Украина подвела себя под статью

24 сентября 2015, 12:48
журналист
0
580

Статьи, запрещающей ведение на Украине антивоенной пропаганды, в УК нет. Более того, преследование за пацифизм - грубое нарушение ст.161 "граничение прав по признакам политических. и др. убеждений"


В международном рейтинге свободы слова Украина продолжает уверенно падать. Несмотря на полтора года гидносты Цэуропа достигла низшей отметки в Press Freedom Index 2015 за всю историю своей незалежности:129 место среди 180 стран.

И это, заметим, показатель от правозащитной организации «Репортеры без границ», которая всячески поддерживала «Евромайдан». Более того, составители рейтинга «не ожидают, что ситуация со свободой слова на Украине улучшится». И, похоже, выражают «консолидированное» разочарование (кое-где маскируемое под опасение) западных экспертов. Вот, к примеру, одна из тем прошедшего в середине сентября «Балтийского форума» (в этом году большей частью посвящённого ситуации на Украине и вокруг неё) озаглавлена «Свобода слова между жерновами пропаганды и контрпропаганды».

Но чтобы попытаться раскрыть данный вопрос, следует прежде всего определиться с понятиями: что есть в данном случае пропаганда и, соответственно, контрпропаганда.

По Ушакову, пропаганда – распространение каких-нибудь идей, учения, знаний путем подробного и углубленного ознакомления.

Ожегов и Шведова определяют пропаганду как распространение в обществе и разъяснение каких-нибудь воззрений, идей, знаний, учения.

По «Современному энциклопедическому словарю» пропаганда – распространение политических, философских, научных, художественных и других идей в обществе.

В «Новом толково-словообразовательном словаре русского языка» под ред. Ефремовой пропаганда – распространение в обществе каких-либо идей, воззрений, знаний путем постоянного глубокого и детального их разъяснения. То же, заметим, и в «Академічному тлумачному словнику української мови»: Пропаганда – поширення і постійне, глибоке та детальне роз'яснення яких-небудь ідей, поглядів, знань.

Знал светское значение данного термина и Владимир Даль. А именно как распространение какого-либо толка, учения.

Как видим, никакого отрицательного смысла (позволявшего бы стращать «жерновами») изначально в понятие «пропаганда» не вкладывается. Даже в Словаре иностранных слов это – распространение и углубленное разъяснение каких-либо идей, учений, взглядов, знаний; идейное воздействие на широкие массы.

Следовательно, наличие либо отсутствие зловещих «жернов» определяется тем, что именно пропагандируется. Что плохого в пропаганде здорового образа жизни? Или – по европейской шкале ценностей – в чём негатив пропаганды педерастии? Впрочем, в плоскости здравоохранения первое есть не что иное как контрпропаганда по отношению ко второму.

Так и – возвращаясь к предмету нашего разговора – призывы к миру на Донбассе есть контрпропаганда по отношению к агитации за войну (от обещаний когда-нибудь вернуть «мятежные регионы» и Тавриду по хорватскому сценарию (риторика верхушки хунты), до требований к срыву Минских соглашений и походу на Ростов (это уже «комбаты», «герои Майдана и АТО», клоуны из рады и т.п. «кращі сини України»).

И если говорить о свободе слова на Украине исключительно в канве «пропаганда войны – контрпропаганда мира», то это скорее не возможность донесения информации (о том, кто на кого напал, чем «сам себя обстреливает» и сколько Путинов поджигает торфяники и нефтебазы вокруг Киева), а свобода выражения взглядов на причины войны, её характер и движущие силы, призывы к тому или иному её освещению.

"2000" уже приводили пример характерного диспута между самыми что ни на есть свидомыми корреспондентками по поводу того как освещать бомбардировку центра Луганска штурмовой авиацией ВСУ. С одной стороны известная телепропагандистка, которой слегка подправили взгляд на происходящее в Донбассе во время ей пребывания в Луганске. Она говорит, что поскольку масса горожан своими глазами видели СУ-25, а потом посмотрели новости по УТ, где им рассказали, что это кондиционер на здании взорвался, отчего погибло восемь человек, то теперь луганчане, увы, не верят украинским каналам.

