Что произошло с Украиной. Политическая депрессия

8 декабря 2015, 12:24
Лидер Союза Левых Сил
0
2222

Интервью изданию "DipComment" (часть 4)

(окончание интервью, начало тут)

То есть, получается, что Украина вошла в кинетическую фазу распада?

Василий Волга: Я боюсь, что да. Я работаю в общественной сфере, в политической, встречаюсь и общаюсь со многими людьми и вижу, что многие внутри уже переступили порог, когда сказали, что Украины уже нет. А многие люди сейчас стоят перед стеной, уперлись в стену и не могут себе признаться, что они это сделали сами. Они не могут согласиться с тем, что разрушение фактически наступает, не могут согласиться потому, что они поняли, что это они виновны. Если они согласятся с разрушением Украины, то они должны согласиться с тем, что они несут на себе этот грех ответственности, грех уничтожения своей родины. Эти люди находятся в состоянии глубокой растерянности и глубокой апатии.

Это некая политическая депрессия?

Василий Волга: Да, это политическая депрессия.

Но за каждое преступление и за каждую оплошность, которая обходится такой ценой, должен кто-то ответить по закону? А кто таким судебным процессом будет «хороводить»?

Василий Волга:
Конечно. Я отношусь к тем людям, которые в состоянии адекватно оценить реальность. Я смотрю, что происходит, я езжу по стране, я встречаюсь и разговариваю с людьми, смотрю на закрытые предприятия, вижу банкротство Южмаша, про который говорили, что если все обрушится, то Южмаш – никогда, потому что там самые передовые технологии и вся промышленность на него работала, и я понимаю, где мы сегодня находимся. Я сам в растерянности, я с трудом могу поверить, как же огромное количество моих сограждан отказывается понять, что действующая украинская власть уничтожает Украину. Более того, некоторые еще ходят и говорят, что ничего страшного, мол, на этих руинах они что-то построят, лет через 50 или 100.

Есть ли, по-вашему, рецепты для реанимации государства?


Василий Волга: Я закончу мысль о том, кто судить будет. Так вот для того, чтобы было кому судить, должна появиться легитимная власть, которая вернет себе право на применение силы, ибо власть – это и есть монополия на право применять вооруженное насилие, это и есть государство. Для реанимации государства необходимо в первую очередь вернуть конституционное правовое поле на всю территорию государства. И если кто-то шатается с оружием, не имея на это права, по территории страны и объявляет себя властью, таковой не являясь, значит власть, вернув себе право на применение вооруженного насилия, должно вооруженное насилие применить, чтобы призвать к ответу тех, кто нарушает закон.

Вы предлагаете установить диктатуру?

Василий Волга: Я не называю это никакими словами, а говорю, что государство должно в Украину вернуться. В моем понимании сейчас наступило именно то время, когда это главное право на применение вооруженного насилия стало приоритетным. Это то, что должно быть сейчас в системе государственного управления главным. Если мы хотим сохранить государство, то называйте это, как хотите – диктатурой, демократией, монархией, чем хотите, но вернуть это право необходимо.

А наша законодательная база, которая стала уже либеральной, гармонирующей с гуманной Европой, не позволит этого сделать?

Василий Волга: Это не так. Европейские государства, как только у них появляется кто-то, кто с оружием решит какому-то европейскому государству что-то сказать, что у него есть свое мнение по поводу того, чья власть в этой стране, то любое европейское государство расстреляет его не задумываясь и никому ничего не объясняя.
Второе, необходимо реальное выполнение Минских договоренностей для остановки войны на Донбассе.

Третье, прекращение любых глупостей под названием «евроинтеграционный процесс». Нам Европа уже 150 раз сказала, что мы им не нужны. Сначала намекали, затем стали говорить деликатно, а уже сейчас просто говорят грубо и прямо. Надо это услышать и услышав, надо заняться самими собой. Нужно вернуть суверенитет.

Четвертое, нужно вернуть политику многовекторности. Надо начать сотрудничать со странами СНГ, Евроазиатского экономического пространства и Европой.

Как раз Кучма, который ратовал за многовекторность, стал частью этого кризиса?


Василий Волга: С возрастом многое происходит с человеком. К тому же есть такая поговорка: «Точка сидения определяет угол зрения». Сейчас эта точка сидения у него другая, он очень ущерблен, его продолжают еще пугать Гонгадзе или еще чем-то и он хочет спокойно дожить свою старость. Он скажет то, что от него потребуют, лишь бы его не трогали. Есть еще одна лиса – это первый президент Кравчук, который всегда говорил то, что нужно тому или иному президенту и который тоже хочет спокойно дожить свою старость в своем хорошем кабинете, со своей хорошей пенсией и хорошим государственным обеспечением. Поэтому обращать внимание на этих товарищей, которые находятся в таких ущербных положениях, я бы не стал.

Вернемся к вашему проекту, о котором было бы несправедливо не спросить вас. Это партия «Союз левых сил», а она участвовала в местных выборах?

