США и ЕС услышали всё, что о них думают КНР и РФ

17 сентября 2015, 20:27
журналист
0
1424
США и ЕС услышали всё, что о них думают КНР и РФ

"Наши пути расходятся всерьез и надолго. Мы больше не будем второй скрипкой в концерте наций"


Одновременно с двенадцатой «Ялтинской европейской стратегией» (YES) в Латвии прошёл уже двадцатый по счёту ежегодный «Балтийский форум» (Baltijas Forums)*. Многие из его участников разрывались между саммитами, но предпочли последний. Причина тут проста.


Если в Киеве собираются единомышленники и всякий раз помпезно убеждают друг друга в том, в чем «обманываться рады», то организаторы юрмальского форума демонстрируют, что успех подобных мероприятий обеспечивается глубоким (нередко горячим) диспутом о реальных путях поиска взаимопонимания на континенте, а не количеством VIP-докладчиков и суммами на их «обрамление» и содержание. Впрочем, даже по признанию безусловного для украинских евромечтателей авторитета — экс-вице-премьера по евроинтеграции, а ныне главы комитета рады Григория Немыри, уровень представительства на YES-2015 оказался самым низким за все годы, ибо западные политики хотят видеть реформы реальные, а не слышать реформы риторики.

Но хотят ли проведения преобразований на Украине те, от кого это зависит? В Балтийском регионе на это надеются. Тема одной из конференций в рамках «Балтийского форума» называлась «Возможности и издержки реформирования Украины в условиях роста напряженности и кризисных явлений на мировой арене». Увы, данный пункт программы был сорван. Поскольку Киев отказался прислать хотя бы одного официального представителя в Юрмалу, организаторы форума сочли некорректным обсуждать животрепещущие для всей Европы украинские проблемы «за глаза». Неофициально украинский МИД «попросил войти в положение». Дескать, учредитель форума — оппозиционная латвийская партия «Согласие». Она хоть и обладательница крупнейшей парламентской фракции, но все же сторонница углубления связей со странами Таможенного союза.

Благодаря участию делегата от «2000», интереснейшая конференция «Свобода слова между жерновами пропаганды и контрпропаганды» (о ней — в одном из ближайших номеров еженедельника) прошла в том числе под украинским флагом.


Впервые в жизни горд при виде жэбэ прапора. Но не за прапор, а, каюсь, за себя. Ибо вывешено сие исключительно в мою честь.
Фото Александра Чаленко

Сине-желтое полотнище присутствовало и на главном диспуте форума: «США, ЕС и Россия — новая реальность», где, конечно, же подразумевалось, что «новая реальность» — положение на Украине.

Упоминание США в названии, как и присутствие влиятельных представителей внешнеполитической элиты этой страны на, казалось бы, внутриевропейском форуме, объяснил президент оного Янис УРБАНОВИЧ: «Кроме европейской и российской точки зрения на решение проблем возникшего кризиса есть еще одна сторона, позицию которой выслушать было бы крайне важно. Зададим себе вопрос: знаем ли мы хоть одно событие мирового или даже регионального масш-таба, где бы прямо или косвенно не чувствовалось влияние США? ...Чаще всего точка зрения американской администрации доминирует, и переоценить ее влияние очень сложно».


Урбанович: "Есть ещё одна сторона"

Всесторонне представил вышеупомянутую точку зрения открывший саммит госсекретарь МИД Латвии Андрейс ПИЛДЕГОВИЧС. Вину за невыполнение Минских соглашений г-н Пилдеговичс возложил исключительно на РФ, а «последние действия самопровозглашенных волостей востока Украины» (очевидно, решение о проведении местных выборов в соответствии с теми же соглашениями. — Д.С.) вообще назвал исключающими возможность улучшения отношений с Москвой.

Как бы в противоположность «российской агрессии» европейский подход к выбору Украиной своего внешнеполитического и внешнеэкономического вектора был представлен со стороны ЕС «очень прозрачным и чутким».

Впрочем, надежды на восстановление доверия г-н Пилдеговичс Кремлю все же оставил. Но «чтобы воспринимать друг друга более партнерами, нежели противниками... потребуются невероятные усилия для залечивания физических и моральных травм последних лет».