И тут же «отступница» получает "відсіч" от репортерши телеканала Порошенко. Мол, как можно показывать правду о том, кто поразил здание: «Вы представляете на CNN сюжет, что американцы не туда куда-то попали?!!».

В данном случае мы видим пропаганду правдивого освещения войны (хотя бы в тех случаях, когда иначе никак) и контрпропаганду с упором на «мировой опыт».

Конечно, выразителями тех или иных идей могут быть не только СМИ (поэтому в «свете» т.н. «декоммунизации», «десоветизации», дерусификации у украинизации запрещают целые партии, разрушают выдающиеся произведения искусства, вносят в чёрные списки десятки фильмов и книг «страны-агрессора», бросают за решётку общественников, лишь заикающихся о каком-то там федерализме – воззрения на госустройство, обыденного для цивилизованного мира). Однако, исходя из контекста, заданного «Репортёрами без границ», ограничимся их – медийщиков – сферой деятельности.

Самая известная жертва украинской контрпропаганды – журналист, публицист Олесь Бузина. Прославившись как ниспровергатель идолов украинства и сторонник государственного союза восточнославянских народов, он в постмайданный год проявил себя в парадигме единой Украины. Но его неприятия войны и нейтралитета по отношению сторонам конфликта оказалось достаточно, чтобы информресурс, действующий под эгидой МВД, навёл на него убийц. Более того, создатель ресурса, разместивший домашний адрес журналиста в открытой базе данных сайта, за свои заслуги (Бузина оказался не первым убитым по наводке данного ресурса) был назначен главой военно-гражданской администрации прифронтовой области Украины. А советник Авакова и депутат рады похвалился, что благодаря резко возросшей на ниве борьбы с врагами Украины популярности сайта, им удалось выявить сотни единомышленников Бузины – люди заходили на сайт и вбивали свои ФИО, интересуясь, нет ли и их в списках «сепаратистов». Кстати, идеи сепаратизма также вполне легальны в Европе и США, которых так любят приводить в пример представители киевского режима. И можно только представить, чтобы было там, попробуй чиновник или редактор разместить чьи либо личные данные в открытом доступе. Да еще если бы это повлекло убийства. На повышение таковых если и отправили бы, то на эшафот или старшим по тюремному бараку.

Следующими своими жертвами поклонники данного сайта объявили известного телевизионщика и блоггера Максима Равребу (отчего тому пришлось бежать с дочерью из Киева) а также публициста и не менее известного блоггера Наталью Старокожко. Её «вина» заключалась в волонтёрской помощи мирным жителям ЛНР/ДНР (гражданам Украины, кстати, по понятиям той же Украины) и репортажах из Донбасса, в которых Наташа смела призывать Украину прекратить бомбардировки. Не удивительно, что и Наташе пришлось бежать с сыновьями (малолетними) из Киева.

Первым же журналистом, пострадавшим от украинской контрпропаганды, стал в апреле 2014 г., наверное, Родион Мирошник. Руководителя Луганской областной телерадиокомпании (ЛОТ) – самой рейтинговой государственной региональной ТРК Украины – уволили за то, что в итоговом выпуске новостей ЛОТ позволила себе сообщить об общегородских шествии и митинге с требованиями федерализации Украины. При этом по Закону, запрещающему цензуру информационной деятельности телерадиоорганизаций, даже государственная телерадиоорганизация «является независимой в определении содержания программ и передач», и «немотивированное законодательством вмешательство органов власти в сферу профессиональной деятельности телерадиоорганизаций не допускается». Но, как было отмечено в самом приказе об увольнении, зиждился он отнюдь не на законе. В документе указывалось, что основанием снятия Мирошника с должности стало письмо главы Комитета ВР по свободе слова Мыколы Томэнко. По свободе слова, Мыкола!