Василий Волга: Да, в местных выборах. Мы участвовали в выборах в одной единственной области, потому что у нас сейчас нет ресурсов, нет денег. Мы находимся в непростом положении, меня власть очень и очень не жалует, с меня берут подписки о невыезде, делают мне предупреждения, что мою деятельность могут расценить, как антигосударственную и так далее. То есть, любой оппонент, любая оппозиция им сейчас не нужна. Но нам хватило сил принять участие в выборах в Херсонской области. Мы получили наш официальный результат 4,88%. Мы прошли порог, но там была махинация, причем очень подлая. В 18:00 территориальная избирательная комиссия объявляет, что проходит несколько политических партий, что на грани прохождения «Союз левых сил» и у него 4,88% голосов. Дальше считаем голоса. «Свобода» набрала меньше 3% и не прошла. Но ровно через час звучит заявление территориальной избирательной комиссии о том, что в 30% бюллетеней комиссия сомневается и требуется перерасчет. После перерасчета голосов «Свобода» получает 5,5%, а «Союз левых сил» как был на уровне 4,88%, так и остался. У нас не было денег для того, чтобы защитить результат, наши голоса воровали по сумасшедшему. И даже при всем этом, при том, что наши голоса отдали «Свободе», то, что в 9 из 18 районов Херсонской области представлены группы и фракции «Союза левых сил», что есть район, в котором мы получили 19% голосов, стало все понятно – мы выиграли эти выборы. Почему мы выбрали Херсонскую область? Потому что по всем социологическим замерам там есть все. Там есть отдельные националистические районы, где проживают переселенцы из западных областей. Мы понимали, что результат, который мы получим в Херсонской области, с продвижением на восток будет расти. Я молил Бога, чтобы мы получили больше 3%, но мы реально получили больше 5% голосов. Мы увидели, что людям идеи левых сил о национализации бюджетообразующих отраслей промышленности, восстановления сотрудничества со странами СНГ и прекращения евроинтеграционных бредней – все эти идеи людям нужны. Нужно избавляться от утопических идей, реально смотреть на вещи и люди за это идут.
Соответственно, мы очень серьезно настроены участвовать в парламентских выборах.

Досрочных парламентских выборах?


Василий Волга: Это сложно сказать. Для Порошенко досрочные парламентские выборы подобны смерти. Оппозиционный блок будет набирать все больше и больше. Мы придем и много «откусим» и у Оппозиционного блока, и у Возрождения. Мы не друзья Порошенка и Яценюка, мы не друзья ликвидаторов Украины, мы друзья Украины и каждого украинца. Мы будем биться за Украину против тех, кто ее уничтожает. Думаю, что Порошенко будет делать все, чтобы досрочные выборы не состоялись. Но общественно-экономическая, общественно-политическая ситуация может сложиться таким образом, и в первую очередь в связи с принятием изменений в Конституцию для выполнения Минских соглашений, что выборы станут неизбежны.
Если это так, то март-апрель месяц (2016 года) вполне возможен, но никто сейчас не скажет, что это однозначно. Порошенко выборы не нужны, он их боится, его просто сожрут. Дай Бог, чтобы он успел последовать за Саакашвили, и чтобы ему какую ни будь кафедру для преподавания дали в каком ни будь штате. Ему выборы не выгодны, но сама ситуация может на это повлиять.

А как вы оцениваете нынешнюю украинскую журналистику?

Василий Волга: Если я скажу честно, то очень многие украинские журналисты на меня обидятся. Есть некоторые товарищи, которые сейчас находятся в Верховной Раде, которые раньше были достаточно известными журналистами. Это люди, которые имеют непосредственное отношение и к трагическим событиям на Майдане. Так вот эти люди показали такой пример, когда журналистика, как четвертая ветвь власти, используется, как проститутка ради того только, чтобы попасть в третью ветвь власти, как трамплин. И когда я смотрю на украинскую журналистику, то вижу, как они вдруг все загорелись этим желанием повторить этот путь. Они превратились сегодня в департаменты политических партий. И вот на примере этих проходимцев украинская журналистика превратилась в то, что объективности не видно совершенно. Журналисты, перестав быть объективными, разбились по этим лагерям, и каждый выдает какие-то штампы, какие-то агитационные лозунги, как должен действовать департамент политической партии. И найти сейчас качественную журналистику, незаангажированную, без желания власти и денег, найти такую журналистику почти невозможно. Журналистов, которые остались верными своему долгу можно пересчитать по пальцам.

И их еще и репрессируют?

Василий Волга:
Да, увы, любой, кто сейчас рискует говорить правду, или хотя бы свое мнение, рискует попасть в тюрьму. Посмотрите, тюрьмы переполнены журналистами. Я уже не говорю о ставшем хрестоматийным примером Руслана Кацабы, человека, призывавшего к миру, как долго уже держат в тюрьме. Человека, бросившего гранату в милиционеров, где погибли люди, выпускают под личное обязательство. Они в своем уме? Это что-то невероятное. Человека, который на глазах у всех совершает страшнейший террористический акт, со страшнейшими последствиями, отпускают. Людей, которые расстреливают журналистов, отпускают, а человека, который просто призывал к миру, его держат в тюрьме. Вот какова судьба у украинской журналистики и тех, кто остается верен журналистскому долгу.

Чтобы реанимировать институты государственной власти, надо реанимировать институт журналистики?

Василий Волга:
Без сомнения. Я глубоко убежден, что журналистская среда – это среда всегда способная к самоочищению, только надо защитить право на свободу слова. Только гарантируйте право свободно говорить – и все. В рамках законности. Все эти механизмы отработаны и свобода слова уже давним давно себя защитила во всем мире и показывает, что это такое и не надо изобретать велосипед.

Интервью изданию "DipComment". Статья автора Аурагха Рамдана. Ввиду обширности интервью - публикуется в выдержках. Полный текст интервью по ссылке: Василий Волга: «Янукович устроил такой прессинг, по его вине столько предпринимателей попали в тюрьму…».


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.