Экс-министр иностранных дел РФ, секретарь Совбеза РФ (2004—2007 гг.), а ныне президент Российского совета по международным делам Игорь ИВАНОВ принял заданный тон и так отреагировал на «обнадеживающую» концовку в целом безнадежного по отношению к России доклада латышского коллеги: «Нет ничего хуже, чем попытки продолжать убеждать себя и друг друга в том, что не все еще потеряно». «Большой Европы у нас не сложилось, — констатировал смерть пациента один из тех, кто его лелеял еще в ельцинскую, а затем в раннепутинскую эпохи. — Шанс, который выпадает один раз в столетие, не был реализован. И второго такого шанса для нынешнего поколения политиков на Востоке и Западе, по всей видимости, уже не появится».

«Некоторые политики ведут отсчёт современной истории с украинского кризиса, – намекнул российский дипломат на коллег, рисующих разрушительную для «общеевропейской мечты» роль РФ в событиях на Украине. – Если бы мы действительно были партёрами… Вот возьмите «Основополагающий акт Россия – НАТО» 1997 года, Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве Россия – ЕС, учредительные документы Совета Россия – НАТО 2002 года… Я принимал участие в выработке этих документов, поэтому хорошо помню, как везде записывали в них, что «мы – партнёры». Если бы мы были настоящими партнёрами – я обращаюсь к присутствующим здесь опытным политикам – разве допустили бы кризис на Украине? Тут говорят, что доверие после него утрачено. Но если бы у нас было доверие до него, разве допустили бы мы в XX веке гражданскую войну в центре Европы? Не надо обманывать себя. Украинский кризис лишь продемонстрировал многочисленные огромные проблемы, которые накапливались в наших отношениях и которые в виде нарыва разорвались, к сожалению, на теле Украины… И многочисленные институты, призванные заниматься упреждением, предотвращением и урегулированием кризисов в Европе, проявили свою полную беспомощность именно тогда, когда в них возникла острая необходимость. Прочитайте документ, который подписывался в Риме в мае 2002 года. Там написано совершенно чётко: Совет Россия—НАТО создаётся чтобы в случае угрозы конфликта проводить необходимые консультации для его предотвращения, а если не удалось, совместными усилиями гасить конфликт. Каковыми же были действия в августе 2008 года и в феврале 2014-го? Совет оба раза замораживал свою деятельность по инициативе НАТО. Я могу привести массу аналогичных решений многочисленных европейско-российских институтов, которыми мы так гордились, говоря о «разветвлённой сети на евроатлантическом пространстве, обеспечивающей совместную безопасность».

По мнению Иванова, следует честно признать: «Пути Европы и России расходятся всерьез и надолго — не на месяцы и даже не на годы, но, вероятно, на десятилетия. Возвращения к ситуации осени 2013 года уже не будет, даже если обстановку на Украине и вокруг нее удастся каким-то чудом нормализовать. Происходящие на наших глазах перемены носят не только радикальный, но и необратимый характер, ставя крест на одних политических проектах и открывая возможности для других».

Одна из таких возможностей и была обозначена главой Совета по международным делам: «Россия перестаёт быть восточным флангом несостоявшейся Большой Европы и превращается в западный фланг формирующейся Большой Евразии. Перенос стратегических акцентов с западного на восточное направление представляется практически предрешённым, независимо от динамики и конечного исхода текущего кризиса». При этом «контуры будущих российско-европейских отношений пока ещё только вырисовываются, но уже сегодня ясно, что эти отношения не должны быть заложниками политической риторики и романтических ожиданий конца прошлого столетия – необходимо провести тщательную инвентаризацию существующих работающих форм взаимодействия и целенаправленно работать по конкретным направлениям, не возрождая старых иллюзий и не порождая новых».

Примером направлений, на которых по Иванову «Россия и Европейский союз могли бы сосредоточиться»: управление миграциями и профилактика терроризма. Не отметает видный дипломат и «субрегиональные механизмы сотрудничества – от Черноморского региона до Арктики». Ибо «Россия и Европейский союз всё равно останутся соседями, и даже закат идеи Большой Европы не в силах отменить этой очевидной реальности».

В том, что США также впредь будет руководствоваться в отношении РФ исключительно «прагматизмом и реализмом» заверил и экс-президент финансируемого Конгрессом США радиовещания «Свободная Европа / Радио Свобода» Джефри ГЕДМИН, ныне старший научный сотрудник Института стратегического диалога. Американцы, мол, «отрезвлены опытом», который в представлении Гедмина основывался на в высшей степени миролюбивом, толерантном и чутком отношением США к интересам России.