Вслед за федерализмом на Украине запретили и коллективизм. Так Главуправление Минюста Украины в Днепропетровской обл. отказало в регистрации газете «Правда Приднепровья» на том лишь основании, что в программных целях издания указано «утверждение коллективистских основ». По мнению украинской юриспруденции это недопустимо, поскольку, дескать, «на основах коллективизма строятся идеологии социализма, фашизма и коммунизма, что противоречит статье 3 закона Украины «О регистрации средств массовой информации».

Днепр_правда.jpg

Ну, то что не только Энгельс с этим... как его, дьявола.., но и социалисты Улоф Пальме, Франсуа Миттеран (и даже отцы нации Грушевский с Винниченко) в своей деятельности «противоречили статье 3 закона Украины», конечно же возмутительно. Однако же на принципах коллективного начала в общественной жизни, строится деятельность не только ВСЕХ зарегистрированных на Украине партий, но и фракций в ВЫСШЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ органе. Не запретить ли на этом основании минюсту хунты парламентаризм? По этой логике (коллективизм – зло лишь потому, что на нём строится коммунизм) украинским юристам следует отстраниться, скажем, от выполнения супружеских обязанностей, ибо половым влечением обусловлено и сексуальное насилие.

С русофильством (а это ведь любовь не к Путину, а к российской культуре, истории, народу) ещё проще – никаких судов и минюстов не надо. Достаточно СБУ. По словам главы СБУ, независимо от решения суда или Минюста Украины, для его службы все пророссийские организации являются вражескими и незаконными: «Мы боремся с ними путем открытия уголовных дел относительно лидеров и спонсоров этих организаций, путем уголовного преследования, ареста и приведения их к ответственности.


Советник Наливайченко Лубкивський пошёл ещё дальше по пути свобод. Выдумав некую «антиукраинскую пропаганду» – понятие, отсутствующее в уголовном кодексе Украины, он, тем не менее, предусматривает за неё наказание в 15 лет тюремного заключения. Впрочем, что такое «антиукраинская пропаганда» потомственный мажор (не тонущий при всех режимах) раскрывает в рапорте о задержании героическими силами СБУ телеоператора, который «руководствовался командами и установками русских работодателей». В переводе на человеческий язык – работал по найму на корреспондентов НТВ и ОРТ.

Дадим по доброй украинской традиции наводку для доблестных органов: «команды и установки русских работодателей» выполняют не только украинские операторы, но и, скажем, украинские горничные в гостиницах, где ночуют российские корреспонденты, или украинские таксисты. Последние вообще работают – о, ганьба! – по вызову. Именно русские пропагандисты командуют украинским водителям, куда и когда ехать, сколько ждать. Ведь если такого пункта как «антиукраинская пропаганда» в УК не существует, то откуда им знать, что совершают преступление? Более того, если в УК нет даже определения данного деяния, то как доверчивым украинским гражданам вообще ориентироваться в том, что есть пропаганда, а что – донесение правды о творящемся в их государстве?

Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Мятович, правда, позволила себе осторожно заметить СБУ, что причины внесения российских телеканалов в чёрный список официально так и не озвучены: «Отсутствие прозрачности в этом вопросе вызывает беспокойство. Власти должны полностью рассказывать о причинах для таких мер».

Отдельно коснулась спецпредставитель и «спецоперации», распиаренной Лубкивським, а именно ареста за «государственную измену» известного ивано-франковского журналиста Руслана Коцабы. Также и директор Amnesty International на Украине заявила: «К позиции Руслана Коцабы можно относиться по-разному. Но арестовывая его за высказывание гражданской позиции, украинская власть нарушает основополагающее право человека на выражение мнений, которое Украинцы отстаивали на Майдане». Amnesty International назвала Коцабу узником совести и призывала киевский режим немедленно и безоговорочно освободить журналиста.

