Два выступления – и их аналогии

1 октября 2015, 14:57
1
165

Аналогия между выступлениями Петра Порошенко и в. путина на Генассамблее ООН 29 и 28 сентября и соответственно в выступлениях Уильяма Черчилля и Адольфа Гитлера возникает из-за сходства ситуаций, в которой оказались Великобритания в 1940 году и Украина в 2014 году.

Аналогия между выступлениями Петра Порошенко и в. путина на Генассамблее ООН 29 и 28 сентября и соответственно в выступлениях Уильяма Черчилля и Адольфа Гитлера возникает из-за сходства ситуаций, в которой оказались Великобритания в 1940 году и Украина в 2014 году.

Объясняя немцам причину нападения на СССР, Гитлер жаловался, что партнер Сталин нарушил условия по разделу Европы и готовился напасть на Германию. Эта речь Гитлера и выступление перед товарищами-ветеранами национал-социалистического движения ‒ первые официальные упоминания договора 1939 года, который позже станет известен как пакт Молотова и Риббентропа.

Путин, выступая на Генассамблее ООН, полностью повторяет схему этой речи Гитлера. Он тоже называет страны Запада партнерами и неопределенно обвиняет их в эгоизме. Но в отличие от Гитлера, Путин не может обвинить их в нарушении договора о разделе мира, так как такого договора нет. Но Путину очень хочется, чтобы такой договор появился, и он пытается навязать Западу мысль: я и вы ‒ империалисты, так давайте, как партнеры, разделим планету. В речи Путина ясно сквозит обида и недоумение: вы же империалисты, так почему вы не хотите поделить со мной мир, ведь я такой же империалист, как и вы. Эту свою обиду Путин изливает в уже обычном для него посыле о вставшей с колен России, а потому достойной быть принятой в клуб по разделу мира и требующей себе новый кусок «пирога» в виде Украины и Сирии. Очевидно, что Кремль не ограничится Украиной и Сирией, а потребует себе Беларусь, Прибалтику, Грузию и Молдову ‒ аппетит приходит во время еды.

Этот мотив в речах путина не нов, ‒ он звучит уже полтора года и идентичен затяжным речам Гитлера об униженной и обиженной Германии, поставленной Антантой на колени, и которой не хватает жизненного пространства. Так как Путин не может сказать, что 140 миллионам россиян не хватает жизненного пространства, то он вынужден запустить миф о базах НАТО, окруживших Россию со всех сторон, чтобы выдать империалистическую агрессию России за вынужденную оборону.

Ответная речь Порошенко имеет много параллелей с речами Черчилля во время войны, и в частности с его выступлением 22 июня в связи с вторжением немецких войск в СССР. Это не случайно. Порошенко, как и Черчилль, знает: Украина, подобно Великобритании, не может в одиночку победить агрессора. Ей требуется помощь США, и чтобы убедить США вступить войну против Гитлера, Черчиллю пришлось два года прикладывать колоссальные усилия. Причина ‒ специфика демократии. Рузвельт вполне был согласен с аргументами Черчилля, но для начала войны ему требовалось даже не столько одобрение Конгресса, как поддержка ее населением США. Но в 1939 и начале 1940 года только 6% американцев одобряли войну с Гитлером. Против участия США в войне с Гитлером были немецкая и ирландская диаспора, а также коммунисты и часть левых ‒ эти поддерживали пакт Молотова ‒ Риббентропа и были уверены, что Гитлер тоже строит социализм. Помимо этого у американцев еще были свежи в памяти потери, понесенные ими в Первой мировой войне, и в их сознании довлел традиционный американский изоляционизм, советовавший, что США не следует вмешиваться в идущую где-то далеко взаимную резню европейцев и азиатов. Пусть убивают друг друга, если им это так нравиться, а благоразумным американцам совсем не следует участвовать в этом. Рузвельту тоже пришлось затратить огромные усилия, чтобы изменить общественное мнение в США. В этом отличие демократии от авторитарных режимов: в демократиях политики вынуждены не просто учитывать общественное мнение, а следовать ему. Поэтому Порошенко и построил свою речь в Генассамблее ОНН сугубо на изложении фактов, чтобы убедить не только политиков США, ЕС и других стран, но и население всего мира в необходимости создания широкой международной коалиции для борьбы с российским фашизмом. Но Порошенко еще не может, подобно Черчиллю 22 июня 1941 года уверенно произнести: «В ближайшие шесть месяцев начнет сказываться весомость получаемой нами от

Соединенных Штатов помощи в виде различных военных материалов, и особенно тяжелых бомбардировщиков». Если продолжить аналогию, то на момент выступления Порошенко в ООН был август 1939 года. 1 сентября Гитлер начал бомбить Польшу, 30 сентября Россия начала бомбить Сирию ‒ хронометр Истории начал обратный отсчет времени для империи «Российская Федерация».
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.