«В 2008 году на Бухарестском саммите НАТО была принята идея, что если мы не будем настаивать на вступлении в организацию Украины и Грузии, то это может улучшить наши отношения с Россией, – начал голливудскую «историю любви» знаменитый пропагандист. – Четыре месяца спустя российские танки были уже на подступах к Тбилиси. Президент Обама предложил перезагрузку. Он сказал: «прекратим программу ПРО в Польше и Чехии, потому что это злит Россию, а мы ведь хотим с ней сотрудничать». И хотя это очень расстроило наших друзей в Праге и Варшаве, это так и не вызвало доброго, нежного отношения Москвы. А затем произошли события в Крыму, но множество американцев – и консерваторов, и либералов говорили: «Это чудовищно, но давайте будем реалистами: Крым – это отдельная история для России, это уникальный случай. Аннексия, конечно, разочаровывает, но Россия никогда не станет спонсировать более широкую войну на Украине». Но история нас отрезвляет. Я думаю, что новая администрация США будет гораздо более прагматична. И менее терпелива. Она не будет ждать Минска-6 или Минска- 9. Она будет более многосторонне и более твёрдо осуществлять помощь Украине. В том числе вооружением».

Куда более грозную позицию, нежели участник от США, традиционно занял по отношению к РФ польский политик. А именно — экс-председатель Совета министров Польши, министр иностранных дел (2001—2004 гг.), а ныне сенатор Влодзимеж Цимошевич. Его жесткие и беспрекословные требования к северному соседу явились прямо-таки копией «командира мира» Арсения Яценюка, посему также не станем на них останавливаться.


Представитель Старой Европы министр иностранных дел Италии (2008—2011 гг.) Франко ФРАТТИНИ в противовес польскому коллеге не стал возлагать ответственность за ухудшение международной обстановки исключительно на Москву и привел ряд примеров (начиная с политики «восточного партнерства ЕС»), которые Россия обоснованно воспринимала как провокацию.

Минский процесс г-н Фраттини назвал той площадкой, которая может возобновить доверие в Европе. А возможное участие РФ и КНР в борьбе с терроризмом в Сирии — полигоном для нормализации отношений по трансатлантической линии. Что же касается обещанного представителем Латвии усиления антироссийских санкций в случае ухудшения положения на Украине, то г-н Фраттини предупредил, что в его стране их, мягко говоря, не воспримут: «В Италии и к действующим санкциям относятся отрицательно. Мы к ним присоединились исключительно из соображений общеевропейской солидарности».

Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Латвии Александр ВЕШНЯКОВ заверил, что и его страна отреагирует соответствующим образом: «Итогом «заморозков» в латвийско-российских отношениях 90-х явилась «ржавеющая труба на Вентспилс» (Россия провела нефтепровод до Финского залива. — Д. С.), а в результате теперешнего кризиса мы можем получить ржавеющие рельсы Латвийской железной дороги. Хотя никаких радостных эмоций по данному поводу мы не испытываем, поскольку такое противостояние не выгодно ни нашей экономике, ни латвийской».

Это г-н посол мягко выразился. Для Латвии, выживающей исключительно за счет своего транзитного положения между Евразией и Скандинавией, это явилось бы убийственной катастрофой. Не случайно же Латвийская железная дорога выступает неизменным соорганизатором «Балтийского форума».
Александр Вешняков: «Расчет на то, что нас удастся задавить санкциями, бесперспективен»

По вопросу санкций и преодоления их последствий российский посол изложил официальную и довольно жесткую позицию, также хорошо известную. Она и предопределила тон выступления следующего докладчика — соучредителя и главы правления чрезвычайно востребованного восточноевропейским истеблишментом консультационного бюро Blue Star Strategies (США) Салли ПЭЙНТЕР.

«Чего хочет Россия и русские люди? Отличается ли это от того, что хочет Путин, — призвала задуматься политтехнолог. — Мои российские друзья говорят, что русские люди очень отличаются от г-на Путина. Вопрос в том, как нам работать вместе над разрешением этой проблемы. Нам надо это понять. И понять быстро».

В перерыве между заседаниями обозреватель московской «Комсомолки» Алексей Панкин, «невзначай» поинтересовался у Салли её «российскими друзьями», расписывающимися за весь «русский народ». И услышав в ответ имя оппозиционера с нулевым рейтингом, давно уж ассоциирующимся в этом самом народе с шутом, не смог сдержать смеха. Это, наряду с саркастическими улыбками свидетелей диалога привело эксперта в плохо скрываемый конфуз (она-то как профессионал прекрасно знала причину насмешек).

«А чего хотят американцы?» — так начал свое выступление, обращаясь к Салли Пэйнтер, директор Департамента изучения России и Центральной Азии Шанхайского Института изучения мировой экономики Ли СИН. И выразил сомнения в том, что они поддерживают внешнюю политику Обамы, который, по словам докладчика, создал новые точки напряженности в Тихоокеанском регионе и проводит враждебную Китаю политику в Юго-Восточной Азии.

«Если говорить о Европе, здесь жертвами американской политики стали Грузия и Украина, — напомнил профессор. — США мечтали втянуть Россию в большую войну, но российское руководство не попалось на удочку. Эта война должна была запугать и Европу — чтобы она выделяла дополнительные ресурсы на поддержку НАТО. Это одновременно работало бы на ослабление ЕС, делая его более «солидарным» с США. За эту солидарность Европа уже заплатила долговым кризисом, а теперь платит и кризисом, связанным с наплывом беженцев, что грозит уничтожением европейской цивилизации как таковой. Волна беженцев накрывает Европу — и тоже по вине Америки».

Ли Син обвинил США в создании ИГИЛ, в том числе — для размещения американских «антитеррористических баз в Средней Азии» и — силами тех же террористов — дестабилизации в странах-участниках или потенциальных участниках Евразийского Союза, к тому же — лежащих в регионе Большого шелкового пути, который сейчас пытаются воссоздать КНР, РФ и ЕС. И на него, кстати, очень рассчитывает Латвия с ее незагруженными на полную мощность портами.

«Вот чего хочет Америка!», – подытожил представитель Китая.

Александра ДЫНКИНАВыступление директора института мировой экономики и международных отношений РАН Александра ДЫНКИНА явилось как бы обобщающим ответом на выступления представителей США: «То, что мы сегодня услышали, лишь подтверждает: постбиполярный мир последних 25 лет разрушен. Российско-европейский развод становится реальностью, и нерешённым лишь остаётся вопрос, кто будет воспитывать подростка с нелёгкой наследственностью – Украину».

«Украина – исторически разделённая страна, развивал свою мысль докладчик. – Может быть даже более разделённая, чем была Чехословакия. Нельзя на востоке заставить праздновать день рождения Бандеры как национальный праздник, не вызвав гражданскую войну. Нельзя трансформировать Украину по лекалам «Арабской весны». Кто сегодня помнит концепцию Кондолизы Райс «Большой Ближний Восток»? Сотни тысяч жертв, кризис европейских ценностей, мёртвые тела на средиземноморских пляжах – вот результат такого «исторического прогресса» привнесённого в страны совершенно иной культуры».

Экономист призвал «отказаться от идеи унификации мира». В этой связи он процитировал заявление спикера Белого дома Джошуа Эрнеста, сделанное после июньской встречи лидеров «Большой семерки»: «Мы группа стран, приверженных определенной системе ценностей, и мы намерены распространять их по всему миру» (на «Балтийском форуме» о защите известных ценностей — и вряд ли внутри США — говорил Джефри Гедмин. — Д. С.).

«На мой взгляд, это достаточно опасное утверждение в XXI веке, — признался Дынкин. — Примерно сто лет назад такие же намерения были у Льва Троцкого. Если мы проведем частотный анализ опубликованной в феврале Стратегии национальной безопасности США, то ключевым словом окажется «исключительность». В предыдущей стратегии таким словом было «лидерство». «Лидерство» особых возражений не вызывает. Но «исключительность» в стратегии нацбезопасности вызывает много вопросов».

«Нужно отказаться и от американского подхода к мировым проблемам, который заключается в том, что все их, мол, можно решить, – считает академик. – Есть неразрешимые проблемы. Например, противоречия между религиями».

По мнению Дынкина, есть основания полагать, что мировой порядок будет опираться на новую биполярность — на конкуренцию двух вариантов капитализма: либерального (страны «Большой семерки» и НАТО) и авторитарного (страны БРИКС и ШОС). В этой связи он напомнил, что сегодня членами Шанхайской организации сотрудничества являются уже четыре ядерных государства, в т. ч. давно враждующие Индия и Пакистан. Это говорит о том, полагает докладчик, что не будет типовых для всего мира соглашений по евроатлантическим калькам: «Они будут дифференцированы. Некоторые будут носить глобальный или региональный характер, а некоторые «сетевой» или частный. То есть будет их многообразие, а не «концерт наций»... XXI век будет другим. Еще более опасным, чем ХХ в. Поэтому позволить себе роскошь лобовой конфронтации мы не имеем права».


Известный европейский учёный, профессор Института социологии Венгерской академии наук (и его директор с 1998 по 2012 гг.) Тамаш ПАЛ отчасти согласен с тем, что некоторые международные проблемы в той или иной степени нерешаемы: «Я понимаю, что МИД в любом государстве создаёт видимость упорного труда, но сами они понимают, что тот или иной вопрос в принципе не решаем в заданном временном интервале. Мы очень хорошо знаем, что украинский вопрос в течение ближайших 7-8 лет не разрешим. Наверное, его надо отложить в долгий ящик, как отложили, например, приднестровский конфликт или кашмирский конфликт и ему подобные, которые уже по 70-80 лет не решаются. Они, конечно, нам не нравятся, потому что они и несправедливые, и негуманны, и кровавые, в конце концов, но каким-то образом мы научились с ними сосуществовать.

Тем более неразрешим украинский конфликт при тех подходах, которые демонстрирует Европа, считает Пал: «Многие уважаемые европейские коллеги и здесь на «Балтийском форуме» перечисляют требования, которые по их мнению должна выполнить Россия. Но чем мы готовы поступиться? Где перечень наших уступок?».

Продолжил венгерский учёный и мысль Дынкина о многополярности создающегося мира: «Мы давно говорим о том, что мир становится многополярным, но со времён холодной войны у нас так и остались все инструменты мира двуполярного. Новые появятся только когда мы научимся в культурологическом плане понимать живущих с нами на одной планете».

По мнению Пала нам пора осознать, что миропорядка, заложенного по линии Восток – Запад уже нет: «В самом ближайшем будущем нас могут ожидать совершенно неожиданные пары: один тип Севера с Югом, другой тип Севера с другим типом Юга и вместо «Востока-Запада» возникают разнородные структуры «Юг-Север», «Север-Север», «Юг-Юг» и т.д.».

Чрезвычайный и Полномочный посол РФ, член Экспертно-консультативного совета Центра политических исследований России, директор Службы внешней разведки России (1996—2000) генерал армии Вячеслав ТРУБНИКОВ все еще надеется на сотрудничество РФ и ЕС в рамках общеевропейских структур. Но для этого, по его мнению, должно измениться отношение евроатлантической элиты к России. «Запад долго испытывал эйфорию от победы в Холодной войне, – напомнил главный русский разведчик тех времен. – Исчез Советский Союз, не стало Организации Варшавского договора, короче, противник повержен. Ну и он, конечно, «должен знать своё место». Россия же, получив новые ориентиры в своей внутренней политике, естественно, ожидала перемен и внешнеполитического свойства. Ожидала, что будет воспринята Западом как равноправный партнёр, а не как субъект международных игр.

Но Россия не готова играть вторую скрипку в оркестре, которым дирижирует кто-то иной. Так было всегда в истории. И это нужно учитывать».


* Инициатором и президентом «Балтийского форума» является Янис Урбанович — глава правления партии «Согласие», обладающей наибольшим количеством мест в парламенте государства. Лидер партии Нил Ушаков в 2009 г. был избран мэром Риги, и с тех пор его популярность только растет. В соответствии с внешнеполитическими приоритетами «Согласия» — взаимовыгодного сотрудничества и дружбы со странами Таможенного союза — целю форума является налаживание и укрепление взаимопонимания между ЕС и РФ. В этом жизненный интерес и одного из бессменных соорганизаторов «Балтийского форума» — Латвийской железной дороги, являющейся главным источником доходной части в целом дефицитного государственного бюджета. В наблюдательный совет форума входят глава Никсоновского центра, президент Центра National Interest (США) Дмитрий Саймс, директор программ Центра им. Бертольда Бейца при Германском Совете по внешней политике Александр Рар (ФРГ), председатель правления Института современного развития (РФ) Игорь Юргенс и исполнительный директор Балтийского форума Александр Васильев (Латвия).
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Россия,Россия-США,Евросоюз,Евроинтеграция,Ялтинский саммит,Ежегодный ялтинский саммит YES
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.