассе и в Крыму». Ну, понятно – знают, кому живописать «преследования на Донбассе и в Крыму», но как хотелось бы здесь сразу увидеть демонстрацию «отделения фактов от точки зрения», хотя бы в виде фамилий «преследуемых».

«А в самой Украине?», – приходится уточнять собеседнику. И знаете что слышит в ответ? «А Крым и Донбасс — это Украина. Согласно Конституции Украины и международному праву». Вот вам и вся «конкретика». Потому как: «Были увольнения на некоторых телеканалах, но считаю некорректным комментировать их внутренние дела». То есть, человек, который возложил на себя миссию сбора фактов преследований журналистов, который, с другой стороны, как бывалый контрпропагандист принимается развенчивать «крики лживых коллег о «репрессиях», вдруг находит это «некорректным». Ибо, мол, «внутренние дела».

Что же попытаемся напомнить «исследовательнице репрессий», насколько они «внутренние».

Не прошло и месяца после победы европейских ценностей на Украине, как представители парламентской партии избиением принудили к «увольнению по собственному желанию» гендиректора главного государственного телеканала Украины. Только за то, что тот посмел показать репортаж о процедуре «аннексии Путиным украинского Крыма» (как, собственно, и комментировал «Первый национальный»). Но даже картинка, как оказалось, новой властью украинцам была противопоказана.

Нападение «свободовцев» на государственный телеканал, позвольте уточнить, «внутренние дела телеканала»? Или «внутренние дела» – увольнение по настоянию главы парламентского комитета по свободе слова (!) Миколы Томенко руководителя самой рейтинговой государственной региональной телерадиокомпании на Украине – гендиректора Луганской областной ГТРК («ЛОТ»). Оказывается, в новостях «ЛОТ» позволила себе сообщить об общегородских шествии и митинге с требованиями федерализации Украины. Излишне, наверное, упоминать, что это ко всему прочему – нарушение закона, по которому «телерадиоорганизация является независимой в определении содержания программ и передач» и «немотивированное законодательством вмешательство органов власти в сферу профессиональной деятельности телерадиоорганизаций не допускается».

Наверное, достаточно ограничиться прецедентами нарушения Закону «О телевидении и радиовещании» на примерах такого уровня, чтобы представить себе масштабы увольнений «на местах».

«Что можешь сказать по случаю Руслана Коцабы?», – пытается услышать хоть что-то предметное латышский журналист. «История с Русланом Коцабой довольно неоднозначная», – поясняет ему украинская коллега. И знаете в чём «неоднозначность?». А в том, что «многие говорили о провокациях». И это ответ специалиста, повторюсь, мониторящего ситуацию для Freedom House (не потому ли, скажем, Amnesty International признала Руслана узником совести, что имела несколько иные критерии подбора мониторщиков?). И кто эти «многие», которые «говорили о провокациях»? Или, уточним вопрос для «специалиста»: что у них за «бэкграунд»? Чьи «провокации»?

Впрочем, ответ уже имеется: «Поскольку я лично не была на месте событий, комментировать, думаю, некорректно». Т.е., в наш век глобальной сети и дистанционных технологий получения и проверки информации, специалисту-телевизионщику, оказывается, «надо быть на месте события», чтобы составить о нём – событии этом – мнение. И как же только «асам» из ТСН удаётся сложить мнение, о событиях в Тавриде и Донбассе (не говоря уже о Сирии и Турции), чтобы навязать его миллионам зрителей. Десятки видеороликов авторства самого Коцабы и ещё большего количества видеорепортажей с заседаний суда над ним недостаточно, чтобы составить «экспертное мнение» об «истории».




«Но случаи преследования со стороны власти все-таки имеются («но», следует понимать, означает, что только что обсуждаемый случай с Коцабой к преследованиям со стороны власти не относится, – Д.С.). К сожалению и разочарованию. Недавно сотрудники СБУ грубо задержали моего коллегу Мишу Ткача, когда он делал расследование о машинах, на которых ездят сотрудники СБУ».

Ну, наконец! Один таки случай преследований украинских журналистов «не в Крыму и не на Донбассе» мониторщица от Freedom House обнаружила! Не потому ли, что не обнаружить нельзя было. Речь, ведь, идёт о программе, выходящей на «1+1»…

Что же, постараемся расширить кругозор нашей наблюдательнице. За счёт исключительно безупречного с её точки зрения «бэкграунда», разумеется.

ТСН конечно об этом не сообщало, но, напомним, убийц на журналиста Олеся Бузину навёл информресурс, действующий под эгидой МВД. Более того, его создатель, разместивший домашний адрес журналиста в открытой базе данных сайта, за свои заслуги (Бузина оказался не первым убитым по наводке данного ресурса) был назначен главой военно-гражданской администрации прифронтовой области Украины. А куратор сайта – ласковый и мягкий советник Авакова и депутат рады Геращенко – похвалился, что благодаря резко возросшей на ниве борьбы с врагами Украины популярности ресурса, им удалось выявить сотни единомышленников Бузины (когда узнав причину убийства Олеся, антимайданно мыслящие граждане Украины стали массово вбивать свои ФИО в поисковик сайта, Геращенко заявил о собранных благодаря этому убийству данных о «сепаратистах»).

Если кто-то полагает, что речь идёт о беспрецедентных случаях, то вот признание, которое вынужден был сделать «Институт массовой информации» (ИМИ): «Почти каждый день на Украине препятствуют, бьют или угрожают какому-либо журналисту или представителю СМИ». Только за первые восемь месяцев первого постмайданного года этот «Институт» установил 224 нарушения закона в отношении журналистов. И это – внимание – в четыре раза меньше нарушений за тот же период года «победившего достоинства»! Но, самое главное, из этих 224 «случаев избиения, запугивания, нападений и давления на журналистов за их профессиональную деятельность» дошли до суда или хотя бы были расследованы Генпрокуратурой, только 3 (три!) дела! Кстати, к сведению собирательницы мифов и легенд о Тавриде и Донбассе – только 22 (в десять раз меньше) нарушений «зафиксировал» ИМИ в «оккупированных частях Украины».

Не случайно, наверное, в рейтинге свободы прессы Press Freedom Index – 2015 (составленном по данным «Репортеров без границ») Украина опустилась на 2 позиции по сравнению — держимся за стул – со временами тирана Януковича! Более того – на самое низкое за всю историю Украины (включая годы преступной власти Кучмы) 129 место из 180 стран. И это «европейская», наконец-то, страна!

При этом «Репортеры без границ» не ожидают, что ситуация со свободой слова на Украине улучшится: ««Правительство испытывает соблазн контролировать СМИ в ответ на вызовы безопасности».

Тем не менее, эксперт (по меркам американских и чешских учредителей стипендии Гавела) заявляет: «Свободы слова стало несравнимо больше, чем до Майдана» – даже не задумываясь о том парадоксе, что целью программы журналистских стипендии имени Вацлава Гавела «является помощь перспективным журналистам из стран, не имеющих свободных и независимых СМИ». Поясним для стипендиатки от Украины 2014-2015 гг. – сам факт её награждения свидетельствует об отсутствии на в постмайданной Украине свободных и независимых СМИ.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Свобода слова,свобода прессы,хунта
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.