Дело против него – активиста всех майданов (и даже коменданта палаточного городка в «оранжевом» 2004-м и главы областной организации партии «Пора» – самой радикальной в середине нулевых) – также возбудила СБУ. А всё потому, что побывав в качестве фронтового репортёра на передовой, Руслан осознал, что никакой российской агрессии нет. Этим открытием он и поделился со своей многочисленной аудиторией, призвав её не идти на убийство сограждан только за то, что они не принимают «ценности майдана».

«Этот ужас нужно остановить», – воззвал Коцаба и к власти, которая, гоня вот уже седьмую волну мобилизации на пушки «агрессора», сама продолжает с ним успешно торговаться за скидки на энергоносители, а также – в лице своего верховного главнокомандующего – развивать бизнес «на территории врага» (с которым так и не разорваны не то что дипотношения, но даже Большой договор о дружбе).

В своем последнем заявлении Руслан указал на главную по его мнению причину бойни на Донбассе: «Когда украинские олигархи занимаются переделом награбленных ранее бизнес-активов Украины, украинцы (как из Донбасса, так и из Галичины) нужны в этом дележе как пушечное мясо. Чем больше будет адекватных журналистов, тем меньше будет разделения на «ватников» и «вышиватников». Все должны быть адекватниками. Свободная Украина нуждается в свободной власти. Современные украинские политики не являются самостийными. В этом основная проблема». И получил в качестве контрпропаганды ещё 60 суток ареста.


В этом же видит основную проблему Украины и другой подследственный – бывший главред популярнейшей в постмайданном году украинской газеты «Вести» Игорь Гужва: «Впервые в истории Украины над её властью возникла надстройка в лице западных и, прежде всего, американских «смотрящих». Гужва, в отличие от Коцабы – «не стоял на майданах» за призрачную свободу слова. Наверное потому, что прекрасно знал, чем это скака… стояние закончится. Поэтому ныне ему остаётся лишь констатировать, что порядок взаимоотношений власти и медиа остался прежним («как и во времена Кучмы и Януковича власть оказывает влияние на бизнес, принадлежащий владельцам СМИ»), но появились «некоторые нюансы».


Первый – институт цензоров от Администрации президента, правительства и СНБО на общенациональных каналах.


Второй – моральное оправдание давления на «непатриотические» СМИ. «Страна, мол, находится в состоянии войны, поэтому те, кто критикует власть – «пятая колонна и агенты ФСБ». Но у кого война? У Порошенко, фабрика которого в Липецке платит платящего миллиарды рублей налогов в бюджет РФ? Или у близких к власти предпринимателей, которые поставляют свою продукцию в Крым, чтобы реэкспортировать её таким образом в ту же Россию? Или у высших чинов силовых структур, которые наладили в прифронтовой зоне взаимовыгодный бизнес с представителями непризнанных республик? У властей состояния войны ни с кем нет».


И дело Коцабы власть, по мнению Гужвы, использует именно «как фактор устрашения тех, кто собрался бы говорить на ту же тему». Напомним, призыв к миру из уст Руслана, государство квалифицирует как государственную измену.

И тем само таким образом попадает под статью. Вот что пишет главред еженедельника «2000» Сергей Кичигин: «Человека нельзя судить за убеждения, если их распространение не противоречит закону… Статьи, запрещающей ведение в Украине антивоенной (пацифистской) пропаганды, в УК нет, нравится это кому-либо или нет. Более того, преследование таких людей, как Руслан Коцаба, как раз и является грубым нарушением все той же статьи 161, поскольку это не что иное, как «прямое или косвенное ограничение прав... по признакам... политических... и других убеждений».

Но если этот «кто-то» не просто так думает, но и открыто пропагандирует свои взгляды, то он может уже нести ответственность согласно ст. 161 УК».

Источник

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Свобода слова,хунта